Начало материалистической экономики

Чтобы понять причину появления нашей теперешней экономики, мы должны обратиться к страницам Шримад-Бхагаватам, которая объясняет, что материальное сознание имеет место по двум причинам: дать живым существам возможность очистить свое сознание и вернуться домой, назад Богу; и дать тем которые выберут этот путь, возможность жить в иллюзии наслаждения различными телами и различными способами удовлетворения чувств. В процессе сотворения мира Господь Брахма, творец материальной вселенной, должен был создать необходимую среду для двух этих ситуаций.

"Сначала Брахма создал такие формы невежества, как самообман, страх смерти, злость после разочарования, ложное чувство собственности и иллюзорную телесную концепцию жизни - т.е. забвение нашей реальной сущности11. Ш.Б. 3.12.2

Особое значение в этом вопросе приобретают следующие комментарии Шрилы Прабхупады:

"Пока живое существо помнит о своей истинной природе, оно не сможет жить в условиях материального мира. Таким образом, основой существования в материальном мире является забвение собственной сущности. А забвение своей сущности влечет за собой страх смерти, хотя на самом деле чистая душа не рождается и не умирает. Это ложное отождествление себя с материальной природой приводит к тому, что у живого существа развивается ложное чувство собственности, которое заставляет его считать своим то, что выделено ему в пользование высшей властью. Материальные ресурсы даются живым существам для того, чтобы они жили, не ведая забот, и выполняли свой долг, стремясь достичь самоосознания в материальном мире. Однако ложное самоотождествление внушает обусловленной душе ложное чувство собственности и заставляет ее считать своим то, что на самом деле принадлежит Верховному Господу"

Те живые существа, которые приходят в этот мир с целью наслаждаться неправильным образом, принимают себя за материальное тело, и все, что имеет отношение к этому телу за "свое". История говорит, что попыткам наслаждаться нет предела. Взять пример демона Хираньякашипу, завоевавшего небеса и объявившего себя Богом. Он является наиболее заметным примером этих пустых усилий стать Господом; хотя в этом мире полным-полно людей, которые посвящают себя этому занятию соответственно своей власти и способностям. Так, в этом мире есть наслаждающиеся на всех уровнях: т.е. те, которые считают себя обладателями и управляющими - странами, армиями или многонациональными корпорациями, или просто своими детьми, домашними животными, машинами. И хотя между одними и другими по шкале может и быть разница, но стремление одно - отождествление себя с телом и его владениями. Это сознание "Я и мое".

Вот как комментирует Шрила Прабхупада концепцию "Я и мое":

Два типа ложных представлений о жизни - «я» и «мое» - присущи двум категориям людей. На низшей ступени преобладает концепция «мое», а на более высокой - ложная концепция «я». В животном мире ложные представления о «моем» есть даже у кошек и собак, которых это заблуждение заставляет драться друг с другом. То же заблуждение преобладает и на низшей ступени человеческой жизни, где оно принимает форму представлений типа «это мое тело», «это мой дом», «это моя семья», «это моя каста», «это моя нация», «это моя страна» и так далее. На более высокой ступени, на этапе умозрительного постижения мира, ложная концепция «мое» преобразуется в такие представления, как «я есть» или «все есть я» и т.д. Все люди разделяют одни и те же ложные представления «я» и «мое», которые у разных категорий людей принимают разные формы. Ш.Б. 2.9.3

Понятие собственности является основой для такого аспекта ложного эго, как "Мое". Слово "собственность" для разных людей означает разное. Это зависит, главным образом, от культурных различий людей. Именно так, как говорит Шрила Прабхупада: "Все люди разделяют одни и те же ложные представления «я» и «мое», которые у разных категорий людей принимают разные формы".

