Электрон излучает ее порциями лишь при перескакивании с одной орбиты на другую

Причем при переходе электрона на более далекую от ядра орбиту происходит увеличение энергии атома, и наоборот.

Будучи исправлением и дополнением модели Резерфорда, модель Н. Бора вошла в историю атомной физики как квантовая модель ато­ма Резерфорда-Бора.

· Весьма ощутимый «подрыв» классического естествознания был осу­ществлен А. Эйнштейном, создавшим сначала специальную (1905), а затем и общую (1916) теорию относительности.

В целом его теория основывалась на том, что в отличие от механики Ньютона, ПРОСТРАН­СТВО И ВРЕМЯ НЕ АБСОЛЮТНЫ.

Они ОРГАНИЧЕСКИ СВЯЗАНЫ С МАТЕРИЕЙ, ДВИЖЕНИЕМ И МЕЖДУ СОБОЙ.

Сам Эйнштейн суть теории относитель­ности в популярной форме выразил так: «Раньше полагали, что если бы из Вселенной исчезла вся материя, то пространство и время сохра­нились бы, теория относительности утверждает, что вместе с матери­ей исчезли бы пространство и время».

При этом четырехмерное про­странство-время, в котором отсутствуют силы тяготения, подчиняет­ся соотношениям неевклидовой геометрии.

Таким образом, теория относительности показала НЕРАЗРЫВНУЮ СВЯЗЬ МЕЖДУ ПРОСТРАНСТВОМ И ВРЕМЕНЕМ (она выражена в едином по­нятии пространственно-временного интервала), а также между мате­риальным движением, с одной стороны, и его пространственно-вре­менными формами существования - с другой.

Определение простран­ственно-временных свойств в зависимости от особенностей матери­ального движения («замедление» времени, «искривление» простран­ства) выявило ограниченность представлений классической физики об «абсолютном» пространстве и времени, неправомерность их обособле­ния от движущейся материи.

· В 1924 г. было сделано еще одно крупное научное открытие. Фран­цузский физик Луи де Бройль высказал гипотезу о том, что частице материи присущи и свойства волны (непрерывность), и дискретность (квантовость).

Тогда, отмечал автор гипотезы, становилась понятной теория Бора.

Вскоре, уже в 1925-1930 гг. эта гипотеза была подтвер­ждена экспериментально в работах Шредингера, Гейзенберга, Борна и других физиков.

Это означало ПРЕВРАЩЕНИЕ ГИПОТЕЗЫ ДЕ БРОЙЛЯ В ФУНДАМЕНТАЛЬНУЮ ФИЗИЧЕСКУЮ ТЕОРИЮ - квантовую механику.

Таким образом, был открыт важнейший закон природы, согласно которому все материальные микрообъекты обладают как корпускулярными, так и волновыми свойствами.

· Один из создателей квантовой механики, немецкий физик В. Гейзенберг сформулировал СООТНОШЕНИЕ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЕЙ (1927).

Этот принцип УСТАНАВЛИВАЕТ НЕВОЗМОЖНОСТЬ - ВСЛЕДСТВИЕ ПРОТИВОРЕЧИВОЙ, КОРПУСКУЛЯРНО-ВОЛНОВОЙ ПРИРОДЫ МИКРООБЪЕКТОВ - ОДНОВРЕМЕННО ТОЧ­НОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ ИХ КООРДИНАТЫ И ИМПУЛЬСА (КОЛИЧЕСТВА ДВИЖЕНИЯ).

ПРИНЦИП НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ СТАЛ ОДНИМ ИЗ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ПРИН­ЦИПОВ КВАНТОВОЙ МЕХАНИКИ.

В философско-методологическом отно­шении данный принцип есть объективная характеристика статисти­ческих (а не динамических) закономерностей движения микрочастиц, связанная с их корпускулярно-волновой природой.

Принцип неопре­деленностей НЕ «ОТМЕНЯЕТ» ПРИЧИННОСТЬ (она никуда не «исчезает»), а выражает ее в специфической форме - в форме статистических зако­номерностей и вероятностных зависимостей.

3. Вывод.ВСЕ ВЫШЕНАЗВАННЫЕ НАУЧНЫЕ ОТКРЫТИЯ КАРДИНАЛЬНО ИЗМЕНИЛИ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О МИРЕ И ЕГО ЗАКОНАХ, ПОКАЗАЛИ ОГРАНИЧЕННОСТЬ КЛАССИ­ЧЕСКОЙ МЕХАНИКИ.

