Глава X Желудочки и роса мозга

Глава X Желудочки и роса мозга - №1 - открытая онлайн библиотека

Глава X Желудочки и роса мозга - №2 - открытая онлайн библиотека Глава X Желудочки и роса мозга - №3 - открытая онлайн библиотека Из «Collectio Operum»

Рис. 40. Диаграмма взаимных желудочковых и сенсорных соответствий (по Фладду)

Роберт Фладд в своем труде по розенкрейцерской анатомии «Описание микрокосма» соотносит три области Эмпирея (или земных небес) с черепом микрокосма (человека). Следовательно, он, подобно Бёме, помещает райские сферы в голове или высшем отделе низшего Адама. Фладд называет высшую плоскость или отдел головного мозга Областью Действия Божества или Несотворенным Светом. Средний отдел он определяет как Светящуюся Сферу или Сотворенный Свет, а нижний отдел на его языке обозначается как Духовная Сфера или Эмпирей. Источником этой классификации великого де Флуктиба послужила халдейско-каббалистическая концепция Эйн-Софа[149]. Абсолютному божеству из «Зогара» дают определение, наделяя его некоторыми гипотетическими качествами, первым из которых является Беспредельность, вторым - Беспредельная жизнь и третьим - Беспредельный Свет. Далее Фладд делает эти духовные аспекты наглядными, представляя их обитающими в определенных полостях мозга. Он определяет местонахождение этих ячеек, обращаясь к разделению черепа на отделы, принятому у древних анатомов. Пифагор в своих астрономических учениях утверждал, что бог обитает не в планетарных телах, а, точнее, в межпланетных «промежутках» (Ямвлих). В соответствии с этой астрономической концепцией средневековые ученики Галена и Авиценны не приписывали никакие органы «духам» (жизненно важным центрам) мозга, а отводили им полости (желудочки), в которых их сущности смешивались. С этой точки зрения душа уподоблялась пару, газу или даже влаге, закупоренным на протяжении жизни в уединенных полостях тела (т.е. желудочках, артериях и т.д.).

Глава X Желудочки и роса мозга - №4 - открытая онлайн библиотека

Из «Musaeum Hermeticum»

Рис. 41. Семь духов, обитающие в головном мозге

Три фигуры, сидящие над пещерой, держат символы желудочков.

Наука признает наличие четырех желудочков в мозге взрослого человека - двух боковых, третьего и четвертого. Расшифровывая подсчет, приводимый Везалием, можно сказать, что один из боковых желудочков располагается в правой верхней части, а второй - в левой верхней части по отношению к центральной части головного мозга. Они имеют слегка крыловидную форму и обозначены буквами «L» и «М» на гравюре из книги «De Humani Corporis Fabrica» (рис. 42). Третий желудочек помещается в центре и ниже них, «примерно посредине между лбом и затылком». Четвертый желудочек находится в области мозжечка позади и ниже третьего желудочка. Если к этим четырем добавить так называемые пятый и шестой желудочки (последний представляет собой крошечную трубочку в спинном мозге) и считать их все символически заключенными в большой полости черепа, то обнаружатся семь желудочков, насчитываемых оккультистами. «В головном мозге имеется семь полостей, - пишет Е.П.Блаватская, - которые на протяжении жизни остаются пустыми в обычном смысле этого слова. На самом деле они наполнены Акашей, причем каждая из них имеет свой цвет, соответствующий состоянию сознания. ...В оккультизме эти полости называются семью гармониями, шкалой божественных гармоний, и именно в них должны отражаться образы, если им суждено сохраниться в памяти мозга». В этих полостях размещаются «мозговые звезды», как определял их Парацельс, видимые провидцем как мерцающие атомы, вибрирующие в поле Акаши. Семь гармоний наводят на мысль о поющем Мемноне[150], том одиноком колоссе в египетской пустыне, который и по сей день затягивает свою странную жалобную песнь, когда в полых камерах его головы гуляет ветер. Св. Хильдегард Бингенская, просвещенная мистик Средневековья, так пишет о тайне семи пустот: «Между вершиной сосуда мозга и оконечностью лба можно различить семь одинаковых пространств. Здесь назначено быть семи планетам, высшей планете в самой верхней части, Луне спереди, Солнцу в середине, а остальные планеты распределены по другим местам».

