Глава 8. После нежданной встречи, весь оставшийся день сошел на нет

После нежданной встречи, весь оставшийся день сошел на нет. Я мило улыбалась Луке, старалась вести себя как обычно, и никак не желала выдавать то странное томление и тоску в груди. И еще всеми силами пыталась вызвать у себя к Луке такие же эмоции, какие возникли рядом с Аленом, активно стараясь искоренить последние.

Мы гуляли бесцельно по городу, в то время как Лия явно грызла себе ногти от непонимания всего происходящего. Тогда, возле моего дома, я попросту вытолкала её на улицу, закрыла дверь, и убежала с парнем, желая избежать каких-либо разговоров о случившемся. Но была уверена, что подруга обязательно это припомнит мне.

Что же касается свидания с Лукой, то единственное, чем я занималась на протяжении всего того времени, что мы были вместе, так это убеждением самой себя, что целоваться с ним гораздо лучше, чем с кое-кем другим. И так же отчаянно цеплялась за его плечи, пытаясь доказать себе, что мне безумно приятны его поцелуи. И даже если это было не так, не желала и не собиралась в этом признаваться. Мне было гораздо легче жить в обмане самой себя. А потому я уже была на грани. Причем, мне было абсолютно неизвестно, какой именно грани.

От предложения Луки зайти к нему на чашку чая, благополучно отказалась, прекрасно понимая, что именно он желает получить.

А зайдя домой, дошла до гостиной, и плюхнулась на диван, закрыв лицо руками от усталости. Мгновенно всплыли воспоминания, связанные с Аленом. Поддавшись минутному порыву, позволила себе представить, что было бы, если бы не он был причастен к тому случаю. Стали бы встречаться, не питай я к нему ненависти? Грустно усмехнувшись, я была вынуждена признаться, что нет. Не было бы той связи между нами, что есть сейчас. Потому что я была бы такой, как и все остальные. Не отвергала бы его, не грубила бы, и он не стал бы выяснять причину всего этого... И потому не было бы тех чувств, что появились благодаря этой ситуации... С горьким привкусом на душе, положив руку на сердце, признавала, что все-таки Ангел в чем-то был прав... Все взаимосвязано, и все, что не делается, все к лучшему... Не зря так говорят... Вот только... от этого факт моей ненависти к нему никуда не делся...

Задумавшись о своих чувствах, понимала, что противоречу сама себе. Но ничего не могла с собой поделать.

Спустя какое-то время поднялась в свою комнату. И убрав незаконченный портрет Ангела, взяла новый лист, принявшись рисовать, ставшие уже привычными, черты лица.

Когда я закончила работать карандашом, на часах уже был третий час ночи. Понимая, что мне завтра, или уже точнее сегодня, рано вставать, пошла к кровати, бросив последний взгляд на лист бумаги, на котором теперь навсегда запечатлен человек, которого, вроде как, ненавижу. И, предварительно выключив свет, заснула.

Проснулась с четким ощущением, что из сегодняшнего материала ничего не усвою, по причине очень сонного состояния. Выпив пару чашек кофе, с трудом собралась, чтобы через минуту идти открывать дверь, в которую настойчиво звонили. Радуясь тому, что моя семья уже давно поставила спокойную мелодию, впустила на порог Лию.

-Почему круги под глазами? Чем ты ночью занималась? - без приветствия начала она, входя и закрывая за собой дверь.

-Рисовала и спала, - честно призналась я, а потом мысленно дала себе подзатыльник. Говорить о том, кого именно я рисовала, совсем не хотелось.

-И что же это ты так увлеченно рисовала, что забыла про нормальный сон? - вздернула брови вверх с явным скепсисом подруга.

-Да так, - махнула рукой, очень надеясь, что никак не выдам, что это ложь. Почему-то было важным, чтобы конкретно сейчас подруга не знала, и даже не догадывалась, о неожиданных чувствах к Алену.

-Ладно, - вздохнула подруга после долгого изучающего взгляда. - Пошли в универ, иначе опоздаем.

-Пошли, - кивнула. И, схватив сумку, последовала с подругой на выход.