ПОСЛЕДНЯЯ, РАЗУМЕЕТСЯ, НЕ ИСЧЕЗЛА, НО ОБРЕЛА ЧЕТ­КУЮ СФЕРУ ПРИМЕНЕНИЯ СВОИХ ПРИНЦИПОВ - ДЛЯ ХАРАКТЕРИСТИКИ МЕД­ЛЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ И БОЛЬШИХ МАСС ОБЪЕКТОВ МИРА.

33. ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ

ВЫВОДЫ ИЗ ДОСТИЖЕНИЙ

НЕКЛАССИЧЕСКОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ

ПЛАН

1. Возрастание роли философии в развитии естествознания и других наук.

2. Сближение объекта и субъекта познания, зависимость знания от применяемых субъектом методов и средств его получения.

3. Укрепление и расширение идеи единства природы, повышение роли целостного и субстанциального подходов.

4. Формирование нового образа детерминизма и его «ядра» - при­чинности.

5. Глубокое внедрение в естествознание противоречия и как суще­ственной характеристики его объектов, и как принципа их позна­ния.

6. Определяющее значение статистических закономерностей по от­ношению к динамическим. В законах динамического типа предска­зания имеют точно определенный, однозначный характер.

7. Кардинальное изменение способа (стиля, стуктуры) мышления, вытеснение метафизики диалектикой в науке.

8. Изменение представлений о механизме возникновения научной те­ории.

Важнейшие философско-методологические выводы из достижений неклассического естествознания:

1. Возрастание роли философии в развитии естествознания и других наук. Это обстоятельство всегда подчеркивали настоящие творцы науки.

Так, М. Борн говорил, что философская сторона науки ин­тересовала его больше, чем специальные результаты.

И это не слу­чайно, ибо работа физика-теоретика «...теснейшим образом пере­плетается с философией и что без серьезного знания философской литературы его работа будет впустую»(Борн М. Физика в жизни моего поколения. М., 1963. С. 44. ** Там же.).

Весь вопрос, однако, в том, какой именно философии ученый отдает предпочтение.

2. Сближение объекта и субъекта познания, зависимость знания от применяемых субъектом методов и средств его получения. Идеа­лом научного познания действительности в XVIII-XIX вв. было полное устранение познающего субъекта из научной картины мира, изображение мира «самого по себе», независимо от средств и спо­собов, которые применялись при получении необходимых для его описания сведений.

Естествознание XX в. показало неотрывность субъекта, исследователя от объекта, зависимость знания от мето­дов и средств его получения.

Иначе говоря, картина объективного мира определяется не только свойствами самого мира, но и харак­теристиками субъекта познания, его концептуальными, методо­логическими и иными элементами, его активностью (которая тем больше, чем сложнее объект).

Развитие науки показало, что исключить субъективное вообще из познания полностью невозможно, даже там, где «Я», субъект играет крайне незначительную роль.

С появлением квантовой механики воз­никла «философская проблема, трудность которой состоит в том, что нужно говорить о состоянии объективного мира, при условии, что это состояние зависит от того, что делает наблюдатель»(Там же).

В результате существовавшее долгое время представление о материальном мире как о некоем «сугубо объективном», независимом ни от какого наблюде­ния, оказалось сильно упрощенным.

На деле практически невозмож­но при построении теории полностью отвлечься от человека и его вме­шательства в природу, тем более в общественные процессы.

А это значит, что без активной деятельности субъекта получение истинного образа предмета невозможно.

Более того, мера объектив­ности познания прямо пропорциональна мере исторической активнос­ти субъекта.

Однако последнюю нельзя абсолютизировать, так же как и пытаться «устранить» из познания субъективный момент якобы «в угоду» объективному.

Недооценка, а тем более полное игнорирование творческой активности субъекта в познании, стремление «изгнать» из процесса познания эту активность закрывают дорогу к истине, к объек­тивному отражению реальности.

3. Укрепление и расширение идеи единства природы, повышение роли целостного и субстанциального подходов. Стремление выйти из тех или иных односторонностей, выявить новые пути понимания ЦЕЛОСТНОЙ СТРУКТУРЫ МИРА - важная особенность научного зна­ния.

Так, сложная организация биологических или социальных систем немыслима без взаимодействия ее частей и структур - без целостности.

Последняя имеет качественное своеобразие на каж­дом из структурных уровней развития материи.

Развитие атомной физики показало, в частности, что объекты, на­зывавшиеся раньше элементарными частицами, должны сегодня рас­сматриваться как сложные многоэлементные системы. При этом «на­бор» элементарных частиц отнюдь не ограничивается теми частица­ми, существование которых доказано на опыте.

