Глава 29. Единственное, чего она не знает

Мои ноги пронзала блядская боль. Я снова попытался размять их, поднимая стопу сзади, взяв её в руку, и стоя так несколько секунд… потом другую. Немного лучше. Но я прохожу еще пару шагов и чувствую, как цепь снова останавливает меня.

Я поворачиваюсь и делаю шаг или два в другую сторону, мне не хотелось ходить, но это лучше, чем просто стоять на одном месте. Нужно разгонять кровь. Ходить.

Я мог чувствовать слюну [или кровь?! drool], стекающую из уголков моего рта и вниз по шее, на груди. Должно быть прошло несколько часов, с тех пор как Алекс оставила меня здесь. А может мне просто так казалось.

Моя ноющая челюсть снова начала пульсировать, напоминая мне о черном резиновом мячике, который затыкал мне рот. Он плотно сидел на месте почти полностью у меня во рту, и цепь от него была прикреплена к чему- то над моей головой, что позволяло мне сделать пару шагов вперед и назад в центре комнаты, но я ни до чего не мог дотянуться. Улика находилась далеко от меня, и я не мог достать её, хотя мои руки и ноги были свободны.

Бездумно, я прикоснулся к цепям, которые впивались в мои щёки, оставляя следы на коже, они соединялись сзади и были замкнуты в тяжелый висячий замок. Я снова застонал, пытаясь поддеть цепи пальцами, хотя бы для того, чтобы просто по массажировать кожу и мышцы, которые также не особо наслаждались оковами.

Ни какого толку. Я даже пытался 'всосать' щёки, чтобы сделать так, но и это тоже не сработало. Мне можно даже не пытаться снять их. Даже если мне удастся, и я не успею одеть их до её прихода, она прикончит меня.

Так что мой рот заткнут, и кляп пристёгнут к чему- то наверху. Я даже не мог посмотреть вниз. Я могу смотреть только прямо перед собой и вверх, не ниже. Я не могу лечь, не могу сесть, даже опуститься на колени, не то, чтобы я хотел. Я так устал. Я не спал всю ночь, и по- моему уже настал следующий день.

Я попытался добраться до стены, чтобы облокотиться на неё. Никак. Не могу дойти до стен. ЧЁРТ! Всё что я могу – это стоять и ходить. И мой желудок может ворчать. Вот, в принципе, и всё.

Алекс… она может пытать меня, даже когда её здесь нет. Скорее всего, она сейчас спит у себя дома… или ходит по магазинам. Многие её наказания проходят таким образом. Ничего, что могло ранить меня физически, ничего, что могло оставить следы на моем теле… только внутри. Пытка голодом… положения, в которых сложно находиться долгие часы… унижение. Надеюсь, в моей жизни больше не будет доминирующих мужчин. Я не позволю этому случиться со мной во второй раз. Я буду сопротивляться… Я скорее умру, чем снова испытаю это.

Дилан скорее всего в ярости на меня. Интересно, что он делает. Не приходи сюда, Дилан. Не приходи. И не говори Николь. Ей наверно и так хватает беспокойства сейчас.

Цепи снова зазвенели, и я повернулся на измученных ногах, закрытая дверь с издёвкой смотрела на меня, насмехаясь над моим безвольным, обнаженным телом.

Я потёр глаза, надеясь, что это как- то облегчит боль от недостатка сна. Я зажмурился, цепь контролировала мои шаги, и я практически спал на ходу. Наслаждайся этим временем в одиночестве, сказал я себе, это лучше, чем находиться здесь с Алекс. Ну, это правда. Но я бы отдал что угодно за то, чтобы несколько минут полежать, пусть даже и на твёрдом полу.

Мне хочется пить. Мне хочется есть. И мне уже давно хочется в туалет. Я бы сходил прямо здесь, если бы она не должна была вскоре прийти. И она бы наказала меня за это. Так, как хочет. Почему я выпил всю это бутылку с водой за один присест? Боже, я тупой.

И я чертовски устал ходить здесь взад и вперед!! Этого достаточно, чтобы свести меня с ума!! Держу пари, я не увижу её сегодня. Я просто должен пережить это. И потом будет другое интересное положение, в котором она меня оставит.

