Многострадальный моральный вред

Коллективным договором ОАО установлено, что в случае гибели работника организации в результате техногенной аварии работодатель производит единовременную материальную помощь семье погибшего (помимо обязательных выплат) в размере 1 000 000 руб. в счет возмещения морального вреда.
ИФНС решила, что данная выплата не может уменьшать базу по налогу на прибыль ввиду отсутствия экономической обоснованности и производственной направленности указанных расходов.
Суд установил, что в соответствии с пп. 13 п. 1 ст.265 НК РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются расходы на возмещение причиненного ущерба.

В приведенной норме не конкретизируется, какой ущерб подлежит возмещению - материальный или моральный, и не содержится запрета на включение в состав внереализационных расходов затрат на возмещение морального вреда.
В силу п. 2 ст.1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.
Возмещение морального вреда семье погибшего предусмотрено Федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности РФ.
Таким образом, налогоплательщик осуществляет выплату в счет возмещения морального ущерба семье погибшего во исполнение гражданского законодательства, в размере, установленном коллективным договором Общества.
Поскольку расходы в виде единовременной компенсации и по возмещению причиненного морального ущерба, обусловлены выполнением трудовой функции работниками налогоплательщика, которые участвуют в добыче угля - деятельности направленной на получение дохода, предусмотрены коллективным договором, следовательно, данные расходы являются экономически обоснованными.
Обратного налоговым органом не доказано. На этом основании АС Кемеровской области Решением от 21.01.2015 № А27-19327/2014 признал действия ИФНС незаконными

Когда резиденту прибавляется приставка «не»

Интенсивность международных связей в настоящее время такова, что и наши граждане, и иностранцы за пределами своей Родины живут не только месяцами, но и годами. Это приводит к тому, что их налоговый статус меняется с резидента на нерезидента и обратно. Усложняет ситуацию и то, что со многими странами Россия заключила особые двусторонние договоры об избежании двойного налогообложения.

Впрочем, судей эти сложности не пугают, и они приходят к убедительным решениям.

Подозрительная любовь в «киприотам»

Возьмем, к примеру, нашего гражданина, который от ненастной погоды укрылся в своем домике на Кипре. При этом нынешние средства коммуникаций не мешают ему дистанционно руководить своим бизнесом прямо оттуда и продолжать получать доход от источников на территории РФ.

Однако при этом возникает резонный вопрос о ставке налогообложения НДФЛ в ситуации, когда нахождение на Кипре превышает 183 дня. И вот тут ФНС понимает, что если такому гражданину сообщить, что он теперь должен платить НДФЛ по ставке 30%, а не 13%, то он, по примеру Депардье, с Родиной может и расстаться насовсем. В этой связи ФНС РФ выпустила Письмо от 16.01.2015 N ОА-3-17/87@, в котором сообщила, что из положений международных договоров Российской Федерации об избежании двойного налогообложения следует, что физическое лицо может рассматриваться в качестве налогового резидента РФ, если оно располагает в ней постоянным жилищем либо имеет в России центр жизненных интересов.

При этом наличие постоянного жилища подтверждается фактом нахождения жилого объекта в собственности, либо действующей постоянной регистрацией по месту жительства в таком объекте. Центр жизненных интересов определяется по месту нахождения семьи, основного бизнеса или работы.

Таким образом, сам по себе факт нахождения физического лица в Российской Федерации менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев не приводит к автоматической утрате статуса налогового резидента Российской Федерации в упомянутой выше ситуации. Следовательно, можно продолжать в нашего «киприота» удерживать НДФЛ по ставке 13%.

Прочитав это письмо, Минфин РФ выпустил гневную отповедь, в которой заявил, что критерии для определения налогового статуса физического лица, предусмотренные в договорах об избежании двойного налогообложения, в том числе критерии места нахождения "постоянного жилища" или "центра жизненных интересов", используются для целей применения таких договоров в случаях, когда в соответствии с положениями национального законодательства физическое лицо признается налоговым резидентом в обоих государствах, заключивших соответствующий договор.

Таким образом, сказано в Письме Минфина РФ от 05.08.2015 N 03-04-05/45277,

вышеуказанные положения договоров об избежании двойного налогообложения используются только в случаях, когда исходя из национального законодательства договаривающихся государств физическое лицо будет признаваться налоговым резидентом в обоих этих государствах.

Для определения налогового статуса физического лица в целях применения НК РФ применяются исключительно соответствующие положения самого Кодекса.

Что касается письма от 16.01.2015 N ОА-3-17/87@, то оно не является совместным письмом ФНС России и Минфина России и подписано заместителем руководителя ФНС России.

Но ФНС, вместо того, чтобы взять свои слова обратно, снова выпустило Письмо от 29.10.2015 N ОА-3-17/4072@, в котором опять заявило, что из положений международных договоров Российской Федерации об избежании двойного налогообложения, в том числе с Республикой Кипр, следует, что сам по себе факт нахождения физического лица в Российской Федерации менее 183 календарных дней в течение налогового периода (календарного года) не приводит к автоматической утрате статуса налогового резидента Российской Федерации в упомянутой выше ситуации.

Удивительно, но по отношению к нашим гражданам, уехавшим на длительное время в другие страны, представители ФНС с Минфином РФ придерживаются единого мнения.

К примеру, нашелся работник, которого российская организация отправила в длительную командировку в Иран. Тут налоговики без оглядки на жилые объекты и центры жизненных интересов считают только 183 дня пребывания за границей по отметкам в загранпаспорте. А ведь в Соглашении между Правительством РФ и Правительством Исламской Республики Иран от 06.03.1998 "Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов в отношении налогов на доходы и капитал" упоминаются и жилище, и центр жизненных интересов.

ААС Постановлением от 29.05.2015 № А40-167292/2014 признал, что в соответствии с пунктом 2 статьи 207 НК РФ , указанный сотрудник не может признаваться налоговыми резидентами РФ , в связи с тем, что фактически находился на территории РФ менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев. Следовательно, удерживать с него НДФЛ следует по ставке 30%, не смотря на то, что в России у него есть и жилье и остальные жизненные интересы. Аналогичное решение вынес ФАС СЗО в Постановлении от 16.01.2014 № А13-2639/2013 в отношении работника, командированного в США на длительный срок.