Сущность инфляции и её формы. Причины и источники инфляции, её социально-экономические последствия. Антиинфляционная политика государства в смешанной системе

В идеальной модели национальной экономики устойчиво возрастает объём производства ВВП, а уровень цен остаётся стабильным. Так и было в XIX и начале ХХ веков в условиях золотого стандарта, когда национальные валюты были привязаны к объёму имеющегося золотого запаса страны. Но со сломом золотого стандарта, после первой мировой войны, инфляция возникла как закономерность мировой экономики. Правда, с 1944 года с созданием Бреттон-Вуддской системы, привязкой национальных валют стран-участников к доллару и обязательством США обменивать предъявляемые доллары на золото по стабильному курсу, инфляция на два с половиной десятилетия была приглушена. Однако американский дефолт 1971 года, отказ от золотого обеспечения вброшенного в мировую экономику триллиона долларов вызвали крах мировой валютной системы, плавающие курсы валют и неограниченную инфляцию.

Инфляция – это обесценение денег, снижение их покупательной способности. Количественную оценку инфляции даёт такой показатель, как дефлятор ВВП. То есть отношение номинального ВВП к реальному. Следовательно, этот показатель отражает падение реального ВВП, накручивание денежного вала.

В зависимости от темпов роста цен различают следующие три формы инфляции: во-первых, умеренную, во-вторых, галопирующую и, в-третьих, гиперинфляцию. При умеренной цены растут менее, чем на 20% в год. При галопирующей наблюдается рост цен от 20 до 200% в год. Это значит, что контракты предпринимателям и фирмам приходится привязывать к росту цен, а деньги покупатели вынуждены ускоренно материализовывать в товары. А при гиперинфляции цены растут ещё более высокими темпами, расхождение цен и зарплаты становится катастрофическим. Например, в РФ в 1993 году инфляция была 1400%; в Аргентине в 1990 году – 20000%, то есть цены выросли в 200 раз.

По другому критерию – по степени расхождения роста цен на различные группы товаров - различают две формы инфляции: во-первых, сбалансированную, а во-вторых, несбалансированную. При сбалансированной цены разных товаров по отношению друг к другу меняются в постоянной пропорции. А при несбалансированной инфляции цены разных товаров по отношению друг к другу меняются в различных пропорциях.

По третьему критерию - в зависимости от степени предвидения - различают следующие две формы инфляции: во-первых, ожидаемая и, во-вторых, неожидаемая. Ожидаемая инфляция означает прогнозируемый рост цен, а неожидаемая – непрогнозируемый.

Четвёртый критерий классификации форм инфляции – в зависимости от степени распространения – различает две формы: во-первых, локальную, а во-вторых, мировую инфляцию. Локальная инфляция имеет место в рамках отдельных стран. А мировая охватывает большинство стран мира. Такова краткая классификация форм инфляции.

Какие же причины или факторы вызывают инфляцию? Совокупность таких причин или факторов можно подразделить на внешние и внутренние. К внешним следует отнести, во-первых, рост цен на мировых рынках; во-вторых, сокращение поступлений от внешней торговли; в-третьих, отрицательное сальдо внешнеторгового баланса, то есть превышение импорта над экспортом; в-четвёртых, отрицательное сальдо платёжного баланса, то есть превышение выплат над поступлением в текущих расчётах государства. Таковы внешние причины или факторы инфляции.

Что касается внутренних причин инфляции в смешанной системе, то к ним надо отнести следующие. Во-первых, деформацию экономики в сторону отставания отраслей потребительского сектора от отраслей тяжёлой индустрии, особенно военного машиностроения. Во-вторых, монополию государства на денежную эмиссию, внешнюю торговлю и правительственные расходы. В-третьих, монополию крупнейших корпораций на установление цен на рынках, не согласующихся с их собственными издержками. В-четвёртых, монополию профсоюзов на регулирование ставок заработной платы своих членов через соглашения с работодателями при обязательствах последних повышать ставки в соответствии с ростом инфляции. Наконец, в-пятых, к таким причинам или источникам надо отнести непомерно высокие налоги или процентные ставки за кредит.

Все названные здесь внешние и внутренние причины в их совокупности исходят из двух альтернативных источников: во-первых, из инфляции спроса, а, во-вторых, из инфляции предложения. При инфляции спроса равновесие спроса и предложения нарушается со стороны спроса. А при инфляции предложения растут издержки производства и, таким образом, поднимается цена предложения.

В первом случае инфляция спроса вызывает избыток денег по отношению к количеству товаров, растут цены. При этом наблюдается полная занятость, так как стимулируемая высокой ценой промышленность максимально нагружает производственные мощности. Возрастание спроса в этом случае могут вызвать, во-первых, государство (через военные и социальные заказы), во-вторых, профсоюзы (например, при благоприятных итогах коллективных договоров о размере заработной платы растёт покупательная способность трудящихся), в-третьих, фирмы (например, через повышенный спрос на средства производства в условиях экономического бума). Таким образом, при инфляции спроса избыток денежных расходов наталкивается на ограниченное предложение товаров, производимых при полной занятости.

Однако надо заметить, что к началу XXI века в развитых странах инфляция спроса осталась лишь в воспоминаниях, поскольку к этому времени там не оказалось ни достаточно долгой полной занятости, ни свободного рынка, ни стабильных цен. Причём в докризисный период (до 2008 года) цены росли постоянно, даже в период спада, при недогрузке мощностей, то есть наблюдалась стагфляция.

А теперь обратимся ко второму случаю – инфляции предложения. Здесь рост цен вызван увеличением издержек производства при недоиспользовании производственных ресурсов, то есть при неполной занятости. Причинами этого роста цен могут выступать те же три монополии. Например, государство может платить частным фирмам за выполнение качественного государственного заказа по монопольно завышенным ценам. Или государство может усилить инфляцию через эмиссию бумажных денег.

Другой пример связан с тем, что профсоюзы требуют повышения заработной платы, а это ведёт к росту издержек фирм. А значит, говорят сторонники так называемой теории «инфляционной спирали», ведёт к росту цен и тогда профсоюзы снова потребуют повышения заработной платы. Следовательно, рост цен станет бесконечным. На основе этой теории организаторы российских реформ в 1990-х годах утверждали, что нельзя повышать заработную плату, чтобы не допустить инфляцию. Они доходили даже до невыплаты зарплаты вообще. Однако теоретики лейбористской партии Великобритании резонно заметили: как никто не доказал, курица раньше, чем яйцо, или яйцо раньше курицы, так и исходной точкой инфляционной спирали можно взять не профсоюзы, а фирмы, монопольно повышающие цены. А это уж третий вид монополии.

Например, рост цен на нефть в 1970-х годах был вызван не только ближневосточным политическим кризисом, но и сырьевыми монополиями США в их погоне за сверхприбылью. Ведь запасов нефти в этой стране немало, но нефтефирмы взвинтили цены. А это через мультипликатор привело к удорожанию других, прежде всего технологически зависимых от нефти товаров. В итоге темп инфляции увеличился тогда вчетверо. Таковы причины и источники инфляции.

А теперь рассмотрим, какие социально-экономические последствия вызывает инфляция. К ним относятся, во-первых, перераспределение доходов и богатства, во-вторых, отставание цен государственных предприятий от рыночных цен, в-третьих, скрытая государственная конфискация денежных средств через налоги, в-четвёртых, стремление населения и корпораций материализовать свои быстро обесценивающиеся денежные запасы, в-пятых, нестабильность и недостаточность экономической информации, в-шестых, падение реальной процентной ставки на ежегодный процент роста инфляции.