Я попытался размять руки, чтобы они не болтались как сосиски, я потягивался из стороны в сторону, несколько раз изогнул спину, растёр мышцы на бёдрах и лодыжках, до которых мог дотянуться.

Боже, сколько еще?!! Такое чувство, что я здесь уже НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ, расхаживаю туда- сюда, как животное в клетке!!

Я начал рычать и стонать, озвучивая своё неудобство и неудовольствие. И снова, я начал дёргать и тянуть цепи, которые впивались в чувствительные уголки моих губ, чуть ли не разрезая мои щеки, я закричал и снова сдался, не получив никакого облегчения. Я сжал кулаки и начал шагать шире и быстрее, укорачивая шаг перед тем, как мне нужно было повернуть обратно и повторяя всё сначала.

Я даже подумал о том, что бы изо всех сил дёрнуть цепь, торчащую из кляпа, и оторвать её. Но нет, здесь не должно быть никаких доказательств моей активности, когда она вернётся. Я даже не могу выплеснуть на неё свою злость и заорать на неё. Это я ненавижу больше всего.

Я представил сцену, когда она освободит меня от кляпа, и сухость во рту заменит кровь из моих губ. Она ухмыльнется мне, в ожидании моего мягкого, любящего голоса. Но она не услышит его. Вместо этого, я закричу, - Спасибо за ёбаный перерыв, СУКА!

Она посмотрит на меня с ненавистью и замахнется на меня плёткой. Я поймаю её, чувствуя порез и кровь на своей ладони, но я привык к боли. Я накину её ей на шею и разверну её, прижав её спину к своей груди.

Она начнет задыхаться и остолбенеет, когда я прижму плётку к её тонкой змеиной шее и перекрою ей воздух. Её идеальные ногти будут искать меня позади неё, но не смогут дотянуться.

- УМРИ, блядь! - прорычу я ей в ухо, последние слова, которые она услышит, - УМРИ!!

Я открыл глаза, цепи снова зазвенели, снова заставляя меня повернуться и начать сначала. Кажется, я скоро упаду, если продолжу в том же духе.

В дверь пару раз постучали, и я повернулся на звук и нахмурился.

Кто мог стучать сюда? Сейчас день. Клуб должен быть закрыт.

Я решил подождать, вдруг звук повторится. Может я уже схожу с ума.

Снова раздался стук, немного громче.

- Дастин? - прозвучал мужской голос, - Это Майкл!

- РРРРРР!!!! - отозвался я, но даже так, было слышно отчаяние в моем голосе.

Блядь! Я повернул к двери и приблизился к ней, насколько мог. Я так далеко от неё.

Мои руки снова потянулись к замку на моей шее, но бесполезно. Я застонал и снова сдался.

- У тебя кляп во рту, да? - спросил он.

- ММММММ!!!! - я пытался убрать депрессивные нотки из своих криков.

- Ладно, - сказал он, - Руки свободны?

Я хотел сказать ‘да’, но с кляпом у меня получилось что- то вроде сдавленного - ГАААА-

Я ни до чего не могу дотянуться. Иногда, когда я находился в клетке с кляпом во рту, я стучал по прутьям. Два удара – да… один – нет. Это не первый раз, когда Майкл приходит ко мне, когда Алекс нет.

Я громко хлопнул в ладоши дважды, довольный, что мы могли понять друг друга хоть как- то.

Я хотел сказать ему, чтобы он не рисковал и не приходил ко мне, но уверен, он не рисковал. Он умный парень и наверное знал Алекс даже лучше, чем я.

- Хорошо, - сказал он, - Ты в порядке?

Я хлопнул два раза. Я схожу с ума и у меня всё болит, но в целом, я в порядке.

Я услышал, как он дёрнул замок и с силой ударил по двери, - Я не могу попасть внутрь. Прости. Она дала тебе что-нибудь поесть?

Я хлопнул один раз. Она дала мне несвежий рогалик, но это было вчера.

- Сука!, - прорычал он, снова ударив дверь.

Я снова хлопнул один раз. Нет, Майкл! Не пинай дверь, не оставляй следов, иначе она увидит! Возвращайся наверх, я справлюсь.

Он притих, и я услышал его тяжелое дыхание. Он был очень расстроен тем, что я был наказан. Он на самом деле замечательный друг. И мне стало лучше, только зная, что здесь, рядом есть кто- то, кто беспокоится за меня.

