Вопрос 4. Полное резервирование

Полное ре­зервирование означает, размещение банками всех своих активов в высоко ликвидные и безрисковые финансовые инструменты. Кредитная организация при 100%-ном резервирова­нии превращается в банковский институт, который в зарубежной экономической теории называют «narrowbank», т.е. узкоспециализи­рованный банк (УСБ).

Полное резервирование несет с собой несколько бесспорных преимуществ.

1) минимизирует риски банковских орга­низаций;

2) банки, изолированные от кредитной деятель­ности, перестают зависеть от экономических и кредитных циклов;

3) позволяет платеж­ным системам функционировать максимально эффективно, без сбоев, возникающих вследствие дефицита ликвидности;

4) центральный банк может полностью контролировать денежное предложение.

УСБ являются современным воплощением принципа полного обеспечения денежной эмиссии, действовавшего в эпоху металли­ческих денежных стандартов. По такому принципу, например, ра­ботали американские коммерческие банки в XIX в. и Банк Англии согласно Акту Пиля.

Идея 100%-ного резервирования была воскрешена в 1948 г. Но­белевским лауреатом по экономике Морисом Аллэ, а затем подхва­чена в 1959 г. М. Фридменом.

Среди наиболее важных последствий полного ре­зервирования необходимо выделить следующие:

1) возникновение долговой экономики. В качестве обеспечения вкладов УСБ специалисты чаще всего рассматривают краткосроч­ные ценные бумаги правительства. Однако предложение государ­ственных долговых обязательств может быть недостаточно, напри­мер, в силу законодательных ограничений на размер дефицита госбюджета и эмиссии облигаций или из-за государственной поли­тики сокращения долга. В большинстве стран мира объем банков­ских депозитов превышает размер госдолга. Например, в еврозоне объем банковских вкладов составляет 78% ВВП, а в Японии - 112% ВВП. В то же время капитализация рынка обязательств государ­ственного сектора в этих странах достигает соответственно 55 и 93% ВВП. В случае введения 100%-ного резервирования центральные банки будут вынуждены расширить спектр так называемых приемле­мых долговых инструментов, включив в него обязательства корпора­ций. Это не только навяжет банкам дополнительные издержки мо­ниторинга рисков корпораций, но и ввергнет экономику в гонку наращивания долга. Рост сбережений должен будет приводить к уве­личению долгов, в противном случае реальные процентные ставки по вкладам станут отрицательными, и сберегатели будут предпочи­тать размещать свои накопления за рубежом.

2) отказ от косвенного регулирования и страхования вкладов. Создание УСБ означает замену косвенного регулирования банков­ской системы на прямое. Государство самостоятельно решает, какие риски для УСБ допустимы, а какие - нет. Переход на директивное ограничение рисков устраняет потребность во многих нормативах, например достаточности собственного капитала кредитной органи­зации. Кроме того, в связи с тем, что с точки зрения властей вероят­ность банкротства УСБ резко снизится, необходимость в страхова­нии депозитов также исчезнет. Однако в действительности УСБ будут оставаться подвержены рискам, присущим операциям с госу­дарственными ценными бумагами. Колебания доходности, измене­ние ликвидности на различных сегментах рынка, риск невыполне­ния обязательств и проч. могут создать УСБ трудности с ликвидностью. УСБ станут полностью зависимыми от конъюнктуры рынка госдолга.

3) издержки реструктуризации финансовой системы. Переход на 100%-ное резервирование сопряжено с издержками создания новых УСБ или реорганизации в них старых универсальных банков. Одна­ко большие потери, на взгляд автора, могут быть связаны с пере­смотром финансовых портфелей. Полное избавление одних учрежде­ний от государственных ценных бумаг и приобретение их другими способно вызвать бурю на финансовых рынках. Потрясений можно избежать, если реорганизация банковской системы будет проводить­ся путем выведения с баланса универсальных банков специализиро­ванного бизнеса или принятия нормы 100%-ого резервирования под государственные ценные бумаги. В любом случае издержки составят, по меньшей мере, несколько процентов ВВП.

4) состоятельность банковской системы. Если смотреть на УСБ как на взаимные фонды денежного рынка, то банковская система выглядит более стабильной. С УСБ сняты такие ограничения, как, например, по собственному капиталу, в результате чего их относительные издержки ниже, а маржа - больше. УСБ мо­гут успешно конкурировать по показателю доходности операций с другими финансовыми институтами, занимающимися низкориско­выми инвестициями. Однако на проблему стабильности УСБ можно взглянуть и под другим углом. Ограничения на инвестиции неизбеж­но приводят к сокращению размера банков и уровня их доходов. Эффект экономии на масштабе у УСБ меньше, они образуют «кар­ликовую» банковскую систему. Хотя такая банковская система и об­ладает неплохими финансовыми характеристиками и высокой устой­чивостью к шокам, она оказывает меньшее влияние на экономику страны, чем универсальные банки. Большее значение на макроэко­номическом уровне приобретают небанковские посредники, именно забота об их стабильности выходит в круг первоочередных задач де­нежных властей.

И все же в системе УСБ остается много неизвестного. Междуна­родные финансовые организации и правительства крупнейших про­мышленных стран призывают ввести УСБ в развивающихся странах. В частности, экономисты Всемирного банка в издании «Финансы для роста: выбор политики в волатильном мире» от 2001 г. рекомендуют развивающимся странам использовать УСБ как средство предотвраще­ния банковских кризисов. Однако система УСБ в настоящее время не существует ни в одной стране мира. Хотя теоретическая база узкоспе­циализированных банков достаточно хорошо развита, тем не менее практические последствия от ее внедрения неизвестны.