Viii. фактор адресата. адресат как соавтор и как интерпретатор текста

Основные вопросы. Роль адресата в текстопорождении. Адресат ре­альный и гипотетический; обобщенный прогнозируемый; массовый, пуб­личный, конкретизируемый; персональный, единичный, конкретный. Кос­венный (вторичный) адресат. Адресат как интерпретатор текста.

Понятие адресата речи самоочевидно. Это тот, кому направлено речевое произведение, кто провоцирует общение (речевое или тексто­вое). Это также и тот, кому отправляют письмо, телеграмму. До недав­него времени толковые словари приписывали слову адресат только последнее. Коммуникативно-прагматический подход к языку/речи за­ставил существенно расширить рамки этого понятия. Наметим неко­торые линии рассмотрения, имея в виду, что проблема требует углуб­ленного изучения.

Роль адресата в текстопорождении трудно переоценить. «Одним из самых существенных факторов, оказывающих прямое влияние на построение текста, является то, что данная интерпретация осущест­вляется не только для самого говорящего (ему самому это необходимо для осмысления события), но и с обязательным учетом адресата. Со­вершенно очевидно, что об одном и том же событии мы по-разному рассказываем различным собеседникам» (Звегинцев - 1980). Можно считать, что адресат выступает как своеобразный соавтор любого тек­ста. В самом деле, каждое произведение в той или иной степени ори­ентировано на адресата, поэтому попробуем представить себе одну из возможных классификаций адресата.

1. Адресат может быть реал ьным и гипотетическим. Ад­ресуют свою речь божеству, высшим силам; «разговаривают» с приро­дой и вещами; «беседуют» с домашними (и не только) животными; са­моадресуют речь, обращаясь к самому себе. Объект речи, «адресат», не дающий ответной реакции, в дальнейшем не принимаем во внимание (типа «О Волга, колыбель моя..»; «Ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, свободный и правдивый русский язык»). Заметим попутно, что такой квазиадресат допускает лишь ты-форму дейктиче- ского указания (см. разделы о mw/Sw-формах общения и обращении).

2. Адресат может быть обобщенным прогнозируем.ым. Думается, что прогнозирует адресата и автор художественного произ­ведения. Во всяком случае, когда в эксперименте писателю предложи­ли создать произведение «ни для кого», с условием, что текст никем никогда не будет прочитан, автор не смог выполнить задачу. Таким образом, для создания любого текста необходим получатель, незави­симо от того, будет ли текст воспринят сиюминутно и непосредствен­но или между автором и читателем проляжет значительное время и расстояние. Видимо, автор художественного текста интуитивно чув­ствует своего потенциального читателя, носителя национального язы­ка и культуры, сами же отношения с читателем очень сложны, и мы не беремся просчитать, какая часть смыслов автора воспринимается читателем в зависимости от его значений, мнений, предпочтений, его социальных ролей и психических состояний. Здесь лишь конста­тируем, что вне фактора адресата нет произведения. Нередки случаи, однако, когда художественное произведение ориентировано на более конкретную социальную группу общества: детская литература, для мо­лодежи, дамский роман и т. д. Автор художественного текста воздейст­вует на читателя эмоционально и интеллектуально, эстетически и эти­чески, путем образного представления вторичной действительности.

Более конкретно ориентированы на адресата тексты других функ­циональных стилей. Ясно, что научный текст выстраивается по-разно- му в зависимости от того, кто оказывается адресатом - узкий специа­лист в данной области, и тогда создается монография, статья, доклад и т. д., либо широкий круг интересующихся данной отраслью науки, и тогда из-под пера выходят научно-популярные тексты. Автор науч­ного текста рассчитывает, главным образом, на интеллектуальное воз­действие на адресата.

Публицистический стиль ориентирует свои тексты на «просчиты­ваемого» адресата достаточно широко и четко, и с точки зрения про­фессиональной ориентации (для учителей, для бизнесменов и мн. др.), и с точки зрения возраста («Московский комсомолец»), и с точки зре­ния круга непрофессиональных интересов (для автомобилистов, любителей кино и мн. др.), а также с точки зрения политических при­страстий. Не говорим уже о рекламе, которую также относят к публи­цистике в силу ярко выраженной функциональной особенности этого стиля - воздействия. Автор публицистического текста воздействует на социально-гравданскую, интеллектуальную, эмоциональную сфе­ры читателя. Адресат рекламы, кроме того, подвергается непосредствен­ному психическому и физическому воздействию: «заинтересовался, пошел и купил» расхваливаемую вещь. О рекламном тексте как явно и ярко адресованном, содержащем сильно воздействующие и побуж­дающие языковые формы, конструкции, высказывания с особыми эле­ментами авторизации и адресации, следовало бы говорить отдельно.

