Больше книг Вы можете скачать на ‑ FB2book.pw 3 page

‑ Олга, Ваша любознательность поражает, наравне с Вашим незнанием элементарного. Запомните на будущее: никогда не спрашивайте об этом, если не хотите ‑ пострадать, ‑ и впервые за сегодняшнее утро в его прямом, устремленном мне в глаза, взгляде появилась твердая уверенность и открытость.

После чего, уже совсем лишив меня дара речи от изумления, неймарец поднялся и, как‑то резко кивнув мне, попрощался:

‑ Был очень рад Вашему обществу за сегодняшним завтраком. Полагаю, мы еще продолжим нашу беседу...

Проводив обескураженным взглядом решительно удалившуюся фигуру, задумчиво оглянулась по сторонам. Так непривычно было находиться в одиночестве в этом огромном зале. Как странно, вообще, стремиться быть здесь одному! И не напрягает первого помощника это ощущение давящей пустоты, если он часто так рано тут бывает?

Чем‑то я его задела, это наверняка. Вопрос ‑ чем? Как сложно, когда не владеешь всем объемом информации. Из состоявшегося только‑что разговора я вынесла абсолютное убеждение, что могу смело считать себя слепым котенком, тыкающимся наугад во всех направлениях. Что‑то было там сейчас... какая‑то фраза... или ощущение... Я уверенно чувствовала, что упускаю какую‑то важную часть всей этой головоломки.

‑ Олга? ‑ голос, который я желала бы услышать сейчас в последнюю очередь.

Оглянувшись, увидела вошедшего в столовую капитана. Кажется, сегодня все настроены на ранние завтраки! Сразу подумав о записке под гирденцией, смутилась. К встрече с капитаном я была морально не готова совершенно. Отдав столько сил и нервов предыдущему общению, сейчас чувствовала, что сразу сорвусь и, в лучшем случае, убегу в слезах, а в худшем... В общем, это мы уже проходили и лично меня на повтор не тянуло. Да и вообще, общество безэмоционального капитана "Эндорры" с недавних пор стало для меня труднопереносимым, тяготящим неимоверно. Поэтому, быстро спихнув поднос с остатками еды в утилизатор, я поднялась и, стараясь сделать так, чтобы мой отход не очень уж походил на паническое бегство, развернулась к выходу, на ходу обратившись к неймарцу:

‑ Приветствую! Рано проснулась, поэтому решила позавтракать пораньше. Приятного Вам аппетита!

Бросив взгляд на капитана, так и застыла с занесенной в шаге ногой. Удивления на этом лице видеть мне еще не приходилось, однако сейчас... Ой, я же в платье! Появление капитана настолько деморализовало меня, что я, сосредоточившись только на мысли ‑ как бы поскорее испариться из одного с ним помещения, ‑ совсем забыла про свой внешний вид! Так и получилось, что когда Крейван, очевидно, что‑то забыв, стремительно вошел в дверь столовой, мы с капитаном стояли рядом, напряженно уставившись друг на друга: он пристально рассматривал меня, я же, чувствуя себя загипнотизированным кроликом, мучительно пыталась решить, как лучше повести себя в данной ситуации, чтобы не выглядеть совсем уж странной.

‑ Почему..., ‑ недовольно начал капитан, когда, уловив мой нервно метнувшийся в сторону первого помощника взгляд, осекся.

Обернувшись к входным дверям, он бросил на второго неймарца короткий резкий взгляд:

‑ Заступаешь на дежурство, ‑ даже не спросил, а уверенно прокомментировал.

‑ Да, но хотел спросить..., ‑ Крейван как‑то помедлил с вопросом, покосившись на меня, так в нерешительности и мявшуюся рядом с капитаном. ‑ Почему ты распорядился отстранить две запасные смены пилотов? Получается, Нимас и Толнк сейчас по очереди контролируют автопилот, чтобы хоть иногда отдыхать... Надолго это? Если до самого Сириуса, то они не выдержат!