Первое из перечисленных последствий проявляется, например, если коллективный договор между фирмой и профсоюзом уже заключён на пять лет вперёд без учёта возможного резкого роста цен. А если такой рост происходит, то рабочие теряют часть реальной заработной платы в пользу фирмы. В свою очередь, фирма может проиграть другой фирме, если цены первой вырастут меньше, чем второй, то есть несбалансированно. В этом случае часть дохода первой фирмы перейдёт в карман второй.

Причина второго социально-экономического последствия инфляции заключается в том, что в государственном секторе цены издержек и товаров пересматриваются реже, чем в частном секторе. Почему так происходит? Потому что каждое изменение своей цены государственное предприятие должно обязательно обосновывать и согласовывать в вышестоящих инстанциях. В результате нарастает дисбаланс частного и государственных секторов, государство теряет часть своего потенциала, возможности воздействовать на экономику.

Третье из названных ранее последствий инфляции может выражаться в том, что прогрессивное налогообложение автоматически зачисляет различные социальные группы при росте инфляции в более состоятельные, чем по реальному доходу. Ведь за основу берётся изменение номинального дохода. В результате государство собирает всё возрастающую сумму налогов без принятия новых законов о налогообложении. Об этой опасности предупреждал ещё Кейнс в 1930-е годы. После этого страны Запада стали применять индексации налоговых законов с учётом темпов инфляции.

Следующее, четвёртое социально-экономическое последствие инфляции выражается в том, что происходит поспешный, слабопродуманный и чрезмерный расход реальных ресурсов экономики, её перенапряжение и нарушение межотраслевой пропорциональности.

Проявление пятого последствия выражается в том, что постоянно меняется информация о ценах. В результате и продавцы, и покупатели всё чаще ошибаются в оптимальном выборе цены. Следовательно, падает уверенность в будущих доходах, население утрачивает экономические стимулы. А значит, снижается и экономическая активность бизнеса.

В качестве примера шестого социально-экономического последствия инфляции можно указать на такой факт, что если, положим, в США в 1990 году темп инфляции был 4%, то, значит, обладатели денег в том году получили в названной стране реальный доход от валюты меньше на эти же 4%. Таковы основные социально-экономические последствия инфляции. На их предотвращение или хотя бы ослабление и направлена такая составляющая макроэкономической политики государства смешанной системы, как антиинфляционная политика.

В свою очередь, антиинфляционная политика включает в себя, во-первых, политику противодействия грозящей инфляционной напряжённости, во-вторых, политику отбрасывания инфляции, сдерживания инфляционного давления, в-третьих, политику восстановления равновесия в условиях инфляции.

Первая из перечисленных составляющих может быть или в форме ослабления избыточного спроса, или в форме усиления совокупного предложения. При этом ослабление избыточного спроса базируется на монетаристской теории. Оно предполагает сокращение спроса путём проведения денежной реформы, снижения бюджетного дефицита, удорожания кредита, сокращения налоговых ставок. А усиление совокупного предложения базируется на кейнсианской теории. Оно предполагает увеличение инвестиционного спроса за счёт усиления государственных расходов и дешёвого кредита. Важно заметить, что кейнсианский способ легче переживается населением, чем монетаристский.

Вторая составляющая антиинфляционной политики государства – отбрасывание инфляции, сдерживание инфляционного давления – тоже может проявляться в одной из следующих двух форм: во-первых, политика «замкнутой цепи», а во-вторых, политика «зарплата-цена». Первая форма здесь – это предотвращение повышения цен, когда растёт спрос на рынке потребительских товаров и когда масса этих товаров не может быть увеличена. Указанная форма отличается следующими особенностями. Во-первых, деньги, пущенные в обращение, возвращаются путём сбора налогов и займов. Во-вторых, государство блокирует цены на потребительские товары и заработную плату. В-третьих, государство устанавливает нормирование предметов потребления.

Вторая форма – политика «зарплата-цена» - это ограничение доходов населения через замораживание заработной платы и цен. Особенности данной формы заключаются в том, что она, во-первых, используется для борьбы с инфляцией в краткосрочный период, а во-вторых, при длительном использовании переводит открытую инфляцию в подавленную, разрушает механизм саморегуляции.

Третья составляющая антиинфляционной политики государства смешанной системы – политика восстановления макроэкономического равновесия в условиях инфляции – имеет следующие два основных направления: во-первых, использование бюджетной и денежной политики, а во-вторых, использование политики в области заработной платы. Первое направление предполагает установление равновесия между государственными доходами и расходами, даже создание избытка дохода. А второе направление предусматривает сдерживание темпов роста номинальной заработной платы и прибыли.

Таковы основные стратегии антиинфляционной политики современных развитых стран в докризисный период. При выборе самой оптимальной из этих стратегий учитывают, на какой стадии находится инфляционный процесс. Например, в США почти две трети коллективных договоров между профсоюзами и работодателями оговаривали рост заработной платы в зависимости от темпов инфляции. Кроме того, в США активно применялось государственное налоговое стимулирование тех фирм и профсоюзов, которые на добровольной основе обеспечивают медленность повышения цен товаров и рабочей силы.

В течение нескольких докризисных десятилетий антиинфляционная политика развитых стран опиралась на кривую Филипса, которая исходит из обратной взаимозависимости темпа инфляции и уровня безработицы. На графике кривая Филипса – точное подобие кривой спроса, то есть представляет собой ниспадающую кривую с отрицательным наклоном, где по осям, соответственно, будут уже не цена и объём спроса, а годовой темп инфляции (вертикальная ось) и уровень безработицы (горизонтальная ось). То есть в антиинфляционной политике предполагалось находить оптимальное на данный момент сочетание этих двух величин. Однако практика показала, что кривая Филипса применима лишь на кратковременный период. А вот в долгосрочном периоде даже низкий уровень занятости не спасает от роста инфляции. Почему? Потому что проявляются монополистические позиции профсоюзов и фирм через повышение заработной платы и товарных цен. Поэтому кривая Филипса всё чаще стала дополняться, а то и подменяться теорией «естественного уровня безработицы». То есть это такой уровень, при котором достигается взаимная стабильность и цен, и заработной платы. Но определяется этот уровень эмпирически и неизвестно, сколько времени требуется экономике для достижения этого уровня. Следовательно, теория «естественного уровня безработицы» так же подверглась сомнению, как раньше была оспорена кривая Филипса.

В результате в западных странах для сдерживания инфляции приходилось всё больше увольнять работников. То есть повышать естественный уровень безработицы. Например, в США этот уровень уже в докризисную четверть столетия вырос с 4 до 8% от трудоспособного населения. Практика показывает, что для снижения инфляции на один процент безработица в течение года должна быть на два процента выше естественного уровня. А значит, реальный ВВП будет на четыре процента ниже потенциального. Например, в США в 1985 году подобная потеря в ВВП составила 160 млрд. долларов. Учёные-экономисты неоднозначно оценивают такие потери. Одни считают, что количественно эти потери невелики. Другие указывают на негуманность увеличения безработицы с моральной точки зрения. Да и с экономической точки зрения, заметим, ещё никто не доказал, что уволить работника выгоднее, чем обеспечить его работой и в итоге получить больше конечного продукта.

Рассматривая проблемы антиинфляционной политики в странах смешанной системы, отмечая их сложность, трудноразрешимость, важно видеть, что ещё сложнее и трудноразрешимее они в Российской Федерации. И тут очень существенно отметить, что проблемы антиинфляционной политики всё же вторичны, производны по сравнению с базовыми принципами макроэкономической политики в целом. Антинаучность российской макроэкономической политики, её несоответствие мировому опыту породили дополнительные проблемы инфляции в РФ по сравнению с другими странами.

