Статья 67. Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии

1. При назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда.

2. Смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении.

Так, ч. 1 ст. 67 УК РФ указывает, что при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются: а) характер и степень фактического участия лица в совершении преступления; б) значение этого участия для достижения цели преступления; в) его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. В сложившейся в последние годы судебной практике все соучастники преступления признавались ответственными за совершенное преступление в равном объеме. Теперь же, как указано выше, закон изменил подход к назначению наказания соучастникам преступления, требуя индивидуального наказания каждому участнику группового преступления. Суд в соответствии с законом обязан учитывать роль каждого соучастника в совершении преступления, определить, являлся ли он организатором или руководителем преступления, подстрекателем, пособником или исполнителем и дать оценку роли каждого. Кроме этого суд учитывает степень активности фактического участия лица в совершении преступления, его вклад в осуществление и завершение этого преступления. Стало быть, вне зависимости от того, избирается ли наказание соучастникам в одинаковых или разных пределах санкции статьи Особенной части УК, оно в любом случае должно основываться на индивидуальном подходе к каждому из них. С учетом того, что каждый из соучастников выполняет определенную роль в совершении преступления, суд, назначая наказание, должен разграничить степень и характер общественной опасности содеянного каждым из них, определить значение его действий для достижения преступных целей, а также влияние роли и действий конкретного соучастника на характер и размер причиненного или возможного вреда. Из этого следует, что участие нескольких лиц в совершении единого преступления не исключает не только возможности разной квалификации содеянного каждым из них, но и определения совершенно разного наказания, как по размеру, так и по виду. Судебная практика показывает, что более строго наказываются исполнители и организаторы преступления. Роль же подстрекателей и пособников, по общему правилу, определяется как менее опасная, поскольку они не принимают непосредственного участия в самом преступлении, отсюда и наказание им может быть назначено более мягкое, чем исполнителю и организатору. Кроме этого, согласно ч. 2 ст. 67 УК, суд при назначении наказания обязан учесть смягчающие и отягчающие обстоятельства только тому соучастнику, к которому они непосредственно относятся. Например, лицо несовершеннолетнее или имеющее на иждивении малолетних детей, положительно характеризуется по месту жительства, учебы, работы, чистосердечно раскаялось, либо проявило при совершении преступления особую жестокость или было ранее неоднократно судимо. Эти обстоятельства свидетельствуют о большей или меньшей степени общественной опасности личности, но не сказываются на уровне общественной опасности преступления, в том числе и совершенного совместно несколькими лицами. Данные обстоятельства, связанные с личностью отдельного соучастника (как смягчающие, так и отягчающие), не могут быть судом оставлены без внимания и должны учитываться при назначении наказания только этому лицу, но не остальным соучастникам. Таким образом, назначение наказания лицам, совершившим преступление в соучастии (причем в любой его форме), базируется на принципе индивидуализации ответственности и позволяет за одно и то же преступление избрать каждому из них как одинаковое, так и разное наказание, но оно всегда должно основываться на индивидуальном подходе. Специальным вопросом ответственности соучастников является эксцесс исполнителя (ст. 36). Ответственность, а стало быть, и наказание за эксцесс (уклонение, отступление) несет только исполнитель, поскольку он выполнил действия, которые не охватывались умыслом остальных соучастников, а остальные же соучастники несут ответственность только за действия, которые изначально совместно ими планировались и охватывались их умыслом. Например, группа соучастников проникает в квартиру для совершения кражи, они расходятся по комнатам и похищают имущество. Один же из участников перед уходом из квартиры замечает в одной из комнат сидящего человека и убивает его с целью сокрытия кражи. Действия этого лица будут квалифицированы по п. "а" и "в" ч. 2 ст. 158 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК, и наказание будет определено в пределах санкций указанных статей по совокупности преступлений. Наказание же остальным соучастникам будет определено только по п. "а" и "в" ч. 2 ст. 158 УК.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Кызыл 20 июня 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва в составе:

