Личная и всемирная независимость

В комнате есть ковер, стол и стул. Кажется, что стул обособлен от стола, стол - от ковра, ковер - от пола и так далее, но это всего лишь иллюзия материальной реальности, которую вы принимаете за истину. Связи между предметами позволяют стулу стукнуться о стол, столу - оставить отпечаток на ковре, а ковру - выталкивать ворсинки вверх с силой, равной весу стола. Ничто само по себе не меняется. Вещи существуют отдельно друг от друга и одновременно взаимосвязано. Перемена - это отношение между различными объединенными частями, которые оказывают влияние друг на друга. Это означает, что все объекты могут, должны и неким образом взаимодействуют друг с другом для того, чтобы продуцировать перемены, а взаимодействуют они потому, что связаны в одно целое.

В то время как стул, стол, ковер и пол кажутся неподвижными предметами, это иллюзия, закрепленная нашим пониманием времени. Представьте, что случится через тысячу лет, когда формы разрушатся, связанные элементы преобразятся и все обратится в пыль. Элементы этих предметов затем могут соединиться вновь и образовать другие вещи, переработанные во всемирный источник энергии, никогда не угасающий и не исчезающий; просто перевоплощающийся. Без взаимозависимости этот процесс невозможен. Если вещи на самом деле существовали бы отдельно друг от друга, как бы они могли постоянно сжиматься и расти, развиваться во взаимосвязях друг с другом? Через тысячу лет ковер мог бы стать столом, стол - стулом, а стул - ковром. Но взаимозависимость предполагает гораздо большее, чем это...

Взаимозависимость - это не частная проблема. Это мировой феномен. Настоящая взаимозависимость соотносится не только с объектами, находящимися в физической близости друг от друга, как, например, стул, стоящий рядом со столом, но и с объектами вселенского масштаба. Она подразумевает связь между всеми вещами, во всех точках пространства, во все времена. Другими словами, если вы выдвигаете стул из-под стола здесь на земле, меняется вся вселенная. Звучит довольно безумно, так? В подобные предположения веришь, когда личная истина подвергается сомнению.

На протяжении тысячелетий западное мышление пыталось объяснить строение вселенной, воспринимая ее как машину, собранную из деталей. Тем не менее, коварные слои реальности проявлялись всякий раз, смущая пытливые умы, которые проникали в них все глубже и глубже. Около 1927 года Нильс Бор и Вернер Гейзенберг проникли так глубоко, как никому еще не удавалось ранее, представив научной общественности так называемую Копенгагенскую интерпретацию квантовой механики. В ней они дали новаторский, необычный ответ на один из самых загадочных вопросов физики: «Из чего состоит свет?» Эта интерпретация навсегда преобразила науку, потому что в действительности Бор и Гейзенберг ставят вопрос о том, может ли одна вещь быть двумя вещами одновременно! Это может прозвучать нелепо, ведь идет вразрез с логикой. Вот где следует вступить в игру правому полушарию. Бор и Гейзенберг задали совершенно противоречивый вопрос с точки зрения левого полушария мозга, но если мыслить в контексте взаимосвязанности, взаимозависимости и парадоксальной природы вселенной, то исчерпывающие ответы могут быть следствием самых невероятных вопросов. Бор сам однажды сказал: «Противоположностью верного утверждения является неверное утверждение. Но противоположностью абсолютной истины может быть другая абсолютная истина». Бору и Гейзенбергу почти удалось раскрыть правду о двойственной природе света и дать ответ на самый горячо обсуждаемый вопрос человечества, но в то же время их интерпретация распахнула ящик Пандоры, полный новых вопросов.

До Бора и Гейзенберга ученые веками спорили о том, состоит ли свет из материальной субстанции или является волной, как звук, у которого нет физических параметров. В Копенгагенской интерпретации квантовой физики Бор и Гейзенберг предсказали, что волна света обладает способностью превращаться в физическую массу в форме частиц фотона. Другими словами, свет обладает двойственными качествами; он может являться и волной, и частицей! Одно это открытие ввергло научный мир в исступление, но это было еще не все. Эти два ученых бросили величайшую атомную бомбу в котел дискуссий на тему протяженности взаимосвязи и взаимозависимости.

Бор и Гейзенберг развили свою теорию, утверждая, что открытие силы, инициирующей невероятные изменения от волны к физическому фотону, было сделано в результате сознательного наблюдения. Они предположили, что сознание - это физическая сила, обладающая мощью превращать потенциал в действительность одним своим существованием. Так же как соль, добавленная в воду, делает ее соленой, сознание, присовокупленное к любой сфере, оказывает трансформирующее воздействие на все, что оно наблюдает. Это означает, что вы в качестве сознающего наблюдателя будете мостом, соединяющим вероятность с реальностью.