Глава X Желудочки и роса мозга - №5 - открытая онлайн библиотека

Глава X Желудочки и роса мозга - №6 - открытая онлайн библиотека Из «De Humani Corporis Fabrica»

Рис. 42. Боковые желудочки головного мозга,
обозначенные буквами «L» и «М» (по Везалию)

Древние писатели интересовались большей частью только тремя желудочками головного мозга - боковым (рассматриваемым как один), третьим и четвертым. В ранних трудах Альберта Великого эти полости изображены в виде трех кругов одинакового размера, заполняющих весь череп. Никто не стремился к анатомической точности, и воспроизводимый здесь схематический рисунок (43) оставлен без изменений. Он являет собой относящийся к теме образчик теоретических познаний схоластов, догматизм которых побудил лорда Бэкона взяться за «Обновление». Двадцатому веку свойственно занимать слишком крайнюю позицию по отношению к содержанию древних знаний. Мы слегка подросли, поэтому отвергаем все. Найденные недавно шифры Роджера Бэкона служат предостережением против скоропалительных выводов. Есть основания думать, что Альберту Великому было известно истинное назначение желудочков, тогда как мы осведомлены только об их форме. С течением времени круглые желудочки, изображавшиеся первыми авторами, видоизменялись до тех пор, пока эти полости, или ячейки, не приняли неописуемые размеры и не оказались соединенными протоками или стержнями, как на рисунке, опубликованном в первой энциклопедии - оригинальной старинной инкунабуле, озаглавленной «Философские перлы Райша». Как свидетельствуют некоторые ранние анатомические рисунки Леонардо да Винчи, он придерживается того же самого общего представления, что и арабы, но под влиянием положительных сторон собственного характера да Винчи изображает эти желудочки в должном порядке и «художественно». Однако позднее он ознакомился с точным соотношением этих полостей в процессе анатомирования, и его рисунки, выполненные на основе более полных знаний, хотя в отношении точности и не выдерживают сравнения с иллюстрациями из современных учебников, имеют жизненно важное значение, обнаруживая переход от старого к новому в понимании внутренней структуры головного мозга. Да Винчи до некоторой степени предвосхитил работу Везалия, монументальному произведению которого - «О строении человеческого тела» - суждено было завершить средневековый период развития теоретической анатомии. Как образно замечает Гаррисон, «Fabrica» заставила анатомию навсегда порвать с прошлым и отказаться от традиции Галена. В душе Леонардо, как доказывают его рисунки, бродил дух Везалия, но судьба выбрала другого, чтобы дать знание страждущему человечеству.

Глава X Желудочки и роса мозга - №7 - открытая онлайн библиотека

Из «Philosophia Naturalis»

Рис. 43. Желудочки в качестве обиталища души по Альберту Великому

В своей книге «Леонардо да Винчи как анатом» профессор Дж. Плейфер Мак-Мурич предпосылает анализу выводов Леонардо относительно внутреннего устройства мозга краткое изложение воззрений более древних авторов. Вот что он пишет: «Гален определил местонахождением интеллектуальных способностей мозговое вещество в непосредственной близости от желудочков, содержащих психическую пневму[151], а его преемники, особенно Посейдоний и Нумезий, перенесли их местопребывание в собственно желудочки». Далее, как сообщает профессор, Авиценна со своей арабской склонностью к метафизическим тонкостям ревизовал воззрения этих первых авторитетов и кое-что добавил к ним. Когда наблюдения Леонардо да Винчи не согласовывались с более древними традициями, он тут же отвергал традиции и выражал собственные предположения относительно локализации функций в головном мозге. На рисунках да Винчи задний желудочек помечен более старой надписью «memory» - «память», но при каждом из двух других имеется двойная надпись. Что касается среднего желудочка, то в дополнение к «senso commune» - здравый смысл - приписано еще и «volunta», а передний помимо надписи «imprensiva» несет на себе надпись «intelletto» - интеллект. Леонардо объединял волю с sensus communis - «здравым смыслом» в среднем желудочке, «где нервы, как утверждают, приводят члены в движение по доброй воле души», и душа располагается «в судейском отделе (мозга). Да Винчи к тому же сделал чрезвычайно важное заявление, что желудочки мозга и желудочки мужской половой клетки (семенные пузырьки) равноудалены от желудочков сердца». Следовательно, Леонардо вместе с первыми анатомами начального периода признавал наличие в теле трех больших систем желудочков - желудочков мозга, желудочков сердца и желудочков репродуктивной системы. В разделах принадлежавшей Бембо таблички Изиды, как полагают, изображены три огромных комнаты или покоя, где пребывают боги мира и частицы человеческой души. Эти отсеки и их более мелкие подразделения аналогичны системам желудочков в представлении древних.