Более полутора десятилетий в нашей стране наблюдалась галопирующая инфляция, а в 1993-1994 годах была даже гиперинфляция. (В 1993 году темп инфляции достиг 1400%). А ведь большинство отечественных и зарубежных экономистов считает, что нарастание инфляции от умеренной через галопирующую к гиперинфляции не является неизбежным, что это результат субъективного просчёта правительства, проявление его некомпетентности. Естественным же состоянием смешанной экономики после слома золотого стандарта является постоянная умеренная инфляция. А в реформируемом Китае вообще все три десятилетия реформ идёт практически постоянное снижение уровня цен при росте среднего дохода населения и самом высоком в мире темпе приращения ВВП. Следовательно, для РФ недопустимо отделять проблемы антиинфляционной политики от всего комплекса задач оздоровления экономики.

Российское правительство, начиная реформы, должно было не бессмысленно разгромить командную экономику, а использовать её преимущества для перехода к смешанной системе. То есть именно государственное ценообразование, а не проведённая правительством с 1 января 1992 года либерализация цен, должно было взрастить систему свободных рыночных цен. Государство не имело права уходить из экономики, хотя такой уход до сих пор выдают за достоинство некоторые чиновники и экономисты либерального направления. И двух других монополистов: профсоюзы и фирмы – надо было поставить на ноги самому государству. Вместо этого дефолтом 1998 года государство разорило почти 80% мелких и средних фирм. А в 2002 году принятием нового Трудового кодекса лишило профсоюзы равноправного партнёрства с работодателями при установлении равновесной цены рабочей силы.

Вообще период 2000-2007 годы (первый период президентства В.В. Путина) многими журналистами и чиновниками назван периодом стабилизации, экономического роста. Однако мы с Вами уже видели в соответствующей теме, что упомянутый рост как раз и выражался в инфляции, которая, практически и организовывалась самими чиновниками, чтобы изобразить это как рост.

И, разумеется, всё это несоответствие макроэкономической политики РФ научным рекомендациям и мировому опыту, прежде всего практике развитых и реформируемых стран, особенно рельефно проявилось с развёртыванием мирового экономического кризиса в 2008-2009 годах. Если в западных странах инфляция в этот период, по существу, прекратилась, а в Китае усилилось снижение цен, то в нашей стране, вопреки «азбуке» экономической науки инфляция и в это время сохранила одни из самых высоких в мире темпов.

Таким образом, для решения инфляционных проблем РФ должен быть на 180 градусов сменён весь курс макроэкономической политики в целом – в сторону рекомендаций экономической науки и уроков мирового опыта, в сторону экономического стимулирования товаропроизводителя любой формы собственности.

Сущность безработицы, её причины, формы и последствия. Государственная политика занятости. Основные направления макроэкономической политики перераспределения доходов и социальной политики

Безработица – это такое неравновесное состояние рынка труда, когда предложение последнего выше, чем спрос. По методологии Международной организации труда, безработным считается тот, кто в данный момент не имеет работы, ищет её, готов к ней приступить и не имеет других источников дохода, кроме заработной платы в сфере оплачиваемой занятости. Значит, не относятся к безработным те, кто, хотя и не имеет работы, но и не ищет её, и не собирается работать.

Основной показатель, характеризующий состояние рынка труда в стране, - уровень безработицы. Он рассчитывается как процент безработных от количества трудоспособных.

Причины безработицы объясняются по-разному. Так, неоклассики считают, что причина в слишком высоких требованиях к оплате труда, что это добровольное и временное явление. Кейнс подверг критике утверждения неоклассиков о добровольном характере безработицы. Он показал, что в реальности существует и вынужденная безработица, когда невозможно получить рабочее место даже при желании работать за меньшую плату. Например, при циклическом спаде производства. Таким образом, по Кейнсу, основной причиной безработицы следует признать не излишне высокие требования работников к уровню заработной платы, а недостаток совокупных расходов в национальной экономике.

Третье объяснение причин безработицы дали монетаристы. Они видят эти причины в действиях государства и профсоюзов по повышению заработной платы. Эти действия, считают монетаристы, усиливают негибкость, инерционность рынка труда, а значит, увеличивают безработицу. Таковы основные объяснения причин безработицы в рамках макроэкономической теории. А за её пределами остаётся объяснение классической политэкономии в её высшем, критическом выражении – марксистской политэкономии, которая рассматривает безработицу как объективную закономерность капиталистической общественно-экономической формации, где общественный характер производства сопровождается частной формой присвоения, что вызывает антагонистические противоречия, не разрешимые в границах этой формации.

В макроэкономической теории безработица дифференцируется по формам проявления на фрикционную, структурную и циклическую. Фрикционная связана с изменениями в предложении рабочей силы. Например, одна категория работников ищет новую работу, так как прежняя её чем-то не устраивает, а другая, например, молодёжь, впервые приходит на рынок труда. Таким образом, фрикционная безработица является добровольной, она связана со свободой выбора профессии, места и времени работы.

А структурная безработица является вынужденной и вызвана структурными преобразованиями в экономике. То есть развитием новых, высокотехнологичных и производительных отраслей и предприятий, сокращением устаревших. Например, в 1970-1980-х годах в западных странах возникла структурная безработица в связи с созданием более наукоёмких производств и спроса, таким образом, на более квалифицированную рабочую силу. Ещё ближе пример по нашему Ярославлю, где на моторном заводе стало работать не 45 тысяч, как в конце советского периода, а лишь 6 тысяч человек, (значит, лишними оказались десятки тысяч работников), а вот создаваемое в Заволжском районе современное предприятие моторостроения принимает не десятками тысяч, а просто десятками (без тысяч!) человек, ссылаясь на то, что высокий уровень автоматизации объективно приводит к снижению трудоемкости производства.

Если структурная безработица связана с относительным сокращением спроса на рабочую силу (на отдельные виды труда, специальности, профессии), то циклическая безработица приводит к абсолютному падению спроса на рабочую силу.

В реальной смешанной системе, в отличие от командной, не может быть 100%-ного вовлечения в производство всего трудоспособного населения страны. Таким образом, при этом понятие «полная занятость» подразумевает наличие так называемой «естественной» безработицы, то есть устойчивой на протяжении длительного периода доли фрикционных и структурных безработных в рабочей силе.

Разумеется, безработица, как и инфляция, вызывает отрицательные социально-экономические последствия. Например, увеличение периода поисков работы вызывает частичную утрату профессиональных и квалификационных качеств рабочей силы. А главное – когда экономика не может обеспечить рабочими местами всех желающих работать, то её производственный потенциал сокращается. В этом сокращении заключаются экономические издержки безработицы.

Американский экономист Оукен выявил устойчивую связь между величиной циклической безработицы и отставанием фактического объёма производства от потенциального. По закону Оукена, если наблюдается прирост ВВП до 2,7%, то уровень безработицы не меняется. А вот каждое последующее увеличение ВВП на 2% уменьшает безработицу на 1%. И, соответственно, наоборот, то есть данное соотношение имеет и обратную силу.

Кроме того, нельзя не отметить, что в социальном и политическом смысле потеря работы – это утрата престижа, самоуважения, самоутверждения. Исследователи установили, например, прямую связь между ростом безработицы и числом самоубийств, психических заболеваний, уровнем преступности в развитых странах Запада и в РФ. На волне массовой безработицы возникали самые реакционные режимы (например, приход к власти Гитлера в Германии, Пиночета в Чили). Поэтому важной макроэкономической целью государства в условиях смешанной системы является политика регулирования ранка труда, стабилизация занятости.

