Иблис как воображение (вахм) и Адам как ум ('акль) в макрокосме

Когда Всевышний сотворил бытие, он назвал его "мир" ('алам) – в том смысле, что все создания – это приметы ('аламат) существования Его самого, Его знания, Его воли и власти.

О, дервиш! С одной стороны, все создания – это приметы, с другой – они являются текстом. С позиции их бытия приметами Бог назвал их "миром", а с позиции их бытия текстом он назвал их "Книгой". Потом он сказал: "Всякий, кто прочтет эту книгу, придет к познанию Меня, Моего знания, воли и власти". В то время читателями были ангелы, и читателей было немного, тогда как Книга была обширна. Глаза читающих были неспособны добраться до границ листа Книги. И потому Господь сделал уменьшенную копию этого мира, назвав оригинал "макрокосмом", а копию "микрокосмом". Он назвал первую Большей Книгой, а вторую – Меньшей Книгой. Итак, всё, что было в Большей Книге, он переписал в Меньшую, без добавлений и изъятий, чтобы всякий, кто мог читать Меньшую Книгу, на самом деле являлся читателем Большей Книги.

Вослед за этим Бог послал Своего наместника, чтобы тот представлял Его в микрокосме, этим Божественным наместником был "ум".

Когда "ум" принял наместничество в микрокосме, все ангелы микрокосма преклонились перед ним, кроме "воображения", которое не поклонилось, – точно так же, как поклонились ангелы Адаму, ставшему наместником макрокосма, а Иблис отказался.

ИКН 143

Сатана как характер, Иблис как воображение

Шесть существ сошли с третьего неба: Адам, Ева, Сатана, Иблис, Павлин и Змея.

Адам – это дух, Ева – тело, Сатана – характер, Иблис – воображение, Павлин – вожделение, а Змея – гнев. После того, как Адам достиг дерева ума, он оставил третье небо и взошел на четвертое. Все ангелы поклонились Адаму, кроме Иблиса, который отказался. То есть, можно сказать, все силы, духовные и физические, выказали послушание и повиновение духу, кроме воображения, которое уклонилось от этого.

ИКН 301

Ангел, Сатана и Иблис

Знай, что шейх шейхов, шейх Са'до'д-Дин Хамави сказал: "Ангел – это тот, кто поднимает все завесы, а Сатана – тот, кто их опускает". Властитель влюбленных 'Айнол-Кодхат Хамадани сказал: "Ангел – побуждение, и Сатана – побуждение; ангел – побуждение к снятию завесы, а Сатана – к опусканию завесы. Побуждение к добру есть ангел, а побуждение к злу – Сатана. Побуждение к прощению есть Ангел Прощения, а побуждение к наказанию – Ангел Карающий".

О дервиш, всякий, кто побуждает тебя к благим делам и отвращает от неблагих – твой ангел. Всякий, кто побуждает тебя к неблагим делам и отвращает от блага, – твой Сатана.

О дервиш, однажды ночью в моем родном городе Насаф я увидел Пророка. Он спросил:

– Ах, милый, знаешь ли, кто тот дьявол, который повторяет "Ищу убежища в Боге от проклятого Сатаны", и кто тот Сатана, который повторяет "Нет силы и власти, кроме Божьей"?

– Нет, о Пророк Бога, – ответил я. Пророк сказал:

– Первый – это такой-то, второй – такой-то, держись от них подальше.

Я знал их обоих и часто общался с ними. Теперь я порвал с ними всякие отношения.

О дервиш! Адам, микрокосм, является смешением двух миров – физического и ангельского. Физический мир – форма, ангельский – дух. Физический мир – тело, ангельский – душа. Физический мир – дом, ангельский – хозяин дома. Существует подчиненность уровней; на каждом уровне хозяин дома имеет свое имя. На одном уровне его называют "характер", на другом – "низшая душа", на третьем – "ум", на четвертом – "Свет Господа".

Теперь, когда ты знаешь об уровнях, ты сможешь понять, что характер – первый уровень – привносит в бытие три вещи: первая – возделывание, развитие и послушание; вторая – развращенность, разрушение и неповиновение; и третья – горделивость, самовлюбленность и непослушание.

По этой причине пророки дали характеру три имени. Того, кто возделывает, развивает и повинуется, называют ангелом.

