Глава 24. Эта встреча с Нейтом только разбередила мою все еще свежую, незаживающую и обжигающую душу рану

Эта встреча с Нейтом только разбередила мою все еще свежую, незаживающую и обжигающую душу рану. И когда я ушла, мне по новой пришлось охлаждать ее.

Именно по этой причине, когда неделю спустя во время ужина с папой и Ди мне позвонил Бен, я была рада отвлечься.

- Я понимаю, что мы не очень хорошо знаем друг друга, но я собираюсь притвориться эгоистом, сделав вид, что все нормально и попросить тебя об огромном одолжении.

Развеселившись, я облокотилась о стойку отца и расслабленно влилась в разговор.

- Что за одолжение?

- Моей сестре как-то удалось уговорить меня посидеть с племянницей, Зои в субботу. Я люблю свою племяшку, но ей уже восемь лет, такая типичная девочка, и когда я спросил, чем бы она хотела заняться, то в ответ услышал, что хочет она сходить в кино на какой-то диснеевский мюзикл о поп-принцессе. Зои привыкла получать все, чего ей хочется, так что это неизбежно. Я надеялся, что ты сделаешь мне огромное одолжение и согласишься пойти вместе с нами, чтобы я не выглядел жутким типом на диснеевском фильме, но…

- Половина родительских обязанностей?

- Именно.

Я засмеялась:

- Похоже, что ты будешь мои должником еще очень долго.

- Так ты пойдешь с нами?

- Конечно. Но только ради одолжения. Это не свидание.

- Не свидание. Я совершенно согласен. Ничто так не убивает романтику, как подростковый мюзикл.

Спустя минуту подтверждения места и времени встречи, я отключилась. Мой отец с любопытством смотрел на меня.

- Что?

- Думаешь, это хорошая идея?

- Мы просто друзья, - успокоила его я.

- Я это уже слышал.

- Мик, - хмуро посмотрев на него, предостерегла Ди, заступаясь за меня.

Папа поморщился:

- Прости, милая, но взгляд на твоем лице подсказал мне, что свидание с другим парнем не очень хорошая идея. И, знаешь, - он водил своей вилкой по тарелке, избегая смотреть мне в глаза, - Джо рассказала, что у Нейта дела идут очень плохо. Сказала, что выглядит он ужасно. И, очевидно, он пытался с тобой связаться.

Я нахмурилась:

- Мне казалось, Нейт тебе не нравился.

- Не нравился. Пока ты не рассказала о нем.

- Пап…

- Он был очень молод, когда потерял ту девушку, - перебил меня отец, отодвинув от себя тарелку и заговорщицки наклонившись ко мне. - Я представить не могу, насколько, должно быть, тяжело лишиться любимой женщины в таком раннем возрасте. Но я понимаю как подобная ситуация может парализовать чувства. Нейту не удалось в достаточной мере узнать о жизни, чтобы понять, как отодвинуть утрату на второй план. Или даже боязнь утраты. Возможно, ему просто необходимо время.

Я не удивилась пониманию и сочувствию со стороны своего отца и положила руки поверх его, сердце в груди отдавалось болью.

- Пап, даже если Нейт завтра изменится и скажет, что готов дать нам шанс… я откажусь.

- Я думал, ты его любишь.

- Люблю. Очень сильно. Но он никогда не позволит себе полюбить меня так, как Алану. Она была его великой любовью, пап. Думаю, я достойна не просто любить мужчину, но и быть им любима так же сильно.

Субботним днем я встретилась с Беном и его очаровательной племянницей перед «Омни-Центром». Зои была пучком взволнованной энергии, и Бен оказался более чем счастлив меня видеть. Его лоб прорезала неизменная складка, и как я узнала потом, она появлялась тогда, когда он слушал рассказ Зои о ее болезненном решении понизить всемирно известную группу мальчиков до статуса ее второй любимой группы в пользу новой классной группы, которая возглавляет чарты.

