На пути к новому психологизму

Пример аналитической психологии был приведен лишь для иллюстрации того, что психология вполне может отказаться от некоторых допущений, недостаточная продуктивность и перспективность которых вполне доказана исторически. Можно найти и другие попытки преодолеть названные выше «конструктивные дефекты» традиционной трактовки предмета (достаточно вспомнить работы Л. С. Выготского). Представляется, что новое понимание указанного предмета откроет богатые перспективы. Такое понимание станет также основой для разработки методологии психологии: содержательной, на исторической основе, допускающей плюрализм, деидеологизированной, ориентированной не только на исследование, но и на практику. Принципиально важно, что в психологии возникнет возможность отказаться, наконец, от воспроизведения либо естественнонаучных, либо герменевтических логических схем и пойти по собственному пути (в соответствии с реальной сложностью собственного предмета). В этом случае науки о психическом составят особый класс научных дисциплин со своей логикой и своими методами, а внутри психологии окажется возможным соотнести достижения естественнонаучной психологии, с одной стороны, и понимающей, герменевтической, гуманистической, трансперсональной психологии - с другой. Именно для этого необходима новая коммуникативная методология психологии [39].

В классификации наук О. Конта психологии, как известно, места не нашлось. Отец позитивизма полагал, что психология не стала еще положительной наукой, а находится (согласно закону трех стадий) на метафизической ступени. Для первой половины XIX столетия эта констатация была в целом справедливой, хотя попытка заменить психологию френологией уже современниками воспринималась как курьез. С тех пор многое изменилось: психология выделилась в самостоятельную науку, в значительной степени стала «положительной». Классификации наук в двадцатом столетии составлялись неоднократно. При этом почти все авторы недвусмысленно указывали на особое, центральное положение психологии среди других наук. Многие известные психологи высказывали мысли о том, что психология в будущем займет ведущее место в структуре человеческого знания, что психологическое знание должно явиться основой для наук о духе и т.п.

Сегодня, когда мы вступили в XXI век, приходится констатировать, что эти прогнозы и надежды в целом не оправдались: статус психологии вовсе не так высок, а ее влияние на другие дисциплины не так сильно, как это следует из определения психологии как науки, имеющей особое положение среди других.

Научная психология на рубеже третьего тысячелетия должна создать новую методологию. Цели психологии были хорошо известны еще Иоганну Гербарту, первому ученому, стремившемуся сделать ее подлинной наукой, который писал, «что психология не должна превращаться в художественное описание. Она должна не удивлять, но объяснять, не показывать редкости, но сделать для всех понятным человека, каков он есть, не вознося его на небеса и не приковывая совершенно к земле, и не заметать пути своего исследования, но открывать его» [9, с. 103].

Книга, из которой взяты эти слова, появилась в русском переводе 110 лет тому назад. Намеченная в них перспектива актуальна и в новом тысячелетии.

Вероятно, тогда сбудутся пророчества, высказываемые не только великими психологами, но и представителями других наук, согласно которым психология занимает особое положение и действительно может послужить основой для наук о духе.

36) Комплексная наука о человеке Ананьева.

Комплексный подход является одним из методологических оснований социальной психологии личности. Он сформулирован и реализован Б. Г. Ананьевым. Анализируя особенности современного научного знания о человеке, Ананьев отметил, что проблема человека становится общей проблемой всей науки в целом. В комплексе наук о человеке психологии отводится большое место. На ее долю приходится исследование человека как индивида, личности и ее жизненного пути, человека как субъекта. Выраженность социально-психологической составляющей повышается от исследования человека как индивида к исследованию его как субъекта. Так, уже при изучении человеческого индивида отмечается определенная зависимость индивидуально-типических свойств от условий внешней среды (природной и социальной). Личность является комплексной проблемой современной науки. В ее изучении как специальный выделяется социально-психологический аспект.

По мнению Ананьева, в изучении человека как личности особо выделяется «статус личности, т. е. ее положение в обществе (экономическое, политическое, правовое и т. д.):

- общественные функции, осуществляемые личностью в зависимости от этого положения и исторической эпохи;
- мотивация ее поведения и деятельности в зависимости от целей и ценностей, образующих внутренний мир;
- мировоззрение и вся совокупность отношений личности к окружающему миру (природе, обществу, труду, другим людям, самому себе);
- характер и склонности».

Вся эта сложная система субъективных свойств и качеств человека, его социально-психологических феноменов определяет его деятельность и поведение.

