Вы найдете ему хорошее применение. 1 страница

Исуна Хасэкура

Волчица и пряности

Перевод с английского языка – Ushwood

Бета-редактирование – Lady Astrel

Русские иллюстрации – RuRa team

Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов запрещено

Том 16

Солнечная монета. Книга 2 из 2.

Оглавление

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Послесловие автора

Вы найдете ему хорошее применение. 1 страница - №1 - открытая онлайн библиотека Вы найдете ему хорошее применение. 1 страница - №2 - открытая онлайн библиотека


Вы найдете ему хорошее применение. 1 страница - №3 - открытая онлайн библиотека Вы найдете ему хорошее применение. 1 страница - №4 - открытая онлайн библиотека Вы найдете ему хорошее применение. 1 страница - №5 - открытая онлайн библиотека


Вы найдете ему хорошее применение. 1 страница - №6 - открытая онлайн библиотека Вы найдете ему хорошее применение. 1 страница - №7 - открытая онлайн библиотека


Глава 6

Котомка, брошенная на стол, привлекла их взгляды.

Потому что принадлежала она Коулу, который должен был находиться далеко отсюда, на пути к городу Киссен.

Разбойник, вор, грабитель – такие слова сразу промелькнули у Лоуренса в голове. Как бы силен ни был дух Коула, мальчик ничего не мог поделать с грубой силой.

Но все равно это было странно. Факты не стыковались друг с другом.

Подняв глаза, Лоуренс увидел стоящего возле стола худого мужчину в плаще с надвинутым на самые глаза капюшоном. Лоуренс принялся копаться в памяти, но силуэтом мужчина не походил ни на одного знакомого. Более того, Лоуренса смущало то, что от него совершенно не исходило чувство угрозы. Если и чувствовалось что-то, то скорее атмосфера утонченности.

Загадочный незнакомец двинулся прочь беззвучно, точно призрак. У Лоуренса даже в мыслях не было направиться следом.

В себя он пришел, когда Хоро схватила котомку и вскочила на ноги.

Кое-как ему удалось выдавить одно-единственное слово.

– …Погоди.

Глаза Хоро под капюшоном, жутковато немигающие, уставились на него.

В этих полных гнева глазах Лоуренс прочел: «Если ты меня остановишь, то станешь таким же врагом, как он».

– Он не может быть один. Где остальные? – сказала Хоро.

Она смотрела прямо на Лоуренса.

Гнев настолько переполнял ее глаза, что места для сочувствия в них не оставалось.

Лоуренс оставался на месте, принимая ее взгляд; дыхание Хоро становилось все тяжелее. Кровь ударила ей в голову; она явно не могла держать себя в руках. Ее хрупкие плечи поднимались и опускались, точно она была в жару – и все же каким-то чудом ей удалось сдержаться и не взорваться.

Она походила на кузнечные мехи, подающие воздух в горн.

Вскоре рассудок все же вернулся в ее глаза.

– Остальные? – переспросил Лоуренс. Хоро поднесла руку к глазам, точно у нее со сна кружилась голова, и, сделав глубокий вдох, огляделась.

– Не знаю. Скорее всего, ушли. Но, – из-под губы показался сверкающий клык, – сколько их там, не имеет значения.

Переубедить ее было невозможно. Мгновенно поняв это, Лоуренс кивнул.

Он положил на стол то, что они остались должны лавочнику, встал и подошел к Хоро.

– Давай сначала убедимся. Это точно Коула?

Вместо ответа Хоро пошуршала котомкой.

Она выглядела знакомо, и, когда Хоро ее потерла, она слабо запахла Коулом.

Нос Хоро, уж конечно, не спутал бы этот запах ни с каким другим.

И когда Лоуренс распустил завязку и заглянул внутрь, он узнал пожитки Коула: лоскутки ткани, фальшивые бумаги, за которые Коул отдал все свои деньги, и несколько монеток.

Явно это было не простое ограбление: забрав все это, прибыли не извлечь.

И те, в чьих руках был сейчас Коул, знали про Хоро.

– Ты можешь проследить за ними?

Вопрос Лоуренса породил улыбку на лице Хоро.

– Даже будь мир бескрайним, им от меня не уйти.

Хоро зашагала по оживленной улице – с такой уверенностью, будто видела дорожные указатели. Несмотря на то, что стояла глубокая ночь, суматоха в городе все не стихала.