Того, кто развращает, разрушает и не повинуется, называют Сатаной.

Того, кто горделив, самовлюблен и строптив, называют Иблисом.

Именно в этом смысле говорят, что каждый человек имеет своим спутником Сатану, живущего при нем.

Пророк сказал: "Я привел Сатану под свою руку". Итак, ангел, Сатана и Иблис едины в своей сути, но этой единой сути присваиваются различные качества и свойства. Однако если бы кому-то вздумалось назвать всех троих Сатаной, это также было бы справедливо. "А также шайтанов – всяких каменщиков и ныряльщиков – [Мы подчинили ему (Соломону)], а также других, скованных цепями вместе" (38:37– 38).

О дервиш! Теперь, когда ты узнал значение таких понятий, как "ангел", "Сатана" и "Иблис", знай, что среди простого люда немного знающих об этом; среди них – ангел и Сатана. Иблис же – среди людей мудрых, старейшин и правителей. Именно они тщеславны, эгоистичны и высокомерны, полагая, что все прочие ниже их.

ИКН 403– 405

Иблис как воображение (вахм) и Адам как ум ('акль) в макрокосме - №1 - открытая онлайн библиотека

Проявления и уловки Иблиса

Абдул-Керим ибн Ибрагим аль-Джили в "Аль-инсан аль-камил" ("Совершенный человек") дает описание важнейших проявлений Иблиса, которые мы помещаем ниже:

Знай, что Иблис является в девяноста девяти проявлениях, равных по числу прекрасным именам Бога, и он бесконечно отражается в этих проявлениях; их полное описание было бы затруднительным.

Мы ограничимся семью проявлениями, которые являются главными и равны семи важнейшим именам Бога, составляющим основу для всех прекрасных имен Бога. При этом достойно удивления то, что природа Иблиса заключена в нафсе[119] Божественной Сущности. Отметим это и будем держать в памяти.

Теперь узнай, что семеричные проявления таковы:

Первое проявление – это мир и то, что приписывают миру: звезды, трансцендентные элементы, а также природные элементы. Заметим, что Иблис не проецирует свое проявление на ту или иную конкретную личность, а является целой группе людей в обликах, которые мы опишем далее.

Более того, он не довольствуется единственным проявлением, спроецированным на данную группу, но настойчиво продолжает являться под разными личинами – пока не отрежет им все пути к отступлению, все пути возврата к своему изначальному состоянию.

Здесь мы обсудим лишь преобладающие проявления Иблиса той или иной группе, опустив остальные, поскольку Иблис в любом из своих проявлений достигает одного и того же результата.

Идолопоклонникам в миру он является через мир и через всё, что существует в мире, например, через элементы, небеса и стихии, а также через разнообразие климатических условий. Он совращает неверующих и идолопоклонников посредством целого ряда проявлений, сперва всячески приукрашивая мирское, чтобы умалить их разум и ослепить сердца; после чего он проводит их через таинства звезд, принципы стихий и т.п., говоря им: "Вот первопричины бытия". В результате они поклоняются небесам, убежденные в истинности его объяснений, касающихся небес. Они видят, как солнце питает материю сущего своим теплом, и наблюдают, как дождь идет согласно их астрономическим познаниям. Ни тени сомнения не возникает в их теории божественного господства звезд. После того, как Иблис насаждает среди них эти принципы, он обращает их в четвероногих тварей, чьи усилия направлены лишь на то, чтобы обеспечить себя едой и питьем. Они не веруют в День Воскресения или нечто подобное, они убивают и грабят друг друга, погружаются во мрак пучины своих естественных потребностей и никогда не обретут освобождения от этого.

Иблис делает то же самое для тех, кто верует в стихии, спрашивая у них: "Разве вы не видите, что суть – в сочетании элементов, которые в свою очередь состоят из жара и холода, влажности и сухости? Вот ваши господа, они создали сущее и продолжают быть первопричинами мира". Таким образом, Иблис совершает с этой группой то же, что и с первой.

Огнепоклонникам он говорит: "Разве вы не видите, что бытие поделено на тьму и свет, что тьма – это бог, называемый Ахриман, а свет – бог, именуемый Яздан, и что основа огня – свет?" В результате они посвящают себя поклонению огню, а Иблис проделывает с ними то же, что и со всеми идолопоклонниками.