При характеристике человека как субъекта социально-психологический аспект личности выступает как наиболее выраженный. В этом качестве личность выступает в нескольких ипостасях: «она - объект и субъект исторического процесса, объект и субъект общественных отношений, субъект и объект общения, наконец, что особенно важно, субъект общественного поведения - носитель нравственного сознания». Для психологического исследования личности центральным является понимание ее как субъекта труда, познания и общения. Основу динамической структуры личности составляет система социальных взаимозависимостей человека.

Важным представляется положение Ананьева о том, что «структура личности строится по двум одновременно действующим принципам:

1) субординационному или иерархическому, при котором более сложные или более общие социальные свойства личности подчиняют себе более элементарные и частные социальные и психофизиологические свойства;

2) координационному, при котором взаимодействие осуществляется на паритетных началах, допускающих ряд степеней свободы для координируемых свойств, т. е. относительную автономию каждого из них». Необходимость изучения личности в системе социальных связей и отношений, по мнению Ананьева, обусловило то, что историческое, социологическое и социально-психологическое исследование личности составляет единый и основной путь ее изучения, определяющий собственно психологическое исследование.

С этих методологических позиций очевидна необходимость комплексного подхода к изучению формирования личности, начиная с исследований ее биологических (генетических) предпосылок, раннего нейрофизиологического и психического онтогенеза,- т. е. проявлений темперамента, становлений черт характера, развития способностей, склонностей, чувств, интересов, что является задачей физиологии и психологии, и, кончай социологическими исследованиями личности, ее отношений и социальных ориентации в конкретных общественных системах.

Биосоциальные источники и ранний онтогенез личности Объективное изучение раннего психического онтогенеза ребенка представляет собой исключительно трудную задачу, требующую разработки определенной системы его оценки, конкретных критериев психического развития, становления характера, а затем и личности. В методологическом плане для характеристики и понимания механизмов развития психических свойств ребенка необходимо постоянно иметь в поле внимания два основных источника этих свойств - природные данные ребенка (врожденные, биологические, включая генетические) и его социальные приобретения за счет особенностей семьи, социальной среды, воспитания, обучения и других форм общественных отношений.

Исследования показали, что, начиная с ранних этапов онтогенеза, наиболее информативным является развитие двух функциональных систем - системы социальных контактов и системы предметных контактов. Обе функциональные системы, как и все многообразие психических проявлений в раннем возрасте берут свое непосредственное начало с момента возникновения у ребенка реакции так называемого «зрительного сосредоточения». Затем оно проходит в своем развитии через следующий этап, описываемый как «комплекс» психомоторного оживления».

В ряду выдающихся ученых России Борис Герасимович Ананьев занимает неповторимое и достойное место.

Б.Г.Ананьев родился 14 августа 1907 года в городе Владикавказе в семье учителя. В 17 лет он закончил среднюю школу, а высшее образование получил в Горском политехническом институте в 1928 году. Учась в институте, одновременно работал ассистентом на кафедре психологии. По окончании института (к этому времени Ананьев имел уже пять опубликованных работ) в феврале 1929 года он стал аспирантом-психологом Ленинградского Института мозга им. В.М.Бехтерева. И с этого времени вплоть до последних дней жизни научный путь Б.Г.Ананьева был связан с Ленинградом.

Борис Герасимович за сорок с лишним лет работы в психологии предельно продуктивно проявил себя при разработке многих актуальных проблем. Он опубликовал капитальные труды по психологии чувственного познания, психологии воли и характера, оставил нам не потерявшие до сих пор своего значения работы по нейропсихической регуляции, половому диморфизму и психофизиологической эволюции человека. И поныне широко используются специалистами результаты его исследования проблем психологии искусства, истории психологии, психологии педагогической оценки человека как предмета воспитания и многие другие.

Однако стержневое направление его теоретических исканий как ученого - научно обоснованное осмысление принципов сопряжения наук, предметом познания для которых выступает человек, теоретическая и инструментальная разработка и внедрение в научный обиход основ комплексного подхода к изучению как самых простых, так и наиболее сложных образований психики и всего психического мира в целом, а также форсирование развития новых, важных, с его точки зрения, направлений в психологической науке - онтопсихологии и акмеологии.

Исходя из диалектико-материалистического понимания природы человека, множественной, системной детерминации его поведения, деятельности и развития, его многоуровневой структуры, эффектом которой является психика, Ананьев как крупный теоретик и экспериментатор обосновал, развил и успешно применил для решения интересовавших его в человеко-знании и конкретно в психологии проблем комплексный подход - особую методологическую стратегию, ориентированную на многоаспектное, междисциплинарное познание сложных разнокачественных объектов и их множественной причинной обусловленности, результатом которого оказывается целостное представление об объекте.