Однако атмосфера изменилась с праздничной на какую-то липкую, неприятную. Люди, бродящие по улице, говорили неразборчиво, смеялись, с трудом держась на ногах, и пили спиртное, смахивающее с виду на конскую мочу.

Лоуренсу это напомнило одну книгу, написанную служителем Церкви, которого древний святой водил по преисподней. Люди на дороге в ад предавались семи смертным грехам, не уставая петь хвалу фальшивой весне этого мира. Вокруг были цветущие цветы из лавы. Тела шлюх, даже не осознающих, что они умерли, – спелые, точно плоды граната.

В городе Леско, управляемом компанией Дива, не было гильдий, сующих нос во все дела и устанавливающих разные запреты. В любом другом городе глупый смех и пение, доносящиеся изо всех уголков, несомненно, были бы сочтены противозаконными.

Даже звезды и луна в зимнем небе, прежде такие прекрасные, что дух захватывало, сейчас попрятались.

Если бы кто-то в эти минуты смотрел на город откуда-нибудь издалека и с высоты, ему показалось бы, что перед ним котел, в котором кипят багровые огни. Совсем недавно Лоуренсу казалось, что город полон надежды и предвкушения, но сейчас атмосфера словно бы изменилась разительно. Как будто котомка Коула, брошенная на стол, развеяла чары.

Сжав руку Хоро, Лоуренс пробирался мимо пьяниц, точно делая стежки иголкой.

Компания Дива создала этот город после тщательных приготовлений, проявив при этом безграничную смелость и несравненную мудрость. Великолепие этого наполняло Лоуренса гордостью как торговца. Однако Леско оставался созданным городом. Картины того, что могло происходить за сценой этого внушительного монолита, громадное количество денег и привилегий, работающих там, пугали Лоуренса.

Остановившись перед проулком, Хоро фыркнула.

Даже вглядевшись, Лоуренс ничего не видел: горящие на улице костры делали темноту проулка еще более глубокой, чем обычно. Здесь было идеальное место для ловушки.

– Что ж, если играть нечестно, то так даже удобнее, – заявила Хоро и, вытащив из-под балахона мешочек с пшеницей, который носила на шее, с хрустом потянулась. Сдерживаться она явно считала излишним.

Хоро смело шагнула вперед. Лоуренсу оставалось лишь последовать за ней, перекинув котомку Коула через плечо.

Проулок очень наглядно показывал нынешнее состояние города – то, что он непрерывно рос. Здесь не было еще даже дорожек для пешеходов, но по обе стороны уже высились полувозведенные здания, а рядом виднелись горы строительных материалов, которые явно совсем недавно использовались по назначению, а сейчас их оставили на милость ветра и дождя.

Увидев это при свете дня, Лоуренс, несомненно, подумал бы, что это воплощение надежды, охватившей весь город.

Но сейчас, посреди ночи, эта картина, еще и со снежными заплатками то тут, то там, заставила его почувствовать, что он видит истинную изнанку этого ослепительного мира.

Затаив дыхание, Лоуренс шел рядом с Хоро, для которой прогулка в темноте никакой проблемы не представляла. Проулок уткнулся в маленькую площадь. Она была окружена домами, а в центре располагался колодец. Если эти дома проданы и заняты, днем на этой площади, скорее всего, очень оживленно.

Однако прямо сейчас горы материалов и недостроенные дома выглядели как после войны.

А на крышке колодца обнаружилось нечто неожиданное: кролик.

Сперва Лоуренс подумал, что зверек сбежал из какой-нибудь лавки, однако тот совершенно не пытался удрать или спрятаться.

Наконец-то Лоуренс осознал, что глаза кролика светятся разумом – он явно был способен понимать человеческую речь.

Хоро сделала глубокий вдох, с трудом удерживая себя от того, чтобы в ярости наброситься на зверька.

– Приношу свои извинения за то, что вынужден был огорчить владельца этой котомки, – произнес кролик. Как и ожидал Лоуренс, речь его была изысканной и отчетливой. – Но я не причинил ему зла. Я предпочитаю избегать подобного развития событий.

Оценивать истинность или ложность этого заявления лучше всего было доверить Хоро. От Лоуренса же требовалось сохранять спокойствие и наблюдать за происходящим.