председательствующего Куулар А.И.,

судей Тулуш А.М. и Сендаш Р.В.,

при секретаре Биче-оол С.Х. рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление прокурора Иргит Р.Э., кассационные жалобы осужденного Монгуша А.Э. и его защитника Ооржака Ч.А. на приговор Кызылского городского суда Республики Тыва от 17 апреля 2012 года, которым

Монгуш А.Э., **

осужденпо ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 10000 (десяти тысяч) руб. в доход государства с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Монгуш О.Д. , **

осужденапо ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 10000 (десяти тысяч) руб. в доход государства с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, в соответствии с. ч. 1 ст. 82 УК РФ отсрочено реальное отбывание наказания до достижения **, ** года рождения, четырнадцатилетнего возраста.

Заслушав доклад судьи Куулар А.И., выступления осужденного Монгуша А.Э. и его защитника Ооржака Ч.А., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших отменить приговор, защитника Домур-оол С.Ч., просившего изменить приговор, прокурора Саая А.А., поддержавшего доводы кассационного представления и просившего приговор изменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Монгуш А.Э. и Монгуш О.Д. признаны виновными и осуждены за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере.

Преступление ими совершено при следующих обстоятельствах, приведенных в приговоре.

С июля 2010 года до августа 2010 года Монгуш А.Э. умышленно с корыстной целью для дальнейшего незаконного сбыта приобрел ** фрагментов наркотического вещества - гашиша, общей массой ** грамма, что относится к особо крупному размеру. Указанное наркотическое средство Монгуш А.Э. незаконно хранил под камнем возле моста через ** до 06 декабря 2010 года, а с 06 декабря 2010 года Монгуш А.Э., согласившись с предложением Монгуш О.Д. о совместном сбыте наркотических средств, хранил указанное наркотическое средство на территории ** и с 10 по 11 декабря 2010 года Монгуш А.Э. предложил лицу по имени «Ж.», имитирующему роль покупателя наркотического средств, приобрести указанное наркотическое средство. После этого около 21 час. 17 декабря 2010 года в автомашине «**» № возле ** Монгуш А.Э. и Монгуш О.Д. умышленно с корыстной целью незаконно продали лицу по имени «Ж.» за** руб. наркотическое средство в особо крупном размере в количестве ** фрагментов.

Однако по независящим от них обстоятельствам Монгуш А.Э. и Монгуш О.Д. не смогли довести до конца свой преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере, так как указанное наркотическое средство было изъято из незаконного оборота в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка».

В судебном заседании осужденный Монгуш А.Э. виновность в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору признал частично и показал, что умысла на незаконный сбыт наркотического средства у него не было. 13 декабря 2010 года он работал в такси и парень по имени «Ж.» спрашивал у него про наркотики, звонил 3-4 дня. На правом берегу он нашел пакет с наркотиками и спрятал их под мостом. 17 декабря 2010 года он вместе с Монгуш О.Д. съездил за наркотиками и встретился с «Ж.», который в автомашине дал ему ** рублей, которые он сразу отдал Монгуш О.Д., так как был должен ей эту сумму денег, после чего их задержали сотрудники правоохранительных органов. Он подписал протокол в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия, но с заявлением на эти действия он не обращался.

В судебном заседании осужденная Монгуш О.Д. виновность в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору не признала и показала, что 17 декабря 2010 года Монгуш А.Э. пришел и сказал, что нужно забрать долг. В автомашине темного цвета Монгуш А.Э. и мужчина** национальности о чем-то разговаривали, после чего мужчина положил ** руб., а Монгуш А.Э. сказал, чтобы она взяла эти деньги в счет долга. Она взяла деньги, после чего ее задержали.

В кассационном представлении заместитель прокурора г. Кызыла Иргит Р.Э. просит изменить приговор, указав, что суд не мотивировал свое решение о назначении дополнительно штрафа, не учел имущественное положение осужденных, которые не имеют постоянного источника доходов. В нарушение ч. 2 ст. 71 УК РФ не указал об исполнении дополнительного наказания в виде штрафа самостоятельно.

