Основные законы: диалектика количественных и качественных изменений, единство и борьба противоположностей, отрицание отрицания

Рассматривая предметы и явления в их становлении, изменении и развитии, зададимся вопросом: каков механизм развития, его причины, направленность развития? Ответы на этот вопрос дают основные законы диалектики.

Закон взаимного перехода количественных и качественных изменений показывает внутренний механизм движения и развития вещей, с чего начинается их изменение и во что выливается. Этот закон раскрывает характер процесса развития, пути и формы перехода от старого к новому через категории "качество", "количество", "мера".

Каждый предмет обладает своей спецификой, особенностями, отличается от других предметов. Эти отличия могут быть либо количественными, либо качественными.

Что такое качество? Это совокупность свойств, признаков, которые принадлежат вещам, явлениям, выражают относительную устойчивость предмета, его отличие от других предметов. Это то, что делает вещь именно данной вещью. Качество отграничивает одну вещь от другой, один класс вещей от других. Гегель определил качество как внутреннюю определенность вещи, тождественную своему бытию.

Качества объективны, т.е. существуют независимо от нашего сознания, они объективно присущи предметам и явлениям. Противоположна качеству категория количество. Количество – определенность вещи, безразличная к своему бытию, внешняя определенность, как говорил Гегель. Это значит, что количественные характеристики, меняясь до определенных пределов, не меняют бытия вещи. Действительно, вода остается жидкостью от 0°С до 100°C, сохраняя свою качественную определенность как воды, в отличие от льда или пара. Различия здесь выступают в виде количественных.

Количество как выражение однородности вещей, сходства их и подобия характеризует величину, степень развития данного качества. Количество выражается числом, объемом, величиной, отражает интенсивность протекания процесса и т.д.

Количество является важнейшей характеристикой предметов и явлений, что особенно ярко видно из Периодической системы химических элементов Менделеева, где количественная характеристика химических элементов (число протонов в атомном ядре) является важнейшей в определении места элемента в системе и его ключевых характеристик.

Качество и количество диалектически связаны между собой как две противоположные стороны предмета. Как любые диалектические противоположности, они одновременно взаимоисключают и обусловливают друг друга. Качественная определенность вещи не существует без количественной и наоборот. Это единство нашло свое отражение в понятии меры, которое ввел Гегель. Он пришел к выводу, что непрерывные количественные изменения, достигая определенного предела, т.е. границы меры, вызывают перерыв, скачок, в результате которых существующий до этого предмет исчезает и возникает новый: на смену одному качеству приходит другое.

Таким образом, мера – это единство качества и количества, тот количественный интервал, внутри которого сохраняется данное качество. Важность открытия Гегелем данной взаимосвязи хорошо видна, в частности, при анализе атомных превращений. Так, химический элемент радий при комнатной температуре – серебристо-белый металл, в котором непрерывно происходят количественные изменения: он непрерывно испускает альфа-лучи, ядра гелия, в результате чего его атомный вес понижается. Когда этот вес достигает величины 222, происходит нарушение меры, качественное изменение, и радий превращается в газообразный радон, физические и химические свойства которого иные, чем у радия. Так же обстоит дело и с превращениями других радиоактивных элементов.

Понятие меры широко используется в теории развивающихся систем как природных, так и технических. Ученые, занимающиеся кибернетикой, в частности Д. Нейман, доказали, что существует критический уровень сложности системы, при достижении которого поведение ее качественно меняется.

Моменты перехода от одной меры к другой Гегель назвал узловыми точками меры, а весь процесс развития – узловой линией меры. Таким образом, категория меры дает ключ к пониманию механизма действия закона взаимного перехода количественных изменений и изменений качественных и механизма развития в целом.

Рассмотрим подробнее, как же происходит развитие с точки зрения данного закона. Процесс развития предмета осуществляется в виде количественных и качественных изменений; количественные изменения, достигнув предела меры, нарушают ее, вызывая коренные качественные изменения. Старое качество исчезает, и на смену ему приходит новый предмет со своей особой качественной и количественной определенностью.

