Морнингсайд‑Хайтс, Нью‑Йорк

09:58

Основанный англиканской церковью в 1754 году Королевский колледж ныне называется Колумбийским университетом. Это частное учебное заведение входит в элитную Лигу плюща. Университет занимает шесть кварталов на Морнингсайд‑Хайтс, в районе, расположенном между Верхним Вест‑Сайдом и Гарлемом.

Профессор Панкай Пател вышел из Шермерхорн‑холла в сопровождении студентки магистратуры, которая работала в «Колумбийском научном вестнике».

– У меня мало времени. Где вы хотите взять у меня интервью?

– Вот там, – сказала девушка, подводя профессора к парковой скамейке.

Студентка навела небольшой, размером с ладонь, камкордер[9] на лицо мужчины.

– Это Лиза Льюис. Специально для «КСР». Я беседую с профессором Панкаем Пателом, автором книги «Макросоциальное зло и упадок Америки». Объясните, пожалуйста, нашим блоггерам, что такое макросоциальное зло.

Лысеющий сорокатрехлетний интеллектуал откашлялся, не зная, куда смотреть, – на девушку или в объектив видеокамеры.

– Макросоциальное зло относится к отрасли психологии, изучающей патологические факторы, свойственные аномальным личностям. В погоне за властью они используют моральные недостатки общества, манипулируя людьми с помощью своего богатства и политического влияния.

– В вашей книге вы называете этих людей психопатами у власти.

– Верно. По определению психопат – это человек, который ведет себя ненормально, поскольку он лишен чувства вины. Представьте себе людей, которые живут без совести, без сожалений о содеянном и без чувства стыда. Таким людям наплевать на ближнего своего. Что касается морали, то такие люди, можно сказать, не имеют души. Их поступками движет лишь официальное право. Такие люди совсем не хотят изменяться. Как раз напротив. Они считают свою духовную неполноценность полезным качеством, сильной стороной характера. Они как волки среди стада овец. Действуют, когда другие колеблются. В детстве их наказывали за то, что они жарили в микроволновой печи хомячков и скармливали петарды уткам, но, повзрослев, они поумнели и научились притворяться «нормальными». Свои социопатические склонности они направляют на манипулирование другими людьми. Для них законы не писаны. Закон джунглей – единственный закон, который они уважают. Если они чего‑нибудь хотят, то просто идут и отнимают. Если такие люди имели счастье родиться в подходящей семье из высшего общества, для них нет ничего невозможного.

– А что насчет политиков? – спросила девушка. – В своей книге вы называете имена политиков из обоих лагерей, включая бывшего вице‑президента. Вы не боитесь, что на вас подадут в суд?

– Я больше обеспокоен тем, что миром правит военно‑промышленный комплекс. Эти люди верят, что для достижения своих целей имеют право убивать невинных людей.

– Книга называется «Макросоциальное зло и упадок Америки». Автор – профессор Колумбийского университета Панкай Пател. Лиза Льюис. Специально для «КСР».

Девушка выключила камеру.

– Благодарю вас, профессор.

– Вы прекрасно провели беседу, – сказал мужчина. – Скажите, вам действительно понравилась моя книга?

– По правде говоря, я прочла только предисловие, но уверена, что это очень интересная книга.

Профессор зевнул, провожая девушку глазами.

Перейдя Амстердам‑авеню, Панкай подошел к голубому грузовому автомобилю‑кухне, припаркованному на обочине.

– Пожалуйста, пшеничный сэндвич с индюшатиной, салатом‑латук и томатами… а еще бутылочку воды.

Продавец протянул мужчине коричневый бумажный пакет с его заказом, а взамен получил кредитную карточку.

Возмещая потраченное впустую время, Панкай ел на ходу. Он направлялся в университетскую библиотеку.

«Час – на работу в читальном зале, час – в гимнастическом зале. Надо будет позвонить Манише. Одиннадцатое сентября – непростой день для нее…»

– Профессор Пател! Минуточку!

Он повернул голову, ожидая увидеть девушку, которая брала у него интервью. Вместо нее он увидел красивую азиатку лет двадцати с небольшим, одетую в черный костюм и кепи водителя. Мужчина удивился.

– Сколько букв в имени Бога? – задала ему вопрос девушка.

Нервная дрожь пробежала по всему его телу.

– Сорок две.

Красавица улыбнулась.

– Прошу следовать за мной.

Чувствуя слабость во всем теле, профессор последовал за девушкой до ждущего их лимузина. Его ноги дрожали. Девушка открыла заднюю дверь автомобиля.

– Пожалуйста, садитесь.