Официально-деловой стиль конкретизирует своего адресата как получателя административно-деловой и юридической, правовой ин­формации. Здесь оказываются разного рода приказы, указы, распоря­жения, постановления, инструкции, объявления и мн. др.

3. Массовый, публичный, конкретизируемый адре­сат, как правило, предстает перед автором текста ощутимо, поэтому и ориентация текста более конкретна. В качестве адресата здесь выступа­ет учебная аудитория, аудитория слушателей на собрании (ср. роди­тельское собрание), митинге, студенческая группа, жильцы дома и т. д.

Можно сделать вывод, что в письменном произведении и в пуб­личной речи обобщенный прогнозируемый и массовый конкретизи­руемый адресат как соавтор текста присутствует в качестве фактора, определяющего а) функциональный стиль и жанр произведения, б) его композиционную структуру - описание, повествование, опре­деление, доказательство, разъяснение, аргументация, инструктирова­ние, наставление и т. д.; в) метаязык - лексику, синтаксический строй, терминологию, систему образности, степень эмоциональности и т. д.; г) метатекстовые конструкции авторизации и адресации текста (Мы уже указывали...; рассмотрим пример...; попробуйте определить... и др.).

4. В устном контактном непосредственном межличностом общении ориентация на адресата как персонального, единичного, конкретного определяется множеством показателей коммуника­тивной ситуации, социальных ролей и психологических состояний партнеров. Это могут быть знакомые и незнакомые люди, в обстанов­ке официальной и неофициальной, в отношениях теплых, дружеских и холодных, натянутых и т. д. Любой речевой акт ориентирован на ад­ресата (см. Арутюнова - 1981), на удовлетворение его пресуппозиций и интенциональных ожиданий, на перлокутивный эффект (см. раздел о речевых актах). Смена коммуникативных ролей я и ты предусмат­ривает инициатора диалога и отвечающего, их ролевые речевые такти­ки для осуществления стратегического замысла. Здесь прагматика ре­чи предстает во всем богатстве и многообразии коммуникативных взаимодействий общающихся.

С точки зрения языковых структур наиболее адресатно ориентиро­ваны местоимения и глагольные формы 2 л., императив, вопрос, вока­тив, речевой акт, речевой этикет, например: Принеси...; Скажи...; Не знаешь, где...?; ГражданеI; Мария Ивановна!; Здравствуйте!; Благо­дарю вас! - и мн. др. Адресованы все этикетные интенции: обращения, приветствия, поздравления, пожелания и мн. др. (см. Речевой этикет); адресованы ложь, лесть, притворство, лицемерие, кокетство, самовос­хваление, упреки, угрозы, ругань, клятвы, обещания, советы, просьбы и множество других речеактовых интенциональных проявлений. (Заметим попутно, что утрата адресата меняет семантику и прагмати­ку структуры и дает риторическую фигуру: риторический вопрос - Кто не знает Пушкина?!] риторическое обращение: - О Русь!] эмоцио­нальное восклицание - И когда все это кончится!)

Как коммуникативные стереотипы закрепились конвенциональ­ные высказывания разного рода привлечения в советчики или отвода адресата, например: - А что ты скажешь?; - А как ты думаешь?; - А твое мнение?; - Что бы ты сделал на моем месте?; или - Тебя не спрашивают; - Много ты понимаешь; - А тебе-то что!; - Не лезь со своими советами; - Твое мнение никого не интересует - и мн. др.

В связи с адресованностью речи встает вопрос и о косвенном (или вторичном) адресате (см. выше о коммуникативных ро­лях говорящих. Здесь же вторичный адресат выступает как участник текстопорождения.). Повторим, что в первую очередь надо сказать о таких публичных жанрах, как теле- (с дополнительной информаци­ей от видеоряда) и радиоинтервью, беседа, «круглый стол» и т. п., ко­гда, например, на экране общаются двое или несколько, и диалоги (по­лилоги) выстраиваются по всем законам этого вида речи, однако о не­подготовленном (спонтанном) непринужденном общении в этом слу­чае не может быть и речи, поскольку вопросы-ответы телеинтервью рассчитаны, прежде всего, на многомиллионного косвенного адреса­та - зрителя-слушателя. Поэтому налицо предварительная подготов­ленность текста (или основных его вех), отсутствие грубо-разговор­ных элементов (поскольку при имитации непринужденности - беседа может идти и в домашней обстановке - говорящие помнят о публич­ности своей речи, т. е. в данном случае о косвенном адресате).

