Глава 14. День выдался долгим и суетливым

День выдался долгим и суетливым. Гермиона попросила пригласить Рона к Гарри домой, чтобы обменяться мнениями о происшедшем и узнать, как прошла встреча с Анной.

- Герм, я хочу и тебя пригласить к себе, - Гарри пристально посмотрел в лицо девушке и добавил: - Очень хочу.

Гермиона согласно покачала головой.

- Давайте вместе будем решать эту головоломку, - секунду помолчав, девушка мягко спросила: - Как твое плечо, Гарри, болит?

- Нет, - улыбнулся парень и подошёл к подруге.

Обняв за талию, он приподнял её над полом и покружил. Гермиона обхватила Гарри за шею, закрыла глаза и счастливо улыбнулась.

В тот момент, когда Гарри, разжав руки, позволил её телу скользнуть вниз и наклонился, намереваясь поцеловать девушку, распахнулась дверь, и вошедший Рон, сделав большие глаза, громко прошипел:

- Анна прислала записку: младший Гольдберг пропал.

Обратив внимание на то, что его друзья стоят слишком близко друг к другу, Уизли резко замолчал и потер ладонью шрам на щеке.

- Я хочу осмотреть раненое плечо Гарри, Рон, входи и закрой дверь, - выкрутилась Гермиона.

Рон стоял и смотрел, как Гарри снимал мантию и расстегивал рубашку. Увидев, что находится под рубашкой, парень присвистнул и приблизился к другу. (Фу, ну и пошлая получилась фраза - прим. автора.) Гарри, прочитав заклинание, больше похожее на католическую молитву, палочкой отодвинул от своего тела трехцветный щит. Теперь между ним и Гермионой висело черно-красное полотно: по форме - рыцарский щит, разделенный пополам золотой молнией. Гермиона, затаив дыхание, протянула руку, и полотно легко пропустило её ладонь. Осторожно надавливая пальцами на участок кожи вокруг красного рубца, девушка убедилась в отсутствии воспаления.

Рон с интересом осматривал материальный щит, припоминая, что видел во время войны у Джинни квиддичную форму, покрытую подпалинами и порезами от заклинаний. Он знал, что это Гарри дал своей силы для защиты младшей Уизли, и ему стало интересно, кто так расщедрился для его друга. Рональд ладонью провел по черной поверхности и ощутил жуткий холод, как в объятиях привидения. Тогда он попробовал пройти щит насквозь и ткнул кулаком в золотую полосу. Последствия не заставили себя ждать: Гермиону откинуло силовой волной, и теперь девушка сидела на полу, потирая ушибленный бок, а Рон, скрючившись, катался по грязному паркету, прижимая к себе обожжённую руку.

Гарри, чертыхнувшись, бросился к Гермионе, помог сесть на стул и только потом обратился к другу:

- Рон, что?

Уизли издавал нечленораздельные звуки и пробовал распрямиться. Рядом опустилась на колени Гермиона и, силой удержав его поврежденную руку, стала лечить её заживляющими заклинаниями. Лопавшиеся с кровью пузыри ожогов на глазах спадали, кожа бледнела. Гарри помог Рону опереться и, когда Гермиона закончила, поднял друга на ноги, поддерживая за плечи. Мутные от боли глаза Рона постепенно приобретали осмысленное выражение. Парень вытер левой рукой со лба выступивший пот и помотал головой.

- Ничего себе.

- Рональд Уизли, - завелась Гермиона, - я не ожидала от тебя, боевого мага, подобной глупости. О чём ты думал?!?

«Хотя, что это я: конечно, ожидала, и думать ни о чём он не может, сначала действует», - мысленно вздохнула девушка.

Гарри к тому времени вернул щит на место и привел в порядок свою одежду.

- Идем, Рон, тебе нужно что-нибудь выпить: сливочного пива, а то и что-то покрепче. Герм, ты собралась? У Добби наверняка есть для нас ужин, - а про себя добавил: «Два эльфа на троих - это не то, что два эльфа на одного».

* * *

Камин в гостиной полыхал так, что, казалось, в нём сидит, по меньшей мере, Китайский Огнешар. Рон валялся на диване, держа на животе толстый стакан с бурбоном, и дирижировал в воздухе палочкой, руководя слышной только ему музыкой.