В макроэкономической теории существуют различные точки зрения на механизм регулирования занятости в смешанной системе. Но главными течениями являются неокейнсианское и неоклассическое. Они и определяют направления государственной политики занятости в развитых странах. Неоклассическая теория считает, что рынок труда способен к автоматическому саморегулированию, что он остаётся устойчивым и равновесным в долгосрочном периоде при полной занятости. А значит, правительство должно проводить политику невмешательства в самонастраивающийся механизм рынка труда.

Другая точка зрения, кейнсианская, считает, что рынок труда может стабилизироваться и быть равновесным и при высоком уровне безработицы. Но для этого государственная экономическая политика должна быть направлена на регулирование рынка труда.

С 1930-х годов в развитых странах Запада политика занятости базировалась на кейнсианских рекомендациях. Суть их заключается в том, что поскольку основной причиной безработицы выступает падение совокупных расходов, то государство путём стимулирования спроса на товары и услуги может существенно снизить безработицу. Для этого предлагались такие меры фискальной политики, как поощрение государством инвестиционной деятельности бизнеса, увеличение государственных заказов, снижение ставок подоходного налога, расширение национализированного сектора. Вплоть до 1970-х годов западные правительства в соответствии с кейнсианскими рекомендациями и кривой Филипса обеспечивали баланс между инфляцией и безработицей. То есть для снижения инфляции правительства допускали повышение уровня безработицы. И, наоборот, для достижения роста занятости ослабляли контроль над инфляцией.

Однако американский дефолт 1971 года, слом бреттон-вуддской системы с золото-долларовым стандартом вызвали, в частности, одновременное увеличение уровня инфляции и неэффективность обычных мер борьбы с безработицей. Тогда в западных странах получила распространение гипотеза «естественного» уровня безработицы в рамках монетаристской концепции М. Фридмена. Она выступает за отказ от регулирования рынка труда. Монетаристы считают, что обратная связь между безработицей и инфляцией возможна только в краткосрочном периоде. А в долгосрочном профсоюзы, предвидя рост цен, стараются заранее предусмотреть индексацию заработной платы в коллективных договорах с работодателями. Поэтому предприниматели сокращают занятость ниже естественного уровня. При этом, считают монетаристы, вмешательство государства бесполезно. Такая политика в предшествующие кризису 2008 года три десятилетия в западных странах вызвала постоянный рост безработицы при сохранении инфляции.

К сожалению, именно такую политику нерегулирования рынка труда взяла РФ, объявив свои реформы с начала 1990-х годов. К тому же следует заметить, что в нашей стране безработными считаются трудоспособные граждане, не имеющие работы и заработка и зарегистрированные в органах службы занятости в целях поиска подходящей работы и готовые приступить к ней. Но такая система учёта безработицы не отражает действительной картины на российском рынке труда. Так, отечественные службы занятости в докризисные годы отмечали у нас уровень безработицы 2-3%, что было втрое меньше, чем в США и странах Европейского Союза. Тогда как экспертные оценки показывали, что в действительности у нас уровень безработицы был в несколько раз больше, если не учитывать выделенное в этом абзаце жирным шрифтом словосочетание. Просто большинство российских безработных не регистрировались в службах занятости, поскольку на тогдашнее (да, впрочем, и на сегодняшнее, значительно повышенное по сравнению с тогдашним) пособие по безработице невозможно было прожить – оно было слишком мало, да и платили его не вовремя. Поэтому российские безработные искали себе работу самостоятельно или прибегая к услугам посреднических организаций, а не государственных служб занятости.

Последние, выходит, у нас не выполняли своих обязанностей и зря проедали деньги налогоплательщиков. Так, летом 2001 года на совещании в Ярославле по проблемам безработицы тогдашний руководитель областной службы занятости Ю.Н. Бородин доложил об обычных трёх процентах уровня безработицы по Ярославской области. Однако тогдашний глава администрации Большесельского района г-н Удачин на это заметил, что по такой методике подсчёта в его районе должно получиться менее двухсот безработных. А в действительности более трёх тысяч большесельцев прожили весь срок пособия по безработице, но работы так и не получили. Эти три тысячи человек (или 20% трудоспособного населения района) комплектуют банды по ограблению квартир, дачных домов, по воровству цветных металлов – этим и кормятся. Такова – по Удачину, а не по Бородину – действительная картина с безработицей в Ярославской области и в целом в РФ.

Ненормально высокой сложилась у нас уже в докризисный период скрытая безработица. Так, в текстильной промышленности Ярославской области объём производства по сравнению с концом советского периода сократился в 10 раз, а количество работающих – только вдвое. Видимо, причина такой ненормальности политико-идеологическая – боязнь социального протеста.

В интервью газете «Комсомольская правда» в начале июня 2009 года академик Л.И. Абалкин обратил внимание на следующий факт: «Существует две методики расчёта безработицы. Наша, российская, учитывает только зарегистрированных в службах занятости людей. И есть статистика Международной организации труда, учитывающая всех потерявших работу. В том числе и тех, кто числится в неоплачиваемых отпусках или переведён на две рабочие недели в месяц. В службах занятости зарегистрированы примерно два с половиной миллиона безработных, а по методике МОТ – восемь миллионов». И когда при этих словах журналист задал вопрос учёному: «Это много?», - то услышал ответ: «О-о-очень много. В России 70 миллионов работоспособного населения. Восемь миллионов – это больше 10%» (Комсомольская правда. 3 июня 2009 года).

Главная причина безработицы в РФ – спад производства в 1990-е годы вдвое. А значит, и государственная политика занятости должна была строиться на основе кейнсианской теории. К сожалению, вместо этого российским правительством была взята монетаристская концепция. Убедительное доказательство – отсутствие должной поддержки малого бизнеса. Академик Л.И. Абалкин, возглавлявший Институт экономики Российской Академии Наук, так справедливо характеризовал эту ситуацию: «В России малый бизнес производит не больше 15% валового внутреннего продукта, а в развитых странах – от 50 до 70%. Перспектива огромная! Но стимулирующие малый бизнес меры правительства не срабатывают. Президент ограничил проверки малого бизнеса? Но это не значит, что проверок стало меньше. Нормального кредита на открытие бизнеса не найти. Цены на электричество в нынешнем году поднялись на четверть…» И на вопрос корреспондента: «А как бы Вы поднимали малый бизнес?» - учёный ответил: «Вплоть до освобождения открывающихся фирм – я имею в виду только малый бизнес – от налогов на первые два-три года жизни» (Комсомольская правда. 3 июня 2009 года).

Особенность структурнойбезработицы в РФ уже в докризисный период заключалась в том, что наблюдался рост незанятости среди неквалифицированных кадров и увеличение вакансий, требующих неквалифицированного труда. Это объясняется тем, что структурные сдвиги в российской экономике проявлялись не в модернизации производства и повышении его научно-технического уровня. Наоборот, стабильное сокращение занятости наблюдаться стало в наукоёмких и технически сложных производствах обрабатывающих отраслей. Правда, в предкризисные полтора-два десятилетия в РФ появились новые сегменты занятости с более высоким уровнем оплаты труда в малом и среднем бизнесе. В то же время между обрабатывающими и добывающими отраслями промышленности изменение оплаты труда произошло в пользу последних. В результате уже к середине 1990-х годов в числе причин выбытия работников удельный вес увольнений по собственному желанию возрос до двух третей.

