Часть 2. Передавая дальше

Берт Хеллингер говорит, что самое лучшее, что могут сделать те, кто получил от него знания о расстановочной работе – это продолжать работать и передавать знания дальше, совершенствуя и развивая их. В современном расстановочном пространстве работают как те, кто бережно продолжает практику в соответствии с «чистым» хеллингеровском подходом, (современным или «старым»), так и экспериментаторы множества направлений.

Ниже мы сделаем попытку структурировать множество разновидностей расстановочной практики по трем основаниям:

1. По предмету расстановки

2. По сеттингу (организации работы)

3. По «корням», т.е. по принадлежности к сообществам практикующих специалистов

1. По предмету расстановки можно выделить следующие направления в расстановочной практике:

1.1. Классические семейные расстановки: расставляют членов семейной системы клиента. Как правило, это люди, о которых знает клиент (его родственники) или те, необходимость введения которых возникла в процессе работы (например, если брат погиб в автокатастрофе, может быть введен тот, кто сидел за рулем и был виновником ДТП).

1.2. Расстановки не-семейных систем. К не-семейным системам относятся, например, организации, сообщества, города и страны и др.

1.3. Расстановки «внутренних частей личности» или «субличностей». Например, могут быть расставлены две «части» клиента: детская и взрослая, или «та часть, которая свободна от травмы» и «та часть, которая травмирована» (в частности, Франц Рупперт разработал свою концепцию разделения на части при работе с травмой (http://www.franz-ruppert.de/).

1.4. Расстановки с абстрактными фигурами, например, такими как «война», «судьба», «болезнь», «страх», «женственность». Последние три фигуры могут рассматриваться и как «внутренние части», поэтому часто эти разновидности расстановок (1.3 и 1.4) объединяют и называют «структурными».

1.5. Расстановки с использованием символов из различных систем или концепций Например, расстановки с арканами таро, знаками зодиака, соционическими типами и др. Как правило, используются теми практиками, основное направление для которых не расстановки, а соответствующая концепция – астрология, соционика и др.

1.6. Расстановки без называния фигур. Используются, например, в «многоуровневых» расстановках из последних работ Хеллингера (см. Часть 1), когда заместители принимают в те или иные роли (как конкретных людей, так и групп людей или абстрактных понятий), следуя динамике поля.

Эта классификация не является жесткой, т.е. далеко не каждую расстановку можно отнести однозначно к тому или иному типу. Во многих случаях используется сразу несколько способов структурирования расстановочного поля, например, может быть расставлен Отдел в какой-либо организации, его Руководитель, его Жена, а также Прибыль и «То, что мешает развитию». Кроме того, в процессе работы заместитель может переходить в другую роль, следуя динамике поля – например, «то, что мешает развитию», может превратиться в Отца, который не одобряет выбор сыном профессии.

2. По сеттингу (организации работы) расстановки можно разделить на следующие разновидности:

2.1. Классические расстановки в группе с заместителями.

2.2. Расстановки в группе с заместителями, а также с использованием предметов. Например, тяжелый баллон с водой может использоваться для обозначения «трудной судьбы матери», и дочь его символически возвращает обратно. Положенный на пол шарф символизирует «границу поколений» и т.п.

2.3. Расстановки с использованием «якорей». При нехватке заместителей или при индивидуальной работе используют подручные предметы мебели или кусочки бумаги («якоря») для обозначения отдельных фигур.

2.4. С использованием фигурок на столе, в индивидуальной работе. Используются как специальные наборы фигурок для расстановок, так и подручные материалы – игрушки, предметы интерьера.

2.5. Расстановки в воображении. Проводятся клиентом самостоятельно, либо в индивидуальной или групповой работе со специалистом (подробнее см. книгу Уруслы Франке «Когда я закрываю глаза, я вижу тебя»).

Описанные два способа классификации довольно конкретны, т.е. каждую расстановку можно отнести к той или иной разновидности или к нескольким одновременно, просто посмотрев на технические аспекты работы. Но есть еще нечто, что не отражается в технических аспектах, это «дух», философия подхода. Этот признак не может лежать в основе какого-либо структурирования, но можно выделить несколько сообществ, внутри которых «философия» часто довольно похожа. Чтобы помочь ориентироваться в огромном расстановочном пространстве, мы решили ввести и эту классификацию.

3. По «корням» или принадлежности к сообществу.

3.1. Берт Хеллингер. На данном этапе он делает настолько оригинальную работу, что, похоже, к его прямым последователям уже никого нельзя отнести.

3.2. «Первые ученики». Это группа в основном немецких расстановщиков, которые изучали метод с Бертом Хеллингером в конце прошлого века, когда Берт еще принадлежал к сообществу системных семейных терапевтов в Германии. В частности, это Гунхард Вебер, Хантер Бомон, Марианна Франке, Штефан Хаузнер, Якоб и Зиглинда Шнайдер, Матиас Варга фон Кибед, Бертольд Ульсамер, Ян-Якоб Стам и другие.

Это первые имена в мировом расстановочном деле. У многих из них базовое психотерапевтическое образование в другом подходе, десятилетия опыта работы в психотерапии и десять с лишним лет ( а у некоторых уже двадцать лет) расстановочной практики. В основном они продолжают традиции хеллингеровских «порядковых» расстановок или «движений души», добавляя к ним собственные методические разработки, иногда очень интересные. В частности, Ян-Якоб Стам считается «автором» организационных расстановок, а Матиас Варга фон Кибед – структурных.

«Первые ученики» воспитали уже значительное количество последователей, «вторую волну», которые, также продолжая в основном классический хеллингеровский подход, разрабатывают собственные предметные области или методику. Так, уже упомянутый нами Франц Рупперт разрабатывает методику работы с травмой с использованием системных расстановок. А Дэн Коэн из Бостона (США) развивает расстановочную работу с заключенными и недавно завершил диссертацию по этой теме. В России к этой группе (ученики «первых учеников» Хеллингера) можно, наверное, отнести Марину Бебчук и Михаила Бурняшева.

Конечно же, уже «подрастает» третья и четвертая волна, и далее…

3.3. Расстановщики, относящиеся к духовным учениям и практикам различных традиций. Постепенно последователи различных духовных учений (практик, традиций) открывали для себя расстановки и принимали их как «родственный» своим практикам метод или как метод, удачно вписывающийся в их философию. В частности, это расстановки в Ошо-пространстве[1], к которому относятся, например, Свагито Либермайстер[2], Боди Рэй, Свами Харишаран. Под последним именем «скрывается» Бертольд Ульсамер, который таким образом принадлежит к обоим сообществам – и к последователям Хеллингера «второй волны» и к саньясинам (последователям) Ошо. Каролла Кастильо и Дан Компенхаут развивают расстановки в контексте древних шаманских практик, француз Идрис Лаор – в контексте учения Гурджиева, суфизма и ряда других духовных традиций. Дочь супруги Берта Хеллингера, Мануэла Эрдоди, практикует расстановки с элементами шаманских техник.

В России к «Ошо-расстановщикам» относится, например, Свами Дева Зака (Андрей Степанов), а шаманские техники использует Игорь Любитов.

При этом «визуально» расстановки в различных духовных традициях могут практически не отличаться от расстановок в психотерапевтическом сообществе. Особенности можно заметить при просмотре большого количества расстановок, когда через авторский стиль ведущего проявляются его взгляды, сформировавшиеся в той или иной духовной традиции. «Включения» из этих практик могут использоваться при подготовке к началу работы группы, при завершении дня, в перерывах. А в некоторых случаях элементы других практик непосредственно вводятся в работу, например, шаманские песни и движения помогают «работать с энергией» в сложные моменты расстановки.

3.4. Специалисты помогающих и духовных практик, использующие элементы расстановок в процессе работы в традициях своих основных методов/подходов. Например, некоторые типичные расстановочные фразы нередко используют в психодраме (обычно это фразы, устанавливающие порядок между ребенком и родителем, например: «Ты большой, а я маленький, ты даешь, а я беру»). Элементы расстановок вводятся в арт-терапевтические работы. Расстановки и «расстановки» используют магических дел мастера. Здесь во многих случаях терапевт/практик владеет расстановочным методом недостаточно и использует его элементы без глубокого понимания принципов и сути работы. Тем не менее, возможно, именно здесь «прорастут» новые направления развития расстановок, на стыке этого метода с другими подходами.

Эта классификация наверняка является неполной и точно не является окончательной, ведь расстановки развиваются гораздо быстрее, чем мы можем их все посмотреть и структурировать. Тем не менее, эта классификация может помочь ориентироваться в огромном расстановочном поле и, возможно, легче найти в нем себе место как клиенту или как практику…

Елена Веселаго,

октябрь, 2008