- И тогда я заключил с ними стандартный магический контракт, - закончил он свой рассказ, сделав большой глоток из стакана.

- Что ж, Рон, всё могло быть хуже: Анна бы просто вырвала твою печень за то, что ты видел её без косметики, - съязвила Гермиона, чувствуя, что третья бутылка сливочного пива была лишней, и она сейчас уснёт прямо в кресле.

Гарри, сидевший во втором кресле у самого огня, молча попивал бренди, обдумывая сложившуюся ситуацию.

- Итак, что мы имеем? - швырнув взмахом палочки несколько кубиков льда в стакан Рону, решил подвести итог их разговору хозяин дома. - Младший Гольдберг пропал, старший засёк меня и хотел убить. В нашем кабинете рылся кто-то из своих, а ещё мне снятся кошмары, и Снейп решил поразвлечься за мой счет вместе с бабулей.

- Гарри, профессор Снейп нам помог, как помогал тебе всегда. Где бы ты был, если бы не Северус и Теодора? - Высказавшаяся из своего кресла Гермиона, не открывая глаз, отхлебнула из бутылки пива и вздохнула.

- Ну, нам пора, завтра решим, что делать с вашим кабинетом, - сказал Рон, ставя пустой стакан на чайный столик и медленно поднимаясь с дивана. - Герм, пойдем, я тебя провожу, ты как предпочитаешь? Через камин или освежиться на воздухе?

- Оставь ее, Рон, пусть спит, - махнул в сторону девушки стаканом Гарри, - Ей и так досталось: прошлые сутки длились, наверное, неделю.

- Ну, в своей кровати будет удобнее, и она отдохнет лучше, - возразил Рон, натягивая теплый плащ.

- Может, вы перестанете говорить так, будто меня здесь нет? - вмешалась Гермиона, - Иди, Рон, я хочу обсудить с Добби его семейную жизнь и внушить Трикси некоторые истины, относительно свобод личности. Я вернусь к себе через камин.

Рон закатил глаза и, пожав руку другу, вышел за порог на засыпанную снегом дорожку. Дождавшись, когда он аппарирует, Гарри закрыл дверь и подошёл к креслу, в котором сидела Гермиона. Девушка крепко спала, подложив ладошку под щёку и свесив ноги с подлокотника. Покачав головой и жалобно вздохнув, Гарри левитировал её в постель - свою - решив, что будет несправедливо отвлекать Добби от его невесты и просить постелить бельё в гостевой спальне.

Он стоял под горячими струями воды, смывая все заботы прошедшего дня, и думал о странной настойчивости Рона, желающего обязательно водворить Герм домой. «Надо обязательно спросить, почему они с Гермионой расстались: она же мне советовала это», - пронеслось в голове у парня, но эта мысль отодвинулась на второй план перед воспоминанием о теплых пальцах подруги, подрагивающих на его коже.

- Хозяин, вылезьте, я вытру вас, - писклявый голосок эльфийки ворвался в сознание Поттера, и действительность с размаху обрушилась на бедного мага.

- Трикси, что ты здесь делаешь? - завопил, прикрываясь душевой шторой, Гарри.

- Хозяин, Трикси - хороший эльф, Трикси не знает, почему Гарри Поттер сердится, Трикси всегда вытирала хозяйку после ванной, - уши домового эльфа тряслись, и слезы вот-вот были готовы пролиться из ее большущих глаз. - Хозяин не доволен Трикси, не хочет причесываться, не хочет, чтобы Трикси одевала его, хозяин накажет Трикси, - эльфийка уже в голос рыдала посреди его ванной, вытирая слезы подолом своего розового полотенца.

- Трикси, ты не могла бы принести мне халат? - прервал её причитания парень.

Та на секунду успокоилась, шмыгнула носом и прищёлкнула пальцами. В воздухе тут же возник синий банный халат, а эльфийка бросилась под душ, стараясь надеть его на хозяина.

- Добби! - заорал Гарри в полный голос, уже не беспокоясь, что разбудит Гермиону.