Закон этот носит всеобщий характер, действуя в природе, обществе и мышлении. Рассмотрим действие данного закона на примере химии, которую Энгельс называл наукой о качественном изменении тел под влиянием изменения количества. СО – угарный газ, CO2 – углекислый газ резко отличаются друг от друга, хотя оба состоят из углерода и кислорода. N2О – веселящий газ, N2О5 – азотный ангидрид, твердое вещество.

В живой природе примером может служить эволюционная теория Дарвина о происхождении видов путем естественного отбора. В общественной жизни – смена формаций в результате роста производительных сил и изменения производственных отношений.

Закону подчиняется и развитие человеческой мысли. Так, из истории развития физики известно, что когда прогресс физики вплотную подвел к необходимости создания теории относительности, к этому открытию независимо друг от друга приближались несколько ученых: Анри Пуанкаре, Поль Ланжевен и А. Эйнштейн. Если бы ее не открыл А. Эйнштейн, который раньше других понял необходимость пересмотра традиционных физических теорий, то ее бы создали другие ученые, возможно, позже и в другой форме. Это признавал и сам Эйнштейн, ибо идея уже витала в воздухе.

Переход количественных изменений в качественные сопровождается и обратным процессом: новое качество порождает новые количественные изменения. Поэтому мы говорим о взаимном переходе количественных изменений и изменений качественных.

Сам переход от старого качества к новому в отличие от количественных изменений (непрерывности) осуществляется всегда в виде скачка, перерыва постепенности.

Скачок – это форма перехода к новому качеству, перерыв линии количественных изменений. Он подготавливается всем предшествующим ходом развития и представляет собой закономерную и всеобщую форму превращения одного качества в другое. Например, переход от одной формы движения к другой; появление жизни на Земле, становление человека и т.д.

Характер скачка может быть разным в зависимости от природы явления и условий, в которых он протекает. Так, взрыв атомной бомбы и распад урана в естественных условиях представляют собой два разных вида скачка.

При всем многообразии скачков, как правило, выделяют два их вида. Первый вид – это резкие, бурные скачки, при которых происходит превращение старого качества в новое практически одномоментно, сразу. Так протекают химические реакции, превращения элементарных частиц и т.д. Второй вид скачка – скачки в форме постепенного качественного перехода отдельных сторон предмета в новое состояние. К ним можно отнести, например, возникновение жизни на Земле, образование геологических пород, изменение клетки. Так, скачок, в результате которого возникло все живое из неживого, занимал в ходе эволюции Земли около одного миллиарда лет.

Таким образом, развитие мира (природных, социальных явлений и мышления) осуществляется путем накопления количественных изменений и их перехода в качественные.

Следующий закон диалектики – единства и борьбы противоположностей – играет особую роль в структуре диалектики, так как раскрывает источник развития и движения. Поэтому В.И. Ленин называл его сутью, ядром диалектики.

Важнейшие категории, которыми мы оперируем, рассматривая данный закон, – тождество, различие, противоположности, противоречия.

Всем предметам и явлениям окружающего мира свойственна относительная устойчивость, определенность, иначе они просто не существовали бы. Этот момент постоянства, устойчивости, единства, многообразия и непрерывности отражается в категории тождество.

Вместе с тем каждый предмет, явление находятся в постоянном движении, изменении.

С точки зрения диалектики в реальной жизни нет абсолютного различия, как нет и абсолютной текучести. Эти понятия существуют только в мышлении, как, например, понятие абсолютно черного тела. В действительности тождество и различие взаимосвязаны и переплетаются, поэтому в реальности каждая вещь не только равна, т.е. тождественна самой себе, но и различна одновременно. Например, любой растительный или животный организм каждое мгновение меняется, во-первых, потому, что он непрерывно усваивает одни и выделяет другие вещества, во-вторых, из-за того, что происходящие в нем физиологические процессы существенно изменяют внутренние характеристики самого организма. В неорганической природе все также пребывает в состоянии непрестанных механических, электрических, химических изменений, начиная от минералов, кончая всей Землей. Таким образом, любой объект, сохраняя до поры до времени ряд своих характеристик (в этом отношении он тождествен с самим собой), в то же время утрачивает ряд других характеристик и приобретает новые (в этом проявляется его отличие от самого себя).