– Чего ты добиваешься? – спросил Лоуренс.

Не могло же это быть простое вымогательство.

Ведь противником был говорящий кролик, который, более того, знал про Хоро.

– Мои товарищи видели, как вы шныряли по Ренозу. Я приказал им разведать, каковы намерения столь странной пары – торговца и волчицы.

– И что же ты узнал?

При этом вежливом вопросе Лоуренса уши кролика встали торчком, и он ответил:

– Нам нужна запретная книга.

Лоуренс почти не удивился. Если этот кролик раскрылся перед ними, показав котомку Коула, да еще приказал наблюдать за ними в Ренозе, такое заявление было вполне ожидаемо.

– …С какой целью?

– Без цели как-либо навредить вам двоим, смею заверить.

Однако на вопрос Лоуренса кролик не ответил. Возможно, его слова были сказаны всего лишь для того, чтобы Хоро держала себя в руках.

Хоро явно была готова броситься на кролика при малейшем поводе. Ее ручка продолжала стискивать мешочек с пшеницей на груди.

Кролик, глядя на Лоуренса и Хоро, заявил:

– Над северными землями нависла неслыханная угроза.

Лоуренс резко втянул воздух.

На его взгляд, существование запретной книги могло послужить искрой, которая ввергнет северные земли в хаос; идея, что книга может спасти земли от опасности, казалась ему малореальной.

– Если мы получим книгу, то, возможно, предотвратим эту угрозу.

Кролик говорил очень правильно. Произношение его было идеально, и вообще манера речи соответствовало высокопоставленной особе.

Однако шнурок котомки Коула был перерезан. Лоуренс не считал, что речи кролика были просто беседой или, скажем, переговорами. Это была угроза: «В следующий раз на столе может оказаться его голова».

– Кто ты такой? – спросил Лоуренс.

Ответ кролика заставил Лоуренса невольно вскинуть голову.

– Хильде Шунау. Казначей компании Дива.

В любой торговой организации казначей – правая рука владельца. Это существо явно занимало очень высокое положение в компании Дива. Такую крупную организацию, способную даже чеканить собственные деньги, без особого преувеличения можно назвать настоящим королевством.

А значит, Лоуренс и Хоро сейчас разговаривали с правой рукой короля.

Или кролик им лгал?

Лоуренс покосился на Хоро – та стояла неподвижно.

Похоже, кролик, назвавшийся именем Хильде, говорил правду.

Лоуренс сглотнул слюну. Потом медленно сделал три вдоха-выдоха.

Раз, два, три.

Мысли в голове вернулись на торговую стезю.

– И для чего, господин Хильде, тебе нужна запретная книга?

– То, что это вызывает подозрения, вполне естественно. Мы же тоже отнюдь не в неведении о ваших целях.

Если они забросили свои сети в Ренозе, то вполне могли вызнать это. Особенно если учесть, что компания Дива вела дело с наемниками. Более чем разумно было предположить, что наемники, связанные с Дивой, выслеживали Лоуренса и Хоро.

– Однако, рассмотрев все возможности, мы пришли к выводу, что можем надеяться лишь на легенду о запретной книге.

Лоуренс понятия не имел, стоит ли больше доверять торговцу такого масштаба, как Хильде, да еще и казначею компании Дива, когда он говорит таким серьезным, тревожным голосом.

Однако он не думал, что слова кролика полностью лживы.

Ведь Хильде вовсе не просил Лоуренса одолжить ему свои навыки бродячего торговца, не просил Хоро одолжить ему свои клыки. Ему всего-навсего была нужна запретная книга.

Более того, то, что он положил котомку Коула перед Хоро, значило, что он был готов взглянуть в лицо смерти.

Жизнь казначея компании Дива слишком ценна, чтобы так ею рисковать.

Похоже, компания Дива и впрямь исчерпала все возможности, прежде чем дойти до такого.

Поэтому Лоуренс задал еще один вопрос:

– Что происходит?

На миг Хильде задержал дыхание, точно не хотел говорить горькую правду, но тут же ответил:

Вы найдете ему хорошее применение. 1 страница - №8 - открытая онлайн библиотека

– Сейчас в компании Дива раскол. И моя сторона в худшем положении.

– …И? – спросил Лоуренс так быстро, как только сумел; однако скрыть потрясение ему не удалось.

Раскол в компании Дива.