Я ее хорошо понимала, потому что лично проходила фазу мальчуковых групп, пока мне не стукнуло тринадцать лет, так что я внимательно слушала Зои по дороге в кинотеатр. Пока она экала и мекала, пытаясь выбрать какие из конфет ей по вкусу, Бен сжал мои плечи и прошептал в ухо:

- Спасибо.

Да так, что я почувствовала его всем телом. Я улыбнулась от облегчения, что возможно, всего лишь возможно, смогу в конечном итоге забыть Нейта.

Фильм оказался настолько ужасным, как мы с Беном и представляли, но Зои осталась довольна и напевала все время, пока мы выходили из кинотеатра. Со всей своей детской наивностью Зои взяла меня и своего дядю за руку, шагая между нами так, что мы представляли из себя идеальную семейку.

Для меня эта ситуация была более чем неловка, так как мы с Беном не очень хорошо знали друг друга, но, заметив его широкую улыбку, я поняла, он не разделяет моих чувств. Вообще-то, у меня сложилось ощущение, что он наслаждался встречей. Моя подозрительная сторона задалась вопросом, не станет ли это нашим началом. Неужто, старый, добрый парень Бен устал дожидаться, когда я позову его на свидание и решил сделать первый шаг самостоятельно?

Я сжала ручку Зои, но покачала головой в сторону Бена. Мы шли по улице в сторону Макдональдса, в который обещали сводить Зои на ланч.

- Используешь племянницу, чтобы превратить это в свидание? - полушепотом заговорила я, поверх пения Зои.

Бен засмеялся над моими словами:

- Ничего подобного.

- О да, так и есть, - я закатила глаза. - Ты знал, что очарование всей ситуации повлияет на меня.

Бен запрокинул голову и расхохотался, отчего Зои посмотрела на нас и спросила:

- Что происходит?

Не успела я дать ей неловкие объяснения, как знакомый голос пригвоздил меня к месту.

- Оливия?

Мы втроем остановились, все еще держась за руки, и я уставилась на Нейта, стоявшего посреди тротуара прямо перед нами. Люди возмущенно проталкивались между нами и обходили вокруг, а мы стояли, таращась друг на друга. Я обратила внимание на его небритое лицо, взлохмаченные волосы, торчащие из-под шапочки, и все те же темные круги под глазами, которые никуда не делись с нашей последней встречи. Мое сердце болезненно сжалось в груди.

И сжалось еще сильнее, когда со щек Нейта сошел румянец - он оценивал представившуюся перед ним картинку со мной, Бенджамином и Зои.

- Бен, это Нейт. Нейт, это Бен и его племянница - Зои.

- Привет! - заверещала Зои.

Нейт, прирожденный обольститель, обычно уже сверкнул бы ямочками на щеках в ответ на ее обаятельность и откликнулся. Но с ним что-то произошло, пока он переводил взгляд с меня на Бена, Зои и наши крепко сцепленные руки. А на его лице отразилось подобие ужаса.

- Нейт? - прошептала я, сделав шаг в его сторону.

- Я, э-э-э, я…

Наши взгляды встретились, его грудь поднималась и опускалась от прерывистого дыхания:

- Я… - Он поднял дрожащую руку.

- Нейт?

- Прошу прощения, - он прошел мимо нас и поспешил по тротуару, словно за ним по пятам гнались адские псы

Я смотрела ему вслед и ненавидела себя за то, что меня так беспокоит какое впечатление мы с Беном могли на него произвести.

- Что ж, могу предположить, здесь и скрыта история, - мягко произнес Бен.

- Возможно.

- Хочешь рассказать?

Я посмотрела на Зои, которая вертела головой между нами в замешательстве.

- Не очень.

- Ладно, довольно честно. Но как насчет того, чтобы забыть обо всем, что только что произошло, пойти в Макдональдс, натрескаться полуфабрикатов, а после я начну уговаривать тебя сходить со мной на свадьбу кузины. Как на свидание.