Конечно, Федеральная служба занятости РФ ежегодно разрабатывала Государственную программу занятости, которая предусматривала профессиональную подготовку и переподготовку кадров, создание новых рабочих мест, организацию общественных работ, стимулирование занятости, выплату пособий по безработице. Однако разработанные программы слабо реализовывались. Да и из тех мер, которые реализовывались, преобладали направленные на региональный уровень рынка труда. Зато практически игнорировались такие косвенные меры стимулирования занятости на макроуровне, как увеличение совокупного спроса фискальными и кредитно-денежными методами. А ведь именно такие меры являются главными с точки зрения макроэкономической теории и мирового опыта.

Данная ситуация на российском рынке труда значительно усугубилась с развёртыванием в 2008 году мирового экономического кризиса. Так, в конце июля 2009 года президент Российского союза строителей (РСС) Владимир Яковлев заявил журналистам, что из-за кризиса в России заморожено около 80 процентов строек. По его словам, кризис привел к резкому снижению спроса на жилье, увеличению процентных ставок по "строительным" кредитам и падению рынка ипотеки. Яковлев отметил также, что за первое полугодие 2009 года общий объем строительно-монтажных работ в стране сократился на 20 процентов, до 1,5 триллиона рублей. Как следствие произошел спал в промышленности строительных материалов (до 40 процентов).

Как передал тогда ПРАЙМ-ТАСС, президент Ассоциации строителей России (АСР) Николай Кошман, в свою очередь, сообщил, что в 2009 году в России будет построено только 53 миллиона квадратных метров жилья, вместо запланированных 73 миллионов. Ранее РСС и Ассоциации строителей России заявляли, что из-за недостатка финансирования и высокой долговой нагрузки 70-80 процентов российских строительных компаний находятся на грани банкротства. Речь идет, прежде всего, о компаниях, которые занимаются жилищным строительством. Эксперты отмечали, что пережить кризис смогут лишь компании, не имеющие крупных долговых обязательств, а также те застройщики, которые получат государственную помощь. В сложившихся условиях российские девелоперы вынуждены уступать часть бизнеса или продавать активы банкам-кредиторам. В московском регионе подобным образом уже поступили в это время компании MosCityGroup и Capital Group, Kopernik Group, группа компаний ПИК, корпорация "Квартстрой".

Ещё хуже в строительной отрасли сложилась ситуация для малого бизнеса. Дело в том, что с 1 января 2010 года принципиально изменились условия работы для них по всей России: вступил в действие федеральный закон №148-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». В соответствии с этим законом все выданные ранее строителям и продлённые лицензии становятся недействительными независимо от срока их действия. Вместо них введены допуски к строительным работам, которые теперь будут выдавать профессиональные ассоциации – саморегулируемые организации (СРО). Причём без вступления в СРО не разрешается отныне вести ни проектирование, ни строительство, ни капитальный ремонт. Однако, чтобы вступить в СРО, любое предприятие независимо от формы собственности, объёма заказов и оборота (а значит, и малое тоже!) должно заплатить взнос в специальный компенсационный фонд от 300 тысяч до 1 миллиона рублей да ещё разовый вступительный взнос от 60 до 150 тысяч рублей. Кроме того надо ещё ежегодно платить на содержание управленческого аппарата СРО до 150 тысяч рублей.

Помимо денежной составляющей закон предусматривает и другие условия вступления в СРО. Например, для получения допуска к строительным работам компания должна иметь не менее трёх специалистов с высшим профессиональным образованием или пять специалистов со специальным средним техническим образованиемна каждый вид работ. А видов работ по инженерным изысканиям – 6, по подготовке проектной документации - 12, а по строительству, реконструкции и капитальному ремонту – 35. Тогда как, по данным ярославского территориального органа Федеральной службы статистики, к 2009 году в Ярославской области из 2248 действовавших строительных организаций 2209 имели численность работников менее ста человек. Как же они могли иметь более чем по сотне только специалистов с высшим образованием? А в это время из безвыходной для малого бизнеса ситуации делает себе дополнительную выгоду бизнес крупный, монополистический. Например, одной из первых СРО, зарегистрированных в реестре Государственного технического надзора, стала столичная организация НП «Профессиональная строительная группа», учредителем которой выступает ЗАО «Интеко», руководимое тогда долларовым миллиардером, женой московского мэра Е. Батуриной. Данная СРО активно предлагает вступать в члены партнёрства и предприятиям из других регионов, в том числе и Ярославской области.

Конечно, для крупных строительных корпораций новая система не только финансово посильна, но и выгодна. Ведь у них множество субподрядчиков, а значит, и кинуть клич среди своих и создать «карманную» организацию не представляет трудности. Следовательно, и проверять, и контролировать теперь они станут сами себя без всякого вмешательства извне и на вполне законном основании. К тому же у таких «мажоритарных» членов СРО появился огромный дополнительный финансовый ресурс, поскольку через управляющие компании собранные деньги можно направлять куда угодно, вплоть до проведения операций на фондовом рынке, а также предоставления кредита нестроительным организациям. А что же станет с малым бизнесом строительной отрасли? Объяснения со стороны официальных чиновников на этот счёт достаточно бодрые: мол, уйдут из отрасли фирмы-однодневки, останутся только серьёзные крепкие фирмы, повысятся качество и ответственность. А сами представители малого бизнеса видят для себя альтернативу: или уйти с рынка, пополнив ряды безработных, или на кабальных условиях (в начале 2010 года в Ярославле это 10% от выручки – см.: Золотое кольцо. 21 января 2010 года) войти под крышу фирм, уже вступивших в члены СРО. Можно уверенно прогнозировать, насколько в ближайшее время возрастёт, например, стоимость капитальных ремонтов жилых домов и других строительных услуг, а также насколько пополнят строители армию безработных. А ведь именно в начале 2010 года в выступлениях президента РФ Д.А. Медведева отмечалось, что проблема безработицы стала самой острой социальной проблемой в нашей стране.

Остроту и актуальность проблемы занятости, в том числе структурной безработицы, выявил, в частности, проведенный в 2014 году в Ярославской областной думе «круглый стол» по вопросам кадрового потенциала для промышленности (см. об этом подробнее: Московский комсомолец в Ярославле. № 24 (830) 11-18 июня 2014 года). Он отметил, что в базе региональной службы занятости находятся 17,5 тысяч вакансий, а зарегистрированных безработных – всего 9 тысяч человек. Тем более, что руководитель службы занятости Владимир Захаров заявил: «У нас количественно не будет хватать людей, чтобы обеспечивать экономику. По прогнозам, к 2016 году численность трудовых ресурсов в Ярославской области уменьшится на 27 тысяч человек». Казалось бы, никакой проблемы безработицы не должно быть. Впрочем, большинство безработных наверняка скажут. Что вакансии службы занятости их не устраивают по одной простой причине – из-за слишком маленькой зарплаты. И поэтому промышленники и эксперты отмечают в регионе нехватку рабочей силы и дефицит выпускников со специальным образованием. Так, потребность в слесарях и станочниках в Ярославской области в 2,6 раза выше, чем могут предложить средние специальные учебные заведения. Наладчиков оборудования нужно в пять раз больше, чем выпускают сейчас. Да и вовсе не факт, что получающие рабочую специальность действительно пойдут на производство, если им не предложат хорошую зарплату. Для Вас ещё интереснее и важнее ситуация с трудоустройством выпускников нашего университета по получаемой квалификации. Выступивший на упомянутом «круглом столе» проректор по развитию дополнительного образования ЯГТУ С.В. Гудков признал: «Пять лет назад мы видели, что 70% выпускников нашего университета остается работать в Ярославской области. Сейчас у нас почти 40% абитуриентов – иногородние, выпускники-ярославцы едут поступать в столичные вузы, и только 25% студентов готовы идти работать на производство». И это при том, что как отметил на «круглом столе» председатель областной думы М.В. Боровицкий, «…У нас есть кадровый голод на высококлассных специалистов, это на самом деле проблема, которую Ярославской области нужно решать. Второе, если говорить о цене промышленности, то уровень технической модернизации, оснащенности, технологий, на которых приходится работать региональной промышленности, к сожалению, в большинстве случаев отстает от требований времени. Что такое 30000 долларов выработки на одного рабочего в промышленности? Это на сегодняшний день сопоставимо с выработкой в сельскохозяйственном комплексе. Но уровень производительности труда в промышленности должен быть в разы выше, чем в сфере аграрного комплекса. Нам нужно сейчас принять исключительные усилия в этой ситуации». А депутат областной думы Александр Гончаров добавил, что по приросту инвестиций в основной капитал Ярославская область занимает последнее, 18-е место в центральном федеральном округе. А это значит, что конкурентоспособность предприятий и региона в целом снижается. Получается, что пока живущая вчерашним днем ярославская промышленность нуждается в выпускниках ЯГТУ для проведения её модернизации, а они не спешат пойти на предприятия этой промышленности из-за низкой зарплаты.