Наглядно изобразив три желудочка и их взаимосвязи так, как их представляли в древние времена, мы начинаем лучше понимать слова Николаи, «врача и наставника», дошедшие до нас в его «Анатомии»: «Из-за того что мозг имеет три отдела, древние философы называли его храмом духа, поскольку у древних людей были палаты в храмах: первая служила вестибюлем, вторая консисторией[152], третья апотекой[153]. В первой подавались исковые заявления в судебных делах, во второй тщательно изучались показания, в третьей выносился окончательный приговор. Древние говорили, что аналогичные процессы протекают в храме духа, т.е. в мозге». Далее Николаи объясняет формирование мысли и ее упорядоченное движение через желудочки, пытаясь показать, как философы создавали гармонию своей внешней жизни, беря за образец головной мозг.

Ипполит[154], доникейский[155] священник, писавший в первые века христианской эры, опубликовал несколько фрагментов тайного учения гностиков и других еретических сект. Один из этих фрагментов - «Против ересей» - имеет отношение к рассматриваемому нами предмету. Он впервые рассуждает о мозге как об основной части всего тела и разделяет представление Аристотеля, что мозг остается спокойным и неподвижным, будучи отделенным узкой перемычкой от раздоров животной природы и «содержащим внутри себя дух». Далее он замечает, что при вскрытии в самом головном мозге обнаруживается сводчатая камера с маленькими крылышками с каждой стороны, которые мягко шевелятся, приводимые в движение духом. Вспоминается также и важное утверждение, что посвященные-язычники уподобляли головной мозг из-за его формы голове змеи. Нельзя забывать и о том, что когда слово «дух» используется в связи с желудочками мозга, оно обозначает не божественную природу в понимании теолога, а скорее парацельсовский spiritus[156] - жизненную силу или дыхание, действующую силу, однако необязательно Высшую Действующую Силу. В одних случаях он (дух) соответствует индусской пране, или солнечной силе, в других - астральному свету трансценденталиста Леви. Слово «душа» в древности часто использовалось для обозначения эго, а слово «дух» - для обозначения просто эманаций силы из него. Циркуляция spiritus'a по органам и членам души была аналогична циркуляции крови по венам и артериям тела.

Подводя черту под более древними доктринами, можно утверждать, что в центральной части головного мозга имеется четыре весьма важные полости. В действительности это одна большая полость, в которой различимы четыре камеры, соединенные «водопроводами». Как заявляет Бёртон в своей «Анатомии меланхолии», эти камеры «служат вместилищем духов, которые попадают туда по артериям из сердца», чтобы очиститься и облагородиться там «до достижения более небесной природы, дабы действовать как душа». На выразительном языке 1548 года описание сравнительного достоинства этих желудочковых камер звучит так: «Передняя является самой большой, вторая, или центральная, - меньше, а третья, или задняя, - самая маленькая». Согласно Калпиперу, воображение помещается в переднем желудочке, память в заднем, а рассудительность в средней полости между ними. Этот древний врач, имя которого не умрет, пока существует наука, сообщает далее, что передний желудочек горяч и сух, центральный теплый и влажный, а задний холодный и сухой. Не содержат ли в таком случае эти желудочки философские серу, ртуть и соль - ингредиенты Камня Мудреца, которые, как заявляет Парацельс в своих «Девяти книгах о природе вещей», обозначают душу, дух и тело? На одном из рисунков Николя Фламеля из «Книги еврея Авраама» изображены солнце и луна, льющие свои лучи в маленькую, расположенную в центре колбу. Может быть, третий желудочек является тем сосудом, в котором происходит «бракосочетание» солнца и луны? Не объединяются ли животные духи мозжечка с интеллектуальными духами боковых желудочков в центральной камере, которую Бёртон называет общим залом?

Описывая назначение трех ячеек мозга, Петрокелл объявляет, что способность различать добро и зло гнездится в средней секции, а душа в задней, что согласуется со взглядами Джона Хейдона, который утверждает, что анима помещается в четвертом желудочке. Роберт Фладд, хотя и придерживавшийся общего мнения писателей более далекого прошлого, представляет каждую полость состоящей из двух частей - правой и левой - в полном соответствии с воззрениями современной науки. Он называет два боковых желудочка ощущением и воображением, половины третьего желудочка - размышлением и суждением и половины четвертого желудочка - памятью и движением. Описывая фладдовскую схему желудочковых сенсорных гармоний (рис. 40), Грийо де Живри сообщает: «Небесный мир, состоящий из Бога и ангелов, проникает непосредственно в череп, общаясь с душой; воспринимаемый мир, состоящий из четырех стихий, сообщается с пятью чувствами». Существует сфера, называемая «вообразимым миром», соответствующая исключительно метафизическим восприятиям воображения, создаваемым «как в снах несуществующими объектами и, следовательно, тенями стихий». В результате мы имеем систему сфер, в точности соответствующую вышеизложенному и содержащую «тень Земли, тень Воды, тень плотного Воздуха и, наконец, тень Огня». Интеллектуальная сфера и сфера воображения странным образом связаны тонким волнообразным «червем». В заключение автор помещает на задней стороне черепа сферу, которую он называет «относящейся к памяти или к запоминанию», и изображает ее сообщающейся со спинным мозгом («Музей колдунов»). Таким образом, интеллектуальное Божество обосновалось в самой середине с Меркурием и Марсом (чувством и движением) в виде двух оконечностей головного мозга. Два боковых желудочка разделены тонкой прозрачной, похожей на кожу стенкой, называемой septum lucidum или speculum. Слова septum lucidum (согласно большинству современных авторитетных источников - septum trans-lucidum) обычно переводятся как полупрозрачная стенка, однако в более древней форме их можно интерпретировать как стена света, а слово speculum означает зеркало или то, что ловит отражения.