Первую пару, как и предполагала, пропустила мимо ушей, за что получила выговор от Лии и пошлые подколы с намеками от одногруппников. И когда во время перерыва к нашей группе подошел Лука, с трудом удержалась от того, чтобы не скривиться.

-Привет, - бодро проговорил он, обнимая меня за талию и притягивая к себе.

-Привет, - натянуто, но как можно правдивее, улыбнулась я.

-Чего такая вялая? Не выспалась? - вопросительно приподнял брови. Краем глаза заметила появившегося в коридоре Алена. И почему он не хочет оставлять меня в покое? Ну да, он же пообещал мне, что мы будем вместе... Даже немного жалко стало, что он не сможет исполнить свое обещание...

Мысленно взвыв, решила в который раз доказать и ему, и себе, что он мне не нужен. А потому, не отвечая на заданные вопросы, встала на цыпочки и сама поцеловала парня, продолжающего меня обнимать. Легко, без какой-либо страсти. Тот ответил сразу, но через какое-то время, на протяжении которого я отчаянно пыталась верить, что мне не просто приятно, а хочется большего, отстранился.

-Я намек понял, ты совсем не вялая, - усмехнулся. Я на это заявление лишь криво улыбнулась. Знал бы он, что творится у меня в голове, и, тем более, на душе, не говорил бы так... Но поскольку Лука осведомлен об этом не был, уже сам поцеловал меня, пробираясь глубже, пытаясь вызвать желание. Жаль, что у него этого не получалось... И жаль, что у меня не получилось доказать себе то, что хотела...

Слегка приоткрыв глаза спустя какое-то время, скосила глаза в ту сторону, где стоял Ален. В этом было сложно признаться, но, черт, мне хотелось, чтобы он меня ревновал! Хотелось, чтобы хоть кто-то считал меня только своей. Но, как говорится, хотеть не вредно, вредно не хотеть... И все-таки я увидела крайне злое выражение лица ненавистника, хотя это еще не значило, что он меня ревнует... И тот обвиняющий взгляд, полный боли и злости, направленный прямо на меня, заставил вздрогнуть.

-Замерзла? - отстранился Лука. Поспешно отвела глаза, не желая выдавать, на кого смотрела ранее.

-Немного, - соврала.

-Могу согреть, - с хрипотцой прошептал мне на ухо, наклонившись. С трудом заставила себя не морщиться от таких слов. Это уже не первый намек на интимную близость... А вспоминая, как целовалась с Аленом за городом, понимала, что он даже не пытался позволить себе чего-то большего, чем просто поцелуи... Тем более, что я не была бы против... Черт, даже в такой ситуации вспоминаю о нем...

-Как-нибудь в другой раз, - невинно, но натянуто, улыбнулась, отстраняясь и делая шаг назад. - Мне на пару надо, - махнула в сторону ждущей меня подруги, которую только заметила.

-А после занятий погуляем? - сделал он предложение. Погуляем? Да, с Аленом погуляем...

Мысленно взвыла. Причем тут Ален? У меня парень есть, и зовут его Лукой! Что ж такое-то? Даже в мыслях он не хочет оставлять меня в покое! Еще и наяву преследует постоянно! Вон стоит на том же месте, где и раньше... Прямо по коридору... Да что ж такое?!.

-Может быть, - глянула на Луку, и быстро чмокнув его в щеку, поспешила к Лие.

-Буду ждать, - крикнул мне в след парень, и пошел своей дорогой. А мы с подругой отправились в следующую аудиторию, не оборачиваясь назад. А стоило ли?.. Нет, определенно нет. Да и спать все равно хочется, а, значит, дать достойный отпор своему ненавистнику не получится...

***

(Ален)

На следующий день после разговора с братом, не находил себе места. Руки чесались набить морду одному *запрещено цензурой*. Но я понимал, что не стоит этого делать. Камилла за это меня больше любить не станет, скорее уж наоборот, а мне и того, что уже есть вполне хватает. Но бл*ть, как же он меня за*бал! Чего он клеится к моей девочке? Он же еще тот Казанова, пусть об этом и не многие знают! *Запрещено цензурой*. Даже подумать страшно, что они уже зашли дальше поцелуев... Камилла, конечно, не такая, но этому п***ру сложно устоять. *Запрещено цензурой*!

