Глава 3. Откуда-то из чащи прилетели первые черные стрелы

Откуда-то из чащи прилетели первые черные стрелы. «Железные эльфы» ждали их. Вдоль бортов шлюпок поднялись толстые дубовые доски – еще один подарок «Черного Шипа». Дерево и стрелы разлетались в щепки, рассеиваясь вокруг смертельной шрапнелью. Послышались крики и стоны. Двое солдат рухнули за борт, и вода сомкнулась над ними, оборвав их вопли.

Конову охватила ярость. Ее эльфы освоили новую уловку! Ну ладно, его ребята тоже кое-чему научились.

– Орудие... второй залп... огонь!

Шестифунтовка послушно рявкнула, правда, на сей раз вместо картечи сержант Аркгорн зарядил ее книппелем. Нехитрая штука книппель, но совершенно убойная. Вылетев из ствола, два соединенных цепью ядра понеслись над берегом, вращаясь и сметая все на своем пути. Изначально предназначенный для срубания мачт и рей на кораблях противника, книппель причинял Ее деревьям не меньший урон. Как и Ее тварям.

– Не забывайте, одного надо взять живьем! – крикнул Конова.

Впрочем, он и сам понимал всю бессмысленность приказа. Даже если удастся захватить пленного, много ли они узнают от него, темного и изувеченного под стать Ее деревьям?

Рекки ревели и завывали от ярости и боли. Киль шлюпки зарылся в песок. Воспользовавшись толчком, Конова выпрыгнул прямо на берег, однако рядовой Ренвар с Джиром опередили командира на несколько шагов. Майор помнил, где его место. Ему полагалось возглавить строй и вести солдат, методично продвигаясь через остров, но весь накопленный в душе гнев, разом выплеснувшись наружу, погнал Конову вперед. Как и все предыдущие высадки. Он сам понимал, что им движет месть. Темная Владычица, использовав отца, дотянулась до него и тем сковала вечной клятвой Конову и его новых железных эльфов. Теперь Она преследовала их всех во сне, призывала к себе. Стремительный Дракон ощущал Ее зов, но ощущал он и другое: ярость.

Язычки морозного пламени пробежали по клинку сабли. Конова ухмыльнулся и ринулся в бой, ища себе добычу.

Сержант Аркгорн орал во все горло, требуя убраться с линии огня, но майор уже проскочил груды мертвых и умирающих рекк и заметался среди сарка-харов, кровавых деревьев Темной Владычицы. Все страдания, все муки, когда-либо испытанные Коновой, предстали перед ним в одночасье и падали под его клинком. Он крушил черные сучья с такой силой, что плечо заныло от перенапряжения всего через несколько ударов. Каждый раз, едва майор касался ветви лезвием, дерево охватывало ледяным пламенем и черные языки пожирали его с неумолимой уверенностью.

Конова улыбался – он всегда улыбался в бою, ничего не мог поделать, – и рубил снова и снова. Черное морозное пламя оставляло в воздухе дуги ледяных искр. Его сабля крушила и сжигала все новые и новые сарка-хары. Этих деревьев не должно быть. Это искаженный разум Темной Владычицы порождал кошмарные леса, грозящие всему живому. Всю жизнь Конова пребывал во власти Ее уродливой магии, и вот наконец у него появилась возможность расквитаться за свою участь!

– Твое могущество принадлежит мне, эльфийская ведьма! – орал он, разрубая дерево пополам. – И оно поможет мне покончить с тобой!

Мимо просвистела стрела, скользнув по щеке оперением. Майор бросился к стрелку, но Джир его снова опередил. Прыжок – и массивные челюсти зверя сомкнулись на шее черного эльфа. Тот рухнул навзничь. Конова даже не потрудился отозвать бенгара. Стрелок умер до того, как коснулся земли.

Сквозь стену деревьев проломились трое рекк. Выпучив белесые глаза и роняя с длинных желтых клыков капли слюны, они устремились к майору. Конова сжал рукоять сабли... щуплая фигура, стремительно обогнувшая офицера слева, атаковала ближайшее из чудовищ, опрокинув его под ноги двум оставшимся.

– Ренвар! – рявкнул Конова, мгновенно узнав солдата.

Рядовой возился над поверженным: штык его мушкета плотно застрял меж ребер, и боец все никак не мог его выдернуть.

Двое уцелевших рекк, мгновенно оправившись от нападения, бросились на юношу. Над головой солдата замелькали шестидюймовые когти. Конова метнулся к ним, перехватил саблю двумя руками и отрубил чудовищу лапу по локоть. Рану охватило ледяное пламя, мгновенно распространившееся по всему телу. Рекка осел на землю.