Я покачнулась от неожиданности и уставилась на него. Радостный смех Зои и резкое подергивание руки вырвало меня из оцепенения.

- Скажи «да»! Я буду нести букет. И хочу, чтобы ты увидела мое платье.

Я бросила в Бена уничтожающий взгляд, и его губы подрагивали от веселья.

- Ты - злой гений.

Я не поняла о чем подумал Нейт, увидев меня с Беном и Зои, но была уверена, что он хочет об этом поговорить. Уверена, потому что он начал названивать. И теперь мне постоянно приходилось охлаждать, оставленную им, рану.

Он позвонил мне в ту же ночь. И когда я не ответила, прислал сообщение с просьбой перезвонить. На следующий день он позвонил снова. Оставил голосовое сообщение, которое я отказалась прослушать. Еще день спустя все повторилось. И так началась ежедневная Нейт-доза.

Мне столько раз приходилось сдерживать себя. Я хотела ответить. Хотела ответить, потому что он сожалел о причиненной мне боли. Я поняла. Поняла. Но все равно, это ничего не изменило бы. Не изменило того факта, что мне было слишком тяжело находиться рядом с ним.

Так что я решила пойти с Беном на свадьбу в следующую субботу.

Похоже, что важной составляющей шотландской свадьбы была группа «Проклеймерс», заполняющая свадебный шатер своими обещаниями, пока я, сжавшись, сидела рядом с Беном за нашим столиком. Я бесчисленное количество раз посылала его пообщаться с семьей, но он отвечал, что весь смысл приводить на свадьбу незнакомого человека состоит в том, что не приходится ни с кем разговаривать.

С каждым разом он все больше и больше доказывал мне, что он веселый и очаровательный, и что я окажусь настоящей дурой, если не дам ему шанс.

- Тебе принести еще выпить? - поинтересовался он, слегка подталкивая мой практически пустой бокал шампанского.

С сожалением я покачала головой:

- На последней свадьбе, на которой была, я отвратительно напилась и наговорила такого, о чем сейчас жалею.

Он широко улыбнулся:

- Теперь я еще сильнее хочу, чтобы ты напилась.

Я засмеялась:

- Нет, не хочешь.

- Так… что такого ты сказала, о чем сейчас жалеешь?

- Скорее не о том, что я сказала, а к чему привели мои слова.

- И к чему же?

- К разбитому сердцу.

Я поморщилась сразу же, как только эти слова сорвались с моего языка.

- Боже, прости, Бен. Я самая худшая свадебная пара в мире.

Он сочувственно улыбнулся:

- Знаешь, как можешь загладить передо мной вину?

- И как же?

- Расскажи мне о нем. О Нейте, - верно догадался он. - Что произошло? Это может помочь.

Я покачала головой:

- Ты не хочешь об этом слушать.

- Что если я первый тебе все расскажу?

Разумеется, любопытство взяло надо мной верх. Мне хотелось узнать о великом разрыве Бена. В тот момент, когда я уже собралась согласиться, зазвонил мой телефон. С виноватой улыбкой на лице, я дотянулась до своей сумочки и вытащила мобильный.

По всему телу побежали мурашки, когда я увидела, кто звонит.

Нейт.

Он узнал, что у меня свидание? По этой причине он звонил? Разозлившись на то, что он продолжает вторгаться в мою жизнь, я засунула телефон обратно.

Бен указал в ту сторону:

- Это он?

- Как ты догадался?

- Потому что абсолютно уверен, что на моем лице появляется тот же самый взгляд, когда моя бывшая пытается со мной связаться.

- Какой взгляд?

- Этот «если-бы-я-мог-разорвать-тебя-на-куски-собственными-зубами-я-бы-это-сделал-почему-ты-не-оставишь-меня-в-покое-ты-сумасшедшая-стерва» или в твоем случае «сумасшедший подонок» взгляд.