Спустя день терзания себя такими мыслями, решил хоть как-то расслабиться, а потому поехал на свое любимое место. Единственное место, где я могу побыть в одиночестве. И то, не всегда мне это позволяют...

Но когда затормозил, вышел из машины, и подошел к реке, застыл памятником самому себя. Из рук выпали ключи, которые так и не удосужился спрятать, предпочитая кидать их, а потом ловить.

На берегу стояла моя девочка, что-то рисуя. Несколько минут восторженно наблюдал за этой картиной. Камилла казалась такой умиротворенной и хрупкой, что так и хотелось прижать её к себе и крепко поцеловать, чтобы больше не вздумала убегать, а никто другой не мог больше к ней прикасаться. Да, малышке не повезло, делиться я был не намерен. Мое - только мое. А Камилла именно моя, и ничья больше. Осталось только ей самой это понять. И да, еще разъяснить это её ухажеру, *запрещено цензурой*, раз не понимает по-хорошему.

Боясь спугнуть свою девочку, осторожно подобрал с земли ключи, и засунул их в карман. Медленно подошел к ней, и увидел, что именно она рисует. И это был пейзаж этого места. Невооруженным взглядом было ясно, что нарисовано оно рукой настоящего художника. У моей девочки, оказывается, есть такой великий талант... В душе разлилась волна гордости за Миллу. Только моя!

-Красиво, - вырвалось у меня. А малышка все-таки испугалась и выронила кисточку. Еще и сама падать начала. Быстро сориентировавшись, подхватил её за талию, не позволяя упасть. Уже в который раз...

Камилла растерянно, и даже немного испуганно глянула на меня. Я ухмыльнулся. Да, ты меня не ожидала тут увидеть, я тебя тоже, так что все по-честному!

-Не смотри на меня таким злым взглядом, - проговорил, желая видеть в её глазах вместо появившейся злости только радость и счастье. - Я не виноват, что ты оказалась в моем любимом месте, - сделал ударение на местоимение, специально подчеркивая свою невиновность к происходящему. На что получил еще более злой взгляд. Нет, ну вы видели? С этим *запрещено цезурой* Лукой она лижется, а на меня только гневные взгляды кидает!

-Иди к черту, - и отвернулась к картине, которую так и не закончила. Надо будет обязательно посмотреть на законченную...

-С радостью. Только дорогу покажи, - ехидно проговорил, желая задеть её, так как она не обращала на меня никакого внимания. Лишь на часы глянула... А я что, привидением стал? Э, нет, дорогуша, лучше ненависть, чем безразличие!

Тем временем Мила присела и подняла кисточку. Потом поднялась, и глянула на меня задумчивым взглядом. Не понял?!.

-Что? - настороженно спросил. Не нравится мне этот её взгляд, ой не нравится...

-Ничего, - покачала головой. Ага, так я и поверил. Ты же никогда так на меня не смотрела...

Она глянула на картину, потом на палитру, которую ранее положила на землю. А потом... Плюхнулась на землю! Холодную и сырую землю! Нет, ну она что, совсем о себе не заботится? Ладно еще я, меня-то она ненавидит, но о себе-то можно подумать?! Господи, как же с тобой сложно, девочка моя...

Устало прикрыл глаза. Она так же устало потерла лицо руками.

-Камилла, встань с земли, - и, понимая, что меня она слушаться все равно не будет, сел рядышком на свою ветровку, которую предварительно снял. Обхватил Миллу за талию и дернул на себя. Та взвизгнула. Усмехнулся. Боишься меня? Правильно, девочка, бойся. Я ведь тебя теперь никуда не отпущу.

Усадил рядом с собой, отпустил. А ведь так хотелось продолжать держать её в своих руках... Но нельзя, не сейчас.

Она недоуменно глянула сначала на меня, а потом на землю. А я глянул на воду. Столько таинственного в этом природном явление, да еще и в такое время... Но именно такая обстановка, и Камилла рядом, заставляли успокоиться, приводя эмоции в умиротворенное состояние.

-Замерзнешь, - с безразличием сказала она. Усмехнулся. Покачал головой. Заботишься? - Что? - недоуменно добавила.