Взгляните на это положение следующим образом: надув­ной мяч, лежащий на песке, имеет форму, размер и местоположение, так как он материален. Однако если бы этот мяч был каким-то образом создан, но никем не был сознательно замечен до того, как попал на пляж, все существующее было бы волной чистого потенциала, разбросанного по вселенной в ожидании реализации. Если бы вы гуляли по пляжу и восприняли мяч своим сознанием в первый раз, волна «возникла» бы из вероятности, и потенциал, скрытый внутри нее, высвободился бы в форме мяча. Волна возникла бы просто потому, что вы на него взглянули. Эйнштейн надсмехался над этой идеей, заявляя: «Мне нравится думать, что луна находится на своем месте даже тогда, когда я на нее не смотрю».

Интересно то, что последующий мыслительный эксперимент - такой, как кот Шредингера в 1935 году - казалось, доказал правоту как Копенгагенской интерпретации, так и теорий Эйнштейна. Шредингер утверждал, что вещество, появившееся однажды, не может вернуться обратно в потенциал. Если нечто однажды «решило» материализоваться, оно становится частью реальности и подчиняется ее физическим законам. Другими словами, луна сегодня находится на своем месте, но осознать это может лишь сознание, и оно же приписывает ей (луне) качества бытия.

Ваше сознательное участие в жизни мобилизует потенциал и взаимосвязанные события, которые были обусловлены во вселенной еще с начала времен. Если мы будем основываться на теории Большого взрыва (достаточно сомнительной), то это невероятно важное событие энергетического созидания распространит волны напряжения по всей вселенной в равных частях, вызывая происшествия, которые разворачиваются уже сегодня. Волна напряжения связывает одну часть вселенной с противоположной, одну галактику с другой, частицу с частицей, как огромный бассейн энергии, в котором все материальное реализуется. Если до Большого взрыва все было едино, то почему мы не допускаем мысли о том, что все взаимосвязано и сейчас? Только мыслительные плоты разделения и независимости укрепляют иллюзию того, что вселенная поделена на части и компоненты, и это одна из самых мощных иллюзий, которые человечество когда-либо изобретало.

В 1998 году в квантовом тумане внезапно был найден странный, но исчерпывающий ответ на то, как происходит процесс трансформации. В эксперименте, проведенном в Женеве, Швейцария, командой ученых под руководством Николаса Гизана было выявлено, что каким-то образом световые фотоны могли практически мгновенно переноситься на расстояние более 9 километров, в то время как свет теоретически распространялся на 8,8 сантиметра. Традиционная физика Ньютона не могла объяснить этот результат, но необычная теория взаимосвязанности и взаимозависимости, предложенная Бором и Гейзенбергом, сумела. В то время как мы смотрим на материальный мир прямолинейно и измеряем его прямыми отрезками между двумя точками, возможно, что связи между фотонами возникают в различных измерениях пространства и времени, где пространство имеет другую форму. Или, вероятно, существует сверхскоростное измерение времени или пространства, которое под сознательным наблюдением замедляет энергию до вибрации материального мира, создавая видимость возникновения.

Мы можем рассматривать мир в рамках простых физических законов, но эксперименты, подобные эксперименту Гизана, показывают, что связи существуют, что само по себе поразительно и, согласно традиционным меркам левого полушария мозга, просто невозможно! На субатомном уровне все взаимосвязано и способно взаимодействовать на огромных расстояниях без каких-либо ощутимых препятствий. Невозможное становится возможным, но мы должны помнить, что невозможность существует только за счет стен, которые мы воздвигли вокруг безграничных возможностей, доступных непредвзятому уму. Люди ослеплены ярким материальным сиянием жизни, но вселенная - место более глубокое и сложное, тонкость которого мы можем различить, только если будем готовы убрать верхний слой и начать изучать детали. То же самое относится и к нашему дуалистическому мышлению: черное/белое, правда/ложь, верно/неверно и так далее. Подобное мировоззрение упрощает сложные и трудноуловимые умом нюансы вселенной до примитивных шаблонов.

Мыслительные плоты неизменности и разобщенности влияют на нашу личную истину и определяют наше восприятие самих себя и вселенной, от которой мы стремимся отделиться, так как это соответствует нашей версии событий. Если бы мы приняли взаимосвязанность и взаимозависимость, любой другой мыслительный плот разлетелся бы, как карточный домик. Нам бы пришлось менять отношение с самими собой и миром вокруг нас или страдать от сознания собственного лицемерия. Тем не менее, мы не можем создать новую реальность, где было бы меньше страданий, не создав, прежде всего, «себя», свободного от страданий, так как одно неизбежно является отражением другого. Как мы теперь знаем, когда мы меняем себя, вся вселенная мгновенно меняется вместе с нами.