Устойчивость и изменчивость, т.е. тождество и различие противостоят друг другу в предмете как две противоположные стороны, входящие в данное единство. Каждый предмет – это единство противоположностей. Так, живой организм включает в себя изменчивость и наследственность, ассимиляцию и диссимиляцию, электричество характеризуют положительно и отрицательно заряженные частицы, производительные силы и производственные отношения выступают как стороны способа производства. Во всех этих явлениях одна противоположность не существует без другой и в то же время отрицает другую. При нарушении их единства предмет разрушается или превращается в новую вещь.

Противоположные стороны предметов взаимообусловливают друг друга и, взаимодействуя, образуют противоречие. Противоречие – это определенный тип взаимодействия противоположных сторон, свойств, тенденций в предметах и между ними. Противоречия заложены в самой сущности вещей, поэтому являются формой проявления активности материи.

Диалектическое противоречие представляет собой сложную динамическую систему, в которой можно выделить следующие элементы:

1) взаимополагание противоположностей;

2) взаимопроникновение;

3) взаимоисключение.

Взаимополагание и взаимопроникновение означают единство противоположностей, выражающее устойчивость объекта. Взаимоисключение – "борьбу", внутреннюю напряженность в предмете и потребность в разрешении противоречий. Однако эти два момента занимают разное положение в структуре противоречия. Единство противоположностей – временно, преходяще, релятивно (как их совпадение, равенство), а борьба – абсолютна, как абсолютен процесс развития и движения. Таким образом, момент, когда существует данное единство противоположностей – это время относительного покоя, когда между противоположными сторонами, тенденциями еще сохраняется момент равновесия, когда новые тенденции еще не настолько выросли и окрепли, чтобы побороть свою противоположность.

С точки зрения диалектики противоречия носят всеобщий характер. Значит, предмет можно представить в виде системы противоречий, которые делятся на внутренние и внешние, существенные и несущественные, основные и неосновные.

Итак, развитие объективной реальности и познания идет через раздвоение единого на противоположные стороны, которые взаимодействуют друг с другом, и это взаимодействие движет и развивает предмет. В физической форме движения материи действие закона выступает в виде противоречий притяжения и отталкивания, ассоциации и диссоциации, упорядоченности и хаотичности, действия и противодействия частиц и т.д. В химической форме, при сохранении этих противоположностей, на первый план выступают противоречия устойчивости и изменчивости, ассоциации и диссоциации атомов. В биологической форме – это противоречия ассимиляции и диссимиляции, наследственности и изменчивости. В социальной сфере – противоречие производства и потребления.

Рассмотренные два закона органически связаны с третьим – законом отрицания отрицания, который раскрывает направление и преемственность в развитии.

Понимание процесса развития предполагает и ответ на вопросы: существует ли связь между тем, что существовало ранее, и тем, что вновь возникло? Что представляет собой эта связь? Имеется ли какая–либо направленность в бесконечном числе изменений мира?

На эти вопросы и отвечает закон отрицания отрицания, выражая существенные необходимые связи и отношения между прошлым и настоящим, настоящим и будущим, между этапами развития предмета.

Содержание закона раскрывается через понятия "отрицание", "диалектическое отрицание", "отрицание отрицания".

Термин "отрицание" употребляется не только в философии, но и в других науках, а также в повседневной жизни, означая опровержение, а в более общем смысле – уничтожение.