Перед раковиной появился суженый Трикси, одетый в детскую пижамку с плюшевыми медвежатами и, выпучив зеленые глаза, подобострастно спросил:

- Сэр, Гарри Поттер что-то желает?

- Добби, забери свою невесту, или я уйду жить в другое место, - угрожающе произнёс волшебник, одновременно отпихиваясь от Трикси.

Добби подскочил к подружке, взял халат и быстренько надел его на парня, выставив из-под душа эльфийку.

- Сэр, не сердитесь, Трикси нечем заняться: у хозяина нет жены и детей, вот если бы хозяин женился на мисс, что спит в его кровати, то Трикси бы заботилась о ней, - завел волынку Добби, хитро поблескивая глазами-мячиками, чем очень напомнил Гарри Дамблдора.

- И, к тому же, если Гарри Поттер уйдёт жить в другой дом, Трикси, как хороший домовой эльф, пойдет за ним, а Добби, как муж Трикси, всегда будет с женой.

Поттер, вытирая полотенцем волосы, обдумывал, какое поручение можно дать этим домашним тиранам, чтобы его оставили в покое на какое-то время.

- Добби, Трикси, - торжественно возвестил их хозяин, - будьте добры, дома у мисс Гермионы остался голодный кот, который очень нуждается в вашей заботе: его нужно вымыть, накормить и принести сюда, - подкрепив всё кровожадной улыбкой, Гарри услал эльфов по Гермиониному адресу, надеясь, что Косолапсус так просто им не сдастся.

* * *

- Гарри, проснись, Гарри, - Гермиона трясла парня за плечо, - Гарри Джеймс Поттер, вставай и посмотри, что ты натворил, - рассерженно требовала девушка.

- Герм, правда, ничего не было: ты уснула, а я полночи воевал с домовыми эльфами, - не отрывая лица от подушки, сонно пробормотал Гарри.

Гермиона в ответ хмыкнула и довольно цинично заметила:

- Хм, знаешь, я надеюсь, что если бы между нами что-то, как ты называешь, этой ночью было, я бы запомнила. Вставай, Добби и Трикси забинтованы с ног до головы и не признаются мне, что случилось. Я знаю, что ты их не бил, но что произошло?

Гарри, понимая, что Герм так просто не отвяжется, и на тихое утро по-семейному в данных обстоятельствах рассчитывать не приходится, сел, свесил ноги с кровати и потянулся за очками.

Девушка пристально следила за движениями мужчины, с которым последнее время слишком часто оказывалась в одной постели. Не то, чтобы это было неприятно - скорее странно. Гарри поднялся с постели и повернулся к подруге. Сделав изящный жест рукой и слегка поклонившись, он указал на дверь и сказал:

- Леди, после Вас.

Герм не выдержала и, улыбнувшись, поцеловала героя в теплые губы, сморщив нос от царапнувшей её щетины, ловко увернулась от шустрых рук талантливого ловца и выскочила в дверь, напомнив уже с лестницы, что ждет на кухне.

Гарри, взъерошив и без того слишком взлохмаченные волосы, выдвинулся в сторону кухни, обдумывая, как будет оправдываться перед Гермионой за кота и домовиков.

На кухне все было мило и обманчиво мирно: Хэдвиг сидела на шкафу и сонно таращилась на лежащего на подоконнике Косолапсуса, более, чем обычно, похожего на меховой шар. Гермиона стояла у плиты и готовила кофе. Парень решил не затягивать с приговором, но использовать все возможные способы реабилитации в глазах ведьмы, создавшей на пятом курсе учебы в Хогвартсе «ПУКНИ»(или ГАВНЭ - как кому нравится - прим. автора), потому с воистину слизеринским коварством подкрался к девушке сзади и, прижав её двумя руками к себе, прошептал на ухо:

- Прости, прости… Это я виноват, но я не наказывал эльфов, даже не ругал их, я просто отправил их покормить и принести твоего кота, чтобы ему не было грустно одному.

Ведьма скептически хмыкнула, но не отстранилась.

- Ну, наверное, я еще посоветовал вымыть твоего кота, но это только потому, что Трикси хотела кого-нибудь помыть, а, кроме меня, было некого. Пришлось ориентироваться по ситуации.