Панкай неуверенно заглянул в салон лимузина. Там никого не было.

– Куда вы меня повезете? – поинтересовался он.

– Это недалеко отсюда. Вы не опоздаете на работу.

Мгновение поколебавшись, профессор сел в лимузин, чувствуя себя Алисой, попавшей в кроличью нору.

Автомобиль свернул на 116‑ю улицу, затем на Бродвей… Двигаясь на север, он въехал в Гамильтон‑Хайтс, район, в котором жили преимущественно аспиранты и эмигранты‑«белые воротнички». Район был назван по имени Александра Гамильтона, одного из отцов‑основателей государства.

Лимузин остановился на 135‑й улице. Водитель вышла из машины и отворила заднюю дверь, она протянула взволнованному профессору магнитный ключ и указала рукой на стоящее на противоположной стороне улицы семиэтажное здание.

– Квартира номер 7‑си, – сказала она профессору.

Пател неуверенно взял ключ и направился к многоквартирному дому.

Консьерж у входа одарил профессора доброжелательной улыбкой, словно ждал его. Пател кивнул в ответ, прошел выложенным мрамором вестибюлем к лифтам и, воспользовавшись магнитным ключом, вызвал кабинку.

Номер 7‑си был расположен на верхнем этаже. Пател вышел из лифта. Пол в коридоре устилало ворсистое зеленое ковровое покрытие. Коридор был пуст. Завидев двустворчатую дубовую дверь под номером 7‑си, профессор прижал ключ к металлической пластине и вошел внутрь.

В аскетичном дизайне кондоминиума чувствовалась азиатская элегантность. Полированные бамбуковые полы… Эркеры с высокими, от пола до потолка, окнами… Балкон с видом на Гудзон… Гостиная скудно обставлена: белый кожаный диван, плазменный телевизор и стеклянный столик. Профессору показалось, что в этой дорогой квартире никто не живет.

– Здравствуйте! Есть кто‑нибудь дома?

«Здравствуйте».

Голос словно прозвучал в его голове. Пател от неожиданности подпрыгнул и оглянулся. Никого. Волосы на голове зашевелились.

«Следуйте за моим голосом».

Несмотря на граничащее со страхом изумление, профессор чувствовал, что ему ничто не угрожает. Пройдя гостиную, Пател вошел в спальню. Королевских размеров кровать разостлана, но хозяина на ней нет. Помедлив немного, профессор заглянул в ванную комнату.

В наполненной водой квадратной ванне свободно могли поместиться два взрослых человека.

«Подойдите поближе».

Лишившись остатков мужества, Пател сделал несколько шагов вперед.

На дне ванны лицом вверх лежал маленький азиат. Вокруг бедер – белая набедренная повязка. Цвет кожи – какой‑то розоватый. Волос на теле почти не было. К запястьям и щиколоткам азиата с помощью застежек‑липучек фирмы «Велкро» были пристегнуты небольшие грузы. Глаза открыты. Зрачки расширены.

Тело казалось лишенным жизни. На губах – безмятежная улыбка.

Профессору захотелось пуститься наутек. Вдруг левая сторона груди мужчины вздрогнула. Сердце пустило кровь по венам.

«Невероятно. Сколько он пробыл под водой?»

«Больше часа».

У Патела перехватило дыхание.

– Как вы?..

Зажмурившись, он мысленно спросил:

«Вы обладаете способностью читать мои мысли?»

«Я долго учился этому искусству. Теперь я могу использовать потенциал мозга полностью. Я чувствую, что вы колеблетесь. Прошу, подождите меня в гостиной. Я скоро к вам выйду».

Панкай вышел из ванной, прикрыв дверь. В спальне он замешкался, как вдруг услышал странное жужжание за дверью. Быстрыми шагами мужчина прошел в гостиную, терзаемый любопытством: выбрался ли азиат из ванной обычным способом или воспарил из воды?

Хозяин появился минут через десять. На нем были кроссовки «адидас», белые носки и серый спортивный костюм с логотипом Колумбийского университета.

– Уже немного успокоились? – спросил азиат.

– Да.

Подойдя к холодильнику, хозяин квартиры достал две бутылочки воды. На зеленых этикетках был изображен четырехугольник и написано: «Пинчасская вода». Он протянул одну бутылку Пателу, а затем уселся возле него на диване.

Индус с удивлением разглядывал кожу азиата. Казалось, она состоит из кератина и волокнистой протеиновой субстанции.

– Да… Моя кожа несколько отличается от вашей, профессор. Те, кто со мной близко знаком, называют меня Старейшина. Я знаю, что у вас много вопросов ко мне, но прежде позвольте задать вопрос вам: зачем вы ко мне пришли?