-Ничего, - с усмешкой глянул на неё. - Я просто уже не знаю, что мне думать. То ты обвиняешь меня, то растерзать готова, а теперь вот заботишься.

-Не забочусь, - фыркнула, отрицая очевидное. Но меня-то все равно не обманешь. - Обыкновенная вежливость, - невозмутимо пожала плечами. Ага, так я и поверил.

-Ну да, конечно, - ухмыльнулся. А потом посерьезнел. Уж больно все запутанно и сложно... - Милла, скажи, в чем причина твоей ненависти ко мне? - приподнял брови.

-Я просто тебя ненавижу, - вновь пожала плечами. - Без причины.

-Не верю, - покачал головой и вновь глянул на воду. Почему же ты не хочешь мне говорить? Я ведь все равно добьюсь своего. - Знаешь, а я ведь правда не собирался Луку бить. Но ты... - замолчал. Что еще я мог сказать? Что я собственник, а потому и решил набить морду этому *запрещено цензурой*? Нет уж, не примет она мои чувства. Слишком рано, слишком быстро. Ей надо свыкнуться с мыслью, что она теперь моя. Но... Черт, не могу больше сдерживаться.

Быстро обхватил её за талию, и потянул на себя. Усадил к себе на колени, и уткнулся носом в её шею, вдыхая родной и любимый запах. Милла вздрогнула, но не стала отстраняться. Почему? Вот в чем вопрос...

Сколько мы так просидели, не знаю. Но все это время я ждал, когда же девушка наконец-то начнет возмущаться моей наглости, оскорбит, ударит и пошлет... Но этого не происходило, и я все больше убеждался, что никуда не отпущу её. Пусть она пока не понимает, что я ей нужен, но я обязательно ей это покажу. Я наслаждался этими мгновениями, когда мог прикасаться к своей девушке. И очень хотел, чтобы я мог вот так вот в любое время прижать её к себе и не отпускать. Но что-то мне подсказывало, что пока что это лишь желания...

-Не знаю, как ты, - начал шептать я, приблизив свои губы к уху своей девочки, - но я уверен, что мы должны быть вместе. И я буду бороться, Милла. Запомни это. Ты будешь моей, - уверенно говорил я, наслаждаясь дрожью, прошедшей по её телу. В своих словах я был уверен, и намеревался доказать их правдивость всеми возможными и невозможными силами. - А то, что ты меня ненавидишь, - поцеловал мочку её уха, - это мы исправим. Я смогу разжечь в тебе страсть. И ты будешь хотеть только меня, - и прикусил мочку, все еще ожидая, когда Камилла меня оттолкнет. Но она по-прежнему этого не делала, что не могло не радовать.

Мои руки продолжали крепко обнимать её за талию. Так мне было легче сдерживать желание, уже давно преследующее меня. Губы мои переместились ниже, целуя шею. Покусывая и лаская. Я понимал, что действую нечестно по отношению к Камилле, соблазняя её, но ничего не мог с собой поделать. Хотелось исследовать каждый миллиметр её тела, и пока она позволяла, я этим пользовался.

Осторожно перекинув её ногу через свое бедро, повернул лицом к себе, намериваясь исследовать так же и её губы. Моя девочка обхватила меня обеими ногами за талию, от чего захотелось намного большего, чем просто поцелуи. Но пока что мне и этого хватит. Еще с утра я и мечтать о таком не мог, а теперь оно вон как обернулось... И упускать хотя бы такой шанс... Я не дурак для этого... Черт, как же все-таки хочется, чтобы она была только моей...

Встретился с ней взглядом. Страх того, что она может меня сейчас оттолкнуть, усилился. Очень хотел, чтобы она позволила мне себя поцеловать, хотя почти на это не надеялся. А потому, когда она одной рукой зарылась в мои волосы, а вторую положила мне на грудь, решил не тратить время на удивление. Не давая больше ей возможности отстраниться, ухватил за затылок, и с силой впился в её губы, изучая, наслаждаясь и запоминая. Надеясь заменить своими касаниями воспоминания всех тех, кто целовал её до меня. Она же с не меньшим напором отвечала мне, заставляя еще сильнее сжимать руку на её талии, желая оказаться к ней еще ближе, хотя расстояния между нами и так уже почти не было.