- Ладно, Дастин, потерпи. Я постараюсь прийти попозже, - сказал он, казалось, он хотел сделать что- то еще, но мне было достаточно и этого. Это придало мне сил и уверенности.

И я снова начал шагать.

Он ничего не сказал на счет Николь. Думаю, она не звонила ему. Хорошо. Интересно, что сейчас делает Дилан. Надеюсь, он не будет пытаться пробраться внутрь.
______________________________________________________________

- - Дилан - -

Так, жучок сдох. С этим покончено. Наблюдай за клубом. Похоже Алекс, рыжеволосая женщина, о которой мне рассказал Дастин, ушла рано утром, и после этого никто не выходил и не заходил внутрь… до этой минуты.

Высокий, темноволосый парень. Я сделал несколько записей. Коротко постриженный, крупный, накачанный. Может быть танцор. Скорее всего. По описанию похоже на… Майкла, писал я. Дастин говорил о нем, как о друге. Теперь он единственный человек в клубе, помимо Дастина. Может вскоре я увижу какие- то движения. Может он освободит Дастина. Скорее всего, он был в темнице.

Я проверил мусорные контейнеры, в них не было тел. Чип Дастина показывал, что он всё еще в клубе, так что он должен быть там. Этот парень скорее всего пришел проведать Дастина, узнать, всё ли с ним в порядке. Надеюсь, он здесь не для того, чтобы пытать его, может, чтобы узнать, как обстоят дела.

Пора обойти клуб и последить за черным входом.

Я добирался туда по соседним улицам.

Мой телефон снова завибрировал. Я посмотрел на экран, это была Николь. Опять? Черт возьми, Николь. Я тут работать пытаюсь. Один, без прикрытия и перерывов. Я знаю, ты заботишься об этом парне, но, пожалуйста, дай мне сделать мою работу. Я не хочу врать ей и говорить, что всё хорошо. Она не поверит этому. Она и раньше не верила. Если завтра ничего не произойдет, что могло бы помочь мне узнать, что там происходит, мне придется сказать ей правду. И найти способ попасть внутрь.

Если с парнем что- то случится, она никогда не простит мне этого. Я должен быть внимательным и терпеливым. Я не могу сейчас говорить, Николь. Я снова не ответил ей, оставляя её в темноте.

Хочется пива. Но нет, я на задании. В этом месте нет вечерники для мужчин или что- то вроде этого? Я бы мог прикинуться посетителем, хотя не знаю, мог бы я прикинуться довольным, глядя на то, как кучка парней трутся друг об друга своими потрохами на сцене.

Может я мог бы надеть кожаную жилетку и спросить об этом темноволосого танцора. Как будто я приезжий и мне просто интересно.

Но по пути к черному входу, на Брюстер Авеню, я вдруг заметил кое- что странное, Я прищурился, мои чувства обострились… и я направился к нему… осторожно… готовый задать пару вопросов.

_____________________________________________________________

Я на занятиях, и снова мой отец решил проигнорировать мой звонок. Ненавижу тебя, Дилан!

Нет, не ненавижу.

Но я просто в ярости на тебя!! Скажи мне ЧТО- НИБУДЬ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ !!

Сейчас психология, и я слушаю голос Дастина на диктофоне – интервью номер один. Мы все тихонько прослушиваем наши записи, делая записи и примечания.

Я помню первый день… после того, как он чуть не ушел, узнав, что я хочу изучать его, после того, как мы согласились заключить сделку, разделив поровну наше время… его слова всё еще были в моем сердце… всегда.