Второе проявление – это проявление телесных желаний – полового влечения и потакания своим слабостям. В этом проявлении Иблис появляется перед обычными верующими, чтобы совратить их. Сперва он заманивает их радостью плотских утех, обращая их к животному потаканию своим слабостям [тем, которых требует их тело], так что их глаз прозрения становится незрячим. В то же время он показывает им мирское, сообщая, что желанные вещи, которые он показывает, можно получить только через мирское. В результате их поглощает любовь к миру и они удерживают свое внимание на нем. Приведя их в такое состояние, он предоставляет их самим себе, поскольку на этой стадии ему уже нет необходимости предпринимать дальнейшие шаги. Они уже стали его последователями и никогда не воспротивятся его повелениям, поскольку неведение идет рука об руку с любовью к миру. Повели им Иблис стать неверующими – и они станут ими. Теперь Иблис вселился в них, сея сомнение и искушая относительно самих указаний Божьих, вовлекая их в ересь – и тем завершая свой труд.

Третье проявление – то, в котором Иблис является в деяниях праведников, делая так, что их поступки видятся им прекрасными – настолько, что они становятся жертвой самодовольства.

Теперь, подготовив в их душах почву в виде удовлетворенности своими действиями, Иблис вселяет в них гордость за то, во что они верят, так чтобы они отвергали любой мудрый совет.

Когда они достигают этого состояния, Иблис говорит им: "Если бы другие исполняли сотую долю того, что делаете вы, они бы спаслись".

В результате они становятся менее усердными и ищут праздности, их чувство собственной важности растет, и они начинают смотреть на других сверху вниз.

В этом состоянии у них портится характер, они становятся подозрительными и погрязают в сплетнях, так что Иблис может убедить их совершить сколько угодно грехов, говоря им: "Делайте что хотите, ведь Бог – прощающий и милостивый, и никогда никого не наказывает", и "Бог – милосердный, и неохотно наказывает почтенных", и "Нельзя представить себе, чтобы Тот, кто столь милосерден, настаивал на своих правах". Иблис убеждает их доводами такого рода, постепенно делая так, что их благочестие сменяется пороком, и горе охватывает их.

Четвертое проявлениеимеет отношение к устремлениям и тяготению к превосходству в поступках. В этом проявлении Иблис является тем, кто обладает внутренним видением (шохуд), чтобы извращать их устремления до тех пор, пока их поступки также не будут извращены. В то время, как кто-то из них подвизается на пути к Богу, Иблис подстрекает Сатану в его сознании, говоря ему: "Совершенствуй свои поступки, ведь на тебя люди смотрят, и они, может статься, будут стремиться превзойти тебя". Это тот случай, когда Иблис не в состоянии воздействовать на человека с помощью притворства и вожделения, как в предыдущих случаях, когда он говорит: "То-то и то-то - так, а то-то и то-то – эдак".

Если Иблис, действуя таким образом, не достигает успеха, он использует благие намерения, обращаясь к человеку как раз тогда, когда он занят чем-то добродетельным, например, чтением Корана, и говоря ему: "Не лучше ли будет совершить паломничество к Дому Бога и читать Коран по пути сколько душе угодно, тем самым соединяя заслугу паломничества с заслугой чтения Корана?"

И он нашептывает ему подобное, побуждая человека отвлечься, в пути же он исподволь внушает ему: "Тебе не следует выделяться среди других, ведь ты сейчас путешествуешь, а от путешественника не требуется чтение Корана". В результате человек отказывается от чтения Корана. Более того, вследствие уже совершенного греха он может отказаться и от тех практик, которые необходимо совершать, а с ними, вполне возможно, и от самого паломничества. С другой стороны, он может просто пренебречь всеми сопутствующими паломничеству ритуалами, тратя все время на поиски пищи. Весьма вероятно, что в результате всего этого в нем разовьется скупость, раздражительность, вялость и масса других качеств, подобных этим. Итак, тот, чьи действия Иблис не в состоянии извратить, попадается на предложение совершить что-нибудь более достойное, а в результате утрачивает свою первоначальную активность и затем теряет рвение к совершению также и того, что ему предложил Иблис.

Пятое проявление – это проявление знания. В этом проявлении Иблис является перед мудрыми людьми, побуждая их отклониться от пути знания. Это лучший способ сбить их с пути.

Передают, что Иблис сказал: "По мне, легче совратить с пути тысячу мудрецов, чем неграмотного человека, который стоек в своей вере, – я просто не знаю, чем воздействовать на этого последнего, тогда как совратить ученого человека для меня – пустяк".

Поэтому Иблис входит и вселяется посредством того знания, в котором данный образованный человек уверен, и тот начинает следовать за ним. Мощь Иблиса при этом увеличивается.

Например, Иблис может искушать кого-либо вожделением, используя путь знания, говоря ему: "Женись на этой женщине по иудейскому обряду", хотя тот – ханифит, или: "Женись по обряду Абу Ханифа, без поручителя", хотя сам человек – из шафиитов.

Затем, когда человек женился, а жена требует платы за приданое и одежду, Иблис говорит ему: "Поклянись, что дашь ей то-то и то-то, как полагается, и сделаешь для нее то-то и то-то, хотя, конечно же, ты свободен от этих обязательств, поскольку не дозволено мужу клясться своей жене, что он удовлетворит ее, даже если он клянется ложно".

И вот проходит много времени, и жена обращается к судье, а Иблис внушает:

– Отрицай, что женщина – твоя жена, поскольку брачный договор бесчестен с точки зрения твоего религиозного толка и, следовательно, не имеет силы, так что она не является твоей женой и, таким образом, нет необходимости в приданом и чем– то еще.

В результате данный образованный человек дает клятву и действует далее в своих интересах. Такого рода происки Иблиса многочисленны, их не счесть, и лишь немногие из выдающихся людей пути способны при этом сохранить свои души нетронутыми.

Шестое проявление –то, в котором Иблис является верным ученикам в виде извращения их желания передохнуть, направляя их во тьму животной природы посредством привычек и потакания своим слабостям, чтобы лишить их устремленности к исканию и неослабевающего усердия.

Когда они утрачивают и то, и другое, они возвращаются к своему "Я"(нафсу), и тогда Иблис воздействует на них точно так же, как и на тех, кто не исполняет своих обязательств, и нет ничего более губительного для учеников, чем самопотакание и податливость привычкам.

Седьмое проявление – проявление в области Божественного знания, где Иблис является праведникам, друзьям Бога (авлия) и духовно познавшим (арифам) –за исключением тех из них, кого защитил сам Бог.

Конечно, он не в состоянии затронуть приближенных к Богу (мокарребан).

Первый путь проявления Иблиса перед ними [праведниками, авлия и арифами] –это проявление в Реальности (хаки-кат), когда он спрашивает их: "Не Бог ли – Реальность всех существ, и разве вы не среди этих существ?

И не означает ли это, что Бог является и вашей сущностью?" "Да, это так", – отвечают они.

Тогда он спрашивает их: "Отчего же вы изнуряете себя теми занятиями, которыми занимаются лишенные духозрения последователи?" В результате они отказываются от религиозных практик. Когда это происходит, Иблис говорит им: "Делайте то, что вам угодно, ибо Бог – ваша Реальность. Вы – это Он, а Бог в своих деяниях вне "почему" и "для чего".

В результате они потворствуют себе в прелюбодеянии, воровстве, возлияниях, пока их поступки не приведут их в состояние, когда они полностью лишаются ислама, утрачивают веру и впадают в неверие и ересь. Некоторые из них начинают верить в соединенность (иттихад) с Богом; другие искренне утверждают, что они – Бог. К тому же, если их призывают к ответу за совершенные ими предосудительные поступки, Иблис говорит им: "Отрицайте всё и отказывайтесь повиноваться, поскольку вы не совершили ничего плохого, ведь всё, что вы делали, делал Бог. А люди наивно полагают, что клятва дается согласно намерению тех, кого просят поклясться". В результате они клянутся, что ничего не делали.

Возможен и тот случай, когда Сатана является им в облике Бога и говорит: "Я – Бог, и я дозволяю вам делать то, что запретно, и потому делайте что пожелаете; творите то-то и то-то, даже беззаконие, и за вами не будет греха".

Конечно, ничего этого не происходит в отсутствие Иблиса. В этом случае между Богом и Его преданными устанавливаются истинные отношения и тайны.

