Знание, мнение, вера

Знание – это одно из самых общих понятий, а потому ему трудно дать однозначное определение. Кроме того, существует много различных видов знания.

Прежде всего, следует различать знание-умение – практическое знание и знание – информацию. Знание – умение еще называют «знанием как». В этом смысле можно говорить о том, что я знаю, как водить машину, играть в шахматы и т.п. Когда мы говорим, что знаем, что «сумма углов треугольника равна двум прямым», «прямая линия бесконечна» – мы утверждаем, что обладаем некоторой информацией. «Знание что» выражает и характеризует некоторое состояние дел: наличие у предметов определенных свойств, отношений, закономерностей. Очевидно, что к «знанию как» неприменимы понятия истинности и обоснованности. Можно хорошо или не очень владеть музыкальным инструментом, но это владение не будет ни истинным, ни ложным.

В эпистемологии главное внимание уделяется анализу знания-информации, ибо только его можно оценивать как обоснованное и необоснованное, достоверное и недостоверное, истинное или ложное. Именно поиски способов обоснования знания, критериев его истинности были основной задачей философского анализа знания.

Античные философы разделяли знание (episteme) и мнение (doxa). Знание есть то, что безусловно и абсолютно истинно, считали они, поскольку оно есть непогрешимое состояние разума. Мнение же это то, что опирается на чувственное восприятие вещей и явлений, и может быть истинным или ложным. Знание относится к вечным, неизменным, умопостигаемым вещам, чья неизменность и вечность гарантируют вечную истинность выражающих их положений , мнение же относится к текучим, изменчивым вещам нашего чувственно воспринимаемого мира, поэтому оно то истинно, то ложно.

У философов Средневековья важнейшей проблемой является: соотношение знания и веры. Знание – это то, что может быть рационально обосновано, что постигается разумом. Но есть более глубокие истины, содержащиеся в Священном писании. Они могут быть непостижимы для разума, в них нужно только верить, даже если они непонятны, более того, противоречивы. Вера предшествует познанию и служит исходным основанием для построения разума. Именно в этот период, когда Тертуллиан, Августин, Эриугена объявили Бога единственным объектом познания, философия в этот период становится рациональным способом познания Бога. Как истинное рассматривает знание современная эпистемология, поскольку слово «знание» по своему значению не может относиться к заблуждению или лжи.

Человек всегда пребывает в какой-либо вере. Сам уклад его жизни зависит от верований, их усиление или ослабление производят решающие изменения в истории человечества. Не случайно сущность и природа верований людей осмысливалась многими философами и теологами.

Первое отличие между знанием и верой касается того, что познается верой, а что дается знанию. Н.А. Бердяев говорит об этом следующим образом. Познание дает нам знание вещей видимых, тогда как вера – это постижение вещей невидимых [6]. Это следует понимать так, что невидимый божественный мир – это мир, который не дается нам ни в каком эмпирическом опыте. Предмет веры запределен для внешних чувств и недоступен для логики, поскольку обращен к трансцендентному. Опыт, из которого рождается религиозная вера – это опыт откровения, он невозможен без духовного перерождения человека, поэтому вера обретается на трудном тернистом пути. Предметы знания и религиозной веры не конкурируют и не пересекаются между собой «… то, во что можно верить, нельзя знать, а в то, что можно знать, нельзя и не должно верить. Кто верит в таблицу умножения или Пифагорову теорему? Ее знают. И кто знает Бога, включая его в предмет научного знания? В него верят и познают верой»5

Однако повседневную жизнь без веры, нерелигиозной как чисто психологического, субъективного состояния, веры, дающей уверенность в необходимости и значимости происходящих событий, совершаемых поступков трудно представить. Жизнедеятельность в целом, не только познание невозможны без веры, доверия, принятия знания как достоверного. Опираться на некоторые несомненности, достоверности – есть условие нашей жизни. Вера в познавательном процессе – это состояние сознания: не испытывающее сомнения, принимающее события, высказывания без доказательств. Факт существования веры и верований в познавательной деятельности сегодня не отрицается. Термин «вера», употребляющийся в повседневной жизни, науке, теологии имеет различные смысловые оттенки. Один из них фактически отождествляет слово «вера» со словом «доверие».

Согласно Л. Витгенштейну, ребенок приучается верить множеству вещей и действовать согласно этим верованиям. Мало-помалу оформляется система того, во что верят, кое-что в ней закрепляется незыблемо, кое-что более или менее подвижно.[7] Х. Ортега-и-Гассет и Л. Витенштейн полагают, что верования наиболее глубинный пласт нашей жизни, все то, что мы безоговорочно принимаем в расчет, не размышляя об этом. О верованиях не размышляют, в них пребывают, как пребывают в уверенности.

Вера присутствует и в структуре научного знания. Наука не только добывает знания, но и принципиально не может обойтись без веры. Отношения между верой и знанием – это не отношения взаимного исключения, наоборот предполагают друг друга, и переплетаются друг с другом. Вера играет важную роль в научном познании не только в процессе выдвижения парадигм, теорий, гипотез, но и в ходе их принятия научным сообществом. Поскольку о полной обоснованности такого рода можно говорить лишь в некоторых случаях, научное знание оказывается неотделимым от наличия определенного элемента веры. Этот элемент может быть большим или меньшим. Можно говорить о принятии на веру некоторых фундаментальных методологических норм и принципов научного исследования. Производство научного знания не может обойтись без авторитетов: речь идет об авторитете научной парадигмы, исследовательской программы. Если этот авторитет будет постоянно оспариваться, исследование оказывается невозможным.

Кроме того, научно-исследовательская деятельность предполагает не только веру в парадигму, научную программу, ту или иную теорию, но и доверие к экспериментальным результатам коллег. Сегодня научная деятельность осуществляется большими коллективами. Значительную часть знаний, которыми располагает отдельный исследователь, он получил не лично, а от других. Эти знания, как правило, не перепроверяются – это просто практически невозможно. В этом случае можно сказать, что ученый обладает каким-то знанием, в том числе потому, что он верит, доверяет другим исследователям. Получается, что в этом случае знание производно от веры. Таким образом, вера в научном познании – это интуитивно-рациональное знание, предположение его истинности, основанное на имеющемся опыте и достигнутых прежде научных результатах.

Но и в нашей повседневной жизни большая часть того, что мы знаем, получена нами от других. Современную цивилизацию с определенным основанием считают цивилизацией знаний, информационным обществом. Эти знания поставляются с помощью современных информационных технологий. О том, что происходит в мире, мы узнаем с помощью газет, телевидения, Интернета. Коммуникация, лежащая в основании социальных процессов – предполагает установку доверия к собеседнику, без этого невозможна социальная жизнь, воспроизводство и поддержание культуры.

Процесс познания предполагает доверие к показаниям органов чувств, хотя отдельные гносеологические верования, включенные в состав того или иного конкретного восприятия, могут оказаться ложными, доверие к свидетельствам памяти, хотя отдельные воспоминания могут ввести в заблуждение – все это фундаментальная установка доверия делающая возможным сам процесс познания.

Наконец, нужно иметь в виду, что определенного типа верования конституируют, формируют человека, оказываются образующими само ядро личности. Это верования, ставшие убеждениями: верования относительно нравственных ценностей и норм, мировоззренческих позиций. Вера во многих случаях ничем не заменима, как фундаментальная установка доверия, является условием жизни человека и создает саму возможность получения знаний.