Любая вещь, явление рано или поздно подвергаются уничтожению, т.е. отрицанию, которое носит всеобщий характер. Этот момент признается всеми философскими школами. Однако далее мнения диалектиков и метафизиков расходятся. Диалектика считает, что основным содержанием отрицания являются два взаимосвязанных момента: уничтожение, отмирание старого, отжившего или не отвечающего новым условиям и в то же время сохранение того ценного, положительного, что было в предмете. Оба процесса идут одновременно, обусловливая связь в развитии, с одной стороны, и самоотрицание вещи – с другой. В качестве примера можно рассмотреть эволюцию форм отражения.

Сохранение старого в новом в "снятом", т.е. преобразованном, виде выражается через категорию "преемственность" (преемственность в развитии научных теорий, например).

В противоположность диалектике метафизика понимает отрицание как простое уничтожение по принципу "или" – "или". Этим страдала теория Пролеткульта, некоторые теории исторического круговорота.

В окружающем нас мире, конечно, есть и простое уничтожение, и регресс, и круговорот. Однако, говоря о диалектическом отрицании, мы отмечаем, что оно дает качественно более высокую ступень в развитии, отрицание старого создает предпосылки для утверждения нового.

Уже простое наблюдение приводит нас к убеждению, что в действительности развитие не ограничивается одним отрицанием, а представляет собой целую цепочку отрицаний. Так, новое явление, которое подвергло отрицанию старое, с течением времени тоже устаревает и в свою очередь отрицается. Вновь возникающее явление как бы повторяет ту или иную уже ранее пройденную ступень. Зародыш человека, например, в своем развитии как бы заново проходит основные вехи истории животного мира.

Механизм перехода от первого отрицания ко второму и т.д. в общем один и тот же и заключается в его внутренней противоречивости. Результатом последовательной смены диалектических отрицаний является поступательное развитие, т.е. обогащение содержания развивающегося явления новыми качествами. Повторение пройденного в ходе отрицания одних предметов другими – не случайное явление, а всеобщий закон развития. Развитие, как бы повторяющее пройденные уже ступени, но повторяющее их иначе, на более высокой базе (отрицание отрицания), развитие по спирали, а не по прямой. Именно спираль есть наиболее адекватная, наглядная модель прогрессивного развития. Она отличается от наложения друг на друга кругов тем, что соединяет в себе движение по кругу с движением поступательным.

Таким образом, суть закона состоит в том, что на высшей ступени развития происходит как бы возврат к старому, повторение известных черт, свойств предмета, но уже в измененном виде.

Действие данного закона четко видно в периодическом законе химических элементов, в развитии живых организмов, в их онтогенезе и филогенезе, в общественной жизни – во взаимодействии производительных сил и производственных отношений. Действие закона отрицания отрицания можно проследить на примере теории света. Так, выдвинутая в начале XVIII в. Ньютоном корпускулярная теория света была отвергнута в результате позднейших открытий в области оптики, где, как представлялось, полностью утвердилась диаметрально противоположная волновая теория света, просуществовавшая до конца XIX в. Позднее, благодаря теории квантов Планка и введению Эйнштейном понятия фотона, отвергнутые, казалось бы, раз и навсегда корпускулярные представления снова вошли в оптику, но уже на новой основе, в соединении с идеей о волновой природе того же света (Луи де Бройль).

Завершая анализ закона отрицания отрицания, следует отметить один важный момент. Диалектическое отрицание есть предпосылка действия закона, но не он сам. Отрицание есть во всяком процессе превращения старого качества в новое, даже там, где этот закон не действует. Например, превращение воды в пар и пара в воду. Здесь два отрицания, но возврат в первоначальное состояние не выводит явление на более высокий уровень развития, даже если мы десятки раз проведем эти циклы. Спирали в этом процессе нет. То же самое при превращении фотонов в пару "электрон – позитрон" и обратно. Следовательно, цепочка отрицаний еще не означает действие закона. Сущность закона – в переходе к более высокой основе, возвращении назад, повторении пройденного, но на новой ступени, т.е. как бы по спирали.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что диалектика является не только учением о всеобщей, универсальной связи и развитии, но и научным методом познания, позволяющим вскрывать сущность явлений и процессов.