Углубил поцелуй, желая утолить ярое желание, но лишь еще больше разжег его. Милла же позволяла мне делать все, чего я хотел, податливо отвечая на каждое мое прикосновение и движение. Да и сама приступила к активным действиям. Когда её руки обвили мою шею, хотел опрокинуть её на землю и исследовать все тело, без одежды... Но прогонял эти мысли, понимая, что она меня за это по головке не погладит.

Когда руки спустились на мою спину, с еще большим напором (хотя, казалось бы, куда сильнее?) начал её целовать. Но вот когда руки забрались под футболку, лаская грудь, и оставляя на ней следы от ногтей, застонал, еще ближе прижимая малышку к себе. Она же так же не сдерживала стоны наслаждения, обнимая меня еще сильнее.

Я уже понимал, что сдерживаться больше не в силах. Я её хотел, хотел всю. Но я так же был уверен, что она по-прежнему ненавидит меня, и, скорее всего, будет потом об этом всем жалеть... Но сейчас я наслаждался моментом, так как это были самые лучшие минуты всей моей жизни. И знал, что надо остановиться, пока я еще в силах это сделать, так как с каждой секундой, когда она находится в моих руках, во мне крепла уверенность, что она только моя, и я её никуда не отпущу. К сожалению, реальность жестока, а потому надо остановиться.

С трудом оторвался от её губ, приникнув к шее. Я целовал и покусывал нежную кожу, пытаясь хоть так компенсировать уже не очень контролируемое желание. Малышка недовольно попыталась продолжить прерванное занятие, но я твердо решил, что пора прекращать, иначе будет поздно, и кто-то из нас, скорее всего, будет жалеть...

-Черт, Милла, надо остановиться, - проговорил я, и сам поразился, насколько хриплым оказался мой голос. Тем не менее, оторваться от, все же, моей (!) девочки был не в силах.

Почувствовал, как Милла замерла. Отстранилась. Это отрезвило, как холодный душ. Острым копьем врезалось в мысли осознание, что это все, конец - больше не будет счастливых моментов. Но отчаянно держался за крупицы тех эмоций, которые были еще пару минут назад.

Открыл глаза. Встретился взглядом с её затуманенным. Понял, что ей тоже хотелось большего, но сожаления от несделанного не было. Потому что ничего и не должно было произойти. Во всяком случае, сейчас.

Видел, как взгляд стает более осознанным. Как в него возвращаются былые эмоции. Как Милла начинает отдаляться, отталкивать, сожалеть...

-Милла, - выдохнул, уткнувшись носом в её шею. - Не надо, не закрывайся... - с отчаянием попросил я. Если сейчас уйдет... То я все равно её верну. Без разницы, что у неё в голове, она будет только Моей.

-Ненавижу, - так же хрипло прошептала она, закрыла глаза и начала отрицательно качать головой. Все, конец... Все вновь по-старому. Так, как было до того, как я приехал на эту поляну. Но одновременно уже ничего не будет как прежде. - Я тебя ненавижу, - вновь глянула на меня. И я видел, что она реально жалеет о случившемся. От этого стало мутить. Для меня это были самые счастливые минуты. А для неё!? - Отпусти, - процедила Милла сквозь зубы, так как я её не отпустил, не смотря на её попытки. Она снова меня ненавидит, но, может быть, все-таки...

-Милла, - сделал я последнюю попытку вернуть такое мимолетное и неуловимое счастье. Моя девочка вздрогнула. Замерзла?

-Отпусти, - металлическим голосом ответила мне. Нет, показалось...

С сожалением отпустил её, и мгновенно тело пробило холодом. Да и душу с сердцем, или что там в человеке бережет все эмоции, тоже... Поежился от неприятного чувства пустоты. Но быстро взял себя в руки. Проигран бой, но не битва. Милла моя, и я ей это докажу.

Поднялся с земли, прихватив курточку. Внимательно наблюдал за действиями малышки. Собирает вещи... Печально ухмыльнулся. У меня есть возможность еще немного побыть с ней - подвезти до дома. Поскольку она Моя девушка, то и отказаться теперь она не имеет права.