Он не знает о смене курса!!! Ведь до моей галактики чуть меньше недели, если использовать максимально возможное количество пространственных прыжков, в отличие от более значительного пути до созвездия, к которому мы направлялись изначально. Я испуганно замерла, от всей души желая находиться сейчас в другом месте. Быть свидетельницей недоверия, проявленного капитаном к собрату по расе, хотелось меньше всего! Такого унижения последний мне не забудет... И так уже с первым помощником отношения натянутей некуда ‑ из крайности в крайность кидает. Но будучи неуверенной, что разговор с капитаном можно считать завершенным, я не знала, могу ли покинуть столовую. Или дожидаться, пока обо мне официально вспомнят ‑ чего он там от меня хотел, или тихо улизнуть ‑ авось и не заметят? Пока же, постаравшись всеми силами слиться с мебелью, я мечтала о том, чтобы команда, наконец‑то, массово явилась уже на завтрак, разбавив своим присутствием наш тройственный тет‑а‑тет!

‑ У меня есть некоторые нарекания по качеству их работы, ‑ отчеканил между тем капитан. ‑ Позже разберусь с ними и, по итогам, возможно, верну допуск к полетам.

‑ Ясно, ‑ внешне вполне спокойно принял к сведению информацию второй неймарец, хотя и заметил, ‑ они с нами уже не один год, вполне проверенные и доказавшие свой профессионализм пилоты ‑ все четверо. Так что ты все же подумай на их счет.

Неожиданно для меня, буравящей носки туфель отчаянно смущенным взглядом и как никогда сожалеющей о том, что наша раса не может, как энергетические по сущности формы разумной жизни, проходить сквозь стены, капитан, полуобернувшись, распорядился:

‑ Олга, Вы ‑ свободны! Вызову Вас позже, ‑ самым нейтральным тоном огласил он мне кошмарные перспективы очередной встречи. Выходной мгновенно потерял для меня всякую прелесть. Лучше бы на рабочем месте сидела: туда он сам приходит обычно и ‑ Шейн‑оган там... обычно.

Обреченно кивнув, под удовлетворенным взглядом первого помощника ‑ не одному ему сегодня попадать под "раздачу" ‑ немного суетливо засеменила к выходу, столкнувшись по пути с первой группой проголодавшегося за ночь экипажа. Пребывая в тревожных размышлениях относительно причины грядущего разговора с капитаном, я совершенно индифферентным взглядом скользнула по их, ставших изумленными при виде меня, лицам. Вот не было мне печали...

В каюту явилась в самых расстроенных чувствах, успев за эти несколько минут надумать себе самого худшего: от повторения сцены с раздеванием ‑ до сообщения об отправке "на все четыре" с "волчьим билетом"! Кто его знает, чего еще взбредет в голову нашему рыбоподобному капитану: вон, пилоты и не думали, а в один миг оказались не у дел. С другой стороны, припомнив распоряжение капитана о неразглашении его распоряжения о смене курса, тут все могло быть не так драматично. Но мне‑то уж ожидать хорошего не приходится...

Резко захлопнув за собой дверь в собственную каюту, ошеломленно замерла, застукав нахальный кактус "на месте преступления"! Это... нехорошее растение, натряся на полу земли, протянувшейся характерной дорожкой от стола до шкафа, при моем внезапном появлении так и застыло на самых кончиках своих белесых мясистых корешков, буквально в струнку вытянув розовые корявые отростки‑листики в явной попытке добраться до ручки шкафа, в который я убрала столь впечатливший его питательный органоминеральный коктейль!

‑ Вот поросенок! ‑ возмутилась я от увиденного. И без него неприятностей выше крыши.

В ответ вредный кактус воинственно передернул несуразными листками и наглядно растопырил колючки, всем видом демонстрируя мне намерение настоять на своем, проще говоря, выбить из меня еще одну порцию "вкусняшки".

‑ Будешь столько "лопать" ‑ треснешь по швам! Питание должно быть четко регламентированным ‑ в твоем случае: раз в три дня, ‑ и это было черным по белому написано в статье по уходу, ‑ категорично отрезала я, нутром чувствуя, что если сейчас дам слабину, ‑ очень скоро окажусь в собственной каюте в качестве бесправной приживалки.

Выждав немного в той же позе, в явной надежде все же продавить меня своей угрожающей бравадой, розовый шипастик растроенно поник и с обреченно‑поникшими листиками забавно заковылял к горшку. На жалость давит, однозначно! И ведь успешно! Осознавая, что не вынесу этого зрелища, в сердцах топнула ногой:

‑ Ладно! Но в первый и последний раз! ‑ чувствуя себя страшным монстром, отбирающим у ребенка последнюю конфетку, заявила я.

