ГЛАВА 5. На следующий день я проснулся поздно и трясся, как оборванная крыса

На следующий день я проснулся поздно и трясся, как оборванная крыса. Я проспал часов 15 или даже больше! Вейнис пожелал мне доброго утра. Он протянул мне небольшую кружку, наполненную темной жидкостью, и предложил это выпить.

- Что это? - спросил я.

- Бренди, - ответил он. Я никогда не пробовал бренди. После первого глотка, которым я подавился, я решил, что мне нравится.

- Аккуратнее, - засмеялся Вейнис, когда я стал пить большими глотками. - Ты опьянеешь!

Отставив кружку, я икнул и улыбнулся. Потом я вспомнил про Испытание.

- Я это сделал! - вскричал я, подпрыгивая. - Я нашёл выход!

- Разумеется, нашёл, - согласился Вейнис. - Этот вопрос закрыт. Но тебе понадобилось больше 20 минут. В конце пришлось плыть?

- Да, - сказал я и описал всё, что произошло в лабиринте.

- Ты отлично справился, - сказал Вейнис. - Мозги, сила и удача - без этого ни один вампир долго не протянет.

Вейнис повёл меня в Зал Кледона Лурта, чтобы что-нибудь поесть. Когда вампиры увидели меня, они стали аплодировать и столпились вокруг, рассказывая мне, какой я молодец. Я светился и скромничал, но в душе чувствовал себя героем. Хоркат Мулдс появился, когда я ел третью миску супа из летучих мышей и пятый кусок хлеба.

- Я рад… что ты… жив… - проговорил он в своем обычном прямолинейном стиле.

- Я тоже, - усмехнулся я.

- Ставки… против… тебя… снизились… поскольку ты… прошёл… первое… Испытание… Теперь… больше… вампиров… ставят… на твою… победу…

- Это приятно слышать. А ты ставишь на меня?

- Я… не ставлю… Если… я поставлю… я скажу…

Пока мы болтали, в Зале стали перешёптываться, и вампиры вокруг нас заёрзали. Прислушавшись к разговорам, мы узнали, что один из опаздывающих на Совет вампиров прибыл на рассвете и сразу же бросился в Зал Князей, чтобы рассказать им о следах вампирцев, которые он заметил на пути к Горе.

- Может быть, это те же вампирцы, следы которых находили мы, - заметил я, имея в виду мёртвого вампирца, на которого мы наткнулись во время нашего путешествия.

- Может быть, - неуверенно пробормотал Вейнис. - Сейчас я должен покинуть тебя. Оставайся здесь. Я ненадолго.

Когда он вернулся, он выглядел озабоченным.

- Этот вампир - Патрик Гоулдер, - сообщил он. - Он шёл совсем другим путём, и следы были свежими. Это почти точно другие вампирцы.

- Насколько это серьёзно? - спросил я. Беспокойство окружающих вампиров передалось и мне.

- Я не знаю, - признался Вейнис. - Но двоих вампирцев на подходе к Горе вряд ли можно считать совпадением. А если принимать во внимание сообщение Хорката… это всё не обнадёживает.

Я снова вспомнил сообщение Хорката и древнее пророчество мистера Корнелиуса о Властелине вампирцев, который начнёт войну против вампиров и разгромит их. У меня были и другие причины для беспокойства, все-таки мои Испытания были далеки от завершения, но было трудно игнорировать эту зловещую угрозу для всего клана вампиров.

- До сих пор, - сказал Вейнис, - дела вампирцев не интересовали нас. Мы сосредоточились на Испытаниях. Теперь мы оставим другие дела, чтобы готовиться к борьбе с ними.

Но как мы ни старалась избежать этой темы, слухи курсировали по Залу весь день, и мои достижения в предыдущую ночь остались незамеченными - кому интересна судьба простого полувампира, когда будущее расы висит на волоске.

Вряд ли кто-нибудь обратил внимание на меня, когда в сумерках мы с Вейнисом Блейном пришли в Зал Князей. Некоторые нажимали пальцами правой руки на лоб и веки, когда видели пурпурный флаг - знак прикосновения смерти - но они были слишком заняты, чтобы обсуждать со мной моё первое Испытание. Нам пришлось долго ждать вызова Князей - они спорили с Генералами, пытаясь понять, как далеко забрались вампирцы и сколько их может прятаться вокруг. Курда стоял отдельно от его друзей.

- Если они пришли напасть на нас,- кричал он, - они бы прошли по нашим следам и напали, когда мы шли поодиночке или парами.

- Может быть, они собираются напасть, когда мы пойдём обратно, - возразил кто-то.