- Я готов, Доктор Николь, - сказал он спокойно. – Ты можешь распоряжаться моими мозгами… и позже моим телом. Хотя я думаю, одним ты насладишься больше, чем другим.
Он хихикнул и взглянул на меня как маленький мальчик. Я не могла удержать улыбку. Он такой клёвый, когда смеётся.
- Отлично, - я нажала кнопку записи и сказала: - Дастин Трентон – Интервью Номер Один.
- Просто Дастин, - настойчиво сказал он. – Дастин… ладно?
Он не сердился, просто спросил.
- Хорошо, Дастин – Интервью Номер Один, - исправила я. – Тебе не нравится, когда я использую твою фамилию?
- У меня нет фамилии, когда я работаю, - он до сих пор говорил спокойно и смотрел в потолок.
Проблемы в семье.
- У тебя есть семья? – спросила я.
Он закрыл глаза, и я могла сказать, что ему уже тяжело.
- Нет, я приземлился здесь на своем космическом корабле, когда мне было три года, - сказал он саркастично.
- Дастин… - я почти улыбнулась.
- Мои родители знали, что наша планета взорвётся, так что они запихнули меня в этот маленький корабль… - продолжил он, слегка ухмыляясь, его глаза сверкнули в мою сторону.
Я должна быть терпеливой и понимающей с ним. Я пыталась.
Уклоняется от ответов.
Я молча ждала, пока он решит снова заговорить. Мой чек всё еще лежал в его заднем кармане. Я хотела сказать что-нибудь, но потом передумала. Я должна позволить ему самому прийти ко мне.
- Да, у меня была семья, - сказал он тихо, снова закрыв глаза.
- Была… - повторила я. – Что с ней случилось?
- Ничего, - он слегка вздохнул. – То есть… я не знаю. Я больше не вижусь с ними.
Это меня не удивило.
- А они знают… о твоей работе в Огне? – я хотела, чтобы всё это звучало больше как настоящий разговор, а не так, будто я заваливаю его вопросами. Вот зачем мне нужны эти занятия. Я должна стать лучше в этом. Практика единственный путь к этому.
- Нет, - он держал глаза закрытыми. - Не думаю. Я начал работать там после того, как потерял связь с ними.
Хмм. Что- то другое послужило причиной разрыва. Интересно.
- Дастин… - мне нравилось произносить его имя. Я хотела, чтобы он чувствовал себя уютно в разговоре со мной. – Из- за чего ты перестал общаться с семьёй?
- Можно я буду задавать тебе… некоторые вопросы…после того, как отвечу на твои? – он посмотрел на меня, и его глаза…могла ли я сказать - нет, когда он чего- то хочет?
Это профессионально? Пациенты не должны задавать докторам личные вопросы.
- Пожалуйста? – добавил он.
- - - - - - -

Я остановила запись, возвращаясь к реальности, без него, слёзы стекали по моему лицу. Вот, где я пересекла линию, линию между тем, чтобы наблюдать за ним и быть его другом, любить его… впуская его внутрь… стараясь забраться к нему. Это было не правильно с профессиональной точки зрения. Но даже сейчас, я не могу жалеть об этом. Теперь он другой. Но лучше ли это для него? Он в темнице прямо сейчас, испытывает на себе ужасные вещи! Что я наделала? Я отпустила его!

И почему мой отец не может перезвонить мне?! Что если с ним что- то случилось?

- Моя очередь, - улыбнулся он, осматривая меня с ног до головы.
- Хорошо, - я усмехнулась, довольная, что он выглядел теперь более расслабленно.
- Ты когда-нибудь испытывала оргазм? – произнес он так просто, будто спрашивал, какой у меня размер ноги.
- Господи! – я густо покраснела, и я знала это. Он улыбался мне, ему нравилось моё смущение.
- Что? – спросил он невинно. – Я думал, это ‘да- нет’ вопрос. Я думал, это просто.
- - - - - - -

Просто. Да, наблюдая, как он возвращается в свой мир, теперь мне было ясно, что однажды эти сложные вопросы были простыми и легкими, по сравнению с историей Томаса и Элизабет, его дочери, его жены, Алекс.

Логан прошел мимо меня и положил передо мной листок бумаги, затем двинулся дальше, раздавая их всем. Я посмотрела вниз – он возвращал нам наши тесты с прошлой недели, до того как я взяла пару выходных.

Мне не хотелось смотреть. Я бы лучше слушала, как веселился Дастин, его легкое подшучивание, то, как я играла роль строго терапевта для сексуального, развязного парня. Но я вздохнула и снова выключила диктофон, мне было интересно, как я справилась.

В верхнем правом углу красными чернилами было написано ‘отлично’, и ниже была небольшая записка.

Нам нужно поговорить. Приходи в 10 вечера в Moe’s Pizza.