Это плохая новость.

– Полагаю, вы знаете о нашем решении выпустить новые деньги?

– Да, и я считаю, что это великолепно. Конечно, под этим я подразумеваю в том числе прибыль от чеканки.

– Все так и есть.

Звуки суматохи главных улиц сюда, в глубину проулков, не доходили. Однако, подняв глаза, Лоуренс смог разглядеть на фоне черного неба красные искры от костров.

– Однако, если вкратце – наша прибыль оказалась слишком велика.

«Прибыль слишком велика». Это сказал казначей компании Дива.

Лоуренс повторил эти слова, как будто других не знал:

– Прибыль слишком велика?..

– Да. Как только мы решили чеканить деньги, прибыль оказалась слишком велика. Вдобавок к этому менялы уже начали задирать цены на новые монеты.

То есть они уже начали торговать деньгами, которые еще не существовали.

Большинство верило, что у этих монет вправду будет невероятно высокая чистота и что она будет поддерживаться и впредь.

Даже если цена подросла, несомненно, многие желают заиметь себе эти монеты; и многие менялы желают воспользоваться этим к своей выгоде.

– Сначала мы тоже были очень довольны тем, что цена новых денег растет. Однако, похоже, в мире мало что хорошо влияет на людей, будучи в избытке. Сейчас аристократы заранее делят деньги между собой. Это золотой дождь, какого еще не видывала история всех их родов. Когда они осознали это, то предложили очень простую вещь.

– Чеканить еще больше монет?

Кролик кивнул и издал нечто вроде раздраженного вздоха.

– Чем больше чеканится денег, тем больше прибыль.

– Но почему в этом угроза для северных земель?

Услышав этот вопрос Лоуренса, Хильде отвел глаза.

Может, он замышлял что-то? Пока Лоуренс лелеял в себе подозрения, взгляд кролика, обращенный в небо, стал тоскующим. Как будто кролик проклинал себя за то, что, хоть его уши и легки, точно перья, все равно он неспособен летать.

Взгляд Хильде вернулся к Лоуренсу. Если это все было лицедейством, то Лоуренс на него полностью купился.

– Для чеканки монет требуется металл. Менялы уже заказывают у нас столько, что наши запасы на грани истощения. Прямо сейчас мы больше отчеканить не можем. Однако в основе торговли лежит необходимость хвататься за любую представившуюся возможность заработать. Ты ведь понимаешь, каков самый простой способ решения этой проблемы?

Во рту Лоуренса расплылся гадкий вкус. Он уже видел, к чему клонится разговор.

– Нахватать металла или других монет, чтобы расплавить и пустить на чеканку новых.

– Правильно. Даже в северных землях, где торговля ничтожно слаба, есть богатые места. Те, чьи глаза застилает алчность, настаивают, чтобы мы напали на эти места. Многие правители и города уже закрыли свои ворота, готовясь противостоять нам. Аристократы на нашей стороне, желающие захватить те города, предлагают атаковать.

Тон Хильде звучал презрительно – несомненно, потому, что Хильде впрямь презирал тех людей.

Такие примитивные просьбы не вязались с образом компании Дива. Конечно, Хильде раздражало то, что землевладельцы вели себя как настоящие паразиты, пытающиеся высосать из Дивы соки прибыли себе на благо.

Однако Лоуренс не считал, что землевладельцам достаточно чего-то потребовать, и компания Дива, хоть и с неохотой, но все равно послушается. Ведь Дива достигла того, чего достигла, используя тех самых людей как подвластных себе кукол.

Ему пришла в голову лишь одна возможность.

– Значит, в самой компании Дива тоже есть люди, которым по душе столь варварские планы?

– Да. И чтобы унять их пыл, нам нужна запретная книга, в которой описаны способы горнодобычи.

Лоуренса охватило ощущение, очень похожее на тошноту.

История сама по себе была несложная. Однако добродетели и пороки были так перемешаны, что Лоуренсу все это казалось шуткой небес.

Тихо, точно наблюдая празднество демонов, Хильде промолвил:

– Те, кто побуждает к насилию, в каком-то смысле рассуждают здраво. Они не просто предлагают взять то, чего им недостает. Они защищаются от возможности того, что наши рудники истощатся.

Здравый смысл – лучший друг торговца.