- А зачем? - вызывающе вскричал Курда. - Они никогда не нападали раньше. С чего бы им начать сейчас?

- Может быть, Властелин вампирцев сподвиг их на это, - предположил старый Генерал и нервный рык всего зала поддержал его.

- Чушь! - фыркнул Курда. - Я не верю в эти старые легенды. Даже если они верны, мистер Карлиус говорил, что ночь его пришествия близка, но ещё не пришла.

- Курда прав, - сказал Парис Скайл. - К тому же, нападать так - на одиночек на пути на Совет или обратно - трусость, а вампирцы не трусы.

- Тогда почему они здесь? - завопил кто-то. - Что они тут делают?

- Возможно, - проговорил Курда, - они пришли увидеть меня.

Все вампиры в Зале уставились на него.

- Почему они могли так поступить? - спросил Парис.

- Они мои друзья, - вздохнул Курда. - Я не верю в миф о Властелине вампирцев, но многие вампирцы верят, и многих он беспокоит, как и нас - они не хотят войны больше, чем мы. Вполне возможно, мистер Корнелиус послал сообщение не только к нам, но и к ним, и пара вампирцев нашли путь сюда, чтобы предупредить меня, или чтобы обсудить ситуацию.

- Но Патрик Гоулдер не обнаружил второго вампирца, - заметил Мика Вер-Лет. - Если он еще жив, почему он не связался с тобой до сих пор?

- Как? - спросил Курда. - Вампирец не может подойти к воротам и попросить позвать меня. Его убьют, как только заметят. Если у него есть сообщение, вероятно, он крутится где-нибудь поблизости, надеясь поймать меня, когда я выйду.

Это показалось разумным многим вампирам, а другие с ходу отвергли это предположение. Идею о вампирцах, пришедших помочь вампирам, они назвали безумной, потому что вампирцы - заинтересованная сторона. И этот аргумент заставил спор кипеть ещё несколько часов.

Мистер Джутинг мало говорил во время этого спора. Он просто сидел на одной из передних скамей, прислушиваясь, тяжело раздумывая. Он был так поглощен разговором, что даже не заметил моего присутствия.

Наконец, во время затишья, Вейнис пробрался вперед и что-то тихо сказал одному из охранников, который поднялся на платформу и прошептал Парису Скайлу (он хорошо слышал только левым ухом - правое он потерял много лет назад). Парис кивнул головой, потом громко хлопнул, призывая к молчанию.

- Мы слишком погрузились в наши обязанности, друзья мои, - сказал он. - Новости о вампирцах тревожны, но мы не должны допустить, чтобы это помешало делам очередного Совета. Здесь молодой полувампир, для которого время дорого. Может, мы отвлечёмся на несколько минут, чтобы заняться его проблемой, более неотложной?

Когда вампиры уселись обратно на свои места, Вейнис проводил меня до платформы.

- Поздравляю с прохождением первого из твоих Испытаний, Даррен, - сказал Парис.

- Спасибо, - вежливо ответил я.

- Как неумеющий плавать, я лишний раз полюбовался чудом выживания, - сказал Дротик, огромный, лысый Князь с татуировками в виде дротиков на руках и голове. - На твоём месте я бы не выжил.

- Ты хорошо справился, юный Шен, - согласился Мика Вер-Лет. - Хорошее начало - полдела. Впереди ещё долгий путь, но я признаю, что ошибался насчёт тебя.

- Мы бы с удовольствием послушали рассказ о твоих подвигах в лабиринте, если бы у нас было время, - вздохнул Парис, - но, увы, его придется отложить до следующего раза. Ты готов к следующему Испытанию?

- Готов.

Корзина с пронумерованными камнями была готова. После того как они были проверены, я сунул руку в корзину и взял камень с самого дна.

- Номер 23, - объявил охранник, осмотрев камень. - Путь игл.

- Я думал, что Испытаний только семнадцать, - тихо сказал я Вейнис, когда камень передали Князьям.

- Семнадцать для тебя, - согласился он, - всего их больше шестидесяти. Многие исключены потому, что в настоящее время их невозможно провести, например, яма со змеями, другие - из-за твоего роста и возраста.

- Это трудное Испытание? - спросил я.

- Это проще, чем Водный Лабиринт, - сказал он. - И твой рост поможет. Это лучшее, на что мы могли надеяться.

Князья изучили камень, утвердили его и отложили в сторону и пожелали мне удачи. Они отнеслись ко мне довольно резко, но я понимал их состояние и не чувствовал себя ущемлённым. Когда мы с Вейнисом уходили, я слышал рассуждения об ударе вампирцев снова и снова, и воздух в зале был так напряжён, что можно было задохнуться почти так же, как в Водном лабиринте.