Сегодняшнее западное понятие собственности пришло к нам от римлян, которые считали, что все должно иметь своего владельца. Римляне не признавали собственность Бога. Они считали, что все должно иметь хозяина-человека, каждая вещь. И этот хозяин должен быть очень избранным. Со временем римский закон издал декрет о том, что "свободный" человек может иметь и владеть неограниченными количествами всего, что он мог найти средства заиметь, включая животных, землю и других людей. Эти концепции постепенно распространились по всей Европе и, в результате развития западной цивилизации, постепенно охватили весь земной шар. Так, нам может показаться, что весь мир разделяет ту же самую концепцию собственичества. Хотя на сегодняшний день это может быть и верным, до совсем недавнего времени дела обстояли совсем по-другому, и история предоставляет нам возможность рассмотреть различные культуры, которые руководствовались совершенно другим понятием собственности.

ПРИМЕРЫ КУЛЬТУР, НЕ ОСНОВАННЫХ НА КОНЦЕПЦИИ "Я" И "МОЕ"

Рассмотрим пример родственников африканского племени Нуэр. Их культура диктует, что они должны помогать один другому, и если у одного есть излишки добра, он должен поделиться им с соседями. Поэтому ни у кого из этого племени нет излишек. Никто из Нуэр не должен делиться своим домашним скотом или домашней утварью. Но если человек имеет несколько копий, дротиков или мотыг, он неизбежно лишится излишков. '2|

Таким же образом древние Самоаны практиковали общественное разделение добра между родственниками и даже чужими людьми. Человек мог просить пищу, одежду и убежище у родственника, так же как и помощь в междоусобной войне. Отказ в таких просьбах означал, что отказывающий был скупым, и у него был недостаток человеческой доброты - добродетели, которую очень высоко ценили Самоаны. Существует и много других примеров, хотя мы не можем описать их всех в этой работе. Сейчас я просто хотел бы подчеркнуть, что представители локальных культур по всему миру гораздо более часто владели собственностью коллективно, а не индивидуально. Б понятии "владение богатством" было не столько "моего", сколько "нашего". Владел не один человек, а широкий круг людей, будь они кровными родственниками или нет. Их понятия о собственности были так общественно сформули­рованы, что они шли намного дальше собствен­нических индивидуальных интересов, и, таким образом, обеспечивалась какого-то рода социальная безопасность для каждого индивида. Всеобщее соглашение, договоренность делить ресурсы (что, очевидно, иногда приводило к посягательству на владения какого-либо индивида), также обеспечивала, что ни один человек не оставался без того, в чем он действительно нуждался, особенно в основных потребностях жизни.

Концепция же частной собственности, распространённая на Западе, напротив, не обеспечивает общественную безопасность, а приводит к имперсонализму и изоляции (воидизму). Частная собственность подразумевает отдельного собствен­ника. Все, что он зарабатывает - это только его, и делает он с этим все, что пожелает. Во времена процветания феномен изоляции, одиночества не настолько присущ владельцу богатствами, т.к. он может поделиться чем-либо со своими близкими друзьями. Однако, во времена экономически трудные, когда ему не чем поделиться с другими, он оказывается в одиночестве. Нет ничего необычного в том, что из-за неожиданной потери дохода разбиваются семьи, увеличивается число бездомных людей, брошенных на произвол судьбы. Все это подтверждает указанный выше тезис.

Из-за того, что понятие частной собственности означает "то, что твое - не мое", каждый автоматически настроен против другого в борьбе за ограниченные удобства и ресурсы. И хотя наше правительство сделало так, чтобы большинство граждан были на одинаковых условиях обеспечены таким необходимым, как доступ к образованию, профессиональной подготовке и т.д., в основном индивид предоставлен сам себе в борьбе за жизнь. Понятно, что более образованные, более способные люди с лучшими связями, более богатые добьются большего успеха, чем менее обеспеченные.

Значит, к сожалению, в нашей культуре не существует такой этики, которая бы обязывала человека помогать брату своему. Существующая этика говорит о том, что государство должно заботиться о бедных, нуждающихся. Также поощряется благотворительная помощь бедным. И если оказывается такая помощь, то это делается не лично, не приводя нуждающихся в свой дом, не кормя и не одевая их, а имперсональным путем, платя правительству деньги в виде налогов. Или же даются пожертвования благотворительным организациям, которые, в свою очередь, служат нуждающимся. К сожалению, такие благотво­рительные программы в большинстве случаев затрагивают чувство собственного достоинства нуждающихся.