Красный кардинал

- Танцует? - переспросил мистер Малик.

Роз Мбиква - с Гарри Ханом?

- Ну да. Рок-н-ролл. Такая зайка… такой свинг… вы бы видели… Знаете музыкальный автомат в «Хилтоне»? Здоровущий, старый, и музыка под стать. Там тебе и Билл Хейли, и малыш Ричард, и даже Биг Боппер собственной персоной. Слушайте, а может, мне пригласить ее потанцевать на этот ваш… Котенок, как, ты говоришь, это называется?

- Охотничий бал, дядя Гарри?

- Точно! Охотничий бал. Где взять билеты?

- Не получится. - Мистер Малик не собирался этого говорить, слова сами вырвались. - Уже все распроданы. И потом, нужно быть членом.

- Чего? - удивился мистер Патель.

- Членом клуба «Карен». Так мне сказали.

- Глупости, дружище, - сказал мистер Патель. - Я сам там был.

- А-а… но билеты, наверное, все равно именные. Да, Тигр?

Тигр, хоть и не понимал, в чем дело, не мог не заметить мольбы во взгляде друга.

- Э-э… да-да, Малик… конечно… очень может быть. Тебе виднее, приятель.

- Дядечка, не переживайте. Сенджей отдаст вам свой билет. Обязательно отдаст, если я как следует попрошу.

Оказывается, брат Эльвиры, Сенджей, уже заказал четыре билета, а ее жених обещал специально вернуться из Дубая на выходные, чтобы пойти с ней на бал. И тут уж ничего нельзя было поделать.

- В любом случае, - заявил мистер Малик, - Роз Мбиква ты пригласить не можешь.

- Это еще почему? - удивился Гарри.

- Потому, - ответил мистер Малик, - что я сам написал ей приглашение.

Мистер Патель немедленно озвучил то, что захотелось воскликнуть всем сидящим за столом:

- Ты?

Мистер Малик кивнул.

- И что же она ответила? - поинтересовался мистер Гопес.

- Она…

Мистер Малик чуть было не сказал, что она пока ничего не ответила. Девять дней приглашение было его секретом, и девять дней в его сердце теплился огонек надежды. Было маловероятно, но все же возможно - возможно, - что Роз согласится. Оставалось лишь достать билеты и отправить письмо. Но теперь, когда тайна раскрылась, мистер Малик увидел историю с приглашением в истинном свете. Все это жалко и смешно, и сам он, Малик, просто клоун. Но вопреки тому, что он читал на лицах окружавших его людей, огонек надежды не угасал полностью. Что-то внутри, в глубине сердца, говорило: в том, что он попросил Роз Мбиква сопровождать его на Охотничий бал, нет ничего смешного. Это искренний, честный поступок, в некотором роде комплимент, и Роз Мбиква должна это понять, что бы ни думали остальные.

- Я его еще не отправил.

После секундной паузы Гарри Хан издал торжествующий вопль:

- Не отправил? Какое же это тогда приглашение?

- У меня просто… руки не дошли. Но я его уже написал. И заказал билеты.

- Давай-ка уточним, - сказал Гарри. - У тебя нет билетов, и ты еще не отправил приглашение.

- Да, но…

- Побереги марку, Малик. Я звоню ей прямо сейчас.

Тут вмешался Тигр:

- Прежде чем звонить и рассылать письма, джентльмены, остановитесь на минутку и подумайте.

- О чем? - не понял Гарри. - На танцах да в любви все средства хороши, - верно, мужики?

- До известной степени, мистер Хан, - согласился Тигр. - Однако у Малика все же есть некоторый приоритет.

- А я вообще не понимаю, в чем проблема, - сказал мистер Гопес. - Почему им обоим ее не пригласить?

- Потому что, А. Б., этим они поставят даму в неудобное положение. A fronte praecipitium a tergo lupi, [9]если ты понимаешь, о чем я. Два приглашения она принять не может и, следовательно, расстроится, что кому-то придется отказать. Я имел честь встречаться с упомянутой дамой. Это женщина редкого благородства, очень достойная. Тем важнее, согласитесь, не подвергать ее испытанию и не заставлять делать столь сложный выбор.

- То есть никому нельзя ее приглашать?

- Отнюдь нет, А. Б., отнюдь нет. Кому-то одному можно. Я считаю - и уверен, что друзья со мной согласятся, - что наш общий джентльменский долг - оградить этот образец женственности от ненужных мучений. Осмелюсь даже сказать, наш долг как членов «Асади-клуба».

- Что, собственно, ты предлагаешь, Тигр?

- Я предлагаю, А. Б., в честном поединке решить, кому достанется право пригласить ее первым.

- Гениально. - Рот Гарри Хана растянулся от уха до уха. - Что же это будет - покер, бильярд, армрестлинг?

- Подсчет хагедашей? - невинно вставил мистер Патель, с трудом подавляя смешок.

Как утопающий хватается за соломинку, так и мистер Малик, уносимый водоворотом собственного смятения, вцепился в последнее слово.

- Точно! - воскликнул он.

- Что точно? - не понял мистер Гопес.

- Птицы.

- Птицы? - переспросил Тигр.

- А-а, ясно, - догадался мистер Гопес. - Авгуры? Божье провидение? Хочешь разбросать птичьи кишки и посмотреть, что получится?

- Нет, я хочу конкурс, соревнование. Подсчет птиц. Кто опознает больше видов за… ну, скажем, неделю.

- Кажется, до меня дошло, - сказал мистер Патель. - Если выиграешь ты, посылаешь ей приглашение. А если Хан, он ей звонит.

- По-моему, это решение, которое мы все ищем, - проговорил Тигр. - Однако audi et alteram partem, [10]господа. Послушаем, что скажет Хан.

Гарри хитро улыбнулся:

- Думаешь, на этот раз тебе посчастливится увидеть красного кардинала, да, Малик? Кстати, я вспомнил: не Карат - Домкрат. Верно?

Мистер Малик поморщился.

- Идет, Домкрат, договорились. Птички так птички.

- К сожалению, Тигр, тут есть одна небольшая загвоздка, - заметил мистер Патель. - Один из предполагаемых участников соревнования, насколько мне известно, не является членом клуба.

- Предлагаю кандидатуру, - вскричал мистер Малик.

- Поддерживаю, - еще громче воскликнул А. Б. Гопес.

- Записывайте, мистер Патель, - сказал Тигр. - Записывайте.