Категории диалектики

Наряду с принципиальными и основными законами важнейшее место в структуре диалектики занимают категории, которые отражают всеобщие стороны, свойства, отношения, присущие не всем процессам и явлениям.

Свои категории, точнее их систему, образующую логическое основание, имеют и частные науки. Особенности философских категорий в отличие от категорий частных наук состоит в их всеобщем характере, в том, что они обретают всеобщие стороны. В то же время поле применимости категорий частных наук ограничивается рамками предмета каждой данной науки.

Сами диалектические категории выступают в качестве ступеней углубления познания объективного мира. Поэтому сама система категорий является открытой и с развитием познания пополняется и обогащается.

В то же время категории выполняют методологическую функцию и выступают в роли средств и инструментов познания.

Прослеживая историю философии, можно сказать, что этапным на пути развития учения о философских категориях являются труды Аристотеля, Канта, Гегеля.

Особое место среди философских категорий занимают такие чрезвычайно объемные понятия, как бытие, материя, движение, пространство и время.

В теории диалектики ее принципы, законы и категории органически связаны между собой. Принципы диалектики находят свое выражение в ключевых категориях всеобщей связи и развития, а свою конкретизацию принципы находят в законах и категориях. Равным образом и основные законы диалектики, их содержание может быть выражено лишь через целую систему категорий, таких как качество, количество, мера, скачки, тождества, различие, противоположность, противоречие и т.д.

В свою очередь категории диалектики, одна из важных черт которых состоит в их парности и противоречивости, в их связи и взаимозависимостях, выступают в качестве особых законов диалектики, хотя и не основных. Это законы причинности, взаимосвязи сущности и явления, формы и содержания, возможности и действительности и т.д.

Все это свидетельствует о необходимости совместного изучения законов и категорий диалектики. Рассматривая тот или иной закон, мы одновременно усваиваем содержание категорий, которые его выражают. В свою очередь, изучая категории в их связях, мы раскрываем неосновные законы диалектики. Равным образом это относится и к реализации методологической функции диалектики, использованию законов и категорий в их органическом единстве в качестве средств, инструментов познавательной деятельности.

Единичное, общее и особенное.Мир предстает перед нами как совокупность предметов, явлений, процессов, которые, будучи связаны между собой, в то же время относительно самостоятельны, отграничены, обособлены друг от друга. Каждый такой предмет, явление, процесс представляют собой нечто отдельное – этот диван, этот стол, этот камень и т.д.

Всякое отдельное соединяет в себе противоположные стороны – неповторимое, индивидуальное или единичное и одновременно повторяющееся, свойственное не одному, а целому ряду сходных предметов, т.е. общее.

Понятие единичного выражает относительную обособленность в пространстве и времени вещей, событий, присущие им неповторимые специфические особенности, составляющие их уникальную качественную и количественную определенность.

В мире нет двух абсолютно тождественных вещей, событий. При подобной тождественности эти вещи просто слились бы в одну. Каждая вещь, каждое событие индивидуально и характеризуется уникальными, только им присущими признаками. Прав был Лейбниц, который полагал, что на дереве не найти двух листьев, абсолютно схожих между собой, тождественных друг другу.

Но единичное в то же время конкретной формой своего существования обязано определенной системе закономерно сложившихся связей, в рамках которых оно возникает.

Так, система наследственности лежит в основе воспроизводства отдельных особей данного вида. Конкретная технология определяет появление на свет единичного представителя серийной продукции – скажем, метиза или телевизора какой–то марки, или, наконец, автомобиля данной модели. Если эти общие требования технологии не соблюдены, то изделие будет забраковано, и, таким образом, не состоится.

Проще говоря, в единичном, отдельном всегда «просвечивает» общее. В некотором единичном индивиде Иване, например, просматриваются общие признаки, присущие всем людям. Единичное оказывается в то же время общим, если оно относится к классу предметов, например, автомобилей.