Конечно, в целом проблемы социальной политики не могут и не должны сводиться только к вопросу о занятости. Ведь основой социальной политики государств смешанной системы выступает политика формирования доходов населения. При этом главное внимание уделяется распределительным отношениям. То есть отношениям между людьми по поводу определения доли каждого члена общественного производства в созданном продукте. Здесь различают, во-первых, собственно отношения распределения, а во-вторых, отношения перераспределения. Первое – это определение доли каждого участника общественного производства в созданном продукте. А второе – это обеспечение доходами неработающих членов общества и решение других социальных проблем.

Основные формы доходов, которые получает население стран смешанной системы, можно назвать следующие. Во-первых, заработная плата, то есть доход работника за определённый период времени. Во-вторых, процент, то есть доход на капитал. В-третьих, рента, то есть доход от использования земли и других природных ресурсов. В-четвёртых, предпринимательский доход, то есть доход от предпринимательской деятельности.

Кроме денежной составляющей, совокупные доходы включают стоимость бесплатных услуг, получаемых за счёт федерального и муниципальных бюджетов и фондов предприятий. Как денежные, так и совокупные доходы, принято делить на общие и располагаемые. Общие (брутто-доходы) – это доходы до уплаты налогов и других обязательных платежей. Располагаемые (нетто-доходы) – это доходы после осуществления указанных платежей.

Кроме того, различают также номинальные и реальные доходы. Номинальные – это доходы, не очищенные от воздействия инфляции. А реальные – это доходы, подсчитанные с учётом инфляции.

Наконец, при рассмотрении структуры и формирования доходов различают, во-первых, трудовые доходы, а во-вторых, доходы в виде дивидендов на акции, процентов на облигации и другие ценные бумаги. Трудовые доходы – это заработная плата наёмных работников, а также поступления от занятий индивидуальной трудовой деятельностью и от реализации продукции с личного подсобного хозяйства. А другие доходы: дивиденды, проценты – это доходы от использования ранее заработанных средств, предназначенных не на текущее потребление, а на инвестиции в производство товаров и услуг.

Все перечисленные виды доходов относятся к правомерным, в отличие от криминальных, которые тоже имеют место в смешанной системе. К последним относятся нажива за счёт нарушения установленных законом норм хозяйствования, взятки и вымогательство, «откаты».

Основным источником различных доходов выступает хозяйственная деятельность в рамках правовых норм или за их пределами. Применительно к конкретным видам доходов экономикс считает источником заработной платы труд наёмного работника, то есть продажу им рабочей силы; источником процента – капитал, функционирующий как самовозрастающая стоимость; источником ренты – собственность на землю, то есть возможность отбирать у арендатора часть его прибыли; источником предпринимательской прибыли – предпринимательскую деятельность. Правда, в последнем случае возникает вопрос: а за что получают предпринимательскую прибыль, ведь в современных развитых странах для управления часто используют нанятых менеджеров, а сами получатели предпринимательской прибыли уклоняются от исполнения распорядительской функции. В связи с этим в рамках экономикс появилась «рисковая» теория американского экономиста Найта, которая оправдывает предпринимательскую прибыль как плату за риск в условиях рыночной неопределённости, возможности убытков и разорений.

А теперь заметим, что распределение доходов в смешанной системе сопровождается неравенством. Каковы же основные причины неравенства доходов? К таким причинам нужно отнести, во-первых, различия в интеллектуальных и физических способностях, во-вторых, различия по уровню образования и профессиональной подготовки, в-третьих, неравенство во владении собственностью, в-четвёртых, господство на рынке и способность искусственного вздувания цен в своих интересах и, наконец, в-пятых, удачу, связи, несчастья и дискриминацию на рынке.

Как же измеряется неравенство доходов? В основе такого измерения – определение доли дохода или богатства, приходящейся на различные группы населения. Для этого используется график кривой Лоренца, где на горизонтальной оси откладывается доля всего количества семей от нуля до 100%, а на вертикальной – их доли в совокупном доходе. Если бы доходы распределялись равномерно, то кривая Лоренца выпрямилась бы и приняла форму биссектрисы (линии 45 градусов). То есть чем ближе кривая Лоренца к линии абсолютного равенства, тем выше степень равномерности распределения дохода. А чем больше вогнутость кривой Лоренца, тем более неравномерным является распределение дохода. Если бы менее 1% населения получило весь совокупный доход, то кривая Лоренца приобрела бы вид линии абсолютного неравенства, которая образует с горизонтальной осью прямой угол. Использование графика кривой Лоренца позволяет прогнозировать изменение благосостояния людей, их покупательную способность, а значит, спрос. В докризисный период в большинстве развитых стран смешанной системы отмечалась тенденция к уменьшению неравенства в индивидуальных доходах.

Кроме кривой Лоренца, для измерения степени дифференциации доходов применяются децильный и квинтильный коэффициенты. Они показывают различия в уровнях доходов соответственно 10% и 20% наиболее обеспеченных групп общества и 10% и 20% наименее обеспеченных. За более чем полувека до начала кризиса в 2008 году практика развитых стран Запада и Японии привела к выводу, что идеальным нормативом по децильному коэффициенту является непревышение значения 5, хотя, уж конечно, и единица, то есть полнейшая уравниловка, не приветствуется как состояние, не способствующее материальной заинтересованности в высоких результатах труда и бизнеса. Считается, что превышение уровня в пять раз нарушает социальную стабильность. Например, в скандинавских странах признаётся неприличным афишировать чрезмерный материальный достаток, а тем более использование предметов роскоши. Обычно децильный коэффициент в Швеции, например, колебался в пределах от трёх до четырёх раз. Кстати таким же был этот показатель в СССР. А вот если децильный коэффициент находится в интервале от пяти до десяти раз, то это состояние, по мнению западных экспертов, выступает серьёзным предупреждением правительству о необходимости с верхних 10% отнять часть доходов, например, с помощью налогов, а нижним 10% добавить с помощью различных социальных программ. С этой точки зрения не выдерживает критики ситуация в РФ, где уже к 2009 году децильный коэффициент достиг беспрецедентного значения в 17 раз!