Никогда бы не поверила, если б не увидела сама, но внешний вид этого... мелкого шантажиста мгновенно преобразился в какой‑то хитрющий облик с задумчиво сложенными отросточками. Мне крышка! Сразу ускорившись, при этом умудряясь как‑то облепить насоренным грунтом свои корешки, устраняя созданный беспрядок, кактус необычайно проворно вполз по ножке стола и забрался в горшок. Устроившись и окопавшись на изначальном месте, замер ‑ явно в ожидании обещанной добавки. Поняв, что моему господству пришел абсолютный конец, полезла в шкаф за заветной бутылью. Вот как бы он ее открывал? Хотя от этого вопиющего нахала всего ожидать можно...

‑ Меня капитан "порадовал" предупреждением, что вызовет для разговора, ‑ поплакалась я в воображаемую жилетку обжоры, плеснув ему питательного коктейля.

Смачное чавканье прервалось, после чего ближайший к моей руке отросточек‑листочек, мгновенно втянув внутрь иголки, несколько неловко, но с очевидным намерением утешить, попытался погладить меня. Я изумленно замерла. Вот уж где не рассчитывала найти поддержку! Но неожиданное безмолвное сочувствие этого оболтуса меня приободрило, натолкнув на логичную мысль: "А вдруг он меня чтобы похвалить вызывает? Чего я сразу в пессимизм ударилась?"

Убрав под ощутимым наблюдением кактуса в шкаф повыше бутыль с остатками его питательной смеси, решила поваляться на кровати и обдумать очередное намерение: сходить к Тинарагу и под видом просьбы о стимуляторах роста волос и витаминах попытаться выведать что‑нибудь полезное о событиях прошлогодней давности и об их странных капсулах‑кулонах. Вот только здравомыслие задумки несколько смущало... Он ведь тоже мог быть тем предателем, а все его добродушие и открытость ‑ лишь умелым прикрытием. Но не успела я даже стянуть платье, готовясь завалиться на кровать, как раздался сигнал звонка от двери: ко мне кто‑то пришел. Только кто?! Единственный посетитель, которому я была бы рада, сейчас в одиночестве трудился в блоке прогнозистов, остальные же...

Тревожно покосившись на дверь, подумала, а не сделать ли вид, что меня нет в каюте? Но что, если это... капитан? Решил по пути из столовой сэкономить время и заскочил ко мне. Ведь принес же он меня из Медицинского Центра? Бррр... Решительно шагнув к двери, нажала функцию "окна" на панели управления и очень удивилась, узнав своего посетителя, ‑ это был Эльдар! Вот уж денек у меня сегодня!!! Интересно, что этому надо?

Глава 14

Ольга

Распахнув дверь, предстала перед очередным, за сегодняшний день, неймарцем. Если потом еще и доктор явится с намерением, к примеру, пригласить на ужин ‑ уже не удивлюсь! Эльдар, не скрываясь, окинул меня вдумчивым, очень пристальным взглядом, крайне медленно обежав меня глазами, откровенно надолго задержался на обтянутой тканью груди, дальше зрительно скользнув вдоль линии талии к округлостям бедер и ниже, основательно зависнув на видневшихся из‑под платья коленках, по обнаженным ногам до самых носочков моей обуви. Причем все это настолько откровенно и без тени смущения, что меня затрясло от возмущения! Никуда не пойду с ним, тут же решила я, и вообще ‑ сейчас дверь перед его носом захлопну!!! У меня выходной. Возмутительное поведение. Но прежде, чем я успела осуществить свои гневные намерения, второй помощник, наконец‑то, нашел в себе силы оторвать взгляд от моего тела и озвучил цель своего визита:

‑ Капитан отправил меня проводить Вас к нему на беседу.

Проводить???! Он что ‑ конвой?! Весь обретенный после общения с инопланетным цветиком оптимизм исчез в то же мгновение. Это определенно не предвещает мне чего‑то хорошего...

‑ П‑проводить? ‑ эхом моих мыслей прозвучал потрясенный вопрос. ‑ А я сама не дойду?

‑ На первый этаж так просто не пройти, ‑ снисходительно пояснил мне Эльтар.

И тон этот словно резанул по сердцу воспоминанием о нашей первой встрече, когда он принял меня за уборщика. Но тут я осознала смысл ответа и внутренне содрогнулась от неверия:

‑ П‑первый этаж??!! А... почему? ‑ я как‑то предполагала, что беседа состоится на мостике.

