Концепция социального государства и политики всеобщего благоденствия

Реформы социального законодательства проводили левые силы - партии социалистической ориентации и профсоюзы, а также либеральные и консервативные партии, вынужденные учитывать в своей политике запросы и тре­бования неимущих.

Идеи государства благоденствия и сам этот термин впервые появились в общественно-политической мысли Германии в 80-е годы XIX столетия. Стремясь ослабить влияние партии социал-демокра­тов, правительство О. фон Бисмарка подготовило тогда серию зако­нов о страховании рабочих промышленных предприятий. Социальная политика была возведена в ранг официальной доктрины Германии и получила закрепление в Веймарской кон­ституции 1919 г. - первой европейской конституции, наделившей граждан социальными правами (правами на объединение в проф­союзы, защиту от безработицы, охрану здоровья и трудоспособнос­ти). С конца XIX в. отдельные меры в области социальной политики начинают осуществлять и другие государства, однако ее развитие было прервано экономическим кризисом 30-х годов.

Процессы формирования идеологии общественного благоденствия возобновились после Второй мировой войны. Кейнсианские пред­ставления о всеобщей занятости и высоких доходах населения ока­зали ощутимое влияние на реформы, проведенные социал-демо­кратами Швеции и лейбористами Великобритании.

Под политикой социального благоденствия в 40-50-е годы пони­мали программы, направленные на достижение высокого жизнен­ного уровня населения путем создания государственных систем об­разования, здравоохранения и поддержки жилищного строительст­ва, а также оказания помощи гражданам, которые не в состоянии собственными силами обеспечить себе минимум доходов.

Социальная политика промышленно раз­витых стран нашла отражение в многочисленных работах, опубли­кованных в Великобритании и США, где за ней закрепилось название "политика благоденствия" (Welfare State).

В официальных документах и законодательстве западных стран понятие государства благоденствия используется крайне редко. Чаще употребляется термин "социальное государство".

Различные общественно-политические движения и партии вкла­дывают в понятие социального государства разное содержание.

Идеологи либерально-демократических партий трактуют его как "государство социальных услуг". Либералы считают, что социальная политика позволяет стабилизировать развитие общества, уладить возникающие в нем конфликты и тем самым добиться утверждения в общественной жизни отношений солидарности и партнерства. Социальное государство, писал западногерманский юрист Э. Губер, представляет собой "государство современной индустриальной эпохи, которое стремится преодолеть посредством социальной интеграции конфликт между индустриальным классовым обществом и тради­ционной государственностью". Важнейшими задачами современно­го государства он называл обеспечение полной занятости и "уми­ротворение общества". Идеологи неолиберализма выдвигают ло­зунги общества с высоким уровнем потребления, оказания помощи малоимущим, но избегают говорить о всеобщем благоденствии, опа­саясь породить у социальных низов завышенные ожидания.

Социал-демократические партии рассматривают социальное государство как ступень к своей главной цели - демократическому социализму. Государственная власть, заявляют они, призвана под­готовить условия для перехода к социальной демократии, при кото­рой демократические методы управления будут применяться во всех сферах общественной жизни. Одновременно подчеркивается, что социальная политика является не услугой или милостью со стороны государства, а его прямой обязанностью, вытекающей из предоставленных гражданам социальных прав. Теоретики социал-демократии разрабатывают идеи правового социального государ­ства, ответственного перед своими гражданами, и возлагают на него обширный круг задач, вплоть до утверждения в обществе отноше­ний социальной справедливости.

Промежуточное положение между позициями неолибералов и социал-демократов занимают концепции, выдвинутые идеологами средних классов. В идеологии именно этих слоев сложилась теория государства благоденствия. Она возникла в 50-е годы - в период экономического подъема в странах Западной Европы и США.

Одним из создателей теории государства благоденствия был шведский экономист и госу­дарственный деятель Карл Гуннар Мюрдаль (1898-1987), автор известной книги "За пределы государства благоденствия". Суть теории общественного благоденствия заключается в том, чтобы "мирно и без революции - а фактически взамен рево­люции - проводить в капиталистическом государстве скоордини­рованную публичную политику, и притом с такой эффективностью, которая постепенно привела бы экономику страны в соответствие с интересами большинства граждан".

Мюрдаль доказывал, что государственное вмешательство необходимо для поддержания равновесия и стабильного роста экономики. Планирование в экономике призва­но урегулировать деятельность крупных объедине­ний и не затрагивает, следовательно, индивидуальной свободы.

Всеобщее изби­рательное право и рост общественного благосостояния, утверждал Мюрдаль, позволяют перейти к децентрализации государства и передать часть его функций, которые традиционно осуществляло правительство, органам местного самоуправления и добровольным объединениям граждан. Политический процесс в наиболее развитых государствах благоденствия (к ним Мюрдаль относил Швецию и Великобрита­нию) поставлен под "расширяющийся народный контроль".

Американский социолог Даниел Белл в своей книге "Конец идеологии" как и Мюрдаль, называл отличительными признаками государства благоденствия смешанную экономику, децентрализацию политической власти и отсутствие в обществе идеологического противоборства вследствие удовлетворения интересов всех социальных слоев.

Экономический кризис 70-х годов и последовавшие за ним со­бытия опровергли многие положения, содержавшиеся в теории го­сударства благоденствия. В настоящее время она утратила цело­стный характер и развивается преимущественно в исследовани­ях, посвященных отдельным проблемам общественного благопо­лучия - компенсаторной и распределительной справедливости (Дж. Роулс), прав граждан на равную долю социального благоден­ствия (Р. Дворкин) и др.