И если бы при этом сверхдоходы олигархов шли на развитие отечественной экономики! В действительности направленность их расходов не выдерживает никакой критики. Вот какой пример по этому поводу приводит журналист Е. Бадякина (См.: Правда. 21 мая 2009 г.): «На открытие отеля в Анталии, построенного одним из русских олигархов, были приглашены журналисты, однако вместо восхищения увиденное вызвало ужас: так вот куда уходят деньги народа!

В ближайшие выходные небо над турецкой Анталией расцветится всполохами салютов. Здесь ждут прибытия большого десанта влиятельных российских политиков и поп-звезд. Поводом для столь бурных торжеств станет открытие нового отеля “Мардан-палас”, готового затмить роскошью и богатством дворцы султанов. Его строительство обошлось в 1,4 млрд. долларов.

В рекламном буклете сообщается: “Роскошные залы, удивительно сочетающие в себе великолепие старины и новейшие технологии, преданный (именно так! - Е.Б.) персонал, самое современное оборудование, сервис мирового класса превзойдут все ваши ожидания”. Только на отделку здания, по утверждению туристического сайта, пошло более 10 тыс. кв. метров листового золота, 500 тыс. кристаллов хрусталя и 23 тыс. кв. метров итальянского мрамора. В один из самых больших на побережье бассейнов с пресной водой площадью 2 гектара погружен аквариум с тысячами тропических рыб. Через бассейн перекинуты мосты, сделанные по рисункам Леонардо да Винчи, по водной глади будут курсировать пассажирские гондолы. В итальянском ресторане у воды блюда будут подаваться в элитной посуде Hermus, стоимость которой составит около 2 млн. долларов. В СПА-центре площадью 7500 кв. метров гостям “предложат различные виды массажа, талассотерапию и услуги косметолога. Одной из самых дорогостоящих СПА-услуг станет косметическая процедура по уходу за лицом на основе 24-каратного золота”.

Ночь пребывания в этом отеле обойдется в 16 тысяч евро. В фойе замечаю богато инкрустированный столик, позолоченная табличка на котором сообщает по-английски, что здесь “можно взять напрокат автомобиль, яхту и самолет”.

На фронтоне здания красуется изображение скорпиона - такое же, как и на ресторане “Прага” в Москве. И это не случайное совпадение. Владельцем роскошного отеля, равно как и “Праги”, и Черкизовского рынка, является Тельман Исмаилов, выходец из Азербайджана, возглавляющий группу АСТ, о которой известно, что она представлена в полиграфическом, ресторанном, ювелирном, строительном, гостиничном бизнесе.

Недавно по ТВ была показана видеозапись празднования 50-летия этого господина, где хвалебные речи в его адрес возглашал мэр Москвы Лужков, гостей развлекали своим пением звезды эстрады, в том числе Алла Пугачёва. А главным украшением юбилейного торжества стало выступление американской поп-дивы Дженнифер Лопес, за визит которой было уплачено 2 млн. долларов. Юбиляр вручил соблазнительной красотке золотой микрофон, инкрустированный бриллиантами. Можно не сомневаться, что на открытие нового отеля в Анталии прибудут гости калибром не меньше. И у них должно перехватить дыхание от помпезных интерьеров и щедрости российских нуворишей.

Видимо, на ответный восторг рассчитывали и организаторы приема, приглашая туда российских журналистов - участников международного конгресса по проблемам современного медиарынка. Нас предупредили, что это будет “необычный прием” и надо одеться поторжественней. Довольно долго мы ехали в автобусах вдоль береговой полосы, пока не попали наконец в “заповедную зону”, где построено несколько дорогих гостиниц. Есть даже стилизованный под Кремль отель с одноименным названием. Но “Кремль” меркнет в сравнении с возведенным неподалеку “Мардан-паласом”. Перед отелем воздвигнут огромный каскадный фонтан, масштабами превосходящий петергофский. По краям фонтана - скульптурные фигуры турецких султанов в халатах и тюрбанах, высеченные из редкого цветного мрамора. Лестницы, соединяющие восемь этажей, покрыты дорогими коврами, перила выполнены из красного дерева, а опоры - из хрусталя. Плафоны люстр, стилизованных под старину, выкованы из бронзы и меди. Золотом поблескивают дверные ручки не только в номерах, но и в туалетах. Роскошь даже не в стиле королевских дворцов Европы, а палат восточных шейхов.

Обед, на который нас пригласили вышколенные официанты, был столь же изыскан, как и вычурные интерьеры: одних закусок и десертов было несколько десятков наименований. Повара, трудившиеся тут же за небольшой стойкой, предупредительно улыбались, предлагая всё новые и новые блюда. Своим вниманием мероприятие почтили высокопоставленные представители турецкой стороны, а также российский консул, выразивший надежду на развитие российско-турецких связей.

Всё это, по замыслу организаторов приема, должно было поразить наше воображение и вызвать гордость, что владельцем сей роскоши является наш соотечественник. Но радости не возникало, наоборот. У журналистов, приехавших из разных уголков России, и не понаслышке знающих о ситуации в стране, подобная показуха вызывала возмущение. “Это ж сколько школ и больниц можно было построить у нас в стране на эти деньжищи”, - вздыхала моя коллега из Центральной России. Не помешала бы финансовая поддержка и моему родному Кавказу. Вот данные, опубликованные в последнем номере еженедельника “Северный Кавказ”: “Задолженность по заработной плате в Южном федеральном округе с января 2009 года выросла почти в 7 раз - до 882 миллионов рублей. Если на 1 января долг по заработной плате в округе составлял 128 миллионов рублей, то на 1 апреля он достиг 882 миллионов рублей. Наиболее сложная ситуация складывается в Ростовской области. Здесь задолженность растет особенно быстро - с 55 миллионов в январе до 230 миллионов в апреле”. Растет и безработица. По словам начальника управления Генпрокуратуры РФ по Южному федеральному округу Валерия Мачинского, “число безработных в регионе с августа прошлого года выросло втрое - до 700 тыс. человек, что может привести к ухудшению криминогенной ситуации. Наиболее тяжелая ситуация с трудоустройством складывается в Ростовской области, Дагестане и Чечне. Во втором квартале 2009 года число безработных, по словам Мачинского, может увеличиться еще на 50 тыс. человек.

Во время приема в этом дорогом турецком отеле я пыталась представить, какие чувства испытали бы российские пенсионеры, безработные, бюджетники, окажись они здесь. Наверняка бы их, как и многих моих коллег, переполняли гнев и возмущение. И возникает резонный вопрос: почему роскошные дворцы строятся за пределами России на деньги, вывезенные из нашей страны? Нас постоянно “радуют” сообщениями о новых приобретениях Абрамовича и прочих олигархов, скупающих дорогущие особняки на побережье Франции, Испании. Огромный развлекательный центр один из нуворишей возводит в Черногории. ТВ сообщало о том, что российский бизнесмен Александр Иванов в купленном им здании в немецком Баден-Бадене открыл музей изделий Фаберже, оценив стоимость экспонатов в полтора миллиарда долларов. Он с игривой улыбкой признался, что “первые доходы получил еще в эпоху Горбачёва, когда началась кооперация. Деньги просто мешками зарабатывал”. И тогда же, по его словам, увлекся Фаберже, “начал в него вкладывать”. В его коллекции есть даже знаменитое яйцо из коллекции Ротшильдов.

