Глава 2. На следующий день у пятикурсников была история

На следующий день у пятикурсников была история. Билли Джо сразу же подкупил Фрэнка своей любовью к татуировкам и панк року. Айеро даже попросил название салона и имя тату-мастера. Мужчине это очень льстило, и он понял, что такого нашёл в этом пареньке его друг. Во Фрэнке была харизма и что-то ещё, несомненно, более глубокое. Детская непосредственность вкупе с его глазами делала своё дело, девушки летели на него как пчёлы на мёд, парни завидовали, а сам Фрэнк купался в лучах славы и бесконечной любви.
В целом для Айеро, это был день, как день, только он знакомился с новыми учителями, с которыми он ещё долгое время должен был находить общий язык. Его переводили из школы в школу уже раз десять, наверно, он и сам не помнил толком. Но директор предупредил на совещании, что это его самый последний шанс.
Но вот для Майки Уэя это был далеко не простой и обычный день. Он всё-таки решился признаться в любви девушке по имени Алисия Симмонс, между прочим, без Фрэнка это решение не обошлось. Майкс давно чувствовал к ней симпатию, но вскоре она переросла в нечто значительно большее, и парень ни капли не сомневался, что именно она – любовь всей его жизни. Он ужасно боялся всё испортить своей неловкостью и своей настоящей натурой, о которой никто не знал, даже брат. К великому счастью для парня, девушка согласилась встречаться с ним, сказав, что давно ждала от него первого шага.
Никогда прежде Джерард не видел брата таким счастливым и был ужасно рад за него. Но это одновременно его опечалило: его любовь лежит в гробу, скрестив руки на животе. Лин унесла с собой в могилу их семимесячного ребёнка, их маленькую дочь. Джерард невольно вспоминал, как невеста всё время рассказывала, что они будут счастливы, когда родится Бэндит, как говорила, что дочь пойдёт красотой в неё, а умом – в отца, как их маленькая крошка будет радовать их своими успехами в школе или, может быть, станет талантливой артисткой. А потом, когда она вырастет, она выйдет замуж за самого любимого человека на земле и будет счастлива в браке. Но самое главное - она будет жива…
Он устало шмыгнул носом. Это он виноват. Не досмотрел, не удержал. Он должен был почувствовать. Но ничего сверхъестественного не было в тот день, ничто не предвещало этой ужасной беды. И за это он корил себя каждую свободную минуту.
Фрэнк же чувствовал некую ревность к Алисии и даже начинал жалеть, что слишком настаивал на том, что Уэй просто обязан открыть свои чувства. Майки теперь тусовался только с ней и её компанией, не обращая на нового друга ровно никакого внимания. Конечно, они были знакомы всего ничего, но вчерашним вечером они довольно мило посидели в кафе и поболтали обо всём. Там-то Майки случайно ляпнул, у него несчастная любовь и всё такое. Фрэнк по натуре бесноватый, вот и уговорил друга на свою голову.
На следующий день биология была вторым уроком, сразу после географии, которую вёл мистер Брайар. Фрэнк сидел один за партой, грустно рассматривая свои руки и поджав губы. Майки ходил со своей девушкой. «Подкаблучник», - пронеслось в голове Айеро.
- Ничего не случилось? – спросил Джерард, садясь на парту напротив.
- Нет, мистер Уэй. Просто Майки… он как будто забыл про меня. Мне одиноко без него. В этом классе нет ни одного человека, с которым я хотел бы общаться. Они все сраные дешёвки, пустышки, - парень поднял взгляд и увидел поддержку в виде слабого кивка. - Лучше вообще не иметь друзей, чем таких, - скривился Фрэнк, сморщив носик.
- Понимаю. Но он не виноват. Наваждение скоро пройдёт, вы снова станете общаться, будете лучшими друзьями.
- Спасибо, - улыбнулся Фрэнк.
- Погоди, а… ты уверен, что ни с кем в этом кабинете не хочешь общаться? – игриво улыбался Уэй.
- Ну…, - Айеро облизал пересохшие губы, - с вами я пообщался бы тет-а-тет.

В субботу Фрэнк с радостью покинул свой дом, хотя трудно такое сооружение назвать домом. Ветхая, старая постройка на окраине, доски давно перегнили, не понятно, как это здание вообще ещё стоит. Однако, тут и вынужден жить Айеро. Его мать сказала, чтобы он не появлялся на пороге благоустроенной квартиры её «новой судьбы». На самом деле, это просто её любовник, а его мать – самая обычная шлюха. Вот так она променяла своего родного и единственного сына на удобную кровать и регулярный секс. Сказать, что он ненавидел её – ничего не сказать. Он никогда не чувствовал материнской любви и ласки, которую получали все дети его возраста, никогда не ощущал себя любимым, нужным. От этого он никогда не считался с чувствами других людей, играя с ними как с игрушками.
Джерард принёс в его жизнь какие-то краски. Вечно улыбающийся, но при этом холодный, как снег. Как будто произошло что-то страшное, что никак не даёт вздохнуть ему полной грудью. Любопытство Айеро не на шутку взбунтовалось, желая узнать тайну молодого учителя. Но сам он никому и никогда не позволил бы копаться в своём прошлом, в эмоциях, страхах. Он считал, что лучше сдохнуть, чем дать кому-то понять, что творится в его больной голове.