– Иными словами, поскольку существует возможность того, что в недалеком будущем рудники иссякнут, они пытаются отдалить этот момент как можно больше – для чего следует либо копать медленнее, либо открывать новые рудники. А открыть рудник было непростой политической задачей даже в обычные времена. Но сейчас, когда на стороне компании воодушевление стольких людей, почему бы просто не захватить богатые рудами земли? Не разумно ли заполучить их именно сейчас, когда мы можем это сделать? И если при этом мы опустошим сокровищницы городов и аристократов, которые пытаются противостоять нам, не убьем ли мы тем самым двух птиц одной стрелой? Так они рассуждают.

Жгучая алчность, жажда наживы, преграды, которые надо устранить, чтобы эту наживу получить, – все это слилось воедино. Лоуренс был уверен, что сейчас компании Дива не может противостоять никто. Рувард тоже говорил, что она сможет вторгнуться куда угодно, если только пожелает.

В конце концов, у компании Дива есть деньги, а война – не более чем состязание денег.

Если компания Дива победит, она получит богатые рудами земли. Вдобавок к этому, отчеканив множество своих монет и ограничив хождение чужих, она увеличит свою прибыль многократно.

Чем больше врагов она пожрет, тем сильнее станет. Совсем как змеиное божество из древних мифов.

Исчезнет ли она в конце концов, как та змея?

Живот змеиного бога не мог наполняться беспредельно – однако монеты, по сути, можно чеканить без конца.

– Однако если у нас будет запретная книга, мы сумеем хотя бы разрушить довод об истощении рудников. Даже если мы не сможем начать новые раскопки, нам удастся возобновить работу тех рудников, что уже закрыты. Тогда у нас получится разослать монеты почти всем аристократам. Подумайте о том, что это значит. Я уверен, вы гнались за книгой потому, что не желали для севера разрушительной участи.

Применяя новые способы горнодобычи, можно заново открыть многие рудники, считавшиеся истощенными. Значит, нужда в новых землях спадет, пусть даже немного. Кроме того, если что-то можно заполучить с помощью денег, нет нужды тревожиться о войне.

Лоуренсу и Хоро даже не надо было спрашивать, каков смысл всего этого.

– Мы можем силой денег решить многие проблемы и верим, что сможем еще больше. Мы должны положить конец эпохе звона мечей и потоков крови. Медведь Лунобивец еще века назад показал нам, что эпоха размера и силы подходит к концу!

Говоря эту фразу, Хильде подался вперед всем телом, а потом, замолчав, перевел дыхание.

Хоро неотрывно смотрела на него.

Лоуренс задал за нее самый важный вопрос:

– Ты единственный, кто так считает?

Неужели этот кролик ведет свою войну внутри компании Дива в одиночку? Если так, то вверить ему запретную книгу будет все равно что лить масло в огонь. Будучи разумным торговцем, Лоуренс ни за что не согласился бы на такой риск.

Однако Хильде твердо ответил:

– Нет. Сам Хильберт фон Дива, владелец компании, считает так же, как и я.

Хильберт, конечно, владелец, однако, получается, его положение в собственной компании тоже под угрозой.

Это звучало нелепо, однако Лоуренс был не очень удивлен. Громадной организацией невозможно управлять в одиночку, приходится отдавать часть полномочий другим. Нередко бывает, что ставшие чересчур сильными подчиненные выгоняют своего начальника. А бывает и так, что, когда владелец крупной гильдии начинает вести себя слишком чванливо, его убирают с поста из необходимости.

Все это значило, что теперь, когда в компании Дива разгорается пламя алчности, она может переродиться в нечто иное.

– Я умоляю. Если мы не раздавим смутьянов быстро, компания Дива опустится до уровня разбойников. Если мощь денег и мощь мечей объединятся, даже Церковь предпочтет присоединиться. И тогда огонь войны разлетится с быстротой лесного пожара. Мы не хотим, чтобы компания Дива стала воротами ада. Неужели мечты и надежды этого города не манят вас? Это мечты нашего владельца. И эти мечты рухнут!

Полный боли выкрик Хильде утонул в испещренном красными искрами ночном небе.

Людей этого мира связывают бесчисленные нити, которые переплетаются в бесчисленные ткани. Лоуренс разглядывал чудесную ткань, сотканную компанией Дива, с гордостью, точно собственный стяг.