Третья тварь тем временем сбила Ренвара с ног. Майор занес оружие для удара, но тут в спине чудовища образовалась дыра в кулак величиной, откуда выплеснулись черные огненные языки. Пинком откатив тушу в сторону, Конова протянул было лежащему солдату руку и отшатнулся в изумлении. Вокруг ладоней юноши металось пламя, причем куда более сильное, нежели когда-либо удавалось вызвать самому Стремительному Дракону. Конова попытался заглянуть Ренвару в глаза, однако в стеклах очков рядового танцевало отражение морозных сполохов, создавая впечатление, будто огнем наполнены сами его глазницы.

– Господин майор, сзади!

В то же мгновение обсидиановый желудь кольнул сердце предупреждающим холодом. Эльф развернулся навстречу толпе рекк, вооруженных зазубренными обломками черных деревьев.

– Задницу, мать твою, убери! – рявкнули с берега.

Конова упал на землю ничком, хотя рекки уже почти добрались до него. Один из них занес импровизированную палицу...

Мир вокруг потонул в грохоте орудия. Окутанного песком и дымом, майора подбросило и ударило оземь. Кисти и затылок осыпало искрами, а над головой пропел снаряд. Нос и уши забило песком. И еще чем-то мокрым. В зажмуренных глазах заплясали черно-бело-рыжие звездочки.

Конова поморгал, затем приподнялся на локтях. Книппель добросовестно выполнил работу. От толпы рекк осталась лужа кровавого мяса. Похоже, гном наконец-то научился дорожить нашивками.

– Ренвар, вы... – Майор осекся.

Солдат, успевший к тому времени вскочить на ноги, мчался к зарослям. Ледяное пламя окутывало его кисти, пробегало вдоль мушкета. Конова, поднявшись с земли, отряхнулся и покрутил правой рукой, сжимавшей саблю. Временем поразмыслить над увиденным он не располагал, а вот силы у него еще остались.

– Сэр, вы не видали, куда делся рядовой Ренвар?

К нему, небрежно переступая через трупы, приближался сержант Аркгорн. «Костолом» он держал на изготовку, на ходу водя двойным стволом из стороны в сторону.

– Со мной все в порядке, сержант. – Конова демонстративно смахнул с мундира осколок черепа рекки.

Гном кивнул.

– Ну разумеется, сэр. Я же вас предупредил, разве нет? Вы Элли-то не видели?

Ответить майор не успел. Из-за деревьев донесся визг, слившийся с мушкетным выстрелом. Сам же Конова едва устоял на ногах, ощутив вспышку ледяного пламени необычайной мощности.

– Ладно, сэр, кажись, я уже знаю, где он! – произнес Аркгорн. – Управимся, ребята, чай не впервой! – Он жестом отдал подоспевшим бойцам команду на построение. – Идем клином. И чтобы смотреть в оба, а не то наткнетесь на что-нибудь похуже Ее крошек!

Кто-то застонал.

– Ну чего мы туда попремся? Пусть с ними тэпэшники разбираются! Они уже мертвые, а мы-то еще нет! На кой нам свои бошки подставлять?

Конова не видел, кто спрашивает, но сам вопрос он слышал не впервые. Его начали задавать, едва лишь выяснилось, что темные покойники – тени убитых – сражаются на стороне полка.

Сержант Аркгорн, сунув в рот два пальца, издал свист, способный заглушить не менее двух десятков разом закипевших чайников.

– Значит, так. Еще раз это услышу, отправитесь вплавь до самых Просторов Хасхугеб! Забыли? Темные покойники не любят, когда встает солнце! Они ж мертвые! Их время ночь, и все такое. Да что, вам мамочка в детстве сказок не читала, что ли? Надеяться не на кого. Держитесь стойко, деритесь смело, так смело, как только можете, и мы выйдем из этой передряги живыми! Не сбивайтесь в кучу и не делайте глупостей. Помните: толпа – легкая мишень!

Гном обвел строй суровым взглядом и дождался, когда все кивнут.

– Да, и десять золотых из рук самого принца любому, кто возьмет в плен эльфа, не считая присутствующих! – Он поднес руку к киверу, отдавая честь майору.

Конова, не в силах подавить улыбку, откозырял в ответ.

– Нале-во! Шевели задницей!

Подразделение выдвинулось вслед за Аркгорном. У некоторых солдат на остриях штыков плясало черное пламя.

Кое-кого из них Стремительный Дракон помнил довольно хорошо. Он кивнул рядовому Хрему Фульберу, однако громадный боец прошагал мимо, едва взглянув на офицера. Его поступок, конечно, шел вразрез со всякой субординацией, но Конова в последнее время на многое смотрел сквозь пальцы. Чем быстрее они покончат с делами на острове, тем скорее высадятся на Просторах Хасхугеб и воссоединятся с прежними железными эльфами. И вот тогда-то Темная Владычица воистину пожнет собственноручно посеянную бурю!