Я нахмурилась, но не посмотрела на него. Я вспомнила, как он появился у моей двери, держа кофе в руках. Если это какая- то попытка пригласить меня на свидание, я размажу пепперони по его яйцам. Но может он хочет поговорить о занятиях. Этому место в колледже, а не в пиццерии. Я сложила листок пополам, запихнула его в папку, и нажала play, снова возвращаясь к голосу Дастина.

Я застонал, когда мои ноги снова свело судорогой, из глаз снова потекли слёзы, а я продолжал идти, хотя я шагал уже несколько часов. Моя губа кровоточила, и мне нравился вкус крови. Это лучше, чем кляп.

Чуть раньше мои ноги не могли больше держать меня, и я упал. Мои лодыжки касались пола, пока я висел в таком положении, цепи врезались в мою кожу, резали уголки моих губ, и я кричал, глядя вверх, весь мой вес держался на единственной цепи, которая смеялась своим звоном над моей болью.

Мне пришлось поднять себя, я схватился руками за цепь, резко подтянулся и снова встал на свои уставшие ноги. Какое- то время я просто стоял, забыв о ёбаной ходьбе взад и вперед… взад и вперед… Я стоял, чувствуя дрожь в ногах, чувствуя, как моё тело сопротивляется, хочет отдохнуть… хочет спать… хочет лечь… хоть на секунду.

И до сих пор никто не пришел.

Я был так слаб, я чувствовал, что могу упасть в обморок. Я голоден. Мне нужна вода. И я хочу выплюнуть это грёбаный мячик из своего рта!! Слюна продолжала течь, и теперь я даже не пытался вытереть её. Теперь мне похуй. Мне хотелось позвать Майкла, наплевать на гордость. Но я не мог. Он попытается забраться сюда, если подумает, что мне больно, и всё это закончится тем, что он будет мучаться здесь вместе со мной.

Я с отвращением услышал свой голос, простонавший, - Алекс.

Её имя прозвучало сдавленно, но я мог понять себя. И я чувствовал себя предателем, произнося её имя, желая, чтобы она пришла.

Прямо сейчас, когда я здесь, она – Бог. Она – вода. Она – еда. Она – отдых. Она – жизнь. Она правит. И я ненавижу это. Я ненавижу её. И снова… я хочу, чтобы она сдохла.

Сколько сейчас времени? Какой сегодня день? Я был здесь два дня… или три? А может только один?

Пожалуйста, Алекс, пожалуйста, дай мне немного воды!! Я буду умолять, если хочешь. Моё горло пересохло. Такое ощущение, что оно покрыто наждачной бумагой.

Прошла еще одна вечность.

Я снова хожу, мои веки еще более тяжелые… ноги еще более неуклюжие. Я начал обхватывать свою грудь руками, не знаю почему. Может мне нужно чувствовать это. Я скучаю по рукам Николь. Кэтрин… Николь… Кэти… Наташа… пожалуйста, Наташа, ты можешь прийти сюда и спасти меня. Ты можешь. Пожалуйста, прости меня и забери отсюда.

Я услышал звон металла и щелчок. Я чуть не заплакал от счастья, что кто- то пришёл сюда. Мне плевать, кто это, главное, что дверь открывается! Спасибо, Боже! Спасибо!

Когда я увидел лицо Алекс, я застонал и задрожал, крепче обняв себя. Не знаю, что она увидела в моих глазах, но я даже не пытался скрыть свои чувства.

Истощение, облегчение, счастье… голод, ярость?

Она держала в руках бутылку с водой и маленький коричневый пакет, и я рванулся вперед, к этой бутылке. Я закричал, почувствовав цепь, которая сдерживала меня, и вздрогнул, бесстыдно задыхаясь, схватив цепи на моих щеках, и зарычал от боли.

- Это была хорошая идея, не так ли? - улыбнулась она, словно оставила меня здесь всего на пять минут.

Я заорал громче, не скрывая своей злости, яростно мотая головой… и затем сдался и посмотрел на неё с ненавистью.

Она резко остановилась и ответила мне тем же взглядом.

- Так ты меня благодаришь за то, что я принесла тебе ужин и холодную воду?! - прокричала она, нахмурившись.

- Тебе мало двенадцати часов в таком положении? - спросила она.

Она оставила меня на двенадцать часов.. А казалось, прошло двенадцать лет.