Глава X Желудочки и роса мозга - №8 - открытая онлайн библиотека

Рис. 44. Два рисунка желудочковой системы,
обнаруженные среди бумаг Леонардо да Винчи

По утверждению сэра Кенелма Дигби, «постельничего короля Карла I», «чувственные представления и подобия вещей» пребывают в боковых желудочках, «где приводятся в движение и мечутся, когда мы думаем». Эти «молекулярные тела» представлений и идей скрываются в бесчисленных полостях мозга, пока возникший в результате умственно-психической деятельности «ветер или мощный поток» не промчится по этим пещерам. Приведенные таким образом в движение мельчайшие частицы «ударяются» о зеркало[157] (явление, аналогичное тому, что происходит в обонятельном процессе), возбуждая тем самым центр фантазии. Эта прозрачная перегородка мозга является, следовательно, тем волшебным зеркалом, на поверхности которого «духи» вызывают тени идей. Любезный сэр Дигби продолжает свои рассуждения, объясняя, как эти духи (крошечные тела, пребывающие во взвешенном состоянии) «совершают длительные замысловатые путешествия по всему головному мозгу» (из одной камеры в другую), чтобы наконец «подымиться на свободе в полых желудочках». Из этих полостей они «испускают дым, выходящий из мелких ответвлений артерий» (хориоидных (сосудистых) сплетений, и, «став к тому времени тяжелыми» (осажденными), падают вниз через четвертый желудочек, через продолговатый мозг в костный мозг (спинной мозг) позвоночника, откуда разносятся по нервам в виде сенсорных импульсов ко всем частям тела.

Бёртон выражает ту же самую мысль, говоря, что четвертая «бухта» (желудочек) является обшей для мозжечка и костного мозга и, вбирая в себя животных духов из других полостей, препровождает их в спинной мозг. В ячейке фантазии мы накапливаем идеи, заявляет один анатом прошлого, в центральной ячейке мы обдумываем их, а в ячейке, находящейся сзади, мы запоминаем их. Гален определяет меланхолию как «отсутствие или заражение средней ячейки головы». Коста бен Люка из Баальбека, писавший в девятом веке, дает, по выражению д-ра философии Линна Торндайка в его труде «История магии и экспериментальной науки», «в высшей степени занятное объяснение» протекания процессов запоминания, воображения и рассуждения - трех ипостасей мышления. Поясняя свою точку зрения, этот араб ссылается исключительно на третий и четвертый желудочки, сообщая, что вспоминание чего бы то ни было осуществляется путем перехода тонкой субстанции из передней полости в заднюю (т.е. из третьего желудочка в четвертый). Отверстие (церебральный водопровод) между этими двумя полостями головного мозга закрывается чем-то вроде клапана, который Коста бен Люка описывает как «частицу вещества мозга, похожую на червя» (Vermis - червь на рисунке Роберта Фладда?). В оккультизме этим несколько странным термином «червь» обозначали шишковидное тело, которое, согласно эзотерической традиции, действительно расположено таким образом, что в нормальном индивидууме образует маленькую дверцу, отделяющую желудочки друг от друга. Под стимулирующим воздействием кундалини эта железа, как утверждают, «встает» вертикально, и тогда о ней говорят как об «открытой двери», через которую обеспечивается свободная циркуляция летучих сил в желудочках. (Подробнее см. главу «Шишковидная железа».) Тогда деятельность чувствительных и двигательных нервов можно рассматривать как нечто подобное лестнице Иакова, по которой поднимаются импульсы, добиваясь аудиенции у интеллекта, а вниз спускаются пары, насыщенные деспотическими распоряжениями.