Причем это общее не существует само по себе, отдельно от единичного, оно проявляется в нем и через него как закономерность его функционирования, существования и развития.

Общее, всеобщее выражает сущность, принцип бытия единичных вещей, совпадение существенных свойств некоторого множества предметов, образующих в силу этого определенный класс.

Как внешнее сходство вещей, общее доступно непосредственному восприятию как закономерность и сущность вещи, оно отражается в форме понятий, теорий (в понятиях массы, стоимости, материи, в теории государства, в таблице Менделеева). Постижение глубинных основ общего достижимо лишь средствами мышления.

Общее – его, так сказать, объем – может быть различно. Всеобщее выражает такие стороны вещей, которые присущи всем без исключения объектам. Всеобщий характер носят законы и категории диалектического материализма.

Меньшей степенью общности отличаются общие закономерности отдельных форм движения живой природы, общественной жизни и т.д.

Особое место в диалектическом соотношении единичного и общего занимает особенное. Оно выступает как общее по отношению к единичному и как единичное по отношению к общему большей степени общности.

Так, по отношению к "этому русскому" (как единичному) понятие "русский" выступает как общее, а по отношению к понятию "славянин" оно есть единичное, т.е. выступает как особенное.

При более глубоком рассмотрении особенное оказывается опосредствующим между единичным и общим, выступает как объединяющее их начало.

"Этот лев" – это же не просто млекопитающее, но и плотоядное млекопитающее, т.е. оказывается и тем и другим, иными словами, выступает как особенное.

Таким образом, в процессе познания противоположности общего и единичного снимается категория особенного, которая выражает общее в его реальном, единичном воплощении, и единичное в его единстве с общим.

Итак, единичное и общее, во-первых, образуют диалектическую пару и отдельно друг от друга не существуют. Во-вторых, общее всегда проявляется в единичном и через единичное.

Поэтому прежде всего диалектический материализм решительно выступает против идеализма, который отрывает общее от единичного и превращает его в виде понятия, идеи, духа в демиурга (творца) единичного.

Идеализм (как и средневековый реализм) настаивает на самостоятельном, отдельном от единичного существовании общего, неправомерно отрывая его от единичного.

Напротив, эмпиризм (в средние века номинализм) абсолютизирует единичное, отрицая реальное существование общего в единичном, рассматривая общее понятие лишь как знак для обозначения сходных предметов.

Обе крайности несостоятельны, поскольку они разрывают единое целое, реально представленное в предметах и явлениях.

Рассматриваемые категории имеют важнейшее методологическое значение. Прежде всего они позволяют увидеть необходимость и возможность движения познания как от единичного к общему (индукция), так и от общего к единичному (дедукция), больше того, вскрывают органическое единство индукции и дедукции.

Рассматриваемые категории важны и в том отношении, что они ориентируют на познание общего, закономерностей бытия и развития предметов как условия успешного решения частных задач и вопросов, касающихся отдельных предметов. Знание общего, законов природы и истории – основа всей практической деятельности.

Вместе с тем, диалектика рассматриваемых категорий требует учитывать и особенное, специфическое в объектах и процессах, поскольку оно существует объективно.

Сущность и явление.Явление и сущность выражают сложное противоречивое единство внутренней и внешней сторон предметов, вещей и процессов действительности.

Вместе с тем, явление и сущность выступают и как категории познания, отражая диалектическое единство чувственной и рациональной сторон познания, движение познания вглубь предметов на основе познания их внешних черт и сторон.

Сущность характеризует совокупность глубинных связей, отношений и внутренних законов, составляющих основу движения материальных и духовных систем и определяющих главные черты и тенденции их развития.

Явление же характеризует конкретные события, вещи или процессы, выражающие внешние стороны предмета и представляющие собой форму обнаружения некоторой сущности.

Так, сущность света и цвета составляет электромагнитное излучение, его закономерности. Эта сущность обнаруживает себя в громадном разнообразии лучей – от инфракрасных до ультрафиолетовых, рентгеновских и т.д., выступающих в качестве явлений, обнаружения сущности.