Гермиона сняла с плиты кофе, двигаясь синхронно с не отпускавшим её Гарри. Наконец, когда кофе был разлит, а приготовленные Добби заранее сэндвичи обнаружены, девушка вздохнула и спросила:

- Где у тебя заживляющее зелье?

Гарри молча вынул из буфета большую бутыль, в которой плескалось не меньше пинты лекарства и, протянув емкость Гермионе, позвал:

- Добби, Трикси.

Появившиеся домовики выглядели действительно жалко. Уши Добби, раньше частенько измазанные розовой губной помадой, напоминали расчерченные красными чернилами нотные листы, а Трикси, прятала за спиной перебинтованные лапки и жалась к своему жениху.

- Гарри Поттер звал нас? Сэр, что нужно хозяину? - стараясь не смотреть на рыжее мохнатое чудовище, спросил Добби.

Трикси что-то невразумительно пискнула.

Гермиона сделала шаг вперед, и с сочувствием посмотрев на эльфов, сказала:

- Добби, подставляй свои уши, а ты Трикси, разбинтуй руки. Гарри, помоги ей.

Пока Герм смазывала зельем расцарапанные уши домовика, Гарри размотал полоски ткани на лапках эльфийки и, увидев, во что превратились тоненькие ручки Трикси, охнул.

- Трикси, мне очень жаль, я не знал, что Косолапсус может так поранить тебя.

Трикси поджала уши и всхлипнула, когда Гермиона закончила намазывать её заживающие на глазах ранки.

- Мисси такая добрая, - рыдала эльфийка, грозя промочить свое махровое полотенце насквозь.

Ведьма погладила тоненькое плечико домового эльфа и вытерла лившиеся рекой слезы салфеткой.

- Трикси, если придется ещё когда-нибудь мыть такое животное, просто воспользуйся магией: заморозь его - это будет гуманнее по отношению к обоим. И Гарри хотел сказать, что у вас с Добби сегодня выходной. Да, Гарри? - повернулась она к другу.

- Конечно, Гермиона, я как раз собирался объявить об этом Добби, - согласно закивал головой хозяин дома.

- А сейчас нам пора на работу, - добавила девушка.

Выпив кофе и освежившись на скорую руку, друзья аппарировали в министерство, обречённо обдумывая отчет, затребованный начальством.

* * *

Всё оказалось еще неприятнее. Когда они появились у себя в кабинете, сразу получили неожиданный вызов к руководству отдела внешних магических связей, с которым, в принципе, по работе не сталкивались.

Поправив волосы и отряхнув мантию, Гермиона быстро окинула напарника взглядом а-ля профессор МакГонагалл. Удовлетворившись осмотром, она решительно кивнула парню и первая вышла в коридор. Поднявшись на пару этажей, миновав не меньше шести коридоров и поздоровавшись с доброй дюжиной магов, друзья вошли в нужный кабинет и огляделись.

Гарри обратил внимание на огромный письменный стол на гнутых ножках под зелёным сукном, с бронзовой чернильницей и пресс-папье, которым никогда не пользовались (а высушивающее заклинание-то на что - прим.автора).

На Гермиону, кроме стола, неизгладимое впечатление произвела картина чудовищных размеров в золочёной раме, изображавшая батальную сцену. Великаны, гиппогрифы, люди смешались в копошившуюся кучу, но что за историческое событие было запечатлено на полотне, оставалось загадкой. Гарри, с тяжким вздохом тоже взглянул на этакое богатство и обратился к хозяину сего.

- Доброе утро, сэр, чем можем быть полезны?

«Гарри, это Гольдберг, он изъял коллекцию и отдал ее Малфою», - Гермиона быстро сориентировалась в ситуации и мысленно ознакомила со своими выводами Гарри.

«Ставлю зачарованный тобой галеон, что по его приказу взломали наш кабинет», - прозвучал ответ в голове Гермионы.

«Я и не сомневалась», - хмыкнула девушка.

- Мисс Грейнджер, мистер Поттер, - перебил их мысленный диалог пожилой маг и, с неожиданной прытью выскочив из-за стола, пошёл прямо на них.