В третий, четвертый и боковые желудочки головного мозга вдаются нежные, похожие на бахрому отростки, почти целиком состоящие из кровеносных сосудов называемых хориоидными сплетениями. Именно эпителиальные клетки этих сплетений выделяют цереброспинальную (спинномозговую) жидкость, которая вливается в желудочки, откуда растекается через многочисленные отверстия, открывающиеся в подпаутинное пространство. Санте описывает цереброспинальную жидкость, заполняющую различные серозные пространства центральной нервной системы, как вытесняемую жидкость, по консистенции «более похожую на слезы и пот, чем на лимфу». Описывая брахмарандхру как самую большую камеру в головном мозге, д-р Рель сообщает, что эта полость постоянно выделяет жидкость, называемую нектаром жизни или божественным флюидом, который омывает головной и спинной мозг. Следовательно, название «цереброспинальная жидкость» является синонимом «слез небесного Бога» или «плачущим вином небес», да даже и lachrumae Chrisri - лакримэ Кристи - «слез Христа». В символическом смысле это амниотическая жидкость плода в виде головного мозга. Нельзя не вспомнить о реке Ганг, берущей начало в источниках, скрытых в голове Шивы, или же о священном Иордане и обожествленном Ниле. Должно быть, исследование тайны этой небесной воды окажется и интересным и поучительным, так как ее секреты сохранились в трудах древних и средневековых адептов.

В поисках эликсира жизни алхимики открыли оккультные свойства некой таинственной росы, что хотя и побудило их составить подробное описание этих свойств, делали они это всегда в крайне сдержанной манере. Для приготовления своих лекарств, с помощью которых они надеялись излечить все болезни и пороки мира, эти философы использовали прозрачную как хрусталь росу, которую собирали на стеклянные пластины по ночам в определенные фазы луны и во время наибольшего кажущегося сближения планет. По их словам, они таким образом научились улавливать небесные «добродетели» и применять их для лечения бесчисленных недугов, поразивших род человеческий. Слово dew (роса) происходит от санскритского Dhav, что значит «течь, струиться, литься», причем иногда этим термином обозначают слезы. Надо заметить, что в обычае у египтян, а также греков и римлян было особое почитание слез, которые они ценили настолько высоко, что собирали их в особые сосуды, называемые слезницами. Иногда эти сосуды хоронили вместе с умершим, как свидетельство скорби. Однако чаще всего их сохраняли и использовали для исцеления больных и в магических действиях.

Глава X Желудочки и роса мозга - №9 - открытая онлайн библиотека

Из «Margarita Philosophica» Райша

Рис. 45. Передний отдел головы как средоточие рефлексов органов чувств
(в соответствии с представлениями анатомов XV в.)

Некоторые авторы, включая Мошейма и Хиггинса, придерживаются мнения, что термин rosicrucian (розенкрейцер) составлен из слов «ros» и «crux». Латинское слово «ros» можно перевести как «роса» или «капающая влага», причем без всяких натяжек вполне допустим даже такой перевод, как «слезы». В гностическом требнике записано, что правители сферы [зодиака] создают душу из собственной субстанции, «из слез, струящихся из их глаз, и из пота, которым они покрываются, испытывая страдания и муки». Слову rose (роза) на латыни соответствует термин «rosa», который после простого каббалистического преобразования превращается в «rosa». Как первый из священных гласных, «а» означает луну, которая в мистериях была символом головного мозга, что уже отмечалось выше. В древних трактатах по анатомии сказано, что мозг шевелится в черепе в соответствии с фазами луны. Следовательно, это слово можно перевести как «роса или влага из головного мозга» или, как называли ее розенкрейцеры, «роса в мозге». В данном случае речь идет о росе с небес, определяемой мудрецами как «опускающейся на вершины гор». В письме Братьев Розенкрейцеров Евгению Филалету содержится явный намек на эту тайну: «Перед самым рассветом наступит полнейшая тишина и вы увидите, как восходит Утренняя звезда и занимается заря, и постигнете великое сокровище. Но главное в этом и самое совершенное - это некая благородная тинктура, посредством которой можно было бы изменить мир (если бы он был угоден Богу и был достоин таких даров) и превратить его в чистейшее золото» («Lumen de lumine»). А не является ли эта «благородная тинктура», на рассвете покрывающая горы, той самой «росой мудрецов», которая улавливает и хранит в себе тень всего мира и добродетели звезд? Не за тем ли выходил перед самым рассветом мудрый Парацельс, чтобы собрать небесную влагу, выпавшую на горы вокруг Гогенгейма гораздо более щедро, чем в любой другой части мира?