Логика ученого при этом была такова: поскольку поведение человека определяется условиями его прошлой жизни, значимыми для него обстоятельствами, а также его наследственностью и врожденными особенностями, то надо эти условия, обстоятельства и особенности (шире - все органические основания психики) изучать, привлекая по необходимости методы и данные смежных наук. Через связь поведения с мозгом и организмом в целом психология, подчеркивал он, смыкается с естественными науками, а через связь с условиями жизни человека в обществе - с социальными, гуманитарными и техническими науками.

Акцентируя внимание на сути комплексного подхода, разработанного и успешно примененного в научной школе Ананьева, следует особо подчеркнуть, что концептуальная трактовка ученым человека и его психики как объектов научного исследования в содержательном отношении существенно отличается от традиционной.

Принцип целостности человека явился системообразующим в его концепции, что и обусловило ее своеобразный антропологизм. Этот принцип делает более явной сложную и многоуровневую детерминацию психического со стороны структуры человека как субъекта, в которую входят не только собственно личностные свойства и состояния, формируемые социумом, но и природные, индивидные характеристики - свойства человека в целом.

Вся эта система свойств человека опосредует внешние детерминирующие воздействия, в результате чего и возникает психический процесс и поведенческий акт. Предметом психологии поэтому, по мнению Ананьева, является многоуровневая системная организация психики, рассматриваемая во всех ее связях с разными сторонами природы человека - его структурой, развитием и деятельностью.

Обосновав необходимость системно-комплексного изучения человека и его психики и нетрадиционно определив предмет психологии, Ананьев в избранной им логике трактует принцип детерминизма и развития. Для раскрытия первого принципа, как было показано выше, он использует не только антропологический принцип, но еще и принцип отражения, который указывает на детерминирующую роль объекта, воздействующего на субъект, и фиксирует зависимость психических явлений от материальной действительности.

Принцип развития в понимании Ананьева показывает на исторический характер детерминации психического. Внутренние условия, преломляющие внешние воздействия, в процессах жизнетворчества, осуществления деятельности, функционирования поведения, постоянно изменяются, формируются, эволюционируют и инволюционируют.

Движущей силой психического развития, согласно представлениям ученого, являются внутренние противоречия, которые возникают потому, что психические структуры неоднородны. Так, например, уже в психическом процессе дают о себе знать и онтогенетические, и натуральные, психофизиологические функции, и органические потребности, а также высшие формы мотивации - познавательной, моральной, эстетической. И еще сложнее, многокомпонентнее, многоуровневее эта картина наблюдается в психических свойствах и состояниях.

К факторам развития Ананьев относил наследственность, разнообразные условия природной и социальной среды, обучения и воспитания, сформировавшуюся к данному моменту структуру личности, индивидуальность.

Последовательно применяя принцип развития при анализе психофизиологических функций, психических процессов, психических свойств и состояний человека, он особенно последовательно и глубоко опирался на него в своей концепции онто-психологии, сутью которой являлось многостороннее исследование бытия человека как индивида и личности, субъекта и индивидуальности в онтогенезе.

Формулируя комплекс теоретических, научно-исследовательских и прикладных задач, которые решаются в процессе построения онтопсихологии как науки, Ананьев объединил их в четыре блока проблем: 1) установление существа развития индивидных и личностных характеристик с позиций биосоциальных отношений в разные периоды онтогенеза и жизненного пути человека; 2) прослеживание взаимосвязей индивидных и личностных свойств на разных этапах индивидуального развития человека; 3) выявление связей как индивидуальных, так и личностных феноменов человека с его субъектно-деятельностной характеристикой; 4) исследование становления индивидуальности как процесса интеграции основных характеристик человека как индивида, личности и субъекта деятельности, отличающегося по своим многим параметрам неповторимым своеобразием.

В исследованиях, которые Ананьев осуществлял для выявления индивидной организации и ее онтогенеза, было доказано, что сравнительно-возрастное изучение индивидных характеристик представляет собой один из важнейших аспектов познания естественных форм психики, которые не теряют относительной самостоятельности по мере усложнения психической деятельности, продолжая выполнять функцию ее потенциала на протяжении всей жизни человека.