Гарри с изумлением разглядывал волшебника в ядовито-зеленой мантии, расшитой молниями, ростом не выше профессора Флитвика. А Гермиона попятилась от неожиданности и спиной наткнулась на вошедшего в кабинет министра.

- Мисс, надо быть внимательнее, - раздражённо процедил Рудольфус Макфарлан, нынешний глава магического сообщества Объединенного королевства.

Обойдя вспыхнувшую от досады девушку, министр расположился в кресле, обитом красной кожей.

«Герм, что бы это значило?» - вклинился в мысленные ведьмины пожелания долгой жизни министру Поттер.

«Я думаю, все просто, Гарри: пропал племянник этого коротышки, а в личной просьбе Макфарлану не откажешь ни ты, ни тем более я», - отозвалась Гермиона.

Следующие полчаса встречи прошли под эмоциональное выступление маленького мага, сопровождавшееся пронзительно-изучающим взглядом министра Макфарлана.

- Он такой хороший мальчик, - заламывая руки, причитал крошка Гольдберг.

А Гермиона, переглянувшись с Поттером, мысленно негодовала: «За кого они нас принимают?»

Присесть им так и не предложили. Друзья быстро вернулись на свой этаж, всю дорогу от кабинета стараясь понять, что это было, потому что вразумительного приказа, задания или просьбы они не услышали. То ли нужно искать пропавшего племянника Гольдберга, то ли искоренять преступность магического мира Англии, или же вообще посыпать голову пеплом и заавадиться из-за пропажи граждан в мирное время и бездействия Гарри Поттера.

- С ума сойти… - сказал Рон, поджидавший их у лифтов, после того, как Гермиона в лицах и подробностях пересказала содержимое беседы.

Гарри молчал. Тогда Рон стал рассуждать вслух, выстраивая последовательность событий в логическую связку:

- Так, ты видел коллекцию клинков и тебе стали сниться кошмары.

- Нет, - вмешалась девушка, - кошмары ему стали сниться после того, как Гарри отметил племянника Гольдберга зельем.

- Хорошо, - кивнул Рон и продолжил: - Гарри отметил Гольдберга-младшего, и ему стали сниться кошмары, клинки получил Малфой и большую часть коллекции оставил на хранение в Англии, в монастыре, где всем заправляет прадед того щенка. В результате вашей вылазки мы узнали, что молодой пожиратель - правнук самого первого Гольдберга - сквиб и требует у деда власти над мечами, зачарованными для его прабабки. Мерлин, как все запутано!

Гермиона хмыкнула, подтверждая правильность выкладки Рона.

- Итак, Гарри был ранен таким клинком, но не тем, что были в коллекции. В результате усилий, гм…семьи Снейпов Гарри не умер, получил магический щит и узнал, как справиться с кошмарами.

- Да, - согласно тряхнул головой Поттер, - всего лишь убить хозяина этих проклятых клинков его же оружием, чтобы освободились души мертвых, - скорчив жуткую гримасу, резюмировал Гарри. - А ещё я в бреду разговаривал с покойниками и видел, где этот чокнутый монах-убийца прячет свою коллекцию.

Гермиона, сделав не менее приятное выражение лица, закончила обрисовывать ситуацию:

- Ага, теперь Гарри будет учиться у профессора Снейпа фехтованию, а я развлеку Теодору постижением ядов и зелий, используемых для зачарованного оружия и связи с мертвыми. А вампир, с которым Рон заключил магический контракт, потерял след отмеченного сквиба, что само по себе невероятно.

- Ладно, - Гарри хлопнул ладонями по столу, решая, что делать дальше, - мы с тобой, Гермиона, как и было оговорено, завтра отправимся к Снейпу, а ты, Рон, напиши, пожалуйста, Анне и попроси не спускать глаз, носа или чем там пользуются вампиры, отслеживая отмеченного, с настоятеля - старого Гольдберга. И ещё: Гермиона, обязательно узнай у Теодоры, что за рецепт ты стащила в монастыре - для чего требуется такое зелье.

- В это воскресенье крестины, - напомнил Рон и получил ответ от Гермионы за двоих:

- Мы обязательно будем, передавай привет всей семье.

Рон кивнул и вышел, оставив Гарри и Гермиону гадать, что же всё-таки хотел от них министр.