Эта роса сохраняла всю свою эффективность, только если ее собирали определенным способом и в особо чистые сосуды. Так, один алхимик рекомендовал использовать для этой цели четыре стеклянные пластины, другой - абсолютно чистую льняную ткань. Под хорошо очищенными сосудами, чистыми стеклянными пластинами и льняной тканью, конечно же, следует понимать полностью обновленное тело алхимика, который добился права открыть «Универсальный растворитель», очистив, если можно так сказать, внутреннюю поверхность собственной чаши. Философы, приоткрывая завесу тайны, объявили, что эта таинственная роса каплями стекает в сердце того, чьи грехи искуплены (крещение), благодаря чему человек наделяется способностью понимать все тайны. Следовательно, термин «роса» в равной степени применим и к истине. Именно поэтому у Эммануэля Сведенборга, непосвященного провидца, в одном отрывке о росе говорится как об истине добра, проистекающей из состояния целомудрия и покоя, а в другом - как о приумножении добра от истины и принесении' истиной плодов в виде добра. Термин «приумножение» указывает на то, что Сведенборг понимал важность с точки зрения алхимии той небесной влаги, которая в эзотерическом смысле является и физической, и духовной.

Как уже отмечалось, такого рода росу можно было найти только в горах. Здесь под горами, естественно, подразумевается головной мозг, то самое высокое место, о котором столь часто упоминается в священных писаниях. Дабы такая аналогия не выглядела искусственной, обратимся к книге под названием «Книга сокрытой тайны», где о голове великого Вселенского Человека сказано, что она была создана подобной черепу (монада) и «заполнена прозрачной как хрусталь росой» («Зогар»). Эта роса называется вторым доказательством или аспектом Великого Лица. А не является эта роса тем, что на латыни звучит как lux, или световым флюидом, чистой Акашей, огненным туманом, небесной светящейся водой, Шамаимом, или огненной водой, морем кристальной чистоты перед престолом бога, источником, из которого вытекают четыре эфирные реки, орошающие всю землю? А Филон даже высказывает предположение, что херувим, охраняющий Эдем, в действительности представляет собой облако божественной влаги, которое скрывает райский сад от глаз человечества, опять сошедшего с правильного пути, точно так же как розенкрейцеры, про которых говорили, что они спрятали свое святилище - Обитель Святого Духа - от непосвященных, окружив его завесой, которую один из их писателей называл облаками или туманами.

Глава X Желудочки и роса мозга - №10 - открытая онлайн библиотека

Из «Anatomia Corporis Himani»

Рис. 46. Желудочковая регуляция сенсорных функций
(по Иоганну Дрюандеру)

В приведенных ниже цитатах из труда под названием «Великое святое собрание» содержатся еще несколько намеков на ту же тему. «Из этого черепа сочится роса на того, кто снаружи, и ежедневно наполняет его голову». Здесь нелишне отметить, что словом «череп» в «Зогаре» обозначено то, что пифагорейцы обычно называли монадой (целостностью), которая, образно выражаясь, представляет собой семя мира и называется черепом, что должно символически выражать ее сферическую форму. В приведенной выше цитате такая монада изображена направляющей свои духовные эманации в меньший череп - низшую вселенную, - поскольку далее указывается, что «этой росой поддерживаются священные небесные нечто». Чтобы понять природу небесных нечто, о которых упоминается в «Зогаре», надо всего лишь продолжить чтение и узнать из текста, что падающая каплями роса орошает поля, где растут «священные яблоневые деревья». Там же записано, что «роса из огоньков - это твоя роса». А не соответствуют ли эти огоньки звездам Парацельса, которые ни в коем случае нельзя рассматривать как небесные тела, а только как способности или центры мышления? «Все, что интеллект в состоянии представить, - пишет этот швейцарский Гермес, - идет от звезд». И добавляет: «Жизнедеятельность человеческого организма есть результат деятельности внутренних созвездий, существующих в его низшем мире». Когда каббалисты говорят, что эти звезды заключены в черепе Макропросопуса, тайну можно считать раскрытой.

Священные яблоневые деревья, которые питаются небесной росой, должны иметь то же самое значение, что и золотые яблони в саду, охраняемом Гесперидами[158]. По утверждению Аполлодора, золотые яблоки, унесенные Геркулесом, росли в гиперборейской Атлантиде. Гиперборея, т.е. страна, расположенная за пределами владений бога северного ветра - Борея, была «Северным раем» древних греков, приполярным континентом, земным Эдемом, где также росли символические яблоки халдейско-древнееврейских мистерий. Значимость золотых яблок, которые росли на горе Атлант[159] - Северном полюсе человеческого тела - становится более очевидной, если понять, что они символизируют духовные монады, атомы или звезды, обитающие в высших мирах и являющиеся источниками «свисающих» с них реально существующих объектов (Дж. Р.С.Мид. «Orpheus»). Эти яблоки также являются сияющими цветами Прокла, «золотыми атомами» в сердцах живых существ, чьи изображения запечатлены в эфире головного мозга. В них же заключена и тайна «золотого руна», охраняемого Полярным созвездием таинственного Дракона.