Другое важное направление в этом цикле исследований - прослеживание взаимоотношений и степени взаимосвязи индивидных свойств в разные периоды жизни человека. В сложной структуре индивидной организации, включающей в себя элементы разного рода, под руководством Ананьева изучались как одноуровневые, так и разноуровневые связи. Было показано, что наличие разноуровневой структуры индивида за счет расслоения, стратификации его элементов влечет за собой исследование процессов дифференциации и интеграции в данной системе человека. Следствием социализации оказывается также дальнейшее расслоение вторичных индивидных свойств. На основе естественных форм психики образуется социализированный уровень психофизиологических функций (мнемические, вербальные, произвольные и т.п.). Наряду с естественными структурами возникают интеркорреляции в результате социализации. Роль приобретаемых связей на уровне индивида все больше увеличивается в процессе индивидуального развития человека. Как природные, так и приобретенные корреляционные связи характеризуются (хотя и в неодинаковой степени) все возрастающей специализацией, динамичностью и чрезвычайной пластичностью под воздействием социальных факторов, существенным образом воздействующих на процессы перестройки корреляционных отношений.

В исследованиях, проведенных под руководством Ананьева, было показано, что целый ряд психологических особенностей человека оказывается связанным с особенностями протекания процессов на вегетативном и биохимическом уровнях. И это не случайно, поскольку психическая деятельность обеспечивается работой всех систем человеческого организма, начиная с биохимических процессов и кончая процессами, протекающими на высшем кортикальном уровне. Причем, в условиях повышенной интеллектуальной и эмоциональной нагрузки между психологическими характеристиками человека и особенностями вегетативных и биохимических уровней обнаруживаются те связи и зависимости, которые не улавливаются в фоновых исследованиях.

Еще одно существенное направление, связанное с изучением индивидной организации в онтопсихологии, состоит в выявлении ее роли в качестве основы формирования личности, субъекта деятельности и индивидуальности. Комплекс проблем, касающихся взаимосвязей индивида и других подструктур человека, включает рассмотрение не только генетических, но и структурных отношений на различных этапах жизненного пути, что дает возможность ближе подойти к пониманию психического развития как целостного феномена.

К следующему циклу исследований по онтопсихологии относится изучение личности и ее жизненного пути. В отличие от индивидной организации, личностные особенности представляют собой психологические эффекты социального развития человека. Психологическим результатом активного включения человека в различные системы социальных отношений и типы общностей является развитие человека как личности с ее многомерными и многоуровневыми подструктурами, разнообразными свойствами.

Значимость социально-психологических характеристик личности, подчеркивал Ананьев, определяется их регулирующей функцией. Человек принимает то или иное решение именно на основе учета своих субъективных отношений к разным сторонам окружающей действительности. В сферу их включается также отношение к себе как субъекту социальных отношений и как личности в целом. Степень зрелости личности, по Ананьеву, выражается в способности принимать собственные решения и сознательно осуществлять выбор в сложных ситуациях.

В контексте онтопсихологической науки один из основных вопросов - изучение процесса становления целостности личности как многоуровневой системы, процесса превращения ее из объекта социальных воздействий в субъект индивидуального и общественного развития на протяжении всего жизненного пути человека.

Следующий раздел онтопсихологии посвящен взаимосвязям индивида и личности, складывающимся на протяжении жизни. Комплекс проблем, касающихся отношений этих основных подструктур человека, включает рассмотрение не только генетических, но и структурных связей и факторов, определяющих их характеристики в различные периоды жизненного цикла. Это дает возможность ближе подойти к пониманию психического развития как целостного феномена, имеющего разноуровневую, иерархическую структуру. Такой комплексный подход важен не только для конкретизации методологического биосоциального принципа, но и внутренней детерминации процесса психического развития.

Если предшественников Ананьева при изучении отношений разнородных компонентов психики в наибольшей степени привлекала проблема связей темперамента и характера, то Ананьев при изучении взаимоотношений разнородных, разноуровневых компонентов психики делал упор на выяснении связей познавательных функций и процессов с личностными особенностями.

Проблема соотношения индивида и личности осложняется тем обстоятельством, что обе эти структуры человека взаимодействуют различным образом с субъектом деятельности, общения и познания. Компоненты и свойства индивидной организации служат предпосылками для развития общих и специальных способностей, входящих в структуру субъекта. И, кроме того, трудовая деятельность, процесс общения и познания являются мощными факторами социализации, индивидной организации, что выражается в количественных (уровневых) и качественных (структурных) изменениях различных ее сторон, а также в виде разного способа новообразований.