Я невесело рассмеялась:

- Близко. Больше похоже на… я стараюсь вернуться к прошлой жизни, до того, как все произошло, и каждый раз, когда кто-то произносит его имя или он звонит, это напоминает мне, что я, скорее всего, не смогу вновь стать тем человеком, потому что… он был частью меня прежней.

На некоторое время мы погрузились в молчание.

Наконец, Бен взял меня за руку и провел большим пальцем по костяшкам моих пальцев.

- Однажды ты проснешься, и он перестает быть первым, о чем ты подумаешь.

- Обещаешь?

- Обещаю.

Мой сотовый зазвонил вновь, разрушая приятную атмосферу между нами. Зарычав от отчаяния, я дотянулась до сумочки, приготовившись вырубить чертов телефон, но увидела, что на этот раз звонила Джо. По непонятной причине в животе что-то неприятно ухнуло.

- Прости, - обратилась к Бену я. - Это моя подруга. Я должна ответить.

- Конечно.

- Джо? - вопросительно произнесла я, прижав телефон к уху.

- Лив… - прозвучал ее прерывистый голос. - Лив, Нейт пытался до тебя дозвониться. Кое-что произошло.

- Что? - мгновенно запаниковала я. - Он в порядке?

- Он… его отца увезли в больницу.

****

Я взяла такси, убегая со свадьбы, так быстро, как только могла, но у меня заняло практически час со звонка Джо и до приезда в больницу. Всю поездку я просила и умоляла всех существующих в мире божественных существ помочь Натану. Джо сказала, что у него был сердечный приступ.

Я практически бросила оплату в водителя и выскочила из машины, поспешив к главному входу в больницу.

«Пожалуйста, пожалуйста, пусть Натан будет в порядке. Пожалуйста».

Он ведь такой хороший человек.

«И Нейт не сможет пережить еще одну утрату».

Я поспешила к основной стойке регистрации, чтобы узнать насчет Натана, когда меня остановил голос его сына, и мой взгляд устремился на него. Нейт стоял посреди заполненной комнаты ожидания, бледный и изможденный.

Я подошла к нему, вбирая в себя каждую черточку. Борода пропала, но круги под глазами все еще остались, и сейчас его рот был сжат от беспокойства. Позади него сидели: Сильви, Кэм, Коул и Джо. Сильви разрывала платочек «Клинекс» на части. Она напомнила мне испуганного зверька, пока во все глаза следила за дверью.

- Нейт, - я нерешительно остановилась перед ним неуверенная, что стоит его обнимать, хоть очень хотелось. - Что-нибудь известно?

Он покачал головой с пустым взглядом:

- Они отвезли его в операционную. Оттуда пока никто не выходил.

Не выдержав, я сделал последний шаг и обернула его своими руками.

Нейт мгновенно погрузился в мои объятия, сцепив свои сильные руки на моей талии и уткнувшись лицом в шею.

Мы простояли в таком положении долгое время.

- Родственники Натаниэля Сойера? - позвал доктор.

Нейт и его мама поднялись со своих кресел и поспешили к нему. Я оглянулась на Джо, Кэм и Коула, после чего перевела взгляд на Пити и Лин, приехавших сразу после меня. Мы прождали многие часы, и сейчас наши лица отражали одно и то же.

Надежду.

Отчаянную надежду.

Раздались рыдания Сильви, и мои легкие отказались работать, я с ужасом наблюдала за тем, как Нейт прижал ее к себе. Кэм, с наполненным горем взглядом, подошел к другу. Он положил руку на плечо Нейта, и Нейт одарил его небольшой улыбкой, отрицательно покачав головой.

Плечи Кэма опустились, словно от облегчения, и мои легкие снова начали работать. Он вернулся к нам, пробегая дрожащий рукой по волосам.

- Натан пережил операцию. Его состояние стабилизировалось.