Когда- то я думал, что она хоть немного беспокоится обо мне. Но нет. Я бы не поступил так с ней, или с кем бы то ни было, я бы не оставил её здесь и на два часа, а она заперла меня на двенадцать?!!!

Я пробормотал какие- то ругательства, продолжая хвататься за цепи на моих щеках. Мои скулы онемели, и даже не знаю, смогу ли я говорить, когда избавлюсь от кляпа.

- Прекрати!! - закричала она, словно я был натренированным тигром, - Прекрати сейчас же, иначе я уйду еще на двенадцать часов!! Успокойся, Дастин. Дыши.

Я задыхался и глотал воздух, снова наплевав на чувство собственного достоинства. Я смотрел на бутылку с водой, она была влажная, покрыта капельками от растаявшего льда, и запах из коричневого пакета был потрясающий.

Я уставился на него и моё дыхание начало успокаиваться. Я почувствовал, как еще одна слеза соскользнула вниз по моей щеке. Я притих и медленно убрал руки от цепей и опустил их, разжав кулаки и расслабив пальцы.

- Хороший мальчик, - она подождала еще немного перед тем, как довериться мне.

Не двигаясь с места, она поставила пакет и воду на пол и скрестила руки на груди, её приподнятая бровь показывала, что она всё еще была главной здесь, несмотря на мои вспышки гнева.

- Тебе всё это не нравится, не так ли, мальчик? - она была довольна тем, как на меня повлияло её наказание.

У меня не было сил, чтобы лгать, я задрожал и медленно покачал головой, моля Бога о том, чтобы она дала мне поесть и попить.

- Вот почему это называется ‘наказание’- - пояснила она.

- Ммммммм, - ответил я, прикрыв глаза, чувствуя запах еды еще сильнее. Кажется, там что- то горячее.

- Ладно, Дастин, - она поправила прическу, вздохнула и подошла ко мне, держа в руке маленький ключ.

Она обошла меня, поцеловала мою спину между лопаток, и я услышал тихий щелчок и цепи на моем лице слегка ослабли. Она убрала их с моего лица и поначалу мои бедные скулы не хотели разжиматься, чтобы вытащить кляп.

- Мой бедный малыш, - ворковала она, сжав мои щеки и вытащив мячик.

Я застонал от боли и облегчения, глотая воздух ртом, и упал на пол на четвереньки. Мои ноги неистово тряслись и их снова свело судорогой, и я полностью упал на твёрдый, холодный пол, прислонившись к нему щекой, тихо страдая у её ног.

К моему удивлению, она не отругала меня и не подняла на колени. Она позволила мне лежать, и я хотел целовать её ноги от того, какое удовольствие это мне приносило. Я бы поцеловал, если бы мне хватило сил поднять голову. Я закрыл глаза и на секунду подумал, что сон лучше, чем вода и еда.

- Бедняжка, - сказала она, и я не мог понять сарказм это или жалость.

- Перевернись, малыш- - сказала она, похлопав меня по заднице, я тяжело выдохнул, оттолкнулся рукой от пола и перевернулся на спину, уже не обращая внимания на свою наготу.

Она сидела на полу рядом со мной, босиком, и держала в руках бутылку с водой.

- Иди сюда. Открой рот, - сказала она мягко, взяв в руку мой подбородок и слегка приподняв его.

- Вот так, малыш, - улыбнулась она, приподняв бутылку к моим губам, и я почувствовал, как холодное блаженство стекает вниз.

Я издал предоргазменный стон, глотая воду. Я хотел еще и почувствовал, как мой член твердеет, когда она дала мне еще, слыша мои стоны, она налила немного воды на мои губы и потом снова в рот, и я чуть не забрал у неё бутылку, но потом быстро опустил руки, боясь что- то сделать не так. Я получил воду, и я буду есть дерьмо, лишь бы она не забирала её у меня.

- Ughhhhh, - я закрыл глаза и застонал, и после пары больших глотков я наконец вспомнил, как нужно произносить слова, - Uhhh, спасибо! Спасибо, Госпожа!

Мой язык слегка заплетался и скулы болели, когда я говорил.

Она широко улыбнулась, массажируя ногтями кожу на моем затылке, и легко рассмеялась.