В межличностном общении, как упоминалось, косвенный адресат также играет большую роль. Во-первых, может быть такая ситуация, в которой присутствие посторонних нежелательно, и их выводят из позиции слушающего: - Не надо при посторонних; - Тише; - Не говори так громко; - Это не для чужих ушей; - Отойдем в сто­ронку и мн.др. Во-вторых, косвенный адресат может не устраивать собеседников по своим социальным признакам: - Не говори так при ребенке; - Не при женщинах об этом (так); - Не при матери бу­дет сказано; - Не говори этого при родителях и т. п.

Возникает иная ситуация, когда присутствующий в коммуникатив­ном пространстве двоих собеседников третий вовлекается в общение. Так, за обеденным столом мать и отец разговаривают о том, что сосед­ский мальчик стал таким сильным, потому что ходит в спортивную сек­цию, - беседа ведется для присутствующего сына, с целью косвенного воздействия на него, которое в данном случае может оказаться более действенным. Еще пример: в концертном зале учреждения, когда публи­ка занимает места, женщина кричит : - Ленау иди сюда, здесь для тебя есть место! - призыв адресован, с одной стороны, подруге, с другой - желающим занять место: «это место занято, оно не для вас». Ситуаций, когда двое говорят для (или с учетом) третьего, множество.

Прагматические принципы общения, в частности постулаты Г. Грайса и Дж. Лича, также ориентированы на адресата (см. выше).

Адресат письменного и устного текста (разных стилей и жанров, в раз­ных видах общения - см. выше) как текстопорождающий фактор инвер­тируется с адресатом - получателем текста, читателем-слушате­лем, интерпретатором, т.е. активным субъктом общения. Про­цесс интерпретации (см. Долинин - 1985) связан с когнитивными опе­рациями понимания на основе знания. К факторам, способствующим пониманию, главным образом, устного текста, Т. ван Дейк относит сле­дующие:

«А. Свойства грамматической структуры высказывания (заданные грамматическими парадигмами).

B. Паралингвистические характеристики, такие, как темп речи, ударение, интонация, высота тона и т. д., с одной стороны, и жесты, мимика, движение тела и т. д. - с другой.

C. Наблюдение/восприятие коммуникативной ситуации (присут­ствие и свойства находящихся в поле зрения объектов, людей и т. д.).

D. Хранящиеся в памяти знания/мнения о говорящем и его свой­ствах, а также информация о других особенностях данной коммуника­тивной ситуации.

E. В частности, знания/мнения относительно характера происхо­дящего взаимодействия и о структуре предшествующих коммуника­тивных ситуаций.

F. Знания/мнения, полученные из предыдущих речевых актов, то есть из предшествующего дискурса, как на микро- (или локаль­ном), так и на макро- (или глобальном) уровнях.

G. Знания общего характера (прежде всего, конвенциональные) о (взаимо)действии, о правилах, главным образом, прагматических.

H. Другие разновидности имеющих общий характер знаний о мире (фреймы)» (ван Дейк - 1989, с. 15).

Можно сделать вывод, что адресат как интерпретатор текста дол­жен (в соответствии со своей коммуникативной ролью) а) принять информацию и б) понять ее - применительно к собственному языко­вому и параязыковому, национально-культурному, интеллектуально­му и др. тезаурусу, собственным мнениям, предпочтениям, оценкам, отношениям, исчислить предтекстовые пресуппозиции и затекстовые импликации с опорой на общий фонд знаний - и т. п., а также в) от­реагировать на полученную информацию (см. выше).

А. В. Полонский вводит в научный оборот категорию адресатности, ее функциональную и полевую природу, средства ее выражения (Полонский - 1999).

Есть много языковых и речевых способов обозначения адресата и адресации текста. Остановимся на двух языковых явлениях, специ­ально предназначенных для выделения коммуникативной роли адре­сата: обращении как номинации адресата и ты-/Вы-формах общения как дейксисе адресата.

ВОПРОСЫ