Концепция прав собственности

Под собственностью в самом общем смысле традиционно понимается отношение человека к вещи по поводу ее присвоения. Содержанием такого отношения является разграничение понятий "мое – чужое". Однако как следует из этого определения, для выделения объекта собственности, права субъекта на этот объект должны быть признаны другими субъектами. Таким образом, собственность представляется уже не как отношение человека к вещи, а отношение между людьми. Однако если собственность представляет собой некий санкционированный законом и моралью стереотип поведения, в этом случае она превращается в социальный институт.

В этом пункте и имело место кардинальное расхождение между марксистами и экономистами классической школы. Исходя из традиционного понимания, общественная собственность представляет собой нечто невозможное – нельзя утверждать, что некий объект собственности одновременно является и "моим", и "чужим". Это представлялось равным уничтожению понятия собственности вообще.

В свою очередь, марксистская школа «подливала масла в огонь», сводя всю собственность к государственной, общенародной собственности, полагая, что личная (частная) собственность может распространяться только на предметы потребления. Причем товарные запасы из предметов потребления уже не являлись частной собственностью: спекуляция в СССР являлась уголовно наказуемым явлением. Подобное понимание собственности при социализме порождало грустные ассоциации – в Древнем Риме одним из юридических определений статуса раба было: «человек, не имеющий права продавать».

Тем не менее полемика XIX века, частично продолжавшаяся в официальной советской политической экономии вплоть до 90-ых годов ХХ века, в реальности была обусловлена тем, что как марксисты, так и их оппоненты рассматривали собственника как частного предпринимателя. Только в этом случае в собственности совпадают права владения, распоряжения, использования. Однако по мере роста крупных предприятий все большее их количество стало принимать организационно-правовую форму акционерных обществ. В США акционерная форма собственности стала доминировать уже в тридцатые годы ХХ века. На основе последнего А. Берли и Дж. Минз выдвинули тезис о «революции менеджеров»[38], приведшей к появлению своего рода «социализма». И если оставаться на позиции марксистской догматики, то акционерная собственность действительно представляет собой один из видов коллективной, общественной собственности.

Права владения, распоряжения, использования представляют собой последовательное сужение множества прав собственности. Владелец обладает полным «пучком прав собственности», в то время как распоряжающийся объектом собственности по доверенности владельца уже имеет ограниченные права, оговоренные в доверительном договоре. Использование объекта собственности предполагает еще более узкое право: владелец доверяет свое имущество в пользование для каких-то весьма ограниченных целей. Классификация прав собственности, предложенная А. Оноре, приводится ниже:

1. право владения, т.е. исключительного физического контроля;

2. право использования, применения полезных свойств для себя;

3. право управления, решения, кто и как будет обеспечивать использование ресурса;

4. право на доход, обладание результатами использования;

5. право суверена, т.е. право на потребление, отчуждение, изменение или уничтожение;

6. право на безопасность, на защиту от экспроприации ресурса и от вреда со стороны внешней среды;

7. право на бессрочное обладание ресурсом;

8. право на передачу ресурса в наследство;

9. право на запрет использования способом, наносящим вред окружающей среде;

10. право на ответственность в виде взыскания, возможность взыскания ресурса в уплату долга;

11. право на остаточный характер, на осуществление процедур и институтов, обеспечивающих восстановление нарушенных правомочий.

С точки зрения сторонников теории прав собственности, содержание рыночных транзакций представляет собой переуступку одного из вышеприведенных прав продавцом покупателю. Таким образом, если рассматривать институциональную сторону любой сделки, на первый план выходит не анализ цен, складывающихся при той или иной структуре рынка, но прежде всего выяснение – что принадлежит каждому из рыночных контрагентов. Один из основателей теории прав собственности, Р. Коуз полагал, что все негативные внешние эффекты возникают как результат неопределенности прав собственности. Отсюда и возникла формулировка знаменитой «теоремы Коуза»[39]:

если бы права собственности были определены на все блага, используемые как в общественном, так и в частном секторах, то, при условии отсутствия транзакционных издержек, экстерналии были бы устранены. Другими словами, стоимость внешних эффектов вошла бы в цену, что устранило бы ситуацию фиаско рынка.

В соответствии с теоремой Коуза причина возникновения экстерналий во многом кроется как в недостаточном понимании прав собственности, так и в недостаточном развитии института частной собственности. Вмешательство государства в рыночное регулирование было бы, при соответствующей корректировке, излишним. Следует отметить, что формулировке этой теоремы предшествовали интересные эмпирические исследования. Так, работая в Британии в 40-е – 50-е годы, Коуз «изобрел» право собственности на частоту радиовещания. Это позволило «развести» по радиоволнам как частные, так и государственные радиостанции и существенно улучшило качество вещания.


Лекция 9. Бедность, распределение доходов и экономический рост. Теневая экономика[40]