В кассационной жалобе осужденный Монгуш А.Э. просит отменить приговор ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания и применить положения ст. 73 УК РФ. В обоснование указал, что суд не в полной мере учел то, что он частично признал вину, при обыске у него не обнаружено ничего противозаконного, совершил преступление впервые, раскаялся в содеянном, имеет на иждивении семью и ** ребенка, родителей-**, которые нуждаются в его помощи.

В кассационной жалобе защитник Ооржак Ч.А. просит отменить приговор и направить на новое судебное рассмотрение, указав, что в материалах дела не имеется доказательств того, что у Монгуша А.Э. имелся умысел на незаконный сбыт наркотического средства независимо от деятельности сотрудников полиции, а также о проведении им подготовительных действий для сбыта наркотического средства. Монгуш А.Э. нашел наркотическое средство под давлением лица по имени «Ж.» и каких-либо данных о том, что Монгуш А.Э. совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц в материалах дела не имеется, в связи с чем действия Монгуша А.Э., совершенные в результате провокации со стороны сотрудников полиции не могут быть уголовно наказуемым деянием. Первоначальные показания Монгуша А.Э. получены незаконно, в результате недозволенных методов со стороны сотрудников полиции.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления прокурора Иргит Р.Э., кассационных жалоб осужденного Монгуша А.Э. и защитника Ооржака Ч.А., выслушав стороны, судебная коллегия приходит к следующему.

Виновность Монгуша А.Э. и Монгуш О.Д. в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, которым дана надлежащая оценка.

Из показаний свидетеля под псевдонимом «Ж.» следует, что после того, как Монгуш А.Э. предложил приобрести у него наркотическое средство, они обменялись номерами телефонов, о чем он сообщил сотрудникам правоохранительных органов. Он согласился выступить в роли покупателя в оперативно-розыскном мероприятии «проверочная закупка». Его досмотрели, вручили ** рублей. По ** он созвонился с Монгушом А.Э., который вышел с Монгуш О.Д. и они сели в его машину. Он отказался на их предложение съездить в **, тогда они съездили вдвоем и привезли в пакете наркотическое средство в ** банках. Монгуш О.Д. насчитала ** фрагментов, он передал деньги, которые она взяла.

Из показаний свидетеля М. следует, что он предложил гражданину, обратившемуся с сообщением о том, что водитель такси предлагал ему гашиш около ** штук и периодически звонил ему, выступить в роли покупателя наркотического средства под псевдонимом «Ж.». «Ж.» был досмотрен, ему было вручено ** руб. Встреча была назначена по **. Пришли Монгуш А.Э. и Монгуш О.Д., которые привезли ** банки с наркотическим средством в количестве около ** штук. «Ж.» отдал деньги, которые были изъяты у Монгуш О.Д.

Из показаний свидетелей А., Д. следует, что они в здании ** участвовали понятыми при досмотре лица по имени «Ж.», при котором ничего не обнаружили, этому лицу выдали ** руб. Через некоторое время «Ж.» вернулся и выдал наркотическое средство, пояснив, что приобрел его у Монгуша А.Э. по **.

Из показаний свидетеля Б следует, что при досмотре Монгуша А.Э. запрещенных предметов не обнаружено. Лицо в роли «покупателя» выдало наркотическое средство в количестве ** фрагментов и пояснило, что приобрело их в автомашине «**» во дворе ** у Монгуша А.Э. и Монгуш О.Д.

Из показаний свидетелей З. следует, что в ходе личного досмотра Монгуш О.Д. изъяты денежные средства, которые по пояснению Монгуш О.Д. получены от продажи наркотического средства.

Из показаний свидетелей Ч., Ф. следует, что они участвовали понятыми при досмотре Монгуш О.Д., у которой были изъяты денежные средства.