Главенство в мире перешло от древних созданий, таких как Хоро, к людям, а затем торговцы перехитрили королей и аристократов, покорителей мира людей, и сами взошли на вершину.

На миг глазам Лоуренса открылась мечта более невероятная, чем любая сказка.

Таков был масштаб достижений компании Дива.

– Как вы можете видеть, я кролик, однако я разделяю мечту господина Дивы. Он говорит, что хочет построить на этой земле свободную страну – страну, где люди ничем не связаны, где их судьба зависит лишь от собственного ума и усердия. Он хочет принести мир этим раздробленным, вечно ссорящимся землям. Я убежден, что эта мечта стоит того, чтобы ради нее пожертвовать жизнью. И потому я обращаюсь к волчице.

Глядя прямо на Хоро, он продолжил:

– И я уже не отступлю.

Несомненно, у него не было намерения убить Коула. Или, точнее, он не мог убивать вообще. Будь у него клыки и когти, ему проще было бы запугать Ле Руа, заставив того сказать, где запретная книга.

И все же он предпочел взять Коула в заложники, прекрасно сознавая, что Хоро может убить его за это.

Почему?

У каждого свои мотивы.

Уши Хильде вдруг дернулись. Он повертел головой по сторонам, потом снова вперил взгляд в Хоро.

– Если все пройдет хорошо, я, безусловно, вознагражу вас. Вы приобрели лавку и собираетесь осесть в Леско. А я казначей компании Дива, верный соратник господина Дивы.

Он намекал, что награда будет достойна оказанной услуги – что она будет больше, чем любая прибыль, которую Лоуренс держал в руках до сих пор.

– Положение очень серьезное. Все, кто входят в компанию Дива, провели изрядную часть своей жизни в рискованных играх. Они понимают, что ковать железо следует, пока оно горячо. Наши сторонники, включая самого господина Диву, заперты в стенах компании. Мне единственному удалось выбраться.

Хильде соскочил с крышки колодца и, как заяц из сказки, поднял передними лапами сверток с одеждой.

– Я не желаю оставаться взаперти, пока у меня еще есть ключ. Пожалуйста, обдумайте все как следует. Я убежден, что наши интересы идеально совпадают. Завтра вечером я нанесу визит на постоялый двор и выслушаю ваш ответ.

После чего Хильде поскакал прочь, протиснулся в узкую щель меж двух недостроенных домов и исчез. Как ни странно, на это раз Хоро удержала Лоуренса от попытки погнаться за ним. А миг спустя с противоположной стороны появились огни.

– Мм? Что, развлекаетесь в безлюдном месте?

Из темноты медленно появились трое мужчин с копьями на плечах.

Судя по их облачению, это был городской дозор.

– Нам с пьяными возни хватает. Убирайтесь на постоялый двор и развлекайтесь там.

Их прогоняли, точно кошку или собаку. Конечно, Лоуренс противиться не стал. Он обвил рукой плечи Хоро, точно поддерживая ее, и направился вместе с ней в тот же проулок, которым они сюда пришли. Стражники какое-то время смотрели им вслед, но вскоре тоже отправились по своим дозорным делам.

Тут же вокруг стало темно и тихо. Лоуренс, еще не привыкший к темноте после света фонарей, не мог толком видеть Хоро, хоть та и была совсем рядом. В глазах у него по-прежнему мелькали огоньки на фоне ночного неба.

– Что будем делать? – спросила Хоро.

Пока глаза Лоуренса не приспособились к темноте, они не могли вести его по проулку, заваленному строительными материалами и мусором. Он уже собирался сказать «давай подождем еще немного», когда Хоро сделала нечто неожиданное: прижалась к руке Лоуренса сильнее.

– В его словах я не почувствовала лжи, – сказала она. Лоуренс понял, что Хоро говорит о запретной книге. – Выгоды и риски ясны. Тот кролик – он назвался Хильде, кажется? Он говорил правду.

Люди из компании Дива, жаждущие еще больших прибылей для себя, задумали начать войну. Возможность истощения рудников давала им повод говорить о своей правоте.

Поэтому Хильде считал, что запретная книга, позволяющая извлекать из рудников больше металлов, разрушит их планы.

– Ты, что ты думаешь обо всем этом?

– Я… – начал было отвечать Лоуренс, но замялся.

