Парк Колумба

07:25

Панкай Пател вел свою семью и других переживших эпидемию чумы по Байард‑стрит. Парк Колумба. За сеткой забора на белом снегу, который тонким слоем засыпал заасфальтированные баскетбольные корты и бейсбольное поле с искусственным покрытием, сотни зараженных «Косой» черных крыс в едином порыве сошлись в пляске смерти и разрушения. Дойдя до полного безумия из‑за укусов десятков тысяч вечно голодных блох, стаи грызунов носились по баскетбольному полю, словно косяки рыб. В центре этой кровавой оргии лежали останки пожилой супружеской пары. Принадлежность их к людскому роду можно было определить разве что по изодранной острыми зубами и когтями верхней одежде.

От вида этой ужасной сцены шестеро выживших отпрянули от ограды.

Франческа застонала. Схватки учащались.

– Паоло! Ну, сделай что‑нибудь?

– Вирджил! Моя жена сейчас будет рожать.

– И чем я могу помочь? – спросил старик.

– Уведи нас из этого ужасного места к воде. Там мы сядем на катер моего шурина.

– А что станет с Патриком?

– Мы не можем его больше ждать. Если то, что он говорит, правда, то у нас осталось совсем мало времени.

– Он прав, – сказала Маниша своему мужу. – Мы не можем больше ждать.

– Нет, мама!

– Дон! Лапочка! Сейчас Патрик занят. Он присоединится к нам, когда сможет.

– Думаю, вам следует поклониться золотому тельцу, – произнес Вирджил.

Четверо взрослых, как по команде, взглянули на старика.

– Помолитесь идолу, возможно, он дарует спасение, на которое вы все уповаете.

– Вирджил! – сказал Паоло. – Моя жена вот‑вот родит. Мы окружены смертью…

– Кто провел вас по долине смерти? Кто дал вакцину от чумы твоей жене? Маниша! Кто рисковал своей жизнью, чтобы спасти вашу семью от виселицы? И вот вы все здесь собравшиеся готовы бросить вашего предводителя с такой же легкостью, как евреи бросили Моисея на Синае. Верить легко, когда все идет гладко, когда конфликты служат предметом переговоров, но стоит возникнуть смертельной опасности, все меняется. А что если в этом и заключен смысл жизни? Людей испытывают на веру и верность, на то, сможет ли человек победить свое эго и довериться…

Панкай покрылся холодным потом. До его слуха долетала возня и писк крыс, которые в тридцати футах позади него дрались, разрывая на куски человеческую плоть.

– Довериться чему, Вирджил? Что нам делать?

– Верить и не сомневаться.

– Вот он! – показала рукой Дон.

Шеп бежал к ним в сопровождении небольшой группки девочек от десяти до восемнадцати лет. Самую маленькую – мексиканскую девочку – он нес на руках.

Маниша разрыдалась, чувствуя себя пристыженной. Она сразу же догадалась, что освобождение секс‑рабынь и было неожиданным «дельцем» Шепа. Индуска забрала у него ребенка, позволив немного перевести дух.

– Нам надо спешить. Скоро взойдет солнце.

Кивнув Вирджилу, однорукий ветеран повел свой увеличившийся отряд на запад по Уорт‑стрит к Бродвею.