Из рассекреченных материалов оперативно-розыскного мероприятия следует, что было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» в отношении лица по имени Монгуш А.Э. и лиц, совместно с ним занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, который активно ищет покупателей на партию гашиша в количестве ** фрагментов.

Из протоколов досмотра лица, имитирующего роль покупателя наркотического средства под псевдонимом «Ж.» и автомашины «**» следует, что запрещенных предметов и веществ, не обнаружено.

Из протокола пометки и вручения денежных средств следует, что помечены ** купюры по ** руб. каждая на общую сумму ** руб. путем переписывания их номеров и серий были вручены лицу под псевдонимом «Ж.».

Из протокола личного досмотра Монгуш О.Д. следует, что у нее обнаружены и изъяты ** денежные купюры достоинством по ** руб. на общую сумму ** руб., при этом Монгуш О.Д. пояснила, что указанные денежные средства получила от продажи наркотического средства.

Из протокола добровольной выдачи веществ и предметов, приобретенных в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», следует, что лицо под псевдонимом «Ж.» добровольно выдало ** фрагментов наркотического средства и пояснило, что указанное наркотическое средство приобрело за ** рублей у Монгуша А.Э. и Монгуш О.Д.

Из протоколов осмотров предметов следует, что осмотрены, в том числе и наркотическое средство растительного происхождения зеленовато-коричневого цвета с характерным запахом конопли в количестве **фрагментов; денежные купюры достоинством ** руб. в количестве ** штук на общую сумму ** руб.; СD – диск белого цвета с надписью «№с» от 17.12.10 года с зафиксированными видеонаблюдением сбыта наркотических средств Монгушом А.Э. и Монгуш О.Д. лицу, имитирующему роль покупателя наркотических средств под псевдонимом «Ж.».

Из заключения эксперта следует, что изъятое наркотическое средство является гашишем общей массой ** гр.

Показаниями осужденного Монгуша А.Э., данными на предварительном следствии в качестве подозреваемого, обвиняемого, оглашенными в порядке ст. 276 УПК РФ, из которых следует, что он изготовил ** фрагментов наркотического средства, чтобы в дальнейшем продать, встретился с парнем по имени «Ж.» и показал ему фрагменты, насчитали ** фрагментов, а затем «Ж.» передал деньги в сумме ** руб.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что оснований не доверять показаниям указанных свидетелей не имеется, поскольку они подробны, последовательны, согласуются между собой и показаниями самого осужденного, добыты с соблюдением требований ст.ст. 189-190 УПК РФ, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются письменными доказательствами по делу.

Наряду с указанными доказательствами суд обоснованно признал одним из доказательств виновности осужденного его показания, данные им в ходе предварительного следствия в присутствии защитника, в которых он указал, как он приобрел наркотическое средство и в дальнейшем вместе с Монгуш О.Д. продал его «Ж.» за ** рублей, а деньги поделили поровну с Монгуш О.Д. Эти показания добыты с соблюдением требований ст.ст. 189-190, 173, ст. 276 УПК РФ, соответствуют обстоятельствам дела и согласуются с другими, приведенными в приговоре доказательствами, в то время как ссылка защитника о даче осужденным Монгушом А.Э. этих показаний вследствие применения недозволенных методов ведения следствия, никакими объективными доказательствами не подтверждены.

Доводы кассационной жалобы защитника о вовлечении Монгуша А.Э. в сбыт наркотических средств провокационными действиями лица под псевдонимом "Ж." являются безосновательными и опровергаются материалами дела.

Аналогичные доводы исследовались судом первой инстанции и получили оценку в приговоре, с которой судебная коллегия соглашается.

Исходя из установленных обстоятельств, суд пришел к правильному выводу о том, что умысел Монгуша А.Э. на сбыт наркотических средств сформировался вне зависимости от действий сотрудников правоохранительных органов и способствующих раскрытию преступления лиц, а по результатам проведенных в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" оперативно-розыскных мероприятий была установлена причастность осужденного к незаконному обороту психотропных веществ и произведено документирование его противоправной деятельности. Доказательствам, полученным в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» судом дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст.ст. 87-88 УПК РФ и они правомерно положены судом в основу обвинительного приговора.