Более того, между Богом и людьми Бога существуют знаки, которые неопровержимы и в то же время неясны для тех, кто не способен их распознать, поскольку такие люди не ведают об этом; в других случаях подобные вещи предстают в своем истинном свете перед теми, кто владеет знанием основ.

Слышал ли ты историю о нашем мастере, шейхе Абдул-Кадире Гилани, когда он в пустыне был остановлен голосом: "О Абдул-Кадир, я – Бог, и я сделал запрещенное дозволенным для тебя, делай что пожелаешь". Он ответил: "Лжешь! Ты – Сатана!" Позже его спросили: "Как ты узнал, что это был Сатана?" Он объяснил: "Бог сказал: "Поистине Аллах не приказывает мерзости! Неужели вы станете говорить на Аллаха то, чего не знаете?" (7:28) И потому, когда проклятый предложил мне это, я понял, что он – Сатана, жаждущий сбить меня с пути".

Такого рода вещи действительно случаются с преданными людьми Бога, как и с участниками битвы при Бадре[120] и другими. Так действительно бывает, не буду отрицать этого.

Описанного достаточно, чтобы представить себе действия Иблиса и его разнообразные проявления. Если бы мы захотели полностью описать различные проекции одного из этих семи проявлений, нам бы пришлось написать не одну книгу.

Точно так же, как Иблис является арифам разных уровней, он может являться во всех своих обличьях и тем, кто находится на более низких уровнях, однако обратное не имеет места. Например, может так случиться, что некоторым арифам он является в форме Божественного Имени, иногда – в форме Свойств, иногда – в форме Сущности, или как Трон, Пьедестал, Скрижаль, Перо, ама[121], Реальность, проявление Величественного, свойство Возвышенного, но только выдающиеся друзья Бога видят эти вещи в истинном свете. Если такой друг Бога сумел разоблачить тот способ, которым Иблис хочет сбить его с пути, он обретает знание, направляющее его и приближающее к божественному присутствию.

Иблис продолжает испытывать друзей Бога такими вещами до их последнего часа, когда они достигают реализации Божественной Истины. Посредством этих испытаний укрепляется их непоколебимость (тамкин), а власть Иблиса улетучивается, и так будет продолжаться вплоть до Судного Дня. День Суда – не что иное как день Воскресения, и когда ариф достигает третьего уровня исчезновения (фана) в Боге и от него не остается ни следа, меньшее воскресение является ему, в конце которого и наступает День Суда. Лишь до этих границ простирается наше пояснение, ибо нельзя открывать тайное.

Знай и осознавай, что демоны – это потомки проклятого Иблиса, того, который если уж пришел, чтобы овладеть "я" животной природы, обручает огонь вожделения в сердце с животными склонностями; от этого брака и рождаются демоны – точно так же, как искры летят от огня или ростки прорастают из земли. Эти демоны – дети и последыши Иблиса – представлены в виде эгоистичных мыслей, которые сбивают людей с пути. Именно они и есть тот самый "наущатель скрывающийся" (114:4). Именно в этом Иблис – соучастник людей, как о том Бог сказал Иблису: "Участвуй с ними в их богатствах и детях" (17:64).

В одних демонах преобладает природа огня, так что они примыкают к духам стихий, в других доминирует растительная природа, выявляясь в человеческой форме. Несмотря на это, они целиком демоничны, как о том сказано Богом: "Шайтаны из людей и джиннов" (6:112). Те, кто является в человеческой форме, – это "конница" Иблиса, у них больше власти, чем у демонов, которые всего лишь духи; они – корень бедствий в мире, тогда как другие – их ветви, пехота этого воинства, о котором Бог сказал: "И собирай против них твою конницу и пехоту" (17:64).

Итак, знай, что наиболее сильное оружие Иблиса – небрежение (гхефлат), поскольку небрежность служит ему отточенным мечом. Затем идет половое влечение, которое убивает как стрела, поражающая в самое уязвимое место.

Затем идет власть, которая подобна замкам и крепостям, препятствующим уничтожению Иблиса. Далее – невежество, оно подобно коню, на котором Иблис скачет куда ему заблагорассудится.

ИК(Дж) 39-43

Иблис как воображение (вахм) и Адам как ум ('акль) в макрокосме - №2 - открытая онлайн библиотека