В маленькой квартирке братьев было круто. Весь коридор покрашен в уютный неяркий жёлтый цвет, очень много зеркал. У двери стояла полка для обуви и вешалка. Несмотря на то, что братья явно жили одни, везде буквально пахло чистотой. Повесив курточку и разувшись, Фрэнк принюхался. Учуяв запах съестного, Айеро словно озверел. Рот наполнился слюной, желудок заурчал, как раненый кит. Фрэнк давно уже не ел нормальной домашней еды, только пицца и быстрые перекусы.
- Здрасьте, мис… Джерард, - Уэй был одет в обшарпанные джинсы и футболку, заляпанную красками.
- О, Фрэнки, проходи. Мы с Майки как раз собирались завтракать, - дружелюбно улыбался Джи.
Айеро лишь счастливо поглядел на биолога и прошёл внутрь. Он немного ёжился от резкой перемены температур. Джерард услужливо предложил тёплые и мягкие тапочки. Фрэнк бегло взглянул на себя в одно из зеркал, сразу же отворачиваясь.
- Замёрз? – спросил Джерард.
- Да, там чертовски холодно.
- Идём, я налью тебе горячего чая, хорошо?
На кухне суетился Майки, делая глоток чая и болезненно морщась. Он слегка подул на него и снова отпил. Поняв, что это занятие бесполезно, очкарик поставил кружку на стол и, наконец, заметил друга.
- Привет, Фрэнк! И пока, я убегаю, мы идём в кино с Алисией, - счастливо заявил Майки, не сдерживая улыбки, что появлялась довольно редко на лице Уэя-младшего.
Айеро постарался скрыть разочарование. Джерард подошёл к ученику и успокаивающе положил руку тому на плечо.
- Не заводись, - прошептал он. - Он не виноват, что влюбился. - Фрэнк моргнул, снимая с себя неведомое раньше наваждение, и кивнул.
Майки уже обувался в коридоре, проводя быстрые манипуляции со шнурками. Казалось, он и не заметил, что с Фрэнком что-то не так.
- Удачи тебе, Майкс, - улыбнулся Айеро другу.
- Спасибо. Пока, парни.
- Пока, - хором ответили Джер и Фрэнк.
Уже через пять минут Фрэнк сидел на кухне, кушал спагетти с мясом и пил горячий чай, услужливо налитый Уэем, передёргиваясь от кипятка.
- Давай, я разбавлю, - улыбнулся Джи и добавил воды в кружку.
- Спасибо, Джи. Ой. Джерард. Прости…
- Не переживай, ты можешь называть меня «Джи», меня это не напрягает, - Уэй накрыл лежащую на столе руку Фрэнка своей. Айеро поднял свой взгляд на Джерарда, уверено улыбнувшись.
Весь день Джи учил Фрэнка биологии, иногда они прерывались на пустые разговоры ни о чём. Джерард чувствовал себя свободным от своих призраков впервые за полгода, не особо заваливая себя работой. Эти занятия вообще нельзя было назвать работой, это был больше увлекательный кружок, где он мог похвастаться своими знаниями, причём в абсолютно разных областях. С Фрэнком ему было проще, чем даже с Майки или Билли Джо. Он ощущал безграничное счастье, когда Айеро сидел рядом и смеялся, заразительно, громко и по-детски чисто.
Фрэнк чертовски не хотел уходить к себе, в ветхую старую комнатку, где нет ничего радостного и светлого, а только темнота, сырость и пауки. Майки так и не пришёл, но позвонил брату, сказав, что останется у Алисии, у которой уехали родители.
- Фрэнки, тебя отвезти? Уже достаточно поздно, и, знаешь, я волнуюсь, - в девять вечера сказал Джерард.
- Я бы не хотел возвращаться. Но, да, лучше на машине, чем пешком.
- Ну, тогда ты мог бы остаться. Завтра не в школу, и ты бы смог выспаться.
Фрэнк благодарно улыбнулся.
Они устроились в гостиной перед телевизором, включив какой-то ужастик из коллекции Майки. Это был до одури скучный фильм, поэтому уставший за день Фрэнк отключился буквально на двадцатой минуте. Лёжа на диване, он использовал ноги Уэя-старшего как подушку, положив одну ладонь на колено. Как только Джи увидел, что Айеро спит без задних ног, он попытался поднять голову Фрэнки, но парень недовольно замычал и даже хотел ударить руку учителя. Вздохнув, биолог выключил телевизор нажатием кнопки на пульте и откинулся на спинку дивана, положив руку на бок мирно сопящего Фрэнка.
Айеро проснулся, чувствуя тёплое дыхание на своей шее и руки, обёрнутые вокруг талии и крепко прижимающие его ближе к мужчине сзади. Фрэнк обернулся и увидел, что рядом с ним спит Джерард, сопя ему в шею и крепко обнимая. СТОП, ЧТО?! ДЖЕРАРД? С открытым ртом от удивления Айеро оттолкнул преподавателя от себя, сумасшедшими глазами глядя на Уэя. Джерард открыл глаза и сонно улыбнулся.
- Эээ… Фрэнки, что ты вытворяешь? – удивлённо посмотрел на парня Джи. «Сейчас он выгонит меня, да, фак, я же спал на его постели» - пронеслось в голове Фрэнка. Уэй даже и не обратил внимания на замешательство парня и продолжил: - Если ты хотел меня разбудить, то мог бы сделать это более приятным способом. Например, вот так…, - биолог проворно заполз под простыню, и тут же Фрэнк почувствовал горячие губы на своём члене.