Личность тесно связана и с субъектом познания, общения и трудовой деятельности. Личностные влияния на субъект деятельности осуществляются прежде всего через мотивационную сферу и ее социальный компонент, а также через установки, ценности, особенности характера, способствующие или, наоборот, препятствующие выполнению той или иной деятельности.

Раскрывая содержание понятия субъекта, Ананьев связывает его с деятельностью, ее предметом, орудиями, операциями, планируемым результатом. Субъект, подчеркивает он, не сводится только к исключительно специфическим субъектным явлениям. Структура субъекта интегрирует свойства индивида и личности, определяющие готовность и способность к выполнению деятельности и достижению в ней определенного уровня продуктивности. Поэтому структура субъекта - это структура потенциалов человека, начиная с его жизнеспособности и трудоспособности и кончая талантом.

Основываясь на результатах многочисленных экспериментов, Ананьев показывает, что одно из центральных мест среди потенциалов субъекта занимает интеллект - многоуровневая и многокомпонентная организация познавательных сил, в которую входят психофизиологические функции, психические процессы, состояния и свойства. Интеллект, как показали эти же тщательно выполненные эксперименты, заземлен в жизнедеятельность, а его продуктивность зависит не только от степени овладения операциями и от характера мотивации, но, как это подчеркивалось в другой связи, и от энергетического обеспечения организмом процессов переработки информации и принятия решения, что выражается в так называемой «цене» интеллектуального напряжения.

Итак, и характеристики индивида, и особенности личности, и свойства субъекта, и сложный характер взаимосвязи между ними Ананьев постоянно и последовательно соотносил с сущностными чертами деятельности человека. Роль общения, познания, игры, учебы, труда, спорта и т.д., по его мнению, выступает в том, что в них формируются именно те качества личности и те свойства субъекта, которые необходимы для их успешного осуществления. Таким образом, рассматривая проблему соотношения индивида и личности в индивидуальном развитии, необходимо учитывать то, в какие виды деятельности включается человек и какие связи с субъектом опосредуют это соотношение на разных этапах жизни.

Включаясь в различные виды деятельности, как первичные (общение, познание), так и производные (игра, учение, труд), человек реализует свой природный и накопленный в процессе жизни потенциал. Это приводит к формированию индивидуальности, которая может быть отнесена к высшему, типу новообразований. В индивидуальности происходит не только объединение и установление тесных связей основных структур человека как индивида, субъекта деятельности и личности, но и их однонаправленное развитие, где социальные задачи и установки личности реализуются посредством активной творческой деятельности с использованием всех ресурсов индивидной организации. Поэтому наиболее активное влияние личностных особенностей на ее природную основу осуществляется лишь в структуре индивидуальности, которая является итогом жизненного пути человека.

Помимо разработки проблем онтопсихологии, Ананьев внес большой и содержательный вклад в создание акмеологии, - науки, возникшей на стыке естественных, общественных, гуманитарных и технических дисциплин, и изучающей феноменологию, закономерности и механизмы развития человека на ступени его взрослости и особенно при достижении им наиболее высокого уровня в этом развитии.

Вслед за Бехтеревым, Ананьев восставал против утверждения некоторых ученых, что развитие человека завершается при достижении им взрослости, после чего якобы наступает своеобразная «окаменелость» в проявлении этого процесса.

Достигаемая во взрослом состоянии зрелость человека и так называемая вершина этой зрелости или, как ее называют, акме, подчеркивал Ананьев, - это многомерная констелляция различных характеристик человека, которая хотя и охватывает значительный по временной протяженности этап его жизни и всегда показывает, насколько он состоялся как индивид, личность и субъект деятельности, но вместе с тем никогда не является статичным образованием, а, наоборот, отличается большей или меньшей вариативностью и изменчивостью.

Ананьев и его ученики в серии экспериментальных работ показали, что физическое состояние человека постоянно несет типичные характеристики и претерпевает перестройку в рамках параметров зрелости. И такое же подвижное единство содержательной специфики и формы ее выражения дает о себе знать, когда человек проявляет себя как личность и как субъект деятельности.

В этих исследованиях было показано, что, как правило, не происходит фронтально одновременного достижения ступени зрелости всеми блоками образований, в которых человек выступает как индивид, как личность и как субъект деятельности; дальше, уже на ступени зрелости, у него наблюдаются также разные темпы протекания изменений в названных образованиях. И время выхода на уровень акме человека как индивида, как личности и как субъекта творческой деятельности очень часто не совпадает (или можно говорить лишь о его относительном совпадении).

В работах Ананьева и учеников была многопланово проанализирована вся совокупность факторов, которые определяют достижение состояния зрелости человека, и изучена во всей сложности динамика их действия на характеристики этого состояния.

Состояние зрелости не появляется у человека неожиданно и сразу. На него и на то, какое оно, «работает» вся предшествующая жизнь человека. Не только от природной предрасположенности, но и от уже прожитой жизни в большой мере зависит, с каким запасом физической прочности подойдет человек к ступени зрелости, какие ценностные ориентации и отношения составят ядро его личности, и какие способности, а также какой резерв знаний, умений и навыков будут характеризовать его как субъекта деятельности, когда он станет взрослым.

Поэтому, думая об оптимальном развитии человека как индивида, как личности и как субъекта деятельности, Ананьев ставил перед психологией и всем человекознанием (и перед обществом в целом) решение задачи разработки такой стратегии организации его жизни, реализация которой позволила бы ему успешно во всех отношениях объективировать себя на ступени зрелости.

Результаты изучения взрослых людей в научной школе Ананьева свидетельствуют о том, что, проходя ступень своего развития, которая обозначается как зрелость, человек переживает и фазы подъема, и относительной стабильности, и начинающейся инволюции. Это относится и к состоянию его здоровья, и к его личностным проявлениям, и к проявлению им себя в разных видах деятельности. Причем, если иметь при этом в виду изменения в работе различных систем организма и их функций, колебания в продуктивности психических процессов, перестройки в содержании и активности мотивационно-потребностной сферы, в эмоционально-волевых реакциях, эффективности обобщенных умений, выступающих как способности, то они оказываются связанными друг с другом очень сложными и вместе с тем неоднозначными зависимостями.

Однако эта противоречивая и разнопоказательная картина характеристик развития человека на ступени взрослости, как доказали исследования Ананьева и его сотрудников, не является препятствием тому, что деятельности человека, его взаимоотношения с окружающими и вообще связи со средой, в которую он включен, а также его внешняя и внутренняя активность как личности и как субъекта, - если все вместе они несут в себе конструктивно-творческую доминанту и отвечают нравственному императиву - выводят человека в конце концов на высший уровень его развития, достижения в нем вершины или акме.

Насколько эта его вершина оказывается высокой, содержательно многогранной и богатой, настолько социально велики и новаторски оригинальны результаты его деяний при достижении акме. Это, разумеется, зависит и от особенностей жизненного пути человека до его акме, и от социальной, экономической, политической, правовой ситуации, в которую он попадет, поднявшись на ступень взрослости. Но не в меньшей мере количественно-качественные показатели акме определяются тем, какая у него образовалась картина мира и как он видит свое место в этом мире, до какого уровня сформировался общий и специальный интеллект, сложилось нравственное ядро, развились способности творца.

Люди отличаются друг от друга неодинаковой способностью совершать высоко-моральные поступки и, в труднейших для подлинного творчества условиях, новаторские и крупномасштабные по своему социальному значению деяния. И их акме, оцениваемое с учетом конкретных условий его проявления, всегда показывает, чего стоят они как индивиды, как личности и как субъекты деятельности.

Исходя из этих данных, Ананьев сформулировал задачи, которые должна решить акмеология: это научное освещение феноменологии акме, объективирование общего и различного в ней у разных людей, прослеживание в действии факторов, которые определяют качественно-количественные характеристики акме. Последнее фактически означает важность раскрытия закономерностей и механизмов, функционирование которых необходимо, чтобы полноценное акме было достигнуто человеком и он реально состоялся как достойнейший гражданин своей страны и как профессионал высочайшего класса.

Оценить истинный вклад ученого в развитие науки - дело чрезвычайно сложное. Это особенно трудно сделать в отношении человека такого масштаба как Б.Г. Ананьев, который как теоретик и экспериментатор ярко проявил себя при исследовании широчайшего спектра проблем в психологии, фактически основал новую научную школу. Состоялся он и как талантливый педагог и организатор, создавший кафедру, отделение, факультет психологии в Ленинградском университете, а затем способствовавший открытию (на базе университета) Института комплексных социальных исследований.

Внимание в нашем очерке было сконцентрировано на главном в творческих достижениях Б. Г. Ананьева. А таким главным в его научной деятельности была продолжавшаяся в течение всей жизни в науке разработка принципиально нового методологического подхода к исследованию психики, успешно реализованного им в созданных новых направлениях научного изучения человека, - онтопсихологии и акмеологии.