****

- Тук-тук, - я выглянула из-за больничных дверей с широкой улыбкой на лице.

Я оставила Нейта с мамой и папой в течении нескольких дней, но в понедельник отпросилась с работы, чтобы успеть в часы посещения.

Натан находился в палате в одиночестве и смотрел телевизор. Он моргнул, удивившись моему появлению, после чего расплылся в широкой улыбке, когда я зашла внутрь. Имея опыт общения с очень больным человеком, мне удавалось мастерски скрывать свою реакцию на физические проявления болезни. Натан выглядел гораздо меньше, лежа на больничной койке. Его щеки впали, а вокруг рта образовались несколько новых морщин с тех пор, как я видела его в последний раз.

- Чему обязан таким удовольствием? - спросил он, осторожно принимая сидячее положение и стараясь не задеть провода, соединяющих его и мониторы, установленные рядом с кроватью.

Я положила на тумбочку цветы, которые принесла с собой, и отодвинула стул.

- Я волновалась.

- Пфф, - отмахнулся он. - Подумаешь, небольшой инфаркт.

Я уставилась на него.

- М-да, Сильви это тоже не показалось смешным.

Мои губы дрогнули:

- Не смеши меня. Я стараюсь быть строгой.

- Строгой? - фыркнул он. - Строгой! Мне придется до конца своих дней сидеть на лекарствах и исключить любимую еду. С этого момента моя жизнь будет состоять из одних только строгих предписаний. И мне не нужно ничего подобного от хорошенькой девушки.

- Хорошо, - согласилась я. - Никакой строгости.

Я в замешательстве оглядела палату.

- Где Сильви?

- Ох, я отправил ее домой. Она совершенно разбита. Она не отходила от меня, - запричитал он.

Я фыркнула:

- Не сомневаюсь.

- Нейт пошел вниз за кофе, если тебе интересно…

Мой взгляд был пронзительным, когда наши глаза встретились.

- Вы все знаете, да?

- У вас двоих не очень хорошо получалось скрыть ваши отношения, когда приезжали в гости. Мне жаль, что ничего не получилось, и все-таки… напрашивается вопрос… Что ты здесь делаешь?

Я резко ответила:

- Неужели человеку запрещено беспокоиться о другом человеке?

- Да, конечно. Ты хорошая девушка, я ценю, что ты возможно обо мне беспокоилась, но что-то мне подсказывает, что ты скорее беспокоишься о моем сыне. Что нас объединяет. - Его брови сошлись от беспокойства. - Он скучает по тебе.

- Я тоже по нему скучаю, - тихо призналась я.

Кто-то позади меня прочистил горло.

Обернувшись, я обнаружила, стоящего в дверях Нейта и помешивающего кофе. Он пригвоздил меня к месту силой своего взгляда.

- Нейт, - наконец, смогла произнести я. - Я просто хотела зайти и проверить как дела у Натана. - Мне уже пора.

Я встала.

- Вот еще, - Натан остановил меня, указывая сесть на место. - Еще осталось полчаса. Сядьте. Поговорите. - Он взглянул на своего сына. - Сядь.

Нейт выглядел так, будто хотел рассмеяться, неосознанно присев рядом со мной.

Мой взгляд по собственной инициативе проследил всю длину его ног. Меня внезапно охватил трепет, когда я подняла глаза на его руки, продолжающие помешивать кофе. У него были красивые мужественные руки - изящные, сильные пальцы, покрытые мозолями от работы и занятий по дзюдо. Мягкая шероховатость его рук всегда ощущалась превосходно. Футболка, в которую он был одет, приоткрыла сильные предплечья. Я быстро отвела взгляд от толстой вены, прорисовавшейся на его мускулистой руке. Я бы хотела провести языком по всей длине этой самой вены.

Пока не успела растечься по стулу, я торопливо вернула все свое внимание к Натану. Он усмехнулся надо мной. Великолепно. Даже будучи больным, этот парень мог дразниться.