Глава X Желудочки и роса мозга - №11 - открытая онлайн библиотека

Из «Musxum Hermeticum»

Рис. 47. Желудочковая система впредставлении алхимиков
(согласно Б.Базилю Валентину)

Боковой и четвертый желудочки представлены ввиде двух состязающихся фехтовальщиков, между которыми, сохраняя полное спокойствие, стоит Меркурий, олицетворяющий третий желудочек.

Как нам уже стало известно, у Семи Строителей, восседающих на своих акашических престолах в огромном черепе Вселенского Человека, есть свои микрокосмические аналоги в головном мозге человека. К ним относятся семь звезд - небесные нечто - чьи сущности переносятся «росой» точно так же, как звездная «влага» переносит семь аспектов астрального света. Не подлежит сомнению, что семи Дхьяни-буддам (двое из них не имеют имен), о которых сказано, что они обитают в ауре сердца, соответствуют семь полостей головного мозга, в которых рефлексия[160] возводит их сущности на престол. Таким образом, Марс соответствует мозжечку, Сатурн - corpora quadrigemina (четырем парным телам), Венера - шишковидной железе, Меркурий - также шишковидной железе после насыщения кундалини, Юпитер - всей полости черепа, заполненной Акашей, Луна - своду головного мозга, а Солнце - пране в третьем желудочке. Некоторые современные авторы соотносят Уран с гипофизом, а Нептун - с шишковидной железой, или наоборот.

Кристально чистая роса, о которой говорит св. Иоанн, и океаны, упоминаемые в первых стихах Книги Бытия, также имеют аналоги в человеческом теле. Спрашивается, а не содержатся ли в рассказах об Океане Вечности и Млечном Пути намеки на кристальную росу адептов? В подтверждение этой догадки вновь обратимся к восточным философиям. В индийских мистических книгах седьмая, или высшая, чакра головного мозга - сахасрара - часто называется «лотосовым чаном» (Т.Субба Роу). «Мелодично журчащую воду из этого чана, - продолжает знаменитый ученый, - называют амритой, или нектаром». С введением этого понятия открывается совершенно новое поле для исследования. Согласно «Ведам», амрита, или «напиток бессмертия», была получена в результате вспенивания великого океана. Слово «амрита» буквально означает бессмертный. Вот вам и эликсир жизни алхимиков, который также называют соком священной сомы, напитком посвящения, подлинный состав которого, равно как и рецепт алхимиков, считается утерянным. «Проще говоря, - пишет Е.П.Блаватская в "Люцифере", - сома - это плод Древа Знания». Сома к тому же служит символом луны, а эзотерически луна - это правитель разума точно так же, как солнце считается правителем духа. Вернемся к чакре под названием сахасрара. В «Арунопнишаде» сказано, что в этой чакре «помещается золотая чаша в окружении ярких лучей, обитель счастья». А значит, там же находится Грааль, священная чаша, охраняемая рыцарями в замке с куполами на холмах христианской Испании. Именно в этом заключен эзотерический смысл чаши для причастия, подтверждаемый словами Макса Мюллера о том, что напиток из сока сомы «имел то же значение в жертвоприношениях Веды и Авесты, что и сок винограда в культах Вакха». Вино Вакха превратилось в вино Христа, кровь Логоса, которую изображают изливающейся семью струями из пасхального агнца.

Боги на высотах Олимпа вкушали амброзию, подкрепляющий напиток бессмертных, который в виде чаши Ганимеда увековечен ныне как сосуд с водой в созвездии Водолея. Испившие этого напитка более никогда не испытывали жажды, что роднит его с водами жизни, о которых упоминает святой Назорей. Можно ли сомневаться, что все эти туманные намеки указывают на некую оккультную истину, имеющую глубокий смысл, ускользнувший от внимания большинства современных символистов? В уже упомянутых ранее готских ритуалах, неофиту в завершение обряда посвящений давали глотнуть небесного меда из чаши, сделанной из человеческого черепа. Похожие чаши из черепов входят в число священных принадлежностей тибетских мистерий. Возникает вопрос, не заключено ли в этом ритуале нечто большее, чем просто выражение обрядовой стороны культа? Розенкрейцеровская роза, вырастающая из черепа, служит еще одним подтверждением взаимосвязи «росы» с головным мозгом. Итак, постепенно продвигаясь сквозь массу символов, самое убедительное доказательство в цепи соответствий мы обнаруживаем в самом неожиданном месте - в Эднах[161]. В одной из последних глав этого произведения приведено описание Древа Мира - Иггдрасиля[162], из которого со всей очевидностью следует, что этот символ в целом был задуман для толкования не только вселенной, но также и человеческого тела. На верхних ветвях этого дерева, соответствующих головному мозгу человека, изображены пять животных: хейдрун - коза Одина, дающая небесный мед, и четыре козла - дайн, двалин, дунейр и дуратор. Из рогов этих козлов, согласно легенде, медовая «роса» капала вниз на землю. Ветви этого дерева соответствуют ветвям, упомянутым в «Зогаре», на которых птицы (ангелы) вили свои гнезда (нервные или сосудистые сплетения).

Применительно к микрокосму все эти аллегории, лишившись своей символики, раскроют сокрытую в них тайну оккультной анатомии. Работа головного мозга человека, который, как нам теперь известно, заполнен и окружен «тонким туманом», вызывает осаждение Акаши, мозговой «росы», которая является скорее светящимся эфиром, чем жидкостью. Однако такая «роса» мышления более осязаема, чем газ, и, подобно падающей сверху манне небесной, капая вниз, просачивается между двумя полушариями головного мозга и, в конце концов заполняет третий желудочек, который служит своего рода резервуаром для небесной воды. Эта «роса» превращается в суспензию (или взвесь) или, как сказали бы алхимики, «окрашивается» в результате ментальной деятельности семи мозговых звезд, образующих северное созвездие человека., Именно эта вода содержится в небесном «Ковше» микрокосма[163], который индусы называют созвездием Семи Риши полюса.

Еще один ключ к разгадке тайны дает обычай первобытных народов смазывать голову жидким растительным маслом или жиром, которое затем беспрепятственно растекается по всему телу. Сэр Э.А.Уоллис-Бадж в своей книге «Озирис и воскресение в представлении египтян» рассказывает о том, что у некоторых туземцев было принято привязывать к голове кусочки жира, а зачастую и просто какого-нибудь вещества, пропитанного жидким маслом или обмазанного густым жиром, «который, постепенно растапливаясь, пропитывал их волосы или тупеи[164] и, стекая вниз, обмазывал их плечи, а иногда и все тело». Таким образом, «роса», которая достигала третьего желудочка и была им уловлена, должна вести себя так, как того требует принятая символика, согласно которой мудрец должен ее уловить в чашу мистерий. А значит, нам ничего более не остается, как заняться поисками священного сосуда, а проще говоря, слезницы, предназначенной для собирания слез головного мозга, образующихся, как сказано в «Махабхарате», в результате верчения Суров и Асуров. Сразу оговоримся, что долго искать не придется, ибо, как нам уже известно, среди символических названий гипофиза есть и Святой Грааль. Следовательно, мозговая «роса», вытекающая или сочащаяся из третьего желудочка, собирается в гипофизе, проходя по тоненькой трубочке, называемой воронкой. В своем описании задней доли гипофиза Грей отмечает, что она «развивается, выпячиваясь из зародышевого головного мозга, и в течение внутриутробной жизни содержит в себе полость, которая посредством воронки сообщается с полостью третьего желудочка». Принято считать, что у взрослых этот канал перекрыт, однако, по мнению оккультистов, это суждение ошибочно. Согласно этой точке зрения, распределение «росы» по всему телу оказывается возможным только благодаря гипофизу, который является, так сказать, ключом к пониманию телесной гармонии. В отношении выделений гипофиза д-р Герман Г.Рубин замечает: «Вещество, выделяющееся из передней доли гипофиза, поступает прямо в кровь, а из задней доли выделяется жидкость, называемая питуитрином, которая сливается со спинномозговой жидкостью, омывающей нервную систему. Питуитрин представляет собой чрезвычайно сложную и в высшей степени удивительную субстанцию». Все это наводит на мысль, что через мозговую «росу» Правители тела передают свою волю и намерения в различные его отделы. Между духом и материей не может быть никакой прямой связи, поскольку согласно философии эманацизма[165] дух должен воздействовать на материю через какого-либо посредника. И именно вода - вполне материальная жидкость или ее оккультный аналог, эфир, - должна быть той средой, по которой импульсы из сверхфизических жизненных центров доходят до низшей личности и распределяют свою энергию по всему физическому телу. Парацельс вкратце так выражает это таинство: «Весь микрокосм потенциально содержится в Liquor Vitae - нервном флюиде, в котором заключены природа, качество, характер и сущность живых существ».