Остров Говернорс, Нью‑Йорк. Вертолет «ЭмЭйч‑60Джи Пэйв Хок» высоко летел над Нью‑Йоркской гаванью

23:17

Вертолет «ЭмЭйч‑60Джи Пэйв Хок» высоко летел над Нью‑Йоркской гаванью. Пилот выбрал кружной маршрут из Нью‑Джерси, огибая закрытую для полетов зону над Гудзоном. Боевой вертолет средней грузоподъемности был вооружен двумя установленными вдоль боковых иллюминаторов пулеметами системы «ДжиЭйЮ‑2Би» и двумя пулеметами пятидесятого калибра, размещенными внутри боевого отделения за двумя скользящими дверьми. Первый и второй пилоты вместе с бортинженером сидели в кабине. В боевом отделении, кроме восьми вооруженных до зубов рейнджеров в черном, находился уставший и немного испуганный медик‑резервист.

Дэвид Кантор чувствовал себя в роли футболиста, который ударил из положения вне игры и теперь стоит перед неумолимым судьей на линии. Когда вертолет, сделав резкий поворот, пошел на посадку, все внутри него сжалось. Приземление было жестким. Дэвида сильно тряхнуло. Рейнджеры с педантичной дотошностью проверили свое снаряжение и выскочили из вертолета прежде, чем смолкли двигатели.

Оставшись один в боевом отделении, Дэвид Кантор зажмурился, пытаясь собраться с мыслями.

«Зачем я здесь? Какой в этом может быть смысл?»

Выпрямив затекшие ноги, он спрыгнул из вертолета на заснеженную траву.

Полицейский возле джипа махнул ему рукой.

– Капитан Кантор! Садитесь, пожалуйста, в машину.

Дэвид залез в джип и схватился руками за край сиденья. Машина сорвалась с места и затряслась по заснеженному полю. Переехав ров без воды по узкому деревянному мосту, группа военных оказалась в старом фортификационном укреплении.

Древнее по американским меркам четырехугольное строение форта Джей превратилось в ультрасовременный командный пункт. От стоящих на территории старого укрепления рядов генераторов тянулось нескончаемое сплетение толстых кабелей. По ним ток подавался к пультам управления портативных вычислительных машин и тарелкам спутниковых антенн.

Дэвида провели в одну из четырех кирпичных казарм. Помещение освещалось переносными светильниками и обогревалось портативными печами на керосине в качестве топлива. В центре барака на столе для игры в пинг‑понг лежала большая, семь на десять футов, карта Манхэттена.

Командовал здесь широкоплечий офицер в оранжевом скафандре. Его мощная грудь едва помещалась в ткань защитного комбинезона.

Когда Дэвид зашел, офицер орал по телефону:

– Нет. Слушай меня! Для карантина четвертого уровня биологической угрозы нет и не может быть никаких исключений. Мне наплевать, о чем там договорился сенатор, – его лицо побагровело. – А мне наплевать! Хоть король Сиама! Исключений не будет. Предупреждаю, если ты хоть раз еще посмеешь доставать меня своими звонками, я лично прилечу в Вашингтон, засуну тебя и твоего сенатора в вертолет «Апач» и выброшу прямехонько на Таймс‑сквэр посреди Манхэттена. Понятно, слизняк?!

Командующий офицер лязгнул трубкой телефона по аппарату.

– Козел, – добавил он.

– Разрешите обратиться, сэр, – несмело подал голос военный полицейский. – По вашему приказанию я доставил капитана Кантора.

Начальник посмотрел на военного.

– Кого?

– Дэвида Кантора, сэр. Мы доставили его по воздуху из Нью‑Джерси. Пациент доктора Нельсон…

– Врач… Точно. Извините, – офицер перевел взгляд на Дэвида и представился. – Джей Звава! Добро пожаловать в чистилище. Полковник Гамильтон ознакомил вас с сутью дела?

– Нет. Он только сказал, что это будет особо важная миссия.

– Ну, если спасение жизни нашего президента, не говоря уже о сотнях иностранных дипломатов, можно назвать «важной миссией», то да. О предотвращении всемирной пандемии этой заразы я умолчу, – отпустив военного, Джей Звава протянул Дэвиду папку с личным делом. – Человек, которого мы ищем, умудрился стащить единственное известное нам лекарство от биологического оружия, заразившего добрую половину жителей Манхэттена. По последним подсчетам количество умерших перевалило за четыреста тысяч человек. Так совпало, что наиболее разыскиваемый в стране беглец, – ваш друг.

Дэвид раскрыл папку и взглянул на фотографию трехлетней давности, сделанную в «зеленой зоне» американского контрольного пункта системы безопасности.

– Шеп! Вы ищете Шепа?

Капитан Звава подал рукой сигнал другому военному полицейскому, который подвел к ним низкорослую брюнетку в армейской парке, висевшей на ней мешком.

– Доктор Ли Нельсон. Доктор Дэвид Кантор, – представил он друг другу врачей. – Расскажите капитану о вашем больном.

– Семь часов назад, – начала женщина, – военные проводили излишне… жесткую операцию в ветеранском госпитале на Манхэттене. Патрик, забрав небольшую деревянную коробку с вакциной против чумы, сбежал на вертолете «медэвака». Вертолет сделал вынужденную посадку в парке Инвуд‑Хилл. Я склонна считать, что сейчас он движется по Манхэттену на юг к Бэттери‑парку.

– Откуда такая уверенность? Почему именно к Бэттери‑парку?

– Из‑за жены и дочери.

Дэвид закрыл папку и положил ее на стол. В голове царила полная сумятица.

– Это Шеп сказал вам, что его семья живет в этом районе?

– Нет. Я нашла их сегодня утром.

– Мы посылаем группу захвата, капитан, – объяснил Джей Звава. – Только мы не можем рисковать. Если ваш приятель выйдет из себя и уничтожит вакцину… Кантор! Вы меня слушаете?

Дэвид с усталым видом глянул на офицера.

– Вы хотите, чтобы я летел с вашей группой захвата? – спросил он.

– В самую точку.

– А что если его семьи нет на Манхэттене? Может, они успели уехать?

– Главное, что он верит в то, что его жена и дочь в Бэттери‑парке. На этом построен весь наш план. Мы знаем, что сегодня он уже пытался связаться с ними. Ваш друг нам не нужен. Нам нужна вакцина.

Дэвид Кантор обошел стол и, встав у южной части карты, взглянул на Бэттери‑парк.

«Оттуда рукой подать до школы Гави. Всего пару миль. Не выдай своего волнения. Покажи твердость».

– Одно условие… Я сыт по горло вашими передислокациями, заданиями и затыканием мною дыр. Мне сейчас же нужны полностью оформленные документы о том, что я снят с военного учета. Только при таком условии я полечу…

– Согласен… Доктор Нельсон! Будьте добры, принесите, пожалуйста, из столовой пару сэндвичей для нашего друга. Сейчас мы подберем ему бронежилет по размеру.