‑ Распоряжения капитана я исполняю, а не задаюсь нелепыми вопросами, что и Вам делать советую! Видимо, ему так предпочтительней, ‑ как‑то неприятно ухмылnbsp;ьнувшись, прокомментировал неймарец.

Меня просто передернуло. Прежде чем успела осознать, что делаю, резко отпрянула назад, захлопнув‑таки дверь перед его чрезмерно любопытным носом. Как жаль, что не прищемила! Функция окна так и была активирована, предоставив мне возможность хотя бы на миг испытать всплеск удовлетворения от несколько обескураженного выражения лица второго помощника. Но отказаться я права не имею, слово капитана ‑ закон. Поэтому, выждав еще несколько секунд, активировала звуковую связь и резко бросила неймарцу:

‑ Мне надо переодеться!

После чего, вырубив звук, мягко осела прямо на пол. Несколько раз глубоко вздохнув, попыталась успокоиться: как ни страшно топать в самое логово жутковатого неймарца, а придется. И так же придется уповать на то, что причина для встречи у него самая нейтральная, а в свою каюту позвал действительно потому, что так ему удобнее!

Быстро стягивая платье и вытаскивая комплект спортивной формы для быстроты облачения (еще и законный выходной сегодня), припомнила пару откровенно скверных для меня моментов: из Медицинского Центра, судя по записке, сам меня принес, а еще сегодня, до появления Крейвана, когда меня в столовой заметил, взгляд у него был та‑а‑акой изумленный, что прямо ненормально для него... Неужели, и правда, ко мне интерес проявил? Ух, неужели намеки Эльдара к месту? Нет, невозможно это!!! Столько женщин на корабле, и расы многих считаются очень достойными, да и любая, наверняка, на роль и.о. любовницы капитана согласится... Так что зря и паникую! Он же неймарец, да еще какой!!! Поэтому все мои измышления на данную тему ‑ сплошной бред. И чтобы он с землянкой связался? Да никогда и ни за что. На собственном самолюбии и самомнении удавился бы, что и к лучшему для меня!

Ну, а вдруг? Какой‑то червячок сомнения все никак не желал угомониться. Тогда меня, без вариантов, вывернет наизнанку от отвращения и ужаса. А он наверняка отбросит всякие личные мысли на мой счет, при условии, что они у него вообще имеются. Успокоив себя этим убеждением, быстро натянула одежду, максимально непривлекательно навязала косынку и, послав розовому обжоре воздушный поцелуй, открыла дверь. Второй помощник с недовольным видом поджидал снаружи. На сей раз, почти мгновенно обежав меня взглядом, скривился, пробормотав:

‑ Дуреха...

И куда делась вчерашняя галантность? Что за пинг‑понг в его отношении ко мне? Кидает из крайности в крайность: то я ‑ великолепный собеседник, то ‑ дуреха. Странные они, и чего им всем от меня надо? Эх, скорее бы год прошел!..

‑ А... может быть, обратно платье переоденете? ‑ не двигаясь с места, посоветовал второй помощник. ‑ Поверьте мужчине ‑ так шансов больше... Тем более ‑ с неймарцем.

Скрипнув зубами от бешенства, не сдержалась и окатила его ненавидящим взглядом. Пусть он окажется предателем! И пусть они его покарают: он точно заслужил! Уже в печенках эта их небожительность и вседозволенность! Злобно фыркнув на волне своих кровожадных мечтаний, развернулась и, не обращая на него внимания, потопала к лифту. Так и не обменявшись ни взглядом, ни словом, мы достигли нужного этажа. Первым вышел неймарец и, подойдя к сканирующей системе, уверенно замер: почти сразу же дверь отъехала в сторону, пропуская нас.

Сделав первый шаг, я замерла, озираясь вокруг. Ощущения были совершенно дикими для обитателя космического корабля. Как если бы я ‑ такая маленькая и незаметная ‑ стояла посреди пустого футбольного поля. Настолько непривычная в космосе просторность заставляла нервно ежиться, чувствуя себя как‑то беззащитно. Тут не было стандартных узких коридоров, а потолки... Задрав голову вверх, поняла, что до прозрачного потолка метров семь... Да тут летать можно ‑ не то что ходить! Ой, они, наверное, и летают... Сообразив, что выгляжу, наверняка, нелепо, оглянулась на сопровождающего. Так и есть ‑ наблюдает за мной с надменной снисходительностью.