Попытался расслабиться, потому что желание от созерцания нагнувшейся Миллы совсем никуда не пропало, а скорее даже наоборот. Интересно, почему она никак не отреагировала на столь явный стояк? Другие бы засмущались и смутились... В любом случае, я не собирался скрывать от неё, что моё тело, впрочем, как и душа, неоднозначно реагирует на неё.

-Я довезу, - без компромиссно заявил я, как только она повернулась ко мне и заметила мой взгляд. А что? Пусть знает, что я за ней наблюдаю. Из этого делать секрета я не намерен. Развернулся в сторону машины, не давая ей даже шанса отказаться. Сказал, значит, сделал.

Внимательно вслушивался в любой шорох. И лишь где-то через минуту незаметно для неё облегченно вздохнул, услышав её тихие шаги. Спокойно, и как можно невозмутимее дошел к своей машине. Открыл переднюю дверцу с пассажирской стороны, и придержал, внимательно наблюдая, как Милла садиться в мой автомобиль. Внезапно захотелось каждый день вот так видеть её в салоне моей машины. Подвозить, куда она скажет, и забирать после окончания всех дел...

Отогнав мысли, оставив их на потом, закрыл дверь. Обошел спереди, сел на водительское сидение. Завел двигатель, медленно вырулил на дорогу. Поехал в сторону города. Наслаждался близким присутствием своей малышки, хотя она и отвернулась к окну, видимо, делая вид, что едет с кем-то другим. Покачал головой. Ничего у тебя не получится, маленькая моя. Ты все равно будешь принадлежать только мне.

Как мог растягивал время, но, в конечном счете, через какое-то время все равно приехал к её дому. Она уже намеривалась выйти, но мне надо было еще кое-что ей сказать. А потому несильно схватил её за предплечье, задерживая в салоне, в котором предварительно включил свет. Она недоуменно посмотрела на меня, а я наслаждался очередными секундами прикосновений.

-Камилла, запомни, я не шутил, - глядя прямо ей в глаза, проговорил на полном серьезе. - Ты мне нужна, и я тебя завоюю.

-Я тебя ненавижу, Ален. Просто ненавижу, - в ответ выдала, одернув руку. Да, не этого я ждал, совсем не этого...

Внимательно наблюдал, как она идет к своему дому. Как открывает двери, как заходит. И лишь когда убедился, что теперь она в безопасности, отъехал. Раздумывая над всем случившемся, невольно искренне улыбнулся. Как не крутите, а дело сдвинулось с мертвой точки. Не просто так же Милла отвечала на мои поцелуи. Да еще и с таким напором... Нет, совсем не просто так, я в этом уверен. Осталось только убедить в этом саму девушку...

Приехав домой с очень даже благодушным настроением, поздоровался с братом, продолжая глупо улыбаться. Тот, конечно, хотел что-то сказать, но, видимо, передумал. А потому я отправился в свою комнату, где несколько часов лежал на своей кровати с мыслями о своей девочке. После чего и заснул.

На следующий день хорошее настроение никуда не делось, и я, присвистывая, ходил по дому все утро. Нил тоже ходил с улыбкой, не выпуская телефон из рук. Не в пример моим отношениям с Миллой, у него с Лией было все отлично, а потому я искренне радовался за брата.

Так прошло полдня. Я скучал за своей девочкой, а Нил наконец-то ушел в свою комнату разговаривать по телефону. Родители же старались делать вид, что не видят, что с нами происходит. Но я был уверен, что они просто ждут, пока мы все им сами расскажем. Усмехнулся. Если брату и есть, что рассказывать, то мне пока этого делать не стоит, потому что будут волноваться. Вот если бы узнать причину ненависти моей малышки, то я бы давно все исправил, а так придется ждать.

Пошел к себе в комнату. Лег на кровать, вновь вспомнил вчерашний вечер. Почувствовал волну желания. Черт, это становиться закономерностью.

Через некоторое время ко мне без стука зашел Нил с таким лицом, что я мгновенно принял вертикальное положение. Он выглядел каким-то хмурым и слегка обеспокоенным.

-Что? - серьезно спросил я.