Сущность жизни составляет обмен веществ, подчиненный определенным закономерностям, а обнаруживается она в чрезвычайном многообразии явлений жизни, во многих тысячах видов растений и животных.

Сущность и явление, таким образом, всегда выступают в диалектическом единстве. Любое явление предполагает сущность, всякая сущность обнаруживает себя в определенных явлениях. Таким образом, сущность является, явление существенно.

Сущность листа растения выражается в его функциях дыхания и преобразовании световой энергии в химическую. В то же время эта единая сущность выражается в огромном множестве проявлений – иглы хвойных деревьев совсем не похожи на листья дубы или березы, и резко отличаются от листьев клена и т.д.

Равным образом звук в самых разнообразных проявлениях имеет единую сущность – колебания упругой среды. Нельзя, таким образом, отделить явление от сущности и наоборот – сущность от явления.

Именно поэтому несостоятельна позиция агностицизма, агностиков Юма и Канта, воспроизводимая в современных условиях их последователями, которые отрывают явление от сущности, вырывают между ними пропасть.

Так, Юм, утверждая, что нам в нашем восприятии даны явления, считал, что их основа и сущность нам неизвестны и непознаваемы.

Кант, в отличие от Юма, признавал объективное существование внешнего мира как причины ощущений, однако, утверждал, что эта совокупность вещей в себе, недоступных нашему познанию. Что же касается явлений, то для него это не внешняя сторона вещей, а лишь наши ощущения, которые не имеют отношения к вещам в себе, т.е. к сущности. И в одном, и в другом случае отчетливо виден отрыв сущности от явлений и наоборот.

Вместе с тем, единство сущности и явлений внутренне противоречиво. Рассмотрим некоторые аспекты противоречий между сущностью и явлением.

Прежде всего сущность и явление в первом приближении выступают как внутреннее основание предмета или процесса и его внешняя сторона, внешнее обнаружение этого основания.

Идя глубже, мы обнаруживаем, что сущность выступает как нечто единое, а явление как некоторое множество. Сущность света, например, обнаруживает себя в широкой гамме различных цветов и излучений.

Далее противоречивость явления и сущность видна в том, что сущность выступает как общее, тогда как явление представляет собой единое. Понятие дом, в котором выражена его сущность как жилья для человека, обнаруживает себя в едином и через единичное, т.е. в тысячах и тысячах различных домов.

Нельзя не видеть, что сущность выражает нечто устойчивое, сохраняющееся в вещи, тогда как явление – более подвижную, изменчивую ее сторону. Явления могут варьироваться, изменяться, а сущность при этом остается одной и той же, пока предмет или процесс сохраняет свою количественную и качественную определенность.

Именно поэтому понятие сущности тесно связано с понятием закона как выражением общих необходимых существенных повторяющихся связей в явлениях и процессах. При этом сущность предмета или процесса выражается не в каком-то одном, а в целой системе законов, в закономерности их функционирования и развития.

Но если это так, то категории сущности и явления по-разному соотносятся с понятиями необходимости и случайности. В сущности и через сущность реализуются прежде всего необходимые связи, в явлении же в большей мере, чем в сущности, присутствует элемент случайного.

Однако момент устойчивости, который мы отметили, характеризуя сущность, вовсе не означает ее неизменности, ее рассмотрения как чего-то раз и навсегда данного. Так, просветители XVIII в. исходили из вечной и неизменной "сущности человека". В действительности, сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному человеку. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений. А это значит, что с изменением системы общественных отношений изменяется и сущность самого человека. Нельзя не видеть, что при единой сущности жизни, – а ею является обмен веществ, – сама эта сущность изменяется по мере развития живой природы, меняются типы обмена веществ в ходе усложнения живых организмов. Поэтому устойчивость сущности не абсолютна, а лишь относительна. Это вытекает уже из соотносительности сущности и явления: если изменчивы явления, то изменчива и сущность.