- Так как у тебя дела, Оливия? Нейт сказал, ты с кем-то встречаешься.

Его тон изменился на неодобрительный.

- Я ни с кем не встречаюсь, - раздраженно ответила я.

Теоретически, я не встречалась с Беном. Пока что. Нейт выпрямился на стуле.

- Не встречаешься?

Я коротко взглянула на него, после чего адресовала ответ его отцу:

- Всего лишь сходила на парочку свиданий.

Натан нахмурился.

- Это и означает с кем-то встречаться. - Он посмотрел на сына. - Как ты считаешь?

- Согласен, - коротко бросил он. - И выглядело все довольно серьезно.

Почувствовав себя неловко, я выдохнула:

- Мы можем поговорить о чем-нибудь еще?

- Почему? Что может быть интереснее?

Я застонала. Я была не готова к бою с двумя мужчинами семейства Сойер.

- Хорошо, тогда мне точно пора уходить. Натан, я очень счастлива, что с вами все будет в порядке.

Я наклонилась и поцеловал его в щеку, не обращая внимания на ошеломленное выражение лица. Не глядя на Нейта, вышла из палаты.

- Оливия, подожди, - позвал Нейт, пока я спешила по холлу больницы.

Я не остановилась. И по этой причине оказалось в его крепкой хватке и бесцеремонно затащена в темную санитарную кладовку.

- Что ты делаешь? - прошипела я, почувствовав его дыхание на своей щеке, когда он прижал меня к двери.

И вместо ответа Нейт поцеловал меня.

Я застыла на месте от шока, но вскоре тот развеялся под давлением теплых уговаривающих губ. Возможно, помогло то, что он не вел себя агрессивно и неистово. Его поцелуй был нежный, жаждущий. Мои губы отреагировали на это, и я поняла, что начала отвечать на его поцелуй.

Нейт первый оторвался и, тяжело дыша, уткнулся носом в мою щеку, его руки стальной хваткой удерживали мои предплечья, пока он дышал мной. Я была окружена им. Знакомой силой, запахом, его вкусом у себя на языке, даже легким касанием его щетинистой щеки на моей.

Я закрыла глаза, слезы цеплялись за ресницы.

Может быть, я была неправа. Может быть, потерять его было не самым болезненным на свете. Пока я стояла в его руках, понимая, что он в действительности никогда не будет моим, у меня появилось не только чувство утраты, но и сильное желание, причиняющее боль.

- Ты была первым человеком, о котором я подумал, - хрипло признался он, его голос вибрировал около моего уха и невольно вызывал дрожь. - Единственным, кого я хотел видеть здесь рядом с собой.

Проглотив горящий удушающий комок непролитых слез, прошептала:

- Прости, что не ответила на твой звонок.

- Ничего. Ты пришла. Остальное неважно.

Нуждаясь в дистанции, в каком-нибудь препятствии, ослабляющим напряженность между нами, у меня вырвалось:

- Мне кажется, среди твоих слов скрыта неприличная шутка.

Он засмеялся, все еще удерживая меня, затем отступил слегка и простонал:

- Блять, я скучал по тебе, Лив.

- Нейт.

Я осторожно оттолкнула его, пока он не понял и не убрал свои руки с моих плеч. Я остро почувствовала потерю.

- Я рада, что твой отец в порядке, но мне пора.

- Лив, пожалуйста…

- Меня ждет Бен, - порывисто соврала я.

Меня окатило внезапной волной страха, что звонки и признание Нейта к чему-то приведут. И я не уверена, что нашла бы в себе силы поступить правильно, так что не могла позволить ему себя запутать.

- У нас с ним встреча.

Он на мгновение затих в темноте.

А затем…

- Нам надо поговорить.

- Нет. На самом деле, не надо, - я нащупала дверную ручку и выскользнула наружу.

Он не последовал за мной.

Я восприняла это, как знак, что он понял - в этом не было смысла.