-Ален, - брат с долей опаски глянул на меня. - Лия до Камиллы дозвониться не может, и двери она тоже не открывает, но из дома звучит музыка, - проговорил он, а я почувствовал, как что-то внутри тревожно сжалось. - Ален... - попытался вразумить меня Нил, но было уже поздно.

Наспех одевшись, схватил ключи от машины и через считанные минуты уже выезжал из гаража. В мыслях билась только одна мысль - только бы все это было напрасным беспокойством.

Приехав к её дому так быстро, как смог, выскочил из машины, даже не думая о том, чтобы захлопнуть дверь. Подбежал к двери, и уже потянулся к звонку, как она сама распахнулась, и явила мне целую и невредимую Миллу, которая так и застыла, увидев меня. Внимательно осмотрев свою малышку, убедился, что с ней все хорошо. Перевел взгляд на того, кто стоял рядом с ней. Лука. Опустил руку, сжал её в кулак. Вновь посмотрел на Миллу. Та с легким испугом следила за моим взглядом. И не зря. Хотелось прибить парня, и наказать девушку за её глупость. Вот почему после вчерашнего она снова с ним?! Почему она так отчаянно отталкивает меня? Что я такого натворил? Почему она меня ненавидит? В чем причина? И какого х** этот п*дар никак не может отстать от Моей малышки?

Уже хотел врезать хорошенько ему, но меня остановил возмущенный голос Лии позади этих двоих. Он же и привел меня в себя, защищая от необдуманных поступков. Хватит уже и тех, что были.

-Эй, я не поняла! Ты меня хотела закрыть, что ли? - и через мгновение у меня появилась возможность созерцать Амалию. - Ой, - так же застыла она, узрев меня. Внимательно глянув на неё, и на её испуг, усмехнулся. Почему-то все меня боятся. Я что, такой страшный, бл*дь?

Обвел всех троих взглядом. Хмыкнул. Кажется, я здесь лишний. Снова лишний. И, наверное, еще долгое время буду лишним. Но я сделаю все возможное, чтобы это исправить. Развернулся и пошел к своей машине. Нужно было уехать, пока я в силах сдерживать ярость и гнев. И точно нельзя оборачиваться, иначе кто-то сегодня попадет в больницу с парой переломов. Чувствовал, что за моим уходом следят. И от этого бежали мурашки именно от злости, а не холода или чего-то еще.

Сев в машину, захлопнул дверь, и резко двинулся с места. Надо было уехать, забыть, что только что увидел. Успокоиться. Надо было обдумать, что теперь мне делать дальше. Как заставить эту глупую девчонку понять, что она только моя? Заставить скучать только по мне, забыть всю свою ненависть, непонятно откуда взявшуюся. Заставить любить меня, и принадлежать исключительно мне. Как?!

До боли сжал руль, не замечая, как обивка издает протестующие против такой силы звуки. Выехал за город, радуясь, что дороги достаточно пустынные для полудня. На магистрали начал набирать скорость, намериваясь заменить новыми эмоциями старые. На одном из поворотов едва не создал аварийную ситуацию, с трудом успев увернуться от фуры. На этом решил больше не рисковать, так как былые чувства все-таки поутихли.

Развернулся и поехал на свое любимое место. То самое, где еще вчера чувствовал себя самым счастливым человеком во всей Вселенной. Как коротко было это счастье.

Приехав, пошел на ту точку, где Милла вчера рисовала. Ничего не скажешь, вид красивый, и рисует моя девочка красиво. Жаль, что в своих собственных чувствах разбирается плохо. Как не крути, а что-то она вчера ко мне испытывала позитивное. А, значит, шансы есть. Значит, я буду продолжать бороться до последнего. Так просто я её не отпущу, пусть даже не надеется. И этой с*ке объясню, кому принадлежит Милла, раз сам не понимает.

Домой вернулся лишь ночью, проигнорировал взгляды семьи, в которых явно читалось беспокойство. Понимал, что поступаю неправильно, тем более, что именно из-за меня они до сих пор не спят, но ничего не мог с собой поделать. Не хотелось ни с кем ни видеться, ни разговаривать. Уже не говоря о том, чтобы рассказать родителям все, что со мной происходит. Как-нибудь в другой раз.