СУБСТАНЦИАЛЬНЫЙ ПОДХОД, т.е. стремление СВЕСТИ ВСЕ ИЗМЕНЧИВОЕ МНОГООБРАЗИЕ ЯВЛЕНИЙ К ЕДИНОМУ ОСНОВАНИЮ, НАЙТИ ИХ «ПЕРВОСУБСТАНЦИЮ», - важная особенность науки.

Попытки ДОСТИГНУТЬ ЕДИНОГО ПО­НИМАНИЯ, исходящего из единого основания, намерение охватить еди­ным взором крайне разнородные явления и дать им единообразное объяснение не беспочвенны и не умозрительны.

Так, физика исходит из того, что «….в конечном счете природа устроена единообразно и что все явления подчиняются единообразным законам. А это означает, что должна существовать возможность найти в конце концов единую структуру, лежащую в основе разных физических областей» (Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987. С. 252).

История естествознания - это история попыток объяснить разно­родные явления из единого основания.

Сейчас стремление к единству стало главной тенденцией современной теоретической физики, где фун­даментальной задачей является построение единой теории всех взаи­модействий, известных сегодня: электромагнитного, слабого, силь­ного и гравитационного.

Общепризнанной теории Великого объеди­нения пока нет.

Однако «Теория Всего» в широком смысле не может быть ограничена лишь физическими явлениями. И это хорошо пони­мают широко мыслящие физики.

4. Формирование нового образа детерминизма и его «ядра» - при­чинности. История познания показала, что детерминизм есть це­лостное формообразование и его нельзя сводить к какой-либо од­ной из его форм или видов. Классическая физика, как известно, основывалась на механическом понимании причинности («лапласовский детерминизм»).

Становление квантовой механики выяви­ло неприменимость здесь причинности в ее механической форме.

Это было связано с признанием фундаментальной значимости но­вого класса теорий - статистических, основанных на вероятност­ных представлениях.

Тот факт, что статистические теории вклю­чают в себя неоднозначность и неопределенность, некоторыми фи­лософами и учеными был истолкован как крах детерминизма во­обще, «исчезновение причинности».

В основе данного истолкования лежал софистический прием: ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ ОДНОЙ ИЗ ФОРМ ПРИЧИННОСТИ - МЕХАНИСТИЧЕСКОГО ДЕТЕРМИНИЗМА - С ДЕТЕРМИНИЗМОМ И ПРИЧИННОСТЬЮ ВООБЩЕ.

При этом при­чина понималась как чисто внешняя сила, воздействующая на пассив­ный объект, абсолютизировалась ее низшая - механическая - фор­ма, причинность как таковая смешивалась с «непререкаемой предска­зуемостью».

Как доказывает современная физика, ФОРМОЙ ВЫРАЖЕНИЯ ПРИЧИН­НОСТИ В ОБЛАСТИ АТОМНЫХ ОБЪЕКТОВ ЯВЛЯЕТСЯ ВЕРОЯТНОСТЬ, поскольку вследствие сложности протекающих здесь процессов (двойственный, корпускулярно-волновой характер частиц, влияние на них приборов и т. д.) возможно определить лишь движение большой совокупности частиц, дать их усредненную характеристику, а о движении отдель­ной частицы можно говорить лишь в плане большей или меньшей вероятности.

ПОВЕДЕНИЕ МИКРООБЪЕКТОВ ПОДЧИНЯЕТСЯ НЕ МЕХАНИКО-ДИНАМИЧЕС­КИМ, А СТАТИСТИЧЕСКИМ ЗАКОНОМЕРНОСТЯМ, но это не значит, что прин­цип причинности здесь не действует. В квантовой физике «исчезает» не причинность как таковая, а лишь традиционная ее интерпретация, отождествляющая ее с механическим детерминизмом как однознач­ной предсказуемостью единичных явлений.

5. Глубокое внедрение в естествознание противоречия и как суще­ственной характеристики его объектов, и как принципа их позна­ния. Исследование физических явлений показало, что частица-вол­на - две дополнительные стороны единой сущности. Квантовая механика синтезирует эти понятия, поскольку она позволяет пред­сказать исход любого опыта, в котором проявляются как корпус­кулярные, так и волновые свойства частиц.

Притом проблема вы­бора в данных условиях между этими противоположностями по­стоянно воспроизводится в более глубокой и сложной форме.

Та­ким образом, в квантовой механике все особенности микрообъек­та можно понять только исходя из его корпускулярно-волновой природы.

Иначе говоря, природа микрочастицы внутренне проти­воречива (есть диалектическое противоречие), и соответствующее понятие должно выражать это объективное противоречие.