Противоречие между сущностью и явлением с особенной яркостью проявляется в тех случаях, когда резко обнаруживается несовпадение сущности и формы ее проявления. Подобное несовпадение характеризует категория видимости или "кажимости".

Так, суточное движение Земли вокруг своей оси создает видимость движения Солнца вокруг Земли, что и проявляется в обыденном описании этого процесса: "Солнце всходит и заходит". Эта видимость и была одной из причин живучести геоцентрической системы Птоломея.

Взаимосвязь сущности и явления проявляется и в их переливе, переходе друг в друга. Сама сущность, так сказать, многоэтажна и может выступать как сущность первого, второго и т.д. порядка. При этом сущность первого порядка выступает как явление по отношению к сущности второго порядка и т.д. Это можно проиллюстрировать следующим примером, правда, из области познания. Уже в курсе физики в неполной средней школе ученик получает некоторое представление об электричестве, "добирается" до сущности первого порядка, в старших классах средней школы эти представления углубляются – ученик выходит на сущность второго порядка, в вузе в курсе ТОЭ студент делает следующий шаг вперед – достигает сущности третьего порядка, а исследователь, находящийся на передовых рубежах науки, стремится проникнуть в сущность следующего, четвертого порядка и т.д.

Таким образом, сущность и явление находятся в диалектическом, противоречивом единстве. Это обнаруживается и в процессе познания, поскольку эти понятия характеризуют не только предметы и процессы объективного мира, но с неизбежностью выступают в качестве категорий познания, инструментов познания.

Проникновение в сущность предметов и процессов, ее познание возможно лишь через познание явлений. Сложность этой задачи состоит в том, что, как уже показано выше, единство явления и сущности противоречиво. Сущность скрыта, не лежит на поверхности, "является" через свою противоположность, она должна быть вскрыта в калейдоскопе явлений.

В процессе познания внешние стороны предметов, явления даны нам в ощущениях. Вычленить в ощущениях существенное и несущественное, выделить в единичном общее, во многом единое может только мышление. Иными словами, движение от явления к сущности – это движение от познания чувственного к мышлению, к рациональному познанию, способному преодолеть противоречие между сущностью и явлением, между видимым и невидимым, внешним и внутренним в предметах и процессах.

Процесс раскрытия сущности осуществляется в познании структуры, целостности, причин предмета, законов его функционирования.

При этом многопорядковость и многослойность сущности определяет и многоступенчатость ее постижения. Развитие разума и его высшего воплощения – науки – дает возможность шаг за шагом переходить к познанию сущностей все более высокого порядка.

Подобное движение познания мы можем проследить на примере познания атомарной структуры вещества – от первых, во многом наивных, представлений Демокрита, Эпикура, Тита Лукреция Кара, мысль исследователей шла дальше вперед к идеям Дальтона, Авогадро и других, к гениальному открытию Менделеева, его периодическому закону, затем к открытию делимости атома и дальнейшим достижениям атомной физики.

Равным образом это движение науки ко все более глубокой сущности вещей можно видеть и на примере развития небесной механики. Уже в весьма далекие времена люди подметили различие между движением планет и "покоем" так называемых неподвижных звезд. Это было постижением сущности первого порядка.

Следующим шагом явилось осознание того фундаментального факта, что вопреки чувственной видимости Земля и планеты вращаются вокруг Солнца. Великое открытие Коперника было проникновением в сущность второго порядка. Сущность еще более глубокого порядка была раскрыта Ньютоном, объяснившим движение планет законом всемирного тяготения.

Очередным этапом явилось постижение движения звезд в галактике и движения нашей Галактики по отношению к другим галактикам.

Таким образом, сущность и явление выступают и как характеристики объективного мира и как категории познания. Они дают возможность глубже понять диалектику процесса познания, движения познающего субъекта от чувственных данных, фиксирующих явления, к абстрактному мышлению, способному проникнуть в сущность вещей и отразить ее в понятиях. Более того, эти характеристики дают возможность осмыслить диалектику п<