В понедельник после первой же пары пошел к кабинету, где должна была находиться моя Милла, намериваясь поговорить с ней. А еще поцеловать... У всех на виду, чтобы все уяснили, что Камилла только моя, и ничья больше.

Но когда завернул за угол, остановился. Ведь она стояла в обнимочку с этим *запрещено цензурой*. И я уже хотел, было, пойти разбить эту парочку, как моя (!) малышка сама поцеловала его! Бл*дь, я прибью эту *запрещено цензурой*. А её залюблю так, что вообще с кровати встать не сможет! Вот будет ходить с моим ребенком под сердцем, тогда подумаю о пощаде. Пусть теперь только попадется мне! Мало не покажется. А этому *запрещено цензурой* точно пора темную устраивать. Хотя нет, один раз уже подрался, хватило. Надо будет просто немного подправить его фэйс, чтобы зарубил себе на носу, что Милла Моя девушка.

Когда же этот *запрещено цензурой* сам полез её целовать, с силой сжал кулаки, стараясь сдержаться. Нельзя устраивать драку, второй раз не пронесет. А потому как можно спокойнее (хотя это явно не про меня) пытался дождаться, когда они налижутся, бл*дь. И я ей покажу, кому она принадлежит.

Когда же он наклонился к её уху, резко долбанул рукой по стенке. Очень хотелось, чтобы вместо бетона это была голова кое-кого. Глянул на кулак. Костяшки уже сбиты, капельки крови капают на пол. Любопытные варвары смотрят на меня, но обходят стороной. Трусы. Впрочем, мне было плевать на физическую боль, ведь внутри было намного больнее.

Как только Милла удалилась, и они с Амалией отошли на приличное расстояние, быстрым шагом пошел к Луке, который как раз с довольным выражением лица поворачивался ко мне. Надо бы подправить эту наглую мину. С размаху двинул ему по челюсти, и тот от неожиданности свалился на пол.

-Это тебе за непонимание, что кому принадлежит, - ледяным голосом тихо проговорил ему я, наклонившись. - Еще раз увижу рядом с ней, и ты труп. Уяснил? - с ухмылкой поинтересовался.

-Да пошел ты, - выплюнул тот, стирая с лица кровь.

-Пойду, - кивнул. - Счастливо оставаться, - и, ухмыльнувшись, пошел следом за своей малышкой.

Войдя в аудиторию, быстро нашел взглядом Камиллу, которая сидела с закрытыми глазами, и направился к ней. Рядом сидящая Амалия, заметив меня, побледнела. Ухмыльнулся. Ведь теперь она права, я пришел мстить. Раз нормально не понимает, будем действовать жестко, хотя и не хочется вообще делать ей больно.

Амалия препятствовать никак не стала, а потому игнорируя все любопытные взгляды, добрался до Миллы, и резко схватив её за руку, тем самым заставляя открыть глаза, дернул на себя, и, не давая ей осмыслить ситуацию, жестким поцелуем впился в её губы, с силой прижимая к себе. Без слов, одними движениями, я показывал ей, что она моя. Одной рукой собрал её волосы в кулак и сжал, второй же забрался под кофту, поглаживая спину. Грубыми, резкими движениями. А чего она хотела? Нечего было нарываться.

Милла попыталась вырваться, но я не позволил. Поздно, моя девочка, поздно. Нечего было сначала чуть ли не отдаться мне прямо на поляне, а потом лизаться с этим *запрещено цензурой*. Теперь будешь получать наказание.

Через пару минут с удовольствием осознал, что она перестала противиться, а наоборот лишь сильнее прижалась ко мне. Стало плевать, что мы не одни. Усадив её на парту, не прерывая поцелуя, устроился между её ног, заставляя обвить ими меня. И плевать было, что кто-то что-то там о нас подумает. Милла сама напросилась. Теперь пусть получает. Теперь все будут знать, кому она принадлежит. Моя. Вот пусть об этом знают все. На то, что у меня вновь был стояк, было плевать. Пусть и об этом все знают. Зато больше не будет таких самоубийц и мазохистов, как Лука. Только моя и точка.