- Только ты можешь возбудиться от того, что я дала тебе воды, - улыбнулась она, убрав бутылку от меня и поставив её рядом с собой, я слегка захныкал, не спуская с неё глаз.

- Прости, - задыхался я, - Прости.

- Нет, всё в порядке, Дастин, - она была очень добра сегодня, - Мне нравится, как ты возбуждаешься, когда я поощряю тебя. Это говорит о том, что ты не прикидываешься.

- Нет… нет…., - я начал целовать её руку, когда она прикоснулась к моим губам, - Нет…-

Я поцеловал, облизал и обсосал каждый палец, думая только о том, чтобы получить больше еды и воды.

Я смогу быть сильным позже. Сначала мне нужна вода, еда и сон. Интересно, что в пакете. Пахнет вкусно, но я не могу понять чем.

- Подожди, - она прикоснулась к моему носу, подобрала бутылку и наклонилась над моим членом.

- Только посмотри на этот чудесный член, - она схватила его у основания, - Я скучала по этому талантливому члену.

Я стал дышать немного тяжелее, но мне было плевать, что она хотела сделать со мной или с ним, я просто лежал со вкусом воды на моем языке и зубах, и это был рай.

Она налила немного воды на мой член, и я застонал от холода, и, взглянув на неё, я увидел, как она открыла рот и мой член исчезнул в ней.

Я стонал и рычал, как животное. Неважно, кем она была и что она сделала со мной, сейчас она давала мне удовольствие и воду, и, возможно, даст еду в ближайшем будущем. Я не сопротивлялся и не хотел этого. Я наслаждался каждой секундой, и ненавидел себя за это.

Не сдавайся, Дастин. Ты переживал и худшее, оставайся сильным. Помни, чему тебя научила Николь. Да, делай то, что нужно, чтобы выжить, но не сдавайся, не ломайся. Не позволяй ей одурачить тебя. Это она заперла тебя здесь с кляпом во рту на двенадцать часов, не забывай этого. Не поддавайся её мягкому голосу и влажным горячим губам. Пойми, что она пытается сломать тебя. Очнись.

Чавкающие звуки делали меня еще более слабым. Я слышал свои мысли, но моё тело было слишком слабым прямо сейчас. Я старался сдерживаться, но мой оргазм уже приближался. Мои глаза продолжали возвращаться к пакету с едой, словно я бездомная собака.

- Госпожа…- - прорычал я, - Можно мне кончить, пожалуйста?

- Уже? - спросила она, двигая рукой вверх и вниз вокруг моего члена, и мне стало так стыдно.

- Да, простите, Госпожа, - я закрыл глаза и сжал зубы.

- Нет, - строго сказала она, - Я еще не закончила. Потерпи.

Я захныкал и старался сдержаться, вспомнив Сэра Коллинаи снова чувствуя на себе губы Алекс. Воспоминания о том, как он сосал у меня, помогли мне продержаться немного дольше. Я чуть не заплакал, как и тогда, но к счастью, сдержался.

- Такой хороший мальчик, - сказала она немного позже, работая рукой, - Кончай - СЕЙЧАС.

И застонал и выдохнул, - Спасибо… спасибо, Госпожа.

И взорвался секунды спустя, крича и воя, заполняя её рот.

Потом она вылизала меня и пососала еще немного, звуки, которые я издавал, заставили её улыбнуться, и она подняла глаза на меня.

- Готов поужинать? - спросила она, разворачивая пакет.

Слёзы подступили к моим глазам, и я чуть не сказал вслух ‘Что за хуйня?’, но вместо этого спросил её, - Правда?

- Я знаю, я слишком добра к тебе, - ответила она, - Я сказала, что оставлю тебя без еды на два дня, и теперь готова накормить тебя.

- Спасибо, Госпожа, - сказал я со всей искренностью, что есть в мире.

Несколько минут спустя, я лежал лицом вниз на полу, мои руки лежали рядом с пластиковой тарелкой, в которой была паста со сливочным соусом. Я сильно испачкался, пока ел её одним ртом, но она была горячей и вкусной, и я слегка постанывал от удовольствия.

