Кривая Лэффера как институциональный миф

Концепцию «кривой Лэффера» в первую очередь увязывают с теоретическим графиком, иллюстрирующим поступления налогов в зависимости от величины налогового бремени (налоговой ставки):[30]

Кривая Лэффера как институциональный миф - №1 - открытая онлайн библиотека Кривая Лэффера как институциональный миф - №2 - открытая онлайн библиотека

Рис. 8.1. Кривая Лэффера

Т – общий объём налоговых поступлений в бюджетную систему;

r – налоговая ставка (налоговое бремя: отношение объёма налоговых поступлений к ВВП);

Кривая Лэффера как институциональный миф - №3 - открытая онлайн библиотека – эластичность налоговых поступлений по налоговой ставке.

Кривую Лэффера после определённых условных преобразований можно также рассматривать как зависимость ВВП от налоговой ставки. Параболический характер кривой показывает, что увеличение налоговых поступлений сначала опережает рост налоговой ставки, потом этот рост начинает тормозиться, наконец, наступает точка, в которой увеличение ставки не приводит к дополнительному росту налоговых поступлений. За этой точкой налоги начинают подавлять экономическую активность. Дальнейшее увеличение налоговой ставки происходит при отрицательной эластичности – начинает снижаться ВВП, а следом снижаются и налоговые поступления.

Преимущество кривой Лэффера не только в её наглядности, но и в лёгкости расчётов. Так, зная объём налоговых поступлений и ВВП за несколько лет, легко рассчитать как ставку налогового бремени, так и эластичность налоговых поступлений по этой ставке. Далее в зависимости от значения показателя эластичности диагностируется стимулирующее или дестимулирующее влияние налоговой системы.

Другим следствием концепции кривой Лэффера является вывод о наличии «оптимального» значения налоговой ставки. При этом под оптимумом понимаются два разных состояния: максимум налоговых поступлений (точка r*) и точка, обеспечивающая максимальную отдачу на один процентный пункт налоговой ставки (точка r’). В последнем случае оптимум связывается с максимальными темпами роста ВВП и, как следствие, с максимумом налоговых поступлений в динамике.

Представление о том, что налоги оказывают стимулирующее/ дестимулирующее действие на развитие экономики, было популярно и в СССР. Здесь оно реализовалось в поиске наилучшей системы распределения конечных результатов хозяйственной деятельности социалистических предприятий и различных моделях хозяйственного расчёта.

Но существует ли непосредственная связь между налогами и экономическим ростом? Или, в терминах советских экономистов – существует ли причинно-следственная связь между системой распределения конечных результатов и эффективностью? Концепции хозрасчёта[31] основывались на том, что такая связь есть, причём достаточно однозначная – чем больше дохода остаётся в распоряжении экономического агента, тем выше будет стимул для повышения эффективности его работы и, соответственно, выше будет и сама эффективность. Из этого положения исходит и представление о «сильных стимулах», о которых говорилось в предыдущей лекции. Но так ли это? Рассмотрим следующую схему:

Схема 8.1. Распределение конечных результатов

Кривая Лэффера как институциональный миф - №4 - открытая онлайн библиотека

Под эффективностью обычно понимают отношение Y/X (или, в отдельных случаях, разность Y – X). Очевидно, возможны три случая: Y/X>1; Y/X<1; Y/X=1. Во втором случае обычно говорят об отрицательной или снижающейся эффективности.

Разность между размером средств, остающихся в распоряжении предприятия и размером осуществляемых им затрат (Z – X) также может быть меньше нуля, равна нулю, больше нуля. Если считать, что непосредственная связь между эффективностью и распределением конечных результатов деятельности хозяйственного субъекта существует, то наиболее распространенное представление о характере такой взаимосвязи будет описываться выражением: если (Z – X)>0, то должно однозначно наблюдаться отношение Y/X>1. Другими словами, если в распоряжении у предприятия остается часть прибыли, то эффективность его работы должна или возрастать, или, по крайней мере, оставаться положительной; и она в любом случае должна быть выше, чем в случаях, когда прибыль изымается полностью. В действительности же такой однозначной связи отнюдь не наблюдается; падающая (отрицательная), растущая или постоянная эффективность сочетается с самыми различными системами распределения конечных результатов. Например, Z – X>0, однако Хi /X0 > Yi /Y0 . Затраты растут быстрее, чем результаты. Эффективность снижается. И наоборот, Z – X<0, однако Хi /X0 < Yi /Y0 . Происходит уменьшение ресурсов, остающихся у предприятия, однако результаты (например) снижаются медленнее, чем затраты. Эффективность растёт.

Таким образом, непосредственной связи между эффективностью и распределением, налогами и экономическим ростом не существует. На это указывали многие экономисты, в частности Дж. Гэлбрейт: "... лишь немногие представители делового мира - и в этом загадочность… требования [снижения налогов] - согласятся признать, что при существующем уровне дохода после уплаты налогов они не отдают все силы предприятию. Обвинить их в этом значило бы оскорбить их в лучших чувствах." И далее: "Традиционная ссылка на инициативу является пережитком существовавших некогда представлений о связи между уровнем дохода и трудовым усилием. Она придает видимость респектабельности и социальной полезности стремлению к снижению налогов или естественному намерению переложить часть растущего бремени на бедных. На деле же существующий уровень дохода управляющих дает простор для отождествления (идентификации) и приспособления (адаптации) целей. Именно эти мотивы имеют практическое значение. А в личном плане только они и являются достойными: управляющий не допустит и мысли, особенно если ее высказывают другие, что он не полностью привержен целям корпорации или совершенно безразличен к возможности воздействовать на эти цели. Если управляющий даст понять, что он подчиняет эти мотивы размерам своей оплаты, то он распишется в своей неполноценности как руководителя"[32]. В чём причина устойчивости этих представлений? Для того чтобы ответить на этот вопрос, введём институциональное понятие «мифа».

Под мифом вообще понимаются положения, воспринимаемые большинством исследователей в качестве априорных суждений, не требующих доказательства в силу их самоочевидности. Но для того, чтобы такое априорное суждение превратилось в миф, необходимо, чтобы его значение выходило далеко за рамки чисто экономической теории, а его содержание было доступно пониманию большинства членов общества. В силу этого мифы представляют собой необходимую часть общественных идеологий, выступающих на современном этапе развития общества определенным дополнением (а часто - и заменой) религиозных убеждений и, таким образом, оказывают непосредственное влияние на хозяйственную жизнь в целом.

Мифы во многом играют позитивную роль, способствуя устойчивости социальных институтов. Они популяризируются прессой, транслируются через систему образования. Преемственность в высшем образовании жреческих традиций отмечал еще Т. Веблен[33], важнейшую роль американских университетов в формировании стереотипов поведения техноструктуры описывал и Дж. Гэлбрейт[34]. Тем не менее опираться на мифы при выработке рецептов экономической политики заведомо неверно. Обычно происходит наоборот – та или иная концепция экономической политики дополняется мифами, которые придают ей устойчивость и респектабельность.