Будда Шакьямуни

За горами, за лесами.
За широкими морями
Нынче было, иль давно,
- Знает солнышко про то.

Еще вьюга знает, ветер,
Знают взрослые и дети.
Только утро настает,
А Учитель в путь идет.

С непокрытой головой,
Не обутою ногой –
Только трусики на Нем,
Без рубашки - босиком.

Грудью ветер рассекает,
А метель пред Ним играет.
Смело по снегу ступает,
След ногой не оставляет.

А бывало, в море входит.
Глаз с Него никто не сводит:
Вдруг исчез, ушел на дно.
Ждут, волнуются давно.

Час прошел, второй проходит,
Он из моря вдруг выходит.
«Рад вас видеть», - говорит,
А народ стоит, молчит.

Он на воду спать ложится
И храпит - так сладко спится.
А волна Его плескает.
Ветер песни напевает
И колышет еле-еле,
Как младенца в колыбели.

Дальше сказ такой, мальчишки,
Не прочтете это в книжке.
Говорят, что это было!
Трое суток ливнем лило!

Затопило все в округе,
Что творилось! Ужас, други.
Плачут старые и дети,
Будто стонет все на свете.

Плачут все, мужья и жены,
Все смешалось: крики, звоны.
Вдруг Учитель появился,
И народ весь удивился!

Только рученьку поднял.
Ливень сразу тише стал.
Постепенно затихал
И совсем вдруг перестал.

Говорят, такое было:
Солнце яркое палило.
Сжечь посевы все грозило,
А без хлеба плохо было.

Но Учитель вновь пришел,
Взглядом небо обошел.
Только рученьку поднял
- Свод небесный задрожал!

Поплыли по небу тучи.
Хлынул дождь на землю с кручи.
Напилась земля досыта,
И от пыли все умыто.

А еще такое было:
Двое суток море выло.
Шторм сильнее поднимался,
Плач детей не унимался.

Камни с грохотом летели,
Люди все ведь онемели.
Как Учитель появился
- Шторм на море прекратился.

Только рученьку поднял
- Ветер тише-тише стал.
Постепенно затихал,
Гладь морскую обнимал.

Все Учителя любили,
На совет к Нему ходили.
А совет Его таков:
Чтобы каждый был здоров.

Молодых отдай в ученье,
Старикам везде почтенье,
И чтоб каждый был здоров,
Не боялся холодов.

Утром-вечером мыть ножки,
Один день не есть картошки.
Даже капли в рот не брать,
Чтоб болезнью не страдать.