Она была занята, ударяя свои руки о мою правую ягодицу, подготавливая меня к последующим ударам. Она била меня довольно сильно, и это даже могло вызвать слёзы у новичка, но моя задница привыкла к этому. Для меня это было приятным поглаживанием, я только иногда немного вскрикивал, когда её прикосновение было особенно резким.

Мой рот был набит макаронами, я закрыл глаза, почувствовав, как мой член снова твердеет, звуки ударов её ладоней о мою кожу только подталкивали меня поскорее закончить с едой, пока она не взяла палку или хлыст. Теперь она била левую ягодицу, и я испачкал нос в соусе, когда наклонился за следующей порцией.

- Ты такой грязнуля, - усмехнулась она, кряхтя от усилий причинить мне боль, получая в ответ только мои возбужденные стоны.

Теперь я чувствовал себя гораздо лучше… сильнее. Не знаю, что она запланировала для меня назавтра, но я готов к этому. Теперь я был сосредоточен, прижимав к сердцу изображение Николь, лежащей на траве, и мне было стыдно от того, каким слабым я был ранее. Алекс хороша в этом, она знает мои слабые места, она знает как меня наказать. Она знает, как можно быстро меня сломать.

Но есть одна вещь, которой она не знает.

Я убью её.

Мой разум решил это. Моё тело согласилось. Как только я найду то, что мне нужно, она будет страдать от МОЕЙ ярости. И она не получит прощения. Она спасётся от меня только на том свете. Это будет медленно… как мой день с Сэром Кевином. Мучительное, медленное движение к её могиле.

Я улыбался, вылизывая дно своей тарелки.

После моего избиения, мне было разрешено допить мою воду, и потом Алекс начала целовать меня, и я целовал её в ответ, благодаря её.

- Да, я тоже тебя люблю, - она нежно оттолкнула меня, и я успел поцеловать её подбородок и прикоснуться к нему языком, глядя с обожание в её глаза.

- Мне нужно открыть клуб, - улыбнулась она, когда я начал целовать её под подбородком, слегка укусив её и тихо простонав.

- Прекрати, Дастин, - она посерьёзнела и поднялась с пола, - На четвереньки, малыш.

Я подчинился и встал на четвереньки, опустив глаза.

- Ты давно не спал, - напомнила она, - Ты заслужил отдых.

Я улыбнулся, чувствуя как радость прожигает меня изнутри.

- Спасибо, Госпожа, - выдохнул я.

- Ну тогда идти в свою клетку для сна, - она погладила меня по волосам.

Я пополз в угол комнаты, клетка для сна это что- то вроде тех клеток, в которых животных перевозят из одного зоопарка в другой, или что- то в этом роде. Я заполз внутрь, там я мог стоять на четвереньках. Она вмещала всё моё тело, я мог лежать в ней на спине, и иногда здесь был матрас. И сейчас он здесь, и я чуть не заплакал, наступая на него руками и коленями. Оказавшись внутри, я продолжал стоять, пока мне не разрешат лечь.

Дверь в клетку закрылась за мной, и я услышал щелчок замка.

- Ложись, малыш, - сразу же сказала она, и я улыбнулся, словно ребёнок, обняв руками матрас, и замычал от блаженства.

- Хороший мальчик, - я взглянул на неё, благодаря её своим взглядом, и она улыбнулась мне, - Спи, мой ангел. Завтра новый день.

- Спасибо, Алекс, - услышал я своё голос, - Я люблю тебя.

И я буду любить то, как ты будешь моей в этой самой комнате, очень скоро.

- Я тоже тебя люблю, пухлячок, - подразнила она, но я продолжал улыбаться, мне было слишком хорошо, чтобы злиться, - Завтра… нужно будет потренироваться. [ну то есть.. упражнения всякие... чтоб КАЛЛОРИИ его сжечь :/]

- Да, Алекс, - я сильнее прижался к подушке, снова чувствуя под собой эрекцию.

- Спокойной ночи, - наконец сказала она, стоя у двери. Она полностью выключила свет, и я снова застонал от удовольствия, не в силах сдержаться.

- Спокойной, - прошептал я, когда дверь закрылась и замки защёлкнулись.

И я провалился в сон. Замечательный, тёплый, мягкий сон… и теперь я был в парке, с Николь… я выбирал маргаритку с клумбы, прохладная трава щекотала наши обнаженные тела, и солнце целовало нашу кожу.