– Мой учитель, Джеррод Махурин, перед смертью сказал мне, что человек большой мудрости будет меня искать. Это ведь вы?

– Надеюсь, что я достоин такого эпитета. Что еще рассказал вам учитель?

– Он сказал, что я должен буду сменить его в неком тайном обществе… Девять человек должны вернуть в этот мир гармонию…

– Будем надеяться на лучшее, – сказал азиат, отпив воды из своей бутылочки.

Он прикрыл глаза. Лицо оставалось спокойным, как гладь пруда в безветренный день.

– Мало кто знает историю Общества девяти неизвестных. Наша история насчитывает более двадцати двух столетий. В двести шестьдесят пятом году до нашей эры его основал император Ашока, правитель Индии, внук Чандрагупты. С помощью меча он объединил страну. Что такое настоящая война Ашока понял во время завоевания провинции Калинга. Его воины перебили около ста тысяч сопротивлявшихся завоевателям. Как говорят, зрелище массовых убийств отвратило Ашока от войны. Он понял всю бессмысленность насилия.

Пател нетерпеливо перебил Старейшину:

– Я читал об Ашоке, когда учился в Индии. Император стал ревностным буддистом. Он принял принципы праведной жизни и всеми силами способствовал распространению Дхармы.[10]Ашока учил веротерпимости и проповедовал путь самосовершенствования.

Старейшина утвердительно кивнул головой.

– Духовное перерождение Ашоки принесло мир не только его подданным, но и жителям Тибета, Непала, Монголии и Китая. Империя Мауриев претерпела преображение, но последнему правящему представителю династии этого показалось мало. Буддизм предлагал путь к просвещению, но Ашока задавался фундаментальными вопросами бытия: «Как появился человек? Как человек может слиться с Создателем? Каков смысл пребывания человека на земле? Почему человек склонен совершать зло и насилие?» Но больше всего императору хотелось знать, что находится вне физического мира… что случается с человеком после смерти… Чтобы найти ответы на мучившие его вопросы, Ашока собрал девять мудрецов, ученых и мыслителей своей страны и основал Общество девяти неизвестных. Каждый из членов Общества обязан был искать тайну бытия и записывать полученные знания на священные свитки, которые передавались из поколения в поколение. Император Ашока умер в двести тридцать восьмом году до нашей эры, так и не найдя ответов на интересовавшие его вопросы. Империя распалась. За последующие три столетия Индия пережила несколько завоеваний, побывала под гнетом иноземных завоевателей, но Общество девяти неизвестных существовало. В сто семьдесят четвертом году нашей эры человек по имени Гелут Паним, потомок императора Ашоки и один из девяти неизвестных, прослышал о человеке в Святой земле, который умел ходить по воде и лечить разные недуги. В поисках мудрости тибетец добрался до Иерусалима, но узнал, что опоздал. Святого человека, которого звали раввин Иешуа бен Иосиф, замучили до смерти римские легионеры.

– Вы говорите об Иисусе Христе?

– Да. Паним узнал, что большая часть мудрости Иисуса проистекала из каббалы, древнего учения тайного знания, дарованного Богом патриарху Аврааму и заключенного в Книге Создания. Моисей получил на горе Синай доступ к мудрости, однако израильтяне не были готовы усвоить ее, и пророк спрятал скрижали от глаз непосвященных. Четырнадцать веков сионские мудрецы скрывали древнюю мудрость в написанной на арамейском языке Торе, которую римляне строго‑настрого запретили изучать иерусалимским евреям. Раввина Акива многие почитали за великого каббалиста, и римляне содрали с него, еще живого, кожу, а затем начали преследовать его учеников. Раввину по имени Шимон Бар Иохай вместе с сыном удалось сбежать от преследователей на север Израиля. Эти двое святых людей жили в Галилее, прячась от чужих глаз в пещере. Тринадцать лет они потратили на поиски древней мудрости. Результаты своей работы они записали в «Зогаре» – книге сияния. Примерно в это время Паним добрался до Галилейского озера. Когда он услышал, что Шимон Бар Иохай спустился с гор, он направился в город Тивериаду. Найдя раввина, тибетец предложил ему приличную сумму денег за его знания, но тот отказался. Паним понял, что обидел святого человека, и распустил свою свиту, раздал золото и верблюдов бедным и, отказывая себе в пище, повсюду следовал за каббалистом. На восьмой день он, близкий к голодной смерти, упал от истощения. Пораженный смирением азиата раввин отвел Панима в свой дом и накормил. Перед расставанием Шимон Бар Иохай пригласил нового ученика в тайную пещеру в горах, где в ночь следующего полнолуния он собирался обучать оставшихся в живых учеников раввина Акива древней мудрости. Хотя знание книги «Зогар» было предназначено всем детям Господним, человечество еще не доросло до понимания концепции атома, Большого взрыва, не говоря уже об истинном предназначении человека в физическом мире. Книгу «Зогар» прятали до XIII столетия. Гелут Паним вернулся домой совершенно преображенным человеком. Собрав Общество девяти неизвестных в Тибете, он разделил записанное в девяти свитках учение между членами Общества по сферам их интересов. Девятый свиток касался всего сверхъестественного – того, как вопреки законам физики побеждать материю благодаря силе воли человека. Тайное знание это показалось Гелуту Паниму таким могущественным и опасным, что он решил воспользоваться им. Члены Общества девяти неизвестных разбрелись по свету, делясь знанием с теми, кто был готов воспринять его. Галилей и Коперник тоже были членами Общества. Как и Александр Йерсен, французский микробиолог, который, воспользовавшись тайным знанием, нашел лекарство от бубонной чумы. В библиотеке Исаака Ньютона был экземпляр «Зогара», который великий ученый использовал в своей работе. Альберт Эйнштейн создал свою теорию относительности, черпая знания из древнего учения.

Общество девяти неизвестных надеялось с помощью древнего знания поддерживать равновесие между божественным светом добра и злом, порождаемым эгоистичной сущностью человека. Согласно давнему пророчеству, если победит свет и чаша весов опустится к гуманизму, люди обретут духовную целостность и бессмертие. В случае же, если зло перевесит, то настанет конец света, и Ангел Смерти будет свободно ходить по земле. Согласно книге «Зогар» срок гибели человечества наступит в начале эры Водолея в двадцать третий день еврейского месяца Элул в 5760 году, когда «величественный город множества башен содрогнется от рева пламени, отзвуки которого будут слышны по всему миру». Согласно григорианскому календарю это случилось 11 сентября 2001 года.

Пател почувствовал, как кровь приливает к его голове.

– Теракт одиннадцатого сентября не был сверхъестественным явлением. Просто свихнувшимся на перекраивании карты Ближнего Востока фанатикам удался их замысел.

Старейшина улыбнулся одними глазами.

– То, что вы в это верите, не делает ложь правдой. Ваш мозг, друг мой, заперт в одном проценте мироздания, которое мы называем Малхут – физический мир хаоса и боли, войны и эпидемий, смерти и страха. В своей последней книге вы назвали истинным виновником одиннадцатого сентября психопатию и ввели термин для обозначения тех, кто ею страдает, – макросоциальное зло.

– Я психолог. Понимание глубинных корней зла – это главная задача, которая стоит перед психологией.

– Но ведь ничего в мире не меняется. Война и геноцид продолжают существовать. Несмотря на переполненные тюрьмы, наркотики убивают людей. Возможно, вы исследуете корни не того дерева?

Желая сохранить душевную невозмутимость, профессор сделал глубокий вдох, выдохнул воздух и улыбнулся фальшивой улыбкой.

– Продолжайте. Я вас внимательно слушаю.

– Нет, вы слушаете только свое эго, – сказал азиат. – Вы уже вынесли суждение до того, как услышали хотя бы один аргумент в защиту моей точки зрения. Ваше восприятие мироздания ограничено пятью чувствами, на объективность которых влияет враг… Сатана.

Старейшина произнес слово раздельно, ставя ударение на каждом слоге: Са‑та‑на…

Пател почувствовал, что его терпению приходит конец.

– При всем уважении, я пришел сюда не для того, чтобы слушать буддийского Дэвида Блэйна.[11]Мой учитель сказал, что ваше общество может помочь искоренить порок, открыв людям глаза на его природу…

– Мы ищем справедливость.

– Две войны, миллиард долларов и миллион невинных жизней. Что‑то не так со справедливостью. Вы не находите?

– Справедливость поможет каждому из нас, когда мы покинем этот мир, – сказал Старейшина. – То, что ищете вы, обусловлено вашим эго. Человек не может познать справедливость и настоящее счастье. Погоня за справедливостью принесет только несчастье.

«Это, должно быть, испытание. Он испытывает меня» , – подумал Пател.

«Жизнь – это испытание, профессор Пател. Боль и страдания, хаос и зло предназначены для того, чтобы подвергать нас испытаниям».

Индус заскрежетал зубами.

– Мне не нравится, что вы слышите мои мысли.