‑ Куда дальше? ‑ насколько могла безэмоционально поинтересовалась я.

Эльдар мотнул головой, призывая следовать за собой. И мы отправились к капитанской каюте. Хотя, каюте ли? После увиденного "холла", я в последнем была не уверена... Дойдя до двери пункта назначения, неймарец придержал меня немного в стороне, а сам, поднеся к устройству замка руку, ‑ замер. Прошло пару минут, и дверь неожиданно отъехала.

‑ Прошу, ‑ несколько гнусаво протянул неймарец, отвесив мне поклон в оскорбительно‑скабрезном стиле.

Решив не обращать на него внимания, осторожно шагнула вперед. Стоило мне оказаться внутри помещения, как дверь тут же плавно вернулась обратно, отсекая меня от второго помощника. Однозначно, у капитана была не каюта, а целые апартаменты! Находилась я, очевидно, в аналоге гостиной, причем ‑ одна. Нервно оглядев просторную, но какую‑то безликую комнату, озадаченно застыла, не зная, как себя вести и действовать дальше. Одна из стен была полностью занята огромной голографической панелью, которая на данный момент транслировала какой‑то странный пейзаж незнакомой мне местности. Напротив располагались два огромных мягких кресла и поразивший меня своей красотой столик. Столешница представляла собой своеобразный бассейн, давая прекрасную возможность наблюдать за буйной пестротой колышущейся водной жизни. Стена напротив меня была закрыта большим стеллажом, заполненным книгами.

‑ Олга? ‑ я даже подпрыгнула от неожиданности, услышав недоуменный голос капитана.

Оглянувшись, шокированно дернулась: капитан, застывший в дверном проеме соседнего помещения, был явно только что из душа ‑ из одежды на нем были блестящие капли воды и темные открытые шлепки на узких ступнях. Но необычайно потрясла меня даже не очевидная нагота, а два расправленных карминово‑красных крыла за его спиной! Падшие ангелы... Невообразимо прекрасные и чудовищно скверные. Прямо на моих глазах, стремительно дернувшись, одно крыло резко взмыло вперед, почти полностью скрывая от меня капитана.

‑ Олга, ‑ в голосе звучала обжигающе‑ледяная сталь, ‑ как Вы тут оказались?!

Гайяр

Редко в жизни случались моменты, когда я был так удивлен. Землянка в этом плане била все возможные рекорды! В первый раз она удивила меня своим необычайно смелым, на грани ощущения прогнозом в деле поиска похищенной девочки, и вот сейчас... Когда система запросила у меня разрешение на допуск Эльдара, я вход в первое помещение позволил, но застать здесь в итоге землянку ожидал меньше всего. Кого угодно, но не ее!.. Это даже забавно: маловероятно, что еще когда‑нибудь я смогу увидеть подобное выражение лица ‑ невероятная по накалу эмоций смесь: от дикого потрясения и колоссального испуга ‑ до полного неверия собственным глазам. Она восхищенно и одновременно перепуганно таращилась на крылья, пытаясь при этом что‑то мне сказать... Получалось плохо.

‑ К‑кап‑питан‑н... я... м‑меня... Эльдар... по Вашему прик‑казу..., ‑ уже второй раз предпринимала она попытку объяснить мне очевидное, но так и не смогла выдавить из себя полноценного ответа.

‑ Садитесь, ‑ кивком указал я на кресло, в которое она практически рухнула. ‑ Ждите тут, я сейчас.

И плавно отступив назад, отправился одеваться. Все же что‑то неизменное в землянах есть. При виде ее реакции, мне припомнились еще детские образовательные периоды, когда в истории первых космических полетов упоминались времена задолго до конфедеративного времяисчисления, о первых исследовательских посещениях Земли или Сизиары, как называли планету тогда у нас. Их раса всегда стремилась поклоняться нам, воспринимая уже тогда как существ высшего порядка, сошедших с небес.