Поразмыслив, он пришел вот к чему:

– Я считаю, что мы должны присоединится к плану Хильде. Мы действительно разделяем мечту Дивы, а война не будет приносить прибыль всегда. Прибыль будет, но очень недолго. Это все равно что разжечь лесной пожар, чтобы согреться. Тепло-то будет, но после этого ничего не останется.

Более того, еще Рувард говорил, что этот город не подходит для войны. И Лоуренс был с ним согласен.

Если компания Дива будет наступать, все нормально, но что если противник сам вторгнется сюда? У Леско нет стен.

Тем не менее Лоуренсу казалось, что люди и в этом случае останутся в городе – или, по крайней мере, не будут испытывать желания сбежать.

– Кроме того, передача книги сама по себе угрозы не несет.

– Если ты так говоришь, то ладно, – приглушенно произнесла Хоро.

Лоуренс, чуть растерявшись, сказал:

– Ээ… разве не тебе принимать решение? От него зависит судьба северных земель. Ты не согласна с планом Хильде?

Судя по тому, как говорила Хоро, она не могла решить, чью сторону принять. А может, она ждала предложения Лоуренса, чтобы сделать наоборот.

Однако Хоро не ответила на слова Лоуренса.

– …Если северные земли не окажутся во власти войны, это ведь и для тебя будет лучше, верно? У Хильде, конечно, свои цели, но я не вижу для нас никакой выгоды в том, чтобы противостоять ему. Заново открывать уже закрытые рудники – безусловно, хороший ход. Это прибыльно и в то же время не наносит урона новым землям. И в словах Хильде не было лжи, да?

Если все так, Лоуренс чувствовал, что отдать книгу Хильде – разумное решение. Во всяком случае, Лоуренс не видел, как они смогут перевернуть ситуацию в свою пользу, если не отдадут книгу.

Если «отдать книгу, но все равно не спасти положение» и «не отдать книгу» закончится одинаково, конечно, следует сделать выбор, дающий хотя бы шанс на лучший исход.

Несомненно, ум Хоро был более чем способен проделать такое рассуждение.

Из всех возможностей, пришедших Лоуренсу в голову, осталась единственная.

– Ты почему-то не хочешь отдавать ему книгу?

Хоро удивленно вздрогнула. Оставить столь важное решение на откуп Лоуренсу она никак не могла. Если уж она так поступила, значит, или она была в полном отчаянии, или было что-то, о чем она даже думать не хотела.

Но что тогда?

– …Может, ты сомневаешься в Хильде? Да, он выглядит как кролик и не очень надежен на вид, но… он, похоже, отлично разбирается в происходящем. Казначей такой организации, как компания Дива, просто обязан иметь острый ум. Не думаю, что нам стоит беспокоиться на этот счет.

Лоуренс высказал то, что думал, без околичностей и без прикрас.

Конечно, не было никаких доказательств, что Хильде сумеет переубедить своих противников, но Лоуренс чувствовал, что сейчас не самый подходящий момент, чтобы это говорить.

– Или ты не доверяешь самому Диве? Конечно, трудно доверять тому, кого даже не видел никогда… Кроме того, слухи о беспорядках, которые распускала компания Дива, по-прежнему ходят.

Однако Хоро по-прежнему ничего не отвечала.

Она просто стояла с опущенной головой, цепляясь за руку Лоуренса.

Лоуренс с трудом подавил вздох.

Есть что-то еще? Он чего-то не замечает? В первую очередь – почему Хоро не говорит с ним об этом?

Потихоньку эти сомнения перерастали в раздражение молчанием Хоро.

Была ли в действительности какая-то причина, почему она не желала отдавать запретную книгу?

Если все-таки была, вариантов оставалось не очень много.

– Или тебя тревожит, что они могут все-таки сделать что-то Коулу?

В конце концов, у них была при себе котомка Коула с его нищими пожитками – наглядное доказательство беспомощности мальчика.

Но Хильде сказал, что не намеревается причинять Коулу вред.

Хоро, очевидно, не почувствовала лжи в этих словах – иначе тельце Хильде уже тогда оказалось бы в ее громадных клыкастых челюстях.

Но Хоро отчаянными усилиями удержала себя в руках.

Несомненно, последовать плану Хильде было в интересах Хоро. Понять тут что-то неправильно Лоуренс просто не мог. Более того, если они так сделают, это откроет возможность получить громадную прибыль.