На основании вышеуказанных доказательств суд правильно установил фактические обстоятельства дела и квалифицировал действия осужденного Монгуша А.Э. и Монгуш О.Д. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических веществ в особо крупном размере.

Назначенное Монгушу А.Э. и Монгуш О.Д. наказание отвечает целям и задачам, которые определены уголовным законом, соответствует тяжести и общественной опасности совершенного им преступления, направленного против здоровья населения и общественной нравственности, их личностей.

Суд учел в качестве смягчающих наказание Монгуша А.Э. и те обстоятельства, на которые он ссылается в кассационной жалобе: частичное признание им вины, совершение преступления впервые, наличие на иждивении семьи и ** ребенка, родителей-**, в связи с чем доводы жалобы осужденного Монгуша А.Э. в этой части необоснованны.

При этом суд довод о том, что при назначении наказания не было учтено отсутствие у осужденного запрещенных предметов во время обыска, судебная коллегия находит необоснованными при установленных судом обстоятельствах, когда им наркотические средства переданы лицу, имитирующему роль покупателя наркотических средств под псевдонимом «Ж.».

Между тем судебная коллегия находит назначенное Монгушу А.Э. наказание подлежащим снижению по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 67 ч. 1 УК РФпри назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного им возможного вреда.

Суд, признав совокупность смягчающих наказание обстоятельств исключительными, назначил осужденным Монгушу А.Э. и Монгуш О.Д. наказание по правилам ст. 64 УК РФ. При этом в отношении Монгуш О.Д. назначил наказание 05 лет лишения свободы с отсрочкой его исполнения до достижения ребенком 14-летнего возраста, а осужденному Монгушу А.Э. назначил наказание 07 лет лишения свободы.

Между тем из приговора суда видно, что Монгуш А.Э. и Монгуш О.Д. во время совершения преступления оба выполняли одинаковую роль, при этом Монгуш А.Э. активно способствовал расследованию преступления в отличие от Монгуш О.Д.

В этих условиях судебная коллегия находит возможным снизить наказание, назначенное Монгушу А.Э. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, при этом с учетом особой тяжести, обстоятельств совершенного преступления не находит исключительных обстоятельств для применения ст. 73 УК РФ.

Доводы кассационного представления о том, что суд не учел имущественное положение осужденных и назначил дополнительное наказание в виде штрафа, судебная коллегия находит необоснованными, поскольку с учетом того, что осужденными совершено преступление из корыстных целей назначенное дополнительное наказание в виде штрафа в размере 10000 рублей, при том, что суд при определении ее размера учел имущественное положение осужденных и наличие на их иждивении ** детей, а потому назначение дополнительного наказания в виде штрафа, является соответствующим закону.

В этой связи доводы кассационного представления об отсутствии в приговоре мотивов назначения дополнительного наказания являются необоснованными.

Оснований для внесения изменения в приговор и необходимости указания об исполнении дополнительного наказания в виде штрафа самостоятельно, как это указывается в кассационном представлении, судебная коллегия также не находит, поскольку Монгушу А.Э. назначено реальное наказание, а в отношении Монгуш О. Д., наказание в виде лишения свободы отсрочено на основании ч. 1 ст. 82 УК РФ, а по смыслу закона дополнительное наказание исполняется реально.

При таких обстоятельствах оснований для отмены приговора по доводам жалоб осужденного и его защитника и оснований для изменения приговора по доводам кассационного представления судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Кызылского городского суда Республики Тыва от 17 апреля 2012 года в отношении Монгуша А.Э.,Монгуш О.Д. изменить,

- Монгушу А.Э. назначенное по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ наказание с применением ст. 64 УК РФ снизить до 05 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационное представление прокурора Иргит Р.Э., кассационные жалобы осужденного Монгуша А.Э. и его защитника Ооржака Ч.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи