Глава 1. Командировка в сказку

Линн Рэй Харрис

Командировка в сказку

Саида; SpellCheck: Codeburger

Харрис Линн Рэй. Командировка в сказку: ЗАО «Издательство Центрполиграф»; Москва; 2010 (Серия «Любовный роман»)

Название на языке оригинала: Lynn Raye Harris «Cavelli's Lost Heir», 2009

ISBN ISBN 978-5-227-02139-7

Пер. с англ. А.В. Румянцевой

Аннотация

Начинающая журналистка Лили Морган отправляется на два дня в командировку в королевство Монтебьянко. Там ее арестовы­вают по подозрению в контрабанде, а затем обвиняют в шантаже. Причем шантажисткой Лили считает не кто иной, как отец ее ребен­ка, наследный принц того самого королевства!

Линн Рэй Харрис

Командировка в сказку

Глава 1

Наследный принц средиземноморского королевства Монтебьянко Нико Кавелли взглянул на часы и недовольно скривился. Уже, казалось, целую вечность он просматривал документы, подготовлен­ные его личным секретарем, а перед ним все еще воз­вышалась кипа неразобранных бумаг. Однако вовсе не это портило ему настроение, а стремительно при­ближавшийся ужин в честь его помолвки с принцес­сой из соседнего государства.

При мысли о предстоящем торжественном меро­приятии Нико невольно потянулся рукой к воротни­ку – стало дышать трудно, – но в следующее мгно­вение понял, что галстук уже давно снят. Ну почему, спрашивается, стоит ему подумать о женитьбе на принцессе Антонелле, как тут же возникает ощуще­ние, будто на шее затягивается петля?

Да, его жизнь резко изменилась за последнее вре­мя! Всего каких-то два месяца назад ему, младшему сыну монарха, дозволялось делать все, что заблаго­рассудится: при дворе снисходительно закрывали глаза на беспутный образ жизни принца и на то, что его имя не сходило с первых полос желтых газет. Имидж плейбоя, озабоченного исключительно тем, с кем и где провести ночь, прочно закрепился за ним в прессе. Конечно, это не отражало истинного по­ложения дел, однако Нико нисколько не раздражал нездоровый интерес папарацци к его персоне. Скорее наоборот. «Пусть пишут что угодно, – думал он, – лишь бы не трогали его чувствительного и легкора­нимого старшего брата».

Гаэтано, законнорожденный в отличие от Нико, а потому единственный легитимный наследник короля Монтебьянко, не отличался сильным характером, а потому Нико, сколько себя помнил, постоянно всту­пался за него, хотя ему самому порой приходилось несладко.

К сожалению, спасти Гаэтано от собственных слабостей и комплексов не мог никто, как и остано­вить его, когда он на полной скорости направил свой «феррари» к краю отвесной скалы на одной из гор­ных дорог королевства.

Как же плохо без брата! Нико страшно скучал по нему. И злился. Потому что тот предпочел сдаться, не найдя в себе сил бороться с личными пробле­мами!

Нико постарался сконцентрироваться на лежав­шем перед ним документе. Гаэтано все равно не вер­нешь! Ничто не в состоянии изменить и его соб­ственную судьбу, предопределенную конституцией королевства Монтебьянко. Проведенные после ги­бели брата медицинские анализы подтвердили, что он является сыном короля, а значит, наследным принцем.

Новый статус Нико был воспринят с одобрением всеми, кроме королевы Тицианы. Что совершенно неудивительно. Она никогда не относилась к нему как к члену королевской семьи, и ничто не могло из­менить ее мнение. В детстве Нико буквально из кожи лез, чтобы снискать расположение королевы, но бе­зуспешно. Лишь повзрослев, он понял, в чем заклю­чалась причина столь холодного ее отношения к нему – его присутствие постоянно напоминало ко­ролеве о неверности супруга. Кроме того, она видела в нем угрозу для родного сына. Нико после смерти матери привезли во дворец, и он рос рядом с ее Гаэ­тано, законным наследником престола, и был рослее и сильнее принца, хотя и моложе. Тициана так меч­тала увидеть сына на троне, а вместо этого ей при­шлось его похоронить. И хотя королева прекрасно знала, что Нико любил Гаэтано и искренне оплаки­вал его смерть, она вряд ли когда-нибудь простит его за то, что он занял место ее сына.

В память о покойном брате Нико оставалось лишь с достоинством нести возложенные на него обязан­ности и прикладывать все силы, чтобы в будущем стать достойным правителем страны.

Стук в дверь вывел Нико из задумчивости.

– Войдите! – сказал он, подняв голову.

– Вас хочет видеть представитель префекта поли­ции, ваше высочество. У него важное сообщение, – произнес его личный секретарь, войдя в кабинет.

– Пригласите его, – кивнул Нико.

В дверях возник полицейский в парадной форме, сделав несколько шагов, он остановился на почти­тельном расстоянии от стола и низко поклонился.

– Ваше высочество, позвольте передать вам при­ветствие от префекта полиции.

Кавелли с трудом подавил в себе желание пере­бить посланника, когда тот принялся торжественным тоном декламировать официальные приветствия и пожелания здоровья и благополучия наследному принцу Монтебьянко.

– В чем суть сообщения префекта? – нетерпели­во поинтересовался Нико, когда с формальностями было наконец покончено.

Контроль за работой полиции входил в круг обя­занностей наследного принца, но в основном только на бумаге. В реальности он выполнял лишь предста­вительские функции. То, что префект неожиданно послал к нему человека, встревожило Кавелли. У него появились нехорошие предчувствия.

Смешно! Неужели он волнуется из-за того, что на него навалилась ответственность за королевство? Раньше он наслаждался свободой, а теперь вот сидит за бумагами и принимает важные решения. Все его беспокойство – с непривычки!

Посланник достал из внутреннего кармана кон­верт и протянул Нико.

– Префект послал меня сообщить вашему высо­честву, что мы обнаружили местонахождение двух древних статуэток, похищенных недавно из Государ­ственного музея Монтебьянко. И передать вашему высочеству этот конверт.

Кавелли нетерпеливо надорвал край конверта. Он ожидал увидеть внутри письмо, но достал фотогра­фию. Принц без труда узнал изображенную на ней женщину. Он сразу же вспомнил эти белокурые ло­коны, зеленые глаза и смешные веснушки на носу. На какое-то мгновение его даже охватило сожаление из-за того, что их отношения оказались столь бы­стротечными. Женщина держала на руках ребенка.

Когда Нико перевел взгляд на ребенка, в нем тот­час закипела бессильная ярость. Нет, это невозмож­но! Он никогда не был настолько беспечным в от­ношениях с женщинами и всегда заботился о том, чтобы интрижки не приводили к нежелательной бе­ременности. Вполне возможно, его враги затеяли за­говор с целью опорочить его имя накануне объявле­ния о помолвке с принцессой Антонеллой, или же кому-то пришла в голову идея с помощью шантажа выудить у него деньги. Этот ребенок не мог быть от него! Хотя и похож, черт возьми!

У Кавелли потемнело в глазах от напряжения. Он судорожно пытался вспомнить все детали своего ко­роткого романа с женщиной на фотографии. Они провели вместе только одну ночь... к его сожалению. Мог ли он забыть тогда о предохранении? Нет, ис­ключено! Однако ребенок на фотографии был явно из рода Кавелли. Нико был не в силах отвести взгляд от глаз мальчика, которые так напоминали его соб­ственные. Через минуту-другую он все-таки отложил в сторону фотографию и быстро пробежался по на­спех написанной префектом записке.

Бросив бумагу на стол, Кавелли резко поднялся из-за стола.

– Вы отвезете меня в тюрьму. Сейчас же, – при­казал он.

Лили Морган пребывала в отчаянии. Она собира­лась провести в Монтебьянко не более двух дней, а уже подходил к концу третий. От нервного напряже­ния сердце ее так учащенно билось, что стук отдавал­ся в ушах. Так и до сердечного приступа недалеко! Ей необходимо срочно вернуться домой к сыну. Однако время шло, но никто не появлялся, чтобы выпустить ее из камеры. И ясное дело: просьба о встрече с аме­риканским консулом в Монтебьянко была попросту проигнорирована. Скоро будет уже четыре часа, как ее поместили в камеру и ушли. Хорошо, что у нее не забрали часы, по крайней мере, можно следить за временем. На каком основании они арестовали ее, забрали телефон и ноутбук?

– Эй! – закричала Лили. – Здесь есть кто-ни­будь?

Никакого ответа! Она могла лишь слышать эхо собственного голоса под каменными сводами ста­ринной крепости.

Девушка со вздохом опустилась на куцый матрас в темном углу камеры и устало провела рукой по лицу. Не плакать! Ради сына ей нужно быть сильной. Наверняка он уже соскучился по ней. Раньше они с ним никогда не расставались. Она бы и сейчас не уехала от него, но, к сожалению, начальник не оста­вил ей выбора.

– Джули заболела, – сказал он ей несколько дней назад, когда журналистка, ответственная за колонку о путешествиях, не появилась на работе. – Придется тебе съездить в Монтебьянко и закончить за нее сбор материалов для статьи. Юбилейный выпуск уже на носу.

Ошарашенная неожиданным заданием, Лили сна­чала только удивленно раскрыла глаза:

– Но я никогда не писала статей о путешест­виях.

И не только о путешествиях! За три месяца работы в газете Лили накропала один только некролог. По правде говоря, она не была журналисткой, хотя и мечтала стать ею со временем. Ее взяли на работу в отдел рекламы. Однако поскольку газета была ма­ленькая, то ей иногда приходилось подменять других сотрудников и выполнять чужую работу.

Единственная причина, почему в «Порт-Пьер реджистер» имелась колонка о путешествиях, заключа­лась в том, что Джули была племянницей главного редактора, а ее родителям принадлежало единствен­ное в городе туристическое агентство. Если готови­лась статья о Монтебьянко, значит, намечались скид­ки на турпакет в этом направлении.

Предложение поехать в Монтебьянко вызвала у Лили панику. Как отправиться в королевство, зная, что там находится Нико Кавелли?!

Однако босс был непреклонен:

– Тебе не нужно писать статью, дорогая моя. Джули почти все закончила. Ну, отщелкаешь не­сколько фотографий, ну, добавишь пару строчек о своих впечатлениях. Командировка будет недолгой: всего два дня. А когда вернешься, поможешь Джули доработать статью.

Лили попыталась протестовать, но начальник и слышать не хотел никаких возражений.

– Времена нынче нелегкие, Лили. Если я не буду уверен в том, что ты сумеешь справиться с любым моим заданием, то мне придется подыскать кого-то другого на твое место. Это твой шанс показать себя. Тем более что ты же подумываешь о том, чтобы стать журналисткой?

Лили никак не могла потерять работу в газете. Порт-Пьер – небольшой город, тут свободными ва­кансиями особо не пахнет, а ведь ей нужно платить за аренду квартиры, за медицинскую страховку да еще маленький ребенок на руках. Где гарантии, что ей удастся быстро подыскать новое место?

Когда Лили забеременела, ей пришлось бросить учебу в колледже. За последнюю пару лет она сме­нила уже несколько работ, но все они были низко­оплачиваемыми. Получение должности в отделе ре­кламы местной газеты стало для нее огромным успехом. Она могла больше денег тратить на ребен­ка, а со временем договориться о возобновлении учебы в колледже.

Поставить своим отказом под угрозу их с Денни будущее Лили не имела права. Ее сын никогда не бу­дет ни в чем нуждаться! Кому как не ей знать, что такое несчастливое детство, поскольку мать большую часть времени сидела без работы и все накопления отдавала мужу, когда тот возвращался домой после очередного загула.

Лили ничего не оставалось, как согласиться заме­нить Джули и поехать в Монтебьянко. Она попыта­лась успокоить себя тем, что вероятность того, что их с принцем дороги пересекутся, ничтожно мала. А Денни взяла к себе на время ее лучшая подруга. Все­го два дня в Кастелло-дель-Бьянко, и она вернется домой. Ничего страшного!

Ну, кто мог представить, что она окажется в тюрь­ме? Хватились ли ее в Порт-Пьере, поняв, что она за­держалась в Монтебьянко? Может быть, уже кто-нибудь забеспокоился и связался с властями? Это ее единственная надежда. Если друзья сообщат куда надо о том, что она пропала в Кастелло-дель-Бьянко и не выходит с ними на связь, американский консул по­требует предоставить ему информацию о ее передви­жениях по королевству и местонахождении.

Отдаленный стук задвижки заставил Лили вско­чить на ноги. Сердце забилось еще сильнее. Неужели кто-то шел, чтобы поговорить с ней? Может быть, они решили отпустить ее? Или привели новую за­ключенную?

Лили приникла к решетке, напряженно всматрива­ясь в темноту. Из глубины коридора до нее доносилось эхо шагов, но разглядеть что-либо было невозможно. Раздался звук голосов, но потом все опять стихло. Лили нервно сглотнула. Ей оставалось только ждать. Казалось, прошла вечность, прежде чем в узкой по­лоске света появилась фигура мужчины.

Несколько мгновений он, похоже, молча изучал ее, а потом шагнул по направлению к ней. Сердце Лили замерло, а на глаза навернулись слезы. Боже! Ну не может быть судьба такой жестокой! Перед ней стоял принц Монтебьянко! Он выглядел так же по­трясающе, как на фотографиях в журналах. И почти так же, как в ее воспоминаниях. Вот только черные волосы были подстрижены чуть короче.

Как она могла решить, что, перед ней обычный выпускник Тулейнского университета, когда они встретились в Новом Орлеане? Поразительная наив­ность! Непонятно, как можно было сразу не догадать­ся, что этот человек из богатой привилегированной семьи. И что между ними – пропасть!

– Оставьте нас вдвоем, – приказал Кавелли со­провождавшему его человеку.

– Но, ваше высочество, я не думаю...

– Vattene via[1]!

– Si, Mio Principe.

Мужчина поклонился принцу и поспешил по тем­ному коридору к выходу.

У Лили от волнения перехватило дыхание.

– Вы обвиняетесь в попытке вывоза из страны культурных ценностей Монтебьянко, – холодно про­изнес Кавелли, когда в коридоре затих звук шагов.

От удивления и неожиданности у Лили расшири­лись глаза.

– Что?! – переспросила она, поскольку совсем не ожидала такое услышать от своего «гостя».

– Две статуэтки. Волк и девушка. Их нашли в ва­шем багаже.

– Но это обычные сувениры, – прошептала Лили, до конца не веря в реальность происходяще­го. – Я их купила у уличного торговца.

– Эти статуэтки украли из музея три месяца назад.

Лили почувствовала, как у нее подгибаются коле­ни. О боже!

– Я ничего об этом не знала. И не имею к краже никакого отношения. Мне хочется скорее вернуться домой!

В ушах гулко отдавался стук сердца. Все так стран­но! И эти обвинения, и отношение Кавелли к ней. Видимо, он ее не узнал. Ну конечно, принц понятия не имеет, кто она. Неужели она ожидала, что он вспом­нит ее? Лили горько усмехнулась про себя.

Принц засунул руки в карманы и подошел ближе к решетке. Его взгляд был прикован к девушке, но та ничего не смогла прочесть в стальных глазах. Ни жа­лости, ни осуждения, ни единого намека на то, что он узнал ее... ничего. От него веяло холодом. Вид принца выражал лишь высокомерность и собствен­ную значимость. Трудно поверить, что когда-то она провела много часов рядом с этим мужчиной. О чем они могли разговаривать?

Сразу вспомнилась та ночь, когда она лежала воз­ле него и чувствовала тепло дыхания на своей коже. У нее не было никакого сексуального опыта, но Нико вел себя с ней так нежно и внимательно, что страх мгновенно улетучился. В его объятиях она чувствова­ла себя особенной, желанной...

Если бы не Денни, то она давно бы решила, что все это ей приснилось.

Лили отвела взгляд, не в силах больше смотреть в ледяные глаза принца, хотя они и были удивительно притягательными. Она раньше никогда не задумыва­лась об этом, но теперь, снова столкнувшись с Ка­велли лицом к лицу, вдруг поняла, как поразительно Денни похож на отца. Ей ужасно захотелось оказать­ся рядом с сыном, чтобы прижать его к груди.

– Боюсь, что это невозможно.

Она вздрогнула и резко подняла голову. Опять подкатили слезы. Нет! Никаких слез! Нужно быть сильной.

– Мне необходимо срочно вернуться домой. У меня есть обязанности. Меня ждут... люди.

Взгляд Кавелли пронзил ее насквозь.

– Люди? Какие люди, signorina ?

У Лили свело живот от страха. Не могла же она рассказать ему о Денни! Не сейчас и не здесь!

– Меня ждет семья. Моя мать нуждается в по­мощи.

Не важно, что она уже почти два года не виделась с матерью. Ему же об этом неизвестно!

Кавелли какое-то время молчал, с интересом раз­глядывая ее лицо. В его взгляде было что-то такое, что Лили никак не могла объяснить себе.

– Мужа нет, Лили?

Она вздрогнула от неожиданности – Кавелли на­звал ее по имени! Неужели он вспомнил, кто стоит перед ним? Нет, вряд ли. Полицейские просто предо­ставили ему информацию о ней. Конечно же! У них же есть все ее данные и документы.

Надо же быть такой дурой! Глупо предполагать, что у него остались какие-либо воспоминания об их отношениях. Но что Кавелли здесь делает? Почему он пришел в тюрьму? Ей показалось маловероятным, чтобы принц навещал всех, кого обвиняли в воров­стве. У нее возникло ощущение, что она упускает нечто очень важное, и поэтому пазл не складыва­ется.

– Нет. У меня нет мужа, – ответила Лили. Главное, не упоминать Денни. Ни в коем случае!

Лили охватил страх за сына. Если Кавелли узнает, что у него есть ребенок, что он сделает? Попытается от­нять у нее сына? Нет никаких сомнений, что у него есть все, чтобы сделать это: и власть, и деньги. Как она сможет с ним бороться?

Лили умоляюще взглянула на стоявшего перед ней мужчину.

– Прошу, Ни... вас, ваше высочество, – быстро поправила себя Лили, понимая, что не должна пере­ходить разделяющую их границу. – Пожалуйста, по­могите мне.

Ей показалось, что на какую-то долю секунды Ка­велли был тронут ее просьбой, хотя его лицо осталось непроницаемым.

– Вы ждете от меня помощи? И как, интересно, я могу вам помочь?

Она нервно сглотнула. Не опасно ли частично от­крыться ему? Не подвергнет ли она опасности буду­щее Денни, если сделает это? Или, наоборот, будет хуже, если промолчит? Что, если ей никогда не удаст­ся выбраться отсюда? Что будет тогда с Денни?

– Мы с вами... Мы с вами встречались когда-то в Новом Орлеане. Два года назад. Вы со мной были очень любезны. Вот я и решила...

Если Лили думала, что в его глазах промелькнет что-то, или хоть один мускул на лице дрогнет, она ошиблась. Кавелли остался бесстрастным и невозму­тимым.

– Я всегда любезен с женщинами, – бархатным голосом заметил он, но тон его оставался ледяным.

Кровь прилила к лицу Лили. Что за глупости? За­чем она завела этот разговор с ним? Этот мужчина сделал ей ребенка и даже не побеспокоился о возмож­ных последствиях. Она была права насчет него, права, что не стала продолжать свои попытки связаться с ним, когда обнаружила его принадлежность к монар­шей семье средиземноморского королевства.

Нико Кавелли... Лили никак не могла забыть, в каком состоянии она была, когда ей открылась прав­да о его происхождении, и на нее обрушился поток фотографий, статей, заметок. Принц Монтебьянко Нико был самым типичным представителем золотой молодежи, богатеньким наследником и плейбоем, ко­торого случайно занесло в Новый Орлеан. Он, конеч­но же, не помнил ее, не заботился о ней, и уж пода­вно не заботился бы о Денни!

Как же так получилось, что из всех мужчин на земле она выбрала именно этого человека, чтобы он открыл ей мир чувственных наслаждений? Как легко тогда Нико покорил ее своим шармом и, как ей по­казалось, искренностью.

Получив от нее то, чего хотел, Кавелли бросил ее на произвол судьбы. Два часа она простояла под про­ливным дождем, ожидая его. Нико обещал, что при­дет, но так и не появился.

Из-за него она даже простудилась! До того как Лили успела собраться с мыслями и решить, с какой стороны ей лучше подойти к разго­вору, мужчина что-то вытащил из кармана рубашки и развернул перед ней.

– Что это значит? Чей это ребенок?

Сердце Лили сжалось. Она протянула руку сквозь решетку, попытавшись взять фотографию, но принц вовремя отдернул руку. Всхлип вырвался из ее горла. Они копались в ее вещах, залезли в чемодан, как буд­то она была преступницей. И что хуже всего – Нико знал о секрете!

– Кто это? – повторил свой вопрос принц.

– Мой ребенок! Отдайте мне фотографию!

Нико выглядел взбешенным. Однако быстро взял себя в руки:

– Я не знаю, о чем ты думала... но смею тебя за­верить, твой план не сработает, signorina. Слишком дешевый трюк, чтобы меня шантажировать. Я не поймаюсь на эту удочку. – В его голосе прозвучала не­прикрытая угроза.

Лили замерла, с удивлением уставившись на него. Голова у нее закружилась от нахлынувших эмоций.

– Шантажировать? Зачем? Мне ничего не нужно от вас! – Лили закрыла глаза, пытаясь успокоиться. Мозг ее лихорадочно заработал. Очевидно, Нико бес­покоился о себе и своих деньгах. Нужно убедить его, что ей ничего от него не нужно. Если он поймет, что она не представляет опасности, то, может быть, все-таки поможет ей и освободит из тюрьмы. – Все, чего я хочу, – это вернуться домой.

Почему она вообще вдруг стала волноваться из-за того, что Кавелли отнимет у нее сына? Он не из тех мужчин, которые заботятся о своих детях. У него множество любовниц и наверняка уже не один ребе­нок. Лили редко читала желтую прессу, но заголовки в журналах о Нико слишком бросались в глаза, чтобы она могла их не заметить. А сейчас он собирается же­ниться.

Ей вдруг стало горько от этой мысли, но Лили по­давила в себе боль, даже не задумываясь о ее при­чине. Что чувствовала его будущая жена, зная о мно­гочисленных любовницах и детях, которые будут расти без отца? «Нет, – твердо подумала Лили, – два года назад я приняла правильное решение, когда не стала связываться с Нико. Денни заслуживает гораз­до лучшего отца, чем Кавелли, который едва ли най­дет время на своего ребенка. Достаточно вспомнить моего собственного отца, бездельника и большого любителя развлечений, он возвращался в семью толь­ко тогда, когда ему этого хотелось, а потом вновь неожиданно исчезал, не заботясь о том, каким это было ударом для дочери».

– Что ты делаешь в Монтебьянко? – резко спро­сил Кавелли, в голосе его слышалось недоверие. – Зачем ты сюда приехала, если не собиралась меня шантажировать?

– Я собирала материалы для газетной статьи, – ответила она, чувствуя, что тоже начинает злиться. – С какой стати мне вас шантажировать?

Он засунул фотографию обратно в карман.

– Не нужно играть со мной в подобные игры, signorina. Ты останешься тут до тех пор, пока я не до­копаюсь до истины.

Лили запаниковала:

– Я же сказала: мой начальник послал меня сюда. Я приехала по делам, в командировку. У меня не было никаких других причин приезжать в Монтебьянко.

– И ты не хочешь сообщить мне, что ребенок на фотографии от меня? Ты не проделала весь этот путь, чтобы сказать мне об этом? И потребовать денег?

Лили обхватила себя руками, стараясь удержать охватившую ее нервную дрожь.

– Нет. Я хочу лишь одного: скорее вернуться домой и забыть о том, что мы вообще встреча­лись.

Движение Нико в ее сторону было столь быстрым, что она даже отпрянула от решетки, забыв, что та разделяла их.

– Не знаю, какие интриги ты плетешь, – глухо произнес он, сжав прутья, – но, уверяю тебя, я узнаю правду.

Он повернулся и зашагал по коридору к выходу. Лили не издала ни звука. Звать, умолять – бес­смысленно! У принца Нико нет сердца!

Кавелли вошел в свои покои во дворце и вызвал личного секретаря. Отдав распоряжение как можно скорее узнать все о мисс Маргарет Лили Морган, – о да, было интересно узнать, что она использовала свое второе имя, именно поэтому он не сумел разыскать ее два года назад, – Нико вышел на балкон и оглядел лежавший перед ним город.

Неожиданная встреча с девушкой взволновала его гораздо сильнее, чем он был готов признать. Лили Морган оказалась совсем не такой, какой он ожидал ее увидеть. Лилиана из его воспоминаний была чи­стой и нежной, как цветок, в честь которого ей дали имя. А эта нынешняя – агрессивная и решительная. Ничего, ночь, проведенная в тюремной камере, на­пугает ее и заставит быть сговорчивей.

Интересно, чего же она пытается добиться? Губы Нико скривились. То, что старая крепость продолжает использоваться в качестве тюрьмы, впол­не разумно, однако, условия содержания заключенных следует улучшить. Вот еще одна вещь, которой ему следует заняться как наследному принцу!

Нико достал фотографию из кармана и задумчи­во повертел в руках, даже не смотря на нее. Он не сомневался в том, что фотографию подделали. Любой профессиональный фотограф, у которого имеется необходимое оборудование и соответству­ющие компьютерные программы, мог поработать над изображением и добиться нужного результата. Нико это прекрасно понимал. Не в первый раз ему подсовывали подобные доказательства. Но почему тогда Лили ни разу не упомянула про ребенка, пока он сам не показал ей фотографию? И почему не ста­ла настаивать на том, что этот ребенок от него? Странно!

Нико внимательно посмотрел на фотографию... и вдруг испытал странное чувство. Мальчик показался ему родным. Две из его любовниц уже пытались объ­явить своих детей его сыновьями, но в обоих случаях экспертиза доказала, что обвинения были ложными. А этот мальчик на фотографии действительно похож на представителя рода Кавелли. И глаза, и темные кудри, и оливкового цвета кожа, и форма подбородка и носа, и изгиб губ... Сходство поразительное, хотя наверняка фотография – подделка!

Нико прекрасно помнил, что два года назад был очарован девушкой, но не до такой же степени, что­бы забыть о мерах предосторожности, когда они за­нимались любовью. Он никогда не забывал предохра­няться. Для него это было столь же естественным, как почистить зубы перед сном или помыть руки перед едой. Поскольку он сам появился на свет в ре­зультате неосмотрительности своего отца, Нико не хотел, чтобы его ребенок попал в подобную ситуа­цию. Когда у него будут дети, они будут желанными, любимыми и рожденными в браке.

А вдруг он и правда является отцом этого мальчи­ка? Но если это так, то как Лилиана могла все это время скрывать от него сына?

Нет, ерунда! Ребенок не его, несмотря на очевид­ное сходство. Современные компьютерные програм­мы творят чудеса!

Убежденный собственными доводами, Нико вы­бросил фотографию в корзинку для мусора. Этой женщине не удастся обвести его вокруг пальца. Ско­ро он узнает правду. Вечером, как и собирался, он объявит о помолвке с принцессой Антонеллой и та­ким образом продолжит процесс объединения Мон­тебьянко и Монтеверде. Антонелла Романелли – красивая женщина, без сомнения, она будет ему хорошей женой.

Нико направился к дверям. Но, сделав несколько шагов, остановился, тихо выругался, вернулся к сто­лу, достал выброшенную фотографию и спрятал ее в нагрудный карман, около сердца.