– Это говорит ваше эго. Ответы на вопросы, которые интересуют вас, рядом. Они умышленно сокрыты от понимания людей.

– И почему же их сокрыли? – спросил Пател.

– Потому что мы сами попросили Господа их скрыть.

– Я не понимаю.

– Со временем вы поймете. Но сейчас нам предстоят тяжелые испытания. Как я уже говорил, когда большинство людей на земле осознают, что все мы – братья и сестры, мир изменится, и люди обретут бессмертие. Маятник качается в обе стороны. Бывали времена, когда человеческие пороки достигали такой меры, что тьма расползалась повсюду, оскверняя физический мир. Когда желание ненавидеть побеждало любовь, а война брала верх над миром, Создатель устраивал акт всеобщего очищения. В последний раз глобальное очищение произошло во времена Ноя. Мы думаем, что следующее очищение близко, оно произойдет в день зимнего солнцестояния…

– Двадцать первого декабря, в день мертвых, – Панкай Пател с трудом сглотнул. – Моя жена Маниша – некромантка. Она может общаться с беспокойными душами мертвых. Маниша передавала мне тревожные предупреждения из мира духов. Грядет конец дней.

– Но вы отказывались прислушиваться к этим предупреждениям? Вы сомневались?

– К сожалению, я – человек собственного эго, – признался Панкай.

– Никогда не поздно измениться.

– Я постараюсь… Что же касается Общества девяти неизвестных, то боюсь, что не смогу заменить моего учителя. Я недостоин такой чести.

Старейшина кивнул головой.

– Я помню тот день, когда впервые встретил вашего учителя. Это было в коммунистическом Китае. Силы, служащие тьме, арестовали и пытали его. Ваш учитель всю жизнь распространял свет знаний вокруг себя. Он был для меня братом. Он был верным другом. Но, как любой человек, он иногда ошибался… Есть такая поговорка: «Чтобы ты жил во времена перемен». Кто‑то считает ее благословением, кто‑то – проклятием, но я предпочел бы рассматривать жизнь в переломный момент истории как шанс что‑либо изменить. Ной жил во времена перемен. Тогда зло и эгоизм победили в душах людей, а верх взяли низменные инстинкты. Творец заключил договор с этим праведным человеком. И только после этого он избавил землю от порочных людей. Авраам также заключил договор с Богом. И потом лишь были разрушены Содом и Гоморра. То же и с Моисеем. Всякий раз, когда зло распространяется по земле, Бог выбирает праведника и подвергает его испытанию. Каждое испытание должно укрепить праведника в его вере. Каждый договор между Богом и человеком ведет к уничтожению зла. Минули тысячи лет, но цикл повторяется снова и снова. Каждый цикл заканчивается концом дней. Спасение можно найти только в свете. Если праведник не выдержит испытания, тьма воцарится в мире, а за ней последуют всеобщее разорение и гибель семи миллиардов человек.

Старший член Общества девяти неизвестных поднялся со своего места. Профессор последовал его примеру.

– Панкай Пател! Клянетесь ли вы душой и всем святым, что у вас есть, хранить как зеницу ока знание, которое будет отдано вам на хранение?

– Клянусь всем святым.

– Вы клянетесь беречь и уважать тайну и святость Общества девяти неизвестных даже под пытками и угрозой смерти?

– Клянусь всем святым.

– Клянетесь ли вы приумножать знания, которые вам поручено хранить, и в должное время найти себе преемника?

– Клянусь всем святым.

Азиатский монах ступил вперед и возложил ладони на голову Панкая Патела.

– Я должен установить связь с вашим биоритмом, связать вашу ДНК с нашими. Так вы сможете узнавать ваших братьев, и силы тьмы не проникнут в наш круг. Сейчас вы почувствуете легкий электрический разряд.

Профессор подпрыгнул, когда поток энергии пробежал по его позвоночнику, а затем растекся по нервным окончаниям.

– Панкай Панел! Я приветствую вас в Обществе девяти неизвестных. С этого дня и до вашего последнего вздоха вы будете известны среди братьев только как Номер Седьмой. Да благословит Творец ваше вступление в Общество и осветит своим светом.

– Спасибо, Старейшина, за оказанную честь. Что я должен буду делать?

Гелут Паним, прямой потомок императора Ашоки, ученик раввина Шимона Бар Иохая, повернулся и посмотрел в окно на быстрые воды реки Гудзон.

– Вы должны стать моими глазами и ушами на Манхэттене. Я хочу, чтобы ваша жена стала барометром в области потустороннего. Приближается буря, друг мой. Ангел Смерти идет на землю. Зачем – пока неизвестно. Он метит в вашу семью.