Впрочем, сейчас все это второстепенно. Следует сосредоточиться на конкретно сложившейся ситуации. Невозможно, чтобы Эльдар решился на подобное сам. Значит, его умело спровоцировали. Так и не одевшись, я сразу метнулся к центральному средоточию системы корабля, мгновенно погружаясь в нее. Ага! Так и есть! Пусть и не совсем так, как я надеялся, но он начал действовать... Возможно, надеялся, что эта суматоха с прогнозистом и разбирательства по факту ее появления ненадолго отвлекут меня, притупив бдительность и позволив ему совершить желаемое. Но надо будет выяснить, как он поступил с Эльдаром. Быстро удостоверившись, что ситуация, в общем плане, движется в нужном мне направлении, хотя и не без некоторых неожиданностей, несколько успокоился. Хотя до абсолютной уверенности было далеко ‑ слишком много присутствовало сторонних факторов, имеющих возможность повлиять на ход событий. Вот землянка, к примеру.

Вчера меня несколько запоздало посетила мысль, что в том нервном состоянии, в котором она пребывала, выяснив эти, давно известные нам, перспективные глупости об ортегах и землянах, она могла, не контролируя себя, что‑то сообщить Тинарагу ‑ ведь я не предупредил их с тарном отдельно о неразглашении. Но я не успел проконтролировать этот момент. Когда следом явился в Медицинский Центр, она была уже в состоянии искусственного сна. Поэтому пришлось сделать вид, что я обеспокоен ее состоянием и настолько переживаю за бесценного сотрудника, что притащился лично доставить ее в каюту, а заодно велел донести туда же ее гирденцию. Кстати, странный питомец для землянки, впервые встречаю такой случай. Хотя ее экземпляр еще совсем маленький. В итоге, Тинараг был в таком изумлении от моего поведения, что гарантирует мне на ближайшие года два массу подколов. Но будут ли у нас эти два года? И кстати, не в связи ли с этим случаем был подстроен данный эпизод с появлением девушки в моей каюте? Как все же забавно получилось!..

Послав системе сигнал заказать в первое помещение каких‑либо напитков для землянки, сам связался с Эльдаром:

‑ Капитан?! ‑ столько ехидного самодовольства в голосе!

‑ Напомни‑ка мне, как я передал тебе сообщение относительно доставки ко мне прогнозиста? ‑ сразил его неожиданным вопросом.

Повисла недоуменная пауза, во время которой помощник все обдумал, проанализировал и, сделав выводы, четко, уже без малейшего намека на юмор отчитался:

‑ Распоряжение пришло на зум, когда я передавал смену Крейвану. Отправлено из системы под Вашим личным кодом. Текст распоряжения следующий: "Земного прогнозиста немедленно сопроводить ко мне в жилое помещение". Это... ошибка? Сопроводить обратно? ‑ на последнем вопросе голос дрогнул.

Надо понимать: сумел в процессе проявить недюжинное рвение в вопросе содействия моей личной жизни. Это частично объясняло ее испуг при виде раздетого меня.

‑ Да, будь готов... позже, ‑ решил, что проучить его не помешает, и разорвал контакт.

Что ж... Предатель определенно на пределе... Чувствует, что близок к раскрытию, если еще не раскрыт, раз пошел на такой откровенный маневр. Он же не может не понимать, что я легко разберусь в этой маленькой заварушке. А значит, идет на это осознанно. Получается, ему настолько критичны эти выигранные минуты, или... он всерьез полагает, что я реально заинтересован землянкой, которой намеревался занять меня? Дам ему возможность осуществить задуманное, иначе так и не пойму, к чему он стремится. А позже отслежу: задумка имела целью получить время и возможность выяснить маршрут или передать что‑то им ‑ врагам. Ведь система "Эндорры" ‑ полностью моя и абсолютный контроль над ней только у меня. Но как бы это не повлекло попытки атаки...

Быстро сложив крылья, одевшись в стандартный форменный костюм, переобулся и, откинув влажные волосы на спину, отправился к землянке. Все равно намеревался с ней побеседовать. Девушка относительно пришла в себя, хотя тревога и непонимание, очевидно, сохранились: она сидела в кресле, напряженно выпрямившись и не касаясь спиной мягкой поверхности, в ожидании моего возвращения. В глазах и мимике явно просматривались настороженность и бдительная готовность к любой неожиданности. Бросив на нее один взгляд, понял, что не смогу упустить столь прекрасную возможность прояснить для себя некоторые стороны ее характера. Она и так основательно потрясена, но стоит деморализовать ее еще немного и все ‑ готова, можно выяснять, что угодно. Быстро достав из блока доставки напитки и тарелку со сладостями, осторожно поставил все на столик перед прогнозистом.

‑ Угощайтесь, ‑ спокойно предложил я, усаживаясь в кресло напротив.