Что самое удивительное, эти неимоверные по своим масштабам траты совершаются не тайком, а открыто, более того, с привлечением прессы. Какая издёвка над вымирающей и терзаемой кризисом страной! Представить себе нечто подобное со стороны западных богачей невозможно. Они бы просто побоялись выпячивать свои богатства, нажитые неизвестно каким образом и не подвергшиеся налоговому обложению. В бытность Путина президентом один из ветеранов задал ему вопрос: когда же будут ограничены амбиции олигархов, жирующих за народный счет? На что президент с умилительной улыбкой ответствовал: мол, нет ничего зазорного в таком обогащении. Это, дескать, даже на благо страны, поскольку “богатые люди будут вкладывать свои сбережения в России, не увезут же они их!” Путин явно просчитался. Из России утекают такие немыслимые суммы, малой части которых хватило бы на переоснащение нашей армии, возрождение загубленного сельского хозяйства, здравоохранение, науку. У нас главным источником пополнения бюджета остается выкачивание за кордон невосполнимых сырьевых ресурсов. До страны при этом доходит лишь малый процент доходов, большая часть которых оседает в мифическом “стабфонде” и в карманах олигархов, дуреющих от немыслимых неправедных барышей.

Но, как говорится, если где-то прибыло, значит, где-то убыло. В стране рушатся ветхие школы, под обломками которых погибают дети, умирают люди, не получающие должной помощи, сгорают заживо старики в убогих богадельнях. Россия стала сплошной зоной бедствия. Тем омерзительнее расточительство зарвавшихся нуворишей, жирующих на деньги, выкачанные из обескровленной страны. Они не вкладывают свои доходы в строительство больниц, школ и дорог. Россия для них лишь объект для извлечения сверхприбылей. Они оставляют после себя руины и бегут за рубеж, прихватив огромные средства, которых так не хватает на развитие страны.

В последнее время говорится о “национальной идее”. И где только ее не ищут: в сочинской Олимпиаде, которая пока принесла лишь горе многим, многим жителям города-курорта, лишившимся крова, в победах наших сборных, подаваемых как величайшее достижение, хотя в советский период это было нормой. Теперь нам предлагают еще и радоваться неслыханному расточительству олигархов за пределами страны.

Но пусть гости, приглашенные на торжественное открытие “Мардан-паласа”, помнят, фланируя по роскошным залам и жуя дорогие деликатесы под распевки поп-див, что жируют они на деньги, отнятые у безработной матери, не знающей, чем накормить детей, у ветерана, так и не получившего обещанной квартиры, у умирающих из-за отсутствия лекарств больных, у ограбленных крестьян и лишенных заработка рабочих. Стоны и проклятия погибающей страны пока не тревожат их слух. Но когда-то они сольются в мощный вал народного гнева, от которого не скрыться нигде. Грядёт час расплаты!» - вот такой факт и комментарий к нему привела журналист. И данный факт красноречиво иллюстрирует немаловажное значение нашего запредельного значения децильного коэффициента.

К изложенному надо добавить, что кривая Лоренца, децильный и квинтильный коэффициенты – это лишь количественные измерители соотношения доходов и потребления, неспособные дать всестороннюю качественную оценку народного благосостояния. Поэтому в соответствии с рекомендациями Организации Объединённых Наций (ООН) используется категория «уровень жизни населения», которая наряду с упомянутыми количественными показателями включает также оценки условий труда и быта, объёма и структуры рабочего и свободного времени, культурного и образовательного уровня населения, его здоровья, характеристику демографической и экологической ситуации.

Для сопоставления уровня жизни между странами ООН используется так называемый «индекс человеческого развития». Он включает в себя следующие три интегральных индикатора: во-первых, объём национального дохода в расчёте на душу населения, во-вторых, продолжительность жизни и, в-третьих, уровень образования. В связи с этим небезынтересно заметить, что если СССР по указанному индексу занимал 2-7 места между двумя сотнями стран мира, то РФ уже в первые годы реформ (к началу, например, 1994 года) отступила на 37 место.

Для оценки измененияуровня жизни производится расчётиндекса стоимости жизни. Он исчисляется по набору товаров и услуг для различных социально-демографических групп населения и по минимальному набору. При этом формула для такого расчёта представляет собой дробь, в числителе которой произведение цены покупок текущего периода и объёма покупок базового периода, а в знаменателе – произведение и цены покупок, и объёма их в базовом периоде.

Важно заметить, что рыночный механизм сам по себе способен только увеличивать неравенство доходов, а значит, обострять социальную напряжённость в обществе. Поэтому государства смешанной системы стремятся смягчить этот негатив рыночного механизма. С этой целью, во-первых, применяется прогрессивное налогообложение наиболее обеспеченных. То есть с каждой последующей тысячи долларов или евро дохода они платят более высокую ставку налога. Главная проблема при этом – не убить стимул к получению высоких доходов, а значит, и к предпринимательству вообще. Поэтому в развитых странах в последние докризисные десятилетия сокращалась степень прогрессивности налогообложения. В результате там снижался уровень ставок подоходного налога и налога с прибыли корпораций. Но сама по себе прогрессивность нигде не отменена полностью, кроме РФ, где это сделано в начале 2000-х годов.

Второе направление государственной политики перераспределения доходов в смешанной системе – это материальная поддержка малоимущих в форме различных пособий. Но здесь тоже существует проблема: как чрезмерно большими пособиями не убить стимул к работе и бизнесу и не усилить стремление жить за счёт пособий вместо труда и предпринимательства. Оба подхода в совокупности приводят к сокращению децильного и квинтильного коэффициентов, выпрямлению кривой Лоренца, а значит, смягчению социальной напряжённости.

Однако в целом социальная политика современных развитых стран не ограничивается только перераспределением доходов. Поэтому отметим, что к основным направлением социальной политики в смешанной системе можно отнести следующие шесть. Во-первых, социальную защиту человека и его основных социально-экономических прав. Во-вторых, обеспечение условий для повышения благосостояния каждого человека и общества в целом. В-третьих, поддержание оптимального статуса различных социальных групп и отношений между ними. В-четвёртых, развитие социальной инфраструктуры (жилищно-коммунального хозяйства, транспорта и связи, образования, здравоохранения, информатизации). В-пятых, формирование экономических стимулов для участия в общественном производстве. В-шестых, создание условий для всестороннего развития человека, удовлетворения его потребностей и возможности реализации способностей в свободном труде.

Все эти названные шесть направлений в совокупности решают задачу – обеспечить нормальное развитие общества. Но для реализации указанных направлений необходима соответствующая ресурсная база и определённый уровень развития национальной экономики. Правда, с другой стороны, социальная политика сама становится фактором дальнейшего экономического роста и развития, поскольку она наращивает инновационный потенциал трудовых ресурсов.

Перечисленные шесть основных направлений социальной политики, в свою очередь, включают по нескольку составляющих. Например, первое направление – формирование эффективной системы социальной защиты – подразумевает, во-первых, поддержку беднейших слоёв населения, то есть денежные субсидии имеющим доходы ниже прожиточного минимума, талоны на бесплатное питание и приобретение одежды, обслуживание на дому престарелых и инвалидов, стипендии студентам из малообеспеченных семей. Во-вторых, это направление включает обеспечение гарантии права на труд, то есть равноправия людей на рынке труда, общедоступной системы получения среднего и высшего образования, свободного выбора профессии, социально допустимых условий труда, уровня его минимальной оплаты. В-третьих, составляющей данного направления выступает регулирование занятости населения, то есть создание новых рабочих мест в государственном и частном секторах экономики, выплата пособий безработным и помощь им в трудоустройстве, в том числе через переквалификацию.

Таким образом, социальная политика в странах смешанной системы – это многосложная го