Величественный дворец поэзии

Фердоуси был мастером красноречия. Он собрал большой исторический материал и начал писать «Шах-наме», т.е. приступил к сочинению эпоса иранского народа. Он смолоду любил предания и сказки, сам начал сочинять дастаны и изложил в стихах такие распространенные в народе предания, как «Бижан и Маниже», «Сухраб», «Акван-див», «Сражения Pycma.ua» и другие. В своей работе он использовал книгу «1'уштасп-наме» Дакики, а использовал и другую книгу «Шах-наме» в прозе Абу Мансури. В это время Фердоуси было примерно 40 лет, и последующие 30 лет своей жизни он посвятил этой работе. Он подарил вечное произведение иранскому народу и мировой литературе. «Шах-наме» Фердоуси состоит из 60 тысяч бейтов стихотворений, и тема его - история Ирана, с начала и до времени нашествия арабов-мусульман и падения Сасанидов. Он разделил эту эпоху на 50 частей и описывал события по частям: мифологическая, героическая и историческая. Разумеется, Фердоуси не сочинил стихи «Шах-наме» в том порядке, как они есть в настоящее время, а сочинил их частями и в конце собрал и соединил их стихотворениями. «Шах-наме» содержит не только исторические материалы, но и материалы морально-дидактические. Это произведение в истории персидской литературы занимает такое положение, что его считают словарем персидского языка. Описание событий в этой книге производит очень сильное впечатление, он очень талантливо передает картину сражений. «Шах-наме», хотя и является очень большой книгой, в изложении проста и лаконична. В связи с тем, что в этой книге отражены и народные обычаи, «Шах-наме» имеет большое значение для изучения культуры иранцев в разные времена.

Одним из самых больших преимуществ Фердоуси в сравнении со многими поэтами является строгое следование принципам морали, так как он в «Шах-наме» не использовал неприличные слова и в описании исторических событий придерживался честности.

«Шах-наме» - вечное произведение, значение которого не смогли уменьшить прошедшие века. То, что писал Фердоуси в «Шах-наме» - лучшая похвала этой книге:

А я из строф моих воздвиг такое зданье,

Что входит, как земля, в Господне мирозданье.

/Перевод И.Сельвинского/

ВО ДВОРЕ В ГАЗНЕ

Фердоуси первую редакцию «Шах-наме» завершил в 384/994-95 году. В начале своей работы над «Шах-наме» он пользовался материальной и духовной помощью правителя Туса и других знатных людей города. Но долгие годы, которые он посвятил сочинению «Шах-наме», разорили его, и после окончания книги он стал нищим. Несмотря на то, что его стихотворения и дастаны были известными среди народа, его никто не поддержал. Он в отчаянии писал:

О судьба, /ты меня/ подняла так высоко на небосвод.

Когда я постарел, почему меня сделала несчастным?!

Когда я был молодым /ты/ меня предпочитала.

В старости оставила меня в унижении.

Вместо узды время дало мне посох.

Все имущество рассыпалось, и пришло несчастье.

У Фердоуси был сын, которого судьба забрала у него. Это событие умножило печаль поэта. Испытав душевные мучения и нищету, он решил вручить «Шах-наме» знатному амиру с надеждой поправить свое положение. Султан Махмуд Газнави, известный амир газнавидов, который правил Хорасаном и Мавераннахром, привлек к себе внимание поэта, дойдя до Индии с походами. Поэтому Фердоуси через 10 лет после окончания первой редакции «Шах-наме», приступил к пересмотру книги. Он добавил в книгу имя султана Махмуда, стихотворения, восхваляющие его, и некоторые главы, а также подготовил новую редакцию «Шах-наме». Это было примерно в 400/1009-10 году. В это время поэт из Туса писал:

Так много трудился за эти тридцать лет,

Для тех, кто не араб, на таком персидском языке возрождал.

По хиджры был год пять восемьдесят раз,

Когда я сочинил эту царскую книгу.

Было так: «Фердоуси взяв с собой «Шах-наме», отправился во двор - в Газну (Газна - город в центре современного Афганистана, развалины которого в наше время находятся вблизи города Газнейн - прим. переводчика). Он хотел после завершения книги вручить ее султану Махмуду. Однако это вышло не благополучно, и по воле судьбы добавило Фердоуси еще больше печали».

Известен рассказ о том, как Фердоуси приехал в Газну и встречался на собрании с такими знаменитыми поэтами двора султана Махмуда, как Унсури, Асджади и Фаррухи. Они не знали Фердоуси. Они предложили: «Каждый из нас скажет одну строку рубай. Если он сможет сочинить четвертую строку рубай, ему позволят находиться в этом собрании поэтов». Фердоуси согласился. Потом сказали в таком порядке:

Унсури:

Даже луна и та тусклее лица твоего,

Асджади:

Равной твоей щечке нет розы в цветнике.

Фаррухи:

Ресницы твои пронзают кольчугу,

тогда Фердоуси с красноречием добавил:

Как стрелы Гива в его битве с Пашаном.

Рассказывают, что когда поэты узнали Фердоуси, повели его во двор султана Махмуда, и Фердоуси вручил ему «Шах-наме» и читал свои стихотворения, восхваляющие его. Услышав это, Махмуд обрадовался и решил дать Фердоуси премию. Однако на этом дело не кончилось. Низами Арузи в своей книге «Чахар макале» продолжение этого события описывает так: «Махмуд с этими людьми держал совет: "Что нам следует дать Фердоуси?" Они сказали пятьдесят тысяч динаров. Да и то слишком много, ибо он еретик-рафизит и сторонник безбожного мутазалитского толка.... А султан Махмуд был фанатик, эти слова навели на него сомнения, и он внял им»