Обежав ее быстрым взглядом, отметил, что она опять замкнулась в своей скорлупе. Сегодня утром, отметив ее неожиданно уверенное поведение, очень удивился. Все же она не безнадежна...

‑ Олга, ‑ я выдержал паузу, заставив ее взглянуть на меня, ‑ как Вы относитесь к детям в межрасовых союзах?

Вопрос был не просто стремлением поразить ее: мне важно было выяснить ее позицию в отношении именно этой конкретной ситуации в целом. Ее реакция на вчерашний прогноз вызвала у меня опасения, что в дальнейшем может возникнуть сложность, когда личностное восприятие начнет превалировать над профессиональной непредвзятостью, сводя на нет достоверную вероятность любого прогноза. Однако, я неожиданно ошибся, а она в третий раз с момента появления на моем корабле меня удивила. Я ожидал шока, непонимания, ‑ страха, наконец... А она как‑то резко собралась, распрямилась и ответила мне уверенным, но совершенно закрытым взглядом. Сплошная броня: ни эмоции, ни предательского жеста ‑ полный самоконтроль и ‑ как результат ‑ четкий и сдержанный ответ:

‑ Я полагала, Вы вызвали меня для беседы на профессиональные темы, обсуждать с Вами свои взгляды на деторождение я не обязана.

Она не права. Мягко говоря. На моем корабле и в моем экипаже для меня нет ничего запретного, поэтому, если я намерен с ней обсуждать эту тему, она обязана была подчиниться. И знала это. Но уверенно поступила иначе. Интересно... Такой силы мотивы, что заставили ее решительно отреагировать, должны основываться на чем‑то личном, очень личном... А это плохо. Это лишь подтверждало мои опасения. В любой момент она может сорваться и ‑ сорвать все мои планы. Пока она очень четко соответствует им, но проблема не решена, а значит, землянка мне еще нужна. А также нужна уверенность в ней. Вчера пришло досье со всей информацией о ее прошлом, но времени заглянуть в него я еще не нашел. Надо обязательно сделать это сегодня...

Глава 15

Ольга

Внимательно, стараясь максимально отрешиться от эмоций ‑ иначе не выдержу и сорвусь на банальную истерику ‑ смотрела на мужчину в кресле напротив. Только что он казался мне невероятно красивым, возвышенно‑идеальным и совершенно неповторимым. Но... Это просто образ, общий эффектный фенотип этой расы. А вот что за ним? Конкретно у этого мужчины ‑ безжалостность! Я это знала: семь лет назад испытала на собственном опыте, а сейчас чувствовала всей своей интуицией. Чувствовала, знала, что сейчас он просто банально проводит на мне исследовательский эксперимент, не задумываясь о том, что задевает меня за живое, делает больно. Нет! Вернее, он как раз к этому и стремится.

Находиться с ним рядом было откровенно страшно, до ощущения леденящего ужаса страшно, что он поймет, нащупает мое уязвимое место, сумеет пробиться сквозь всю броню и возьмет за душу. Я как никогда отчетливо осознавала свою незначительность и оттого боялась еще больше. Если он захочет, все что угодно со мной сделает... Отчетливо поняла сейчас, что этот год, он даже не за три считаться будет... это целая жизнь пройдет ‑ мучительная и безысходная.

Капитан молчал, привычно безэмоционально и внимательно наблюдая за мной. Чувствуя себя под этим взглядом редкой и беззащитной бабочкой, внутренне собралась и морально приготовилась к самому худшему в ожидании его ответа. Я открыто ему не подчинилась, пошла наперекор. И пусть свидетелей у этого события, помимо его самолюбия, не было, но это вовсе не означало, что мне забудут открытый протест. Поэтому, стараясь выглядеть максимально бесстрастно и неприступно, я смотрела прямо в его алые глаза. Не знаю, сколько мы играли в "гляделки" ‑ минуту или час ‑ для меня, скованной внутренним напряжением, это время показалось бесконечностью, но он, с ледяной ухмылкой подмигнув мне, отвел взгляд первым:

‑ Тогда перейдем на профессиональные темы, ‑ и с изумительной для такого мощного тела легкостью он поднялся из кресла, направившись к стеллажам с книгами. ‑ Вам надо сделать... прививку.

Я шокированно воззрилась на его спину. От бешенства, что ли? Или о чем это он? Услышать от него о прививках я ожидала меньше всего, поэтому в недоумении пробормотала: