Глава IV БРАТСТВО КЛЕНОВОГО ЛИСТА БЕРЕТСЯ ЗА ДЕЛО

- Как пропал? - округлились глаза у Маши.

- Ну, будем надеяться, что не совсем пропал, - ответила бабушка. - Просто его племянник Сереженька договорился созвониться с дядей в восемь утра. Он потом должен был приехать к Альберту Поликарповичу на дачу, по каким-то своим делам. Вот они и условились: Сережа утром звонит, а дядя ему диктует список того, что нужно купить по дороге. Но у Альберта Поликарповича с самого раннего утра никто не подходит. Вот Сергей и волнуется. То ли, говорит, телефон у дяди опять сломался, то ли с дядей что-нибудь произошло.

- Так ведь Альберта Поликарповича... - вырвалось вдруг у Димки. - Ой!

Это Маша изо всех сил лягнула любимого брата по щиколотке.

- Что ты, мой милый, хотел сказать про Альберта Поликарповича? - в упор посмотрела на внука Анна Константиновна.

- Да что он там может сказать! - украдкой состроив брату страшную рожу, вмешалась Маша. - Я могу сказать то же самое. Только это будут одни предположения.

- Какие предположения? - спросила бабушка.

- Ну, Альберт Поликарпович ведь вполне мог забыть про племянника. И уйти с утра на прогулку, - отозвалась внучка.

- Теперь стоит где-нибудь посреди поселка и треплется с каким-нибудь Павлом Потаповичем, - стремясь исправить оплошность, подхватил Димка.

- Вот именно! - воскликнула Маша. - Стоят и обсуждают угол падения "пизанской дачи". Внуки фыркнули.

- Уймитесь, мои дорогие, - нахмурилась бабушка. - К вашему сведению, Павел Потапович и Альберт Поликарпович были крупнейшими учеными,

- Вот именно, были! - не удержался Димка и снова фыркнул.

- Мне стыдно слышать такое от собственного внука. Хорошо, что твой дедушка не присутствует при нашем сегодняшнем разговоре. Между прочим, Павел Потапович и Альберт Поликарпович до сих пор, остаются действительными членами почти всех академий мира.

Но Димку уже понесло. И он с самым что ни на есть нахальным видом заявил:

- Просто их исключить забыли. Видимо, в этих академиях давно не проводилась инвентаризация.

Машу скрючило от смеха. И она из последних сил прошептала брату:

- Не спорь. Иначе получишь.

- Ну вот что, мой милый! - совсем рассердилась бабушка. - Я в таком тоне о своих старых друзьях разговаривать не желаю! Но твое поведение мы обсудим попозже. А теперь - быстро к Альберту Поликарповичу. Выясните, что там случилось, и сразу назад. Я должна немедленно поставить в известность Сереженьку.

- А если Альберту Поликарповичу, например, стало плохо? - предположила Маша.

- Тогда вызывайте "скорую", а мне позвоните от Положенцева, - внесла ясность бабушка.

Димка даром времени не терял. Кинувшись к телефону, он принялся набирать Петькин номер.

- Я что вам сказала? - повернулась Анна Константиновна к внуку. - Срочно бегите к Положенцеву! Откуда мы с вами можем знать, вдруг с Альбертом Поликарповичем что-то серьезное?

- А я Петьке звоню, - ничуть не смутился внук. - Пусть с нами пойдет.

- В данный момент обойдетесь без Петьки, - оставалась неумолимой бабушка. - Живо в путь!

Маша, схватив брата за руку, потащила его к выходу. Димка изо всех сил упирался. Наконец Маше удалось столкнуть его с крыльца.

- И как можно скорее назад! - скрываясь в доме, повторила Анна Константиновна.

Димка тоже было рванулся обратно, но Маша мертвой хваткой вцепилась ему в руку.

- Ты что? Совсем? - уставился на нее Димка. - По телефону мне позвонить не дала.

- По-моему, совсем у нас ты, - изо всех сил пихала упирающегося брата к воротам Маша. - Сперва чуть бабке не проболтался, что мы Положенцева ночью видели...

- И не думал пробалтываться, - возразил Димка. - Ты же слышала: я совершенно вовремя остановился.

- Это он вовремя остановился! - всплеснула руками Маша. - Но только после того, как я ему по ноге двинула.

- Неважно, - понял Димка, что в данном случае истина не на его стороне. - И вообще, бабушка нам велела скорее попасть к Положенцеву.

- Вот как раз теперь мы забежим к Насте, - выйдя из ворот, устремилась к соседней даче Маша. - От нее позвоним Петьке. И все четверо отправимся к Положенцеву.

- Пожалуй, ты права, - нехотя признал брат.

Десять минут спустя члены Тайного братства стояли в полном составе возле ворот Положенцева.

- Говорил же я вам ночью: странная это история, - внимательно поглядел Командор на близнецов.

- А может, еще все нормально, - неспешно следуя к даче, возразили те. - Альберту Поликарповичу стало плохо, гости отвезли его в больницу. Там Положенцева накачали лекарствами и отправили домой.

- И теперь он крепко спит, - подхватила Настя. - А телефона попросту не слышит.

- Все, конечно, бывает, - пожал плечами Петька. - Но тогда мне лично странно, что племянник Положенцева ничего не знал о дядиных гостях;

- Мало ли, - возразил Димка. - Может, это были такие гости, о которых племянник знать совсем не должен.

- Почему не должен? - спросила Настя.

- Ну, например, Сереженька этих двоих мужиков не любит, - объяснил Димка.

- А может, все было гораздо проще, - выдвинула свою версию Маша. - Предположим, Альберт Поликарпович вечером договорился с племянником, что тот наутро позвонит и приедет. А чуть позже неожиданно нагрянули гости, засиделись допоздна, и Альберт Поликарпович оставил их ночевать. Вот Серёженька ничего и не знал.

- Теоретически вполне вероятно, - повернулся к ней Петька. - А вот практически...

- Что практически? - переспросил Дима.

- Практически... - продолжал Командор. - Как бы вам сказать...

Тут они подошли к крыльцу. Петька, первым взбежав по ступенькам, нажал на кнопку звонка.

- Вот сейчас мы практически все и узнаем, - подмигнул друзьям Командор.

Ребята прислушались. За дверью отчетливо раздавались трели звонка. Однако никто на них не реагировал.

- Или он крепко спит под действием какого-нибудь снотворного, или его там нет, - с самым что ни на есть серьезным видом заявил Димка.

- Какое глубокое наблюдение, - приторно улыбнулась Маша. - Кто бы еще, кроме нашего Димочки, мог до такого додуматься!

- Не нравится мне все это! - задумчиво произнес Командор.

- Погоди гнать волну, - сказал Димка. - Думаю, Альберта Поликарповича просто оставили в больнице.

- Тогда племянника наверняка бы предупредили, - медленно произнес Петька. - Между прочим, Сергей - единственный в Москве близкий родственник Альберта Поликарповича.

- Гости могли не знать Сереженькиного номера, - предположила Маша.

- А Альберт Поликарпович вообще, может, пока лежит без сознания, - сказал Дима.

- Слушайте, - побледнела Настя. - А вдруг он все-таки здесь? - указала она на: дом. - И лежит без сознания.

Петька еще раз позвонил. Потом дернул на всякий случай за ручку двери. Та неожиданно подалась.

- Открыто, - в полном изумлении прошептал Командор. - Войдем, - посмотрел он на друзей.

- Вообще надо бы, - неуверенно отозвался Димка, но никаких попыток перешагнуть через порог не предпринял.

- Я тоже думаю, надо, - кивнул Командор, но тоже оставался на месте.

Настя вообще молчала, испуганно заглядывая в дверной проем. Даже обычно решительная Маша вдруг с некоторым смущением проговорила;

- Может, нам за бабушкой сходить?

- Нет, - покачал головой Петька. - Сперва нужно проверить дом.

Собрав все силы, он глубоко вздохнул, переступил порог и оказался в прихожей. Остальным волей-неволей пришлось последовать за ним.

- Альберт Поликарпович! Это мы, - вдруг заорал во всю глотку Дима.

Остальные от неожиданности вздрогнули.

- Совсем спятил? - поглядел на старого друга Петька.

- Не спятил, а просто хотел, как вежливый человек, предупредить хозяина, - громким шепотом отвечал ему Димка. - А то вдруг он еще решит, что это вошли бандиты, и испугается. А у него и так сердце больное.

- Пока что испугались мы, - нахмурился Петька. - Ладно. Пошли дальше.

Друзья не без опасений вошли в гостиную. Там никого не оказалось. В столовой - тоже.

- Не похоже, чтобы у Альберта Поликарповича вчера были гости, - тщательно огляделся Петька. - Во всяком случае, тут он ничем их не угостил.

- Они могли потом все убрать, - возразила Маша.

- Пошли на кухню, - поманила друзей за собою Настя.

Но и в кухне царил идеальный порядок.

- Странно, - пожала плечами рыжая девочка. Ребята вернулись в коридор.

- А где он спит-то? - прошептал Дима.

- Вон там, - указал на закрытую дверь Петька. Едва он это произнес, как именно из-за этой двери раздались сначала протяжный скрип, а потом глухой удар об пол. Ребята в ужасе замерли.

- По-моему, мы опоздали, - в отчаянии прошептала Настя.

Петьке пришлось вновь собрать все свое мужество. Шагнув к двери, он резко ее отворил. В комнате никого не было. Кровать Альберта Поликарповича была раскрыта. Одеяло наполовину сползло на пол. На подушке корешком вверх лежала книжка.

- Это бабушкина, - поковырял пальцем переплет Димка.

- Точно, - кивнула Маша. - Она этот детектив дочитывала позавчера вечером.

- Вы лучше скажите, куда хозяин девался и что тут гремело? - продолжал озадаченно оглядываться по сторонам Петька.

- Действительно, - была столь же удивлена Настя. - В комнате-то никого.

- Просто вы очень ненаблюдательные, - вдруг с важностью произнес Димка.

Друзья разом к нему повернулись. Димка указывал взглядом на старенький телевизор, стоящий напротив кровати. На нем возлежал, как мраморное изваяние, большой пушистый дымчатый кот с огромными оранжевыми глазами.

- Какой красивый! - воскликнула Настя.

- Это Аргентум, - будничным тоном ответил Петька. - А попросту - Гена. Любимый кот Положенцева. Я про него совсем забыл.

Аргентум мяукнул и, направившись прямиком к Насте, стал усиленно тереться о ее ноги. Затем подошел к двери, обернулся и вновь громко мяукнул.

- Вот, значит, кто тут скрипел и шумел, - покосилась на распахнутую форточку Маша. - Просто Аргентум с ночной прогулки вернулся.

- Кажется, он нас куда-то зовет, - внимательно следил за поведением кота Дима.

- Наверное, что-то знает и хочет нам показать, - кивнула Настя. - С животными такое случается.

Кот еще три раза громко мяукнул. Затем с торжественным видом привел ребят в кухню, где немедленно принялся драть когтями шкафчик, на котором стоял огромный пакет с сухим кошачьим кормом. При этом он весьма выразительно поглядывал то на пакет; то на Настю.

- Жрать хочет, - констатировал Димка. - А на все остальное ему наплевать.

- Похоже, ты прав, - была согласна с братом Маша. Настя быстро покормила Аргентума, после чего тот потерял к ней всяческий интерес и, презрительно вильнув хвостом, удалился в спальню хозяина. Ребята В полном недоумении переглянулись.

- И все-таки, куда мог деваться Альберт Поликарпович? - задумчиво произнес Петька.

- Говорю же: в больнице он, - отозвался Димка, но на сей раз ответ его прозвучал куда менее уверенно, чем прежде.

- А я, например, все сильней и сильней сомневаюсь в этом, - покачал головой Командор. - Ладно, - поглядел он на остальных. - Не будем терять зря времени. Пошли на второй этаж.

Все четверо устремились вверх по узкой и крутой лестнице.

- И как этот старикан по ней ходит? - с трудом добравшись до площадки второго этажа, пропыхтел Дима.

- Положенцев вторым этажом почти не пользуется, - тут же объяснил ему Петька.

- Откуда ты про него все подробности знаешь? - удивилась Настя.

- Сын Положенцева и мой папа с детства дружили, - отвечал Петька. - А после того как Борис Альбертович уехал в Штаты, мой предок взял на себя заботу о старике. И часто его навещает. А иногда и меня просит что-нибудь ему отнести.

- Ну, прямо как наша бабушка и Коврова-Водкина, - усмехнулась Маша.

Анна Константиновна и впрямь постоянно твердила внукам: "Наташа - это мой крест. Общаться мне с ней иногда тяжело. И с головой у нее, сами знаете..." Тут бабушка Димы и Маши обычно выдерживала выразительную паузу и многозначительно добавляла: "Но я просто обязана заботиться о несчастной старухе!"

Подобные заявления весьма забавляли внуков. Ибо "несчастной старухе" было всего лишь на пару лет больше, чем Анне Константиновне. Однако та словно давно забыла об этом. И в сравнении с Ковровой-Водкиной ощущала себя куда более молодой и бодрой.

- В общем, Петька, у вас с папой тоже есть свой "крест", - копируя бабушкины интонации, продолжала Маша.

- Что-то вроде, - кивнул Командор. - Хотя Альберт Поликарпович еще вовсю работает. Кажется, даже какой-то новый научный труд недавно закончил.

- Знаем мы их труды, - презрительно отмахнулся Димка. - Ходят целыми днями по поселку и делятся последними сплетнями. Вот вам и все научные открытия.

- А послушать их, так они собираются сугубо в целях научных дискуссий, - фыркнула Маша.

Беседуя, члены Тайного братства тщательно осмотрели все пять комнат, располагавшихся на втором этаже. В них царило полное запустение. Второй этаж был давно нежилым.

- Если гости на этой даче сегодня и ночевали, то явно внизу, - сказал Петька.

Остальные кивнули. Командор, заглядывая под столы, диваны и кресла, еще раз для очистки совести прошелся по комнатам. Затем бросил скороговоркой:

- Здесь делать нечего. Спускаемся. Ребята вышли на улицу.

- На всякий случай прочешем сад, - распорядился Петька.

- Зачем? - не поняли остальные.

- А вдруг Положенцев где-нибудь там упал и теперь лежит? - с испуганным видом произнес Командор.

- Я же тебе говорю: Положенцева ночью увезли, - в который раз повторил Димка.

- Действительно, - подтвердила Маша.

- Сперва увезли, а потом могли привезти обратно, - принялся развивать новую версию Петька. - Уложили Альберта Поликарповича в постель и уехали. А он рано утром проснулся, вышел в сад, и там ему снова сделалось плохо.

- Тогда и впрямь вполне может лежать, - согласился Димка.

- Лучше бы не лежал, - прошептала Настя.

- Тебя не спросили, - мрачно откликнулся Димка. - Между прочим, человек предполагает, а Господь располагает. Никому из нас неизвестно, где и когда мы найдем свой конец.

- Слушай, ты, поэт и философ! - прикрикнул на него Петька. - Положенцев, может, нуждается в нашей помощи, а ты тут стоишь и рассуждаешь.

И он первым начал продираться сквозь заросший кустарником и бурьяном сад. Пока жива была жена Положенцева, за участком ухаживало сразу два садовника. После ее кончины погруженный в науку Альберт Поликарпович, по его собственным словам, "запустил все дачное хозяйство совершенно непозволительным образом". Теперь, бредя по саду, члены Тайного братства убеждались на практике, что Положенцев не преувеличивал. Сад его напоминал дикие джунгли. С той разве только разницей, что в джунглях отсутствует крапива, а на участке у Положенцева ее повсюду росло великое множество.

Димка, не пройдя и десяти шагов по этой сильно пересеченной местности, рухнул в царство какой-то особенно буйной растительности. В падении он ухватился за Петьку и увлек его за собой.

- Мальчики, где вы? - крикнули Маша и Настя. Они слышали совсем рядом треск и возню, однако ребят обнаружить не удавалось. Наконец, их головы показались над зарослями крапивы.

- Мы тут, - выпутывая из волос репейник, сказал Димка.

- Когда в следующий раз будешь падать, пожалуйста, за меня не хватайся, - строго взглянул на него Петька. - Ты мне, между прочим, чуть очки не разбил.

- А мне, между прочим, больше не за что было схватиться, - без малейших угрызений совести отвечал Терминатор. - И вообще, - внимательно оглядел он огромный участок Положенцева, - если тут лежат даже целых три Альберта Поликарповича, мы с вами никогда их не найдем в таких зарослях.

- Я бы сказала другое, - вмешалась Настя. - Вряд ли человек после сердечного приступа попрется гулять по такому жуткому саду.

- Это уж точно, - был совершенно согласен с ней Петька. - Тут можно гулять только на тракторе.

- Или на вездеходе, - добавил Димка, - но уж никак не пешком.

- Ладно. С этим мы выяснили, - настроился на деловой лад Петька. - Теперь давайте решать, как поступим дальше.

- Надо скорей возвращаться к бабушке, - напомнила Маша. - Она ведь нас ждет.

- Прежде чем к ней пойдем, нам нужно договориться, - покачал головой Петька. - Я повторяю: что будем делать дальше?

- А вдруг Положенцев уже вообще нашелся, - сказал Дима. - Мы придем к бабушке, и выяснится, что Сереженьке успели позвонить из больницы, куда и попал его дядя.

- Хорошо, если так, - с большим сомнением произнес Командор.

- А если не так, куда Положенцев делся? - спросила Настя.

- Вдруг его похитили? - предположил Петька.

- Похитили? - захохотал Димка. - Да кому нужен такой старикашка?

- Откуда мне знать? - пожал плечами Петька. - Но ведь вы сами с Машкой сказали, что те двое увели Положенцева из дома. И теперь его нигде нет.

- И если он в ближайшее время где-нибудь не найдется, наверняка сообщат в милицию, - подхватила Настя.

- Именно это меня сейчас и тревожит, - кивнул Командор. - По идее, вы с Димкой, - повернулся он к близнецам, - должны будете честно рассказать обо всем, что видели сегодня ночью.

- С елки свалился? - возопил Димка. - Да бабушка нам знаете что после этого сделает?

- И между прочим, про вас тоже рассказать придется, - подхватила сестра.

- Не вздумай! - побледнела Настя. - Меня тогда предки вообще отсюда куда-нибудь увезут!

- И, считайте, накрылось наше Тайное братство медным тазом, - с трагическим видом проговорил Командор. - А потому предлагаю никому ничего пока не рассказывать.

- Тем более мы ничего толком не знаем, - успокоила совесть Маша. - Даже внешности этих двоих мужиков не разглядели.

- На чем и в какую сторону они повезли Положенцева, нам тоже неизвестно, - добавил Димка.

- Вы же говорили, что на машине, - вспомнилось Насте.

- Мало ли машин на свете, - продолжал Димка. - Мы не знаем ни номера, ни марки, ни цвета.

- Все верно, - подвел итог Петька. - Милиции от такой информации пользы почти что ноль, зато нам неприятностей куча. Поэтому, если Альберт Поликарпович в ближайшее время так и не обнаружится, предлагаю начать самостоятельное расследование.

- Самостоятельное расследование? - разом уставились на него остальные. - И как ты это себе представляешь?

- Сперва нам нужно убедиться, что Альберт Поликарпович и впрямь пропал, - отозвался Петька. - Без этого, представляй не представляй, расследование с места не сдвинется.

- Ну а если убедимся? - упорствовал Димка.

- Ты что, детективов мало читал? - внимательно поглядел на него Петька.

- Много, - ответил Димка.

- Тогда чего спрашиваешь, - продолжал Командор. - Будем действовать, как все настоящие частные детективы. По-моему, это вполне подходящее занятие для Тайного братства кленового листа.

- Лучше не придумаешь! - азартно блеснули глаза у Насти.

- Куда вы пропали? - совершенно неожиданно для всех четверых подошла к нам Анна Константиновна. - Сереженька мне уже телефон оборвал. За смертью вас посылать.

- Зря ты так, бабушка! - с возмущением воскликнул внук. - Мы как раз только что тут все облазили. И Альберта Поликарповича нигде не нашлось.

- Не может быть! - горестно вскрикнула обычно уравновешенная Анна Константиновна. - А мы-то с Сереженькой надеялись...

- На что вы надеялись? - прервал бабушку Димка.

- Сереженька уже успел обзвонить все больницы и пункты "Скорой помощи", - начала объяснять бабушка. - Альберта Поликарповича ни в одном списке не оказалось. Вот мы и надеялись: вдруг у него и впрямь не работает телефон. Ах, ребята, как вы меня расстроили!

И, схватившись за сердце, Анна Константиновна опустилась на шаткую скамейку.

- Лучше не надо, бабушка, - предупредил Димка. - Тут все гнилое.

И он легонечко ткнул указательным пальцем в спинку скамейки. Тут же раздался треск. Скамейка рухнула. Хорошо еще. Командор со свойственной ему спортивной реакцией успел вовремя подхватить Анну Константиновну.

- Спасибо, Петруша, - с благодарностью посмотрела она на Командора. - На этом участке и впрямь лучше ни на что не садиться.

Петька, Настя и Маша перемигнулись. Они поняли друг друга без слов. Задайся Димка целью оправдать свою тайную кличку, лучше бы у него не получилось.

- Так друзья мои, - торопливо направилась к дому Анна Константиновна. - Сейчас прямо отсюда позвоню Сереженьке. Пусть выезжает. А потом нужно срочно вызвать Алексея Борисовича. Боюсь, без милиции тут не обойтись.

Петька по очереди оглядел друзей. Те едва заметно кивнули. И каждый из четверых про себя отметил, что они очень вовремя выработали тактику поведения.

Анна Константиновна уверенным шагом направилась к телефону. Когда друзья вслед за нею вошли в гостиную, она уже разговаривала с племянником Альберта Поликарповича.

Судя по ее репликам, ситуация за время отсутствия членов Тайного братства совершенно не прояснилась.

- Тогда мы сейчас обойдем ближайших друзей и соседей вашего дяди, - сказала Анна Константиновна. - Словом, будем надеяться... Ну, естественно, положение остается крайне тревожным... Да, да. Я думаю, вам так и следует поступить. Приезжайте как можно скорей.

И Анна Константиновна повесила трубку.

- Ну? - уставились на нее ребята, хотя им и без того было ясно, что Анне Константиновне нечего им сообщить.

- Будем надеяться на лучшее, - с явной тревогою произнесла она. - Однако пока...

И, не договорив, пожилая ученая дама развела руками.

- Да. Кстати, - вдруг внимательно поглядела на четверых друзей Анна Константиновна. - А каким образом мы с вами оказались в доме?

Внуки с тревогою переглянулись. Похоже, у бабушки от волнения за старого друга помутился рассудок.

- Пешком вошли, - принялся с таким видом втолковывать Дима, будто бы разговаривал с малым ребенком.

- Через дверь, бабушка, - очень ласково добавила Маша.

Глаза у Анны Константиновны вдруг гневно сверкнули. И она крикнула:

- Вы что, меня за идиотку считаете?

- Вовсе нет, бабушка, - смущенно отозвались внуки,

- В таком случае, объясните мне, каким образом вы вошли в чужой дом, если на ваши звонки никто не открыл? - не сводила с четверых друзей строгого взгляда пожилая ученая дама.

Внуки, невзирая на напряженность ситуации, облегченно вздохнули. С рассудком у бабушки явно был полный порядок.

- Мы сперва долго звонили, - солидно проговорил Петька. - А потом я случайно толкнул дверь, и она оказалась незапертой.

Едва он сообщил об этом, как лицо у Анны Константиновны побелело.

- Вот это и впрямь ужасно, - откликнулась она.

- Почему именно это ужасно? - решил выяснить Дима. - Вдруг Альберт Поликарпович отправился погулять, а дверь запереть забыл. И вообще...

Он хотел добавить, что с такими пожилыми людьми еще и не то случается, однако, вовремя вспомнив о возрасте собственной бабушки, предпочел промолчать.

- Забыл запереть дверь? - переспросила Анна Константиновна. - Это исключено. Альберт Поликарпович был до крайности пунктуален. Ах, почему был? - закрыла она лицо руками. - Пока есть надежда, я буду верить, что он жив. Нас и без того осталось так мало! - с тоскою добавила она и умолкла.

- А в спальне Альберта Поликарповича постель, между прочим, раскрыта, - услужливо проинформировал Дима.

- Знаете что, - решительно поднялась на ноги бабушка. - Не будем терять времени. Я обещала Сергею, что мы сейчас обойдем всех соседей. Вдруг Альберт Поликарпович и впрямь с утра зашел к кому-нибудь в гости.

- Запросто! - вырвалось у Димки. - Собрался Альберт Поликарпович, например, завтракать, увидел, что хлеба нет ни куска. Вот и отправился к какому-нибудь Павлу Потаповичу.

- А тот вместо хлеба его накормил какой-нибудь интересной длинной историей, - добавила Маша. - Вот Положенцев до сих пор там и сидит.

- Я была бы безмерно счастлива, если бы вы оказались правы, - ответила Анна Константиновна. - Хотя подобное поведение совершенно не характерно для Альберта Поликарповича.

- Тем более что хлеба у него на кухне полно, - внесла ясность Настя. - Я сама видела, когда мы кормили кота.

- Дело даже не в хлебе, - сказала Анна Константиновна.

- Естественно, - поддержал ее внук. - Он мог, например, занять яйца или ветчину, или там масло...

- Прекрати говорить глупости! - вновь начала раздражаться Анна Константиновна. - Ситуация очень тревожная, а он чушь какую-то мелет. Повторяю: дело не в хлебе или какой-нибудь другой еде, а в том, что Альберт Поликарпович договорился о встрече с племянником. И никогда бы без крайней надобности не стал никуда уходить.

Последнюю фразу Анна Константиновна произносила, уже спускаясь с крыльца.

- Вот что, друзья, - остановилась она на дороге. - Чтобы ускорить процесс, мы сейчас разделимся. Я беру на себя Семеновых и несчастную старуху Коврову-Водкину.

- К Ковровой-Водкиной как раз и мы можем, - из чистого чувства противоречия предложил Димка.

Остальные ребята с укором на него посмотрели. Не хватало еще в такой напряженный момент засесть на полдня у Натальи Владимировны, терпеливо ей растолковывая, что случилось.

- Нет уж. Вы только зря перепугаете Наташу, - к счастью, не согласилась с внуком Анна Константиновна. - Поэтому идите к другим соседям. И скорей возвращайтесь.

- К нам на дачу? - решил уточнить Димка.

- Почему к нам? - пожала плечами Анна Константиновна. - Сюда, разумеется, - указала она на дом Положенцева. - Мы тут дождемся Сергея.

Вскоре все разошлись по разным "объектам". Ребята справились со своей задачей достаточно быстро. Однако ничего нового они не узнали. Положенцев не попадался на глаза соседям с прошлого вечера. Петька даже заглянул на "пизанскую дачу". В ответ на его звонок из дома, предварительно погремев многочисленными щеколдами и замками, появился сам хозяин.

- Вы случайно сегодня утром не видели Положенцева? - вежливо поздоровавшись, спросил Петька.

- Старичка, что ли? - уточнил владелец холдинга.

- Ну да, - кивнул Командор.

- Естественно, видел, - тут же откликнулся хозяин "пизанской дачи"; - Каждое утро глаза мне мозолит, пока я занимаюсь на тренажерах.

- И сегодня мозолил? - обрадовался Петька. - А мы-то боялись, что он пропал.

- Если бы кто так устроил, чтобы он пропал... - мечтательно произнес хозяин. - Спасенья мне от него нету. Каждый день со своей рулеткой вокруг моего дома ползает. Но ничего, - подмигнул Петьке владелец холдинга. - Я скоро двух ротвейлеров заведу. Тогда пусть только сунется.

Петька был сильно разочарован.

- Значит, вы видели совсем другого старичка. Это Павел Потапович.

- Для тебя, может, и другой, а для меня именно тот самый. - И, поморщившись, словно от зубной боли, хозяин дачи ушел в свою покосившуюся башню.

Петька отправился на участок Положенцева. Маша, Димка и Настя уже были там. А вот Анна Константиновна явно где-то застряла. Ребятам было совершенно ясно, что засиделась она не у Смирновых. По всей видимости, бабушка Димы и Маши сейчас упорно преодолевала глухоту Натальи Владимировны, пытаясь ей объяснить, кто, когда и зачем пропал.

Дожидаясь бабушку близнецов, ребята обсуждали странное происшествие. По мнению Петьки, теперь, когда они обошли соседей, стало почти совершенно ясно, что Положенцев минувшей ночью скорее всего был похищен.

- Разумеется, - продолжал Петька, - пока еще есть надежда, что Альберта Поликарповича и впрямь отвезли в какую-нибудь из ближайших к поселку больниц. Но я лично в этом сильно сомневаюсь.

- Я тоже, - кивнула Настя.

- А если все-таки отвезли, плакало наше расследование, - угрюмо произнес Димка.

- Вот поглядите, - указала пальцем на брата Маша. - Перед вами самый человечный человек.

- Дело не в человечности, а в целесообразности, - заспорил брат. - Не люблю тратить лишних усилий. Вдруг мы начнем расследование, а после выяснится, что Положенцев отдыхает себе где-нибудь в больничной палате.

- И Димочка наш, конечно, расстроится, что с Положенцевым все в порядке, - покачала головой Маша.

- Ну почему ты вечно искажаешь все мои слова? - возмутился брат.

Тут появилась Анна Константиновна. Вид у нее был усталый.

- Нам с вами предстоит серьезный разговор, - хмуро взглянула она на внука и внучку.

- Какой разговор? - спросили они, лихорадочно пытаясь сообразить, в чем дело.

- Потом объясню, - ответила бабушка. - А сейчас отвечайте мне быстро, есть ли какие-нибудь обнадеживающие новости?

- Нет, - вразнобой отвечали все четверо. Анна Константиновна тяжело вздохнула.

- Наташа последний раз виделась с Положенцевым вчера утром. А с Татьяной Филимоновной они столкнулись, когда Альберт Поликарпович нес от меня домой книгу. Филимоновна вроде бы с ним завела разговор о здоровье. А Положенцев ответил ей, что здоровье, у него, слава Богу, пока богатырское. Вот только скучно коротать вечера одному. И бессонница что-то в последнее время мучает. Вот он и запасся на ночь интересной книжкой.

- А-а... Где-е... - хотел что-то уточнить Дима, но в это время от ворот послышался шум мотора.

Мгновенье спустя к крыльцу подкатила машина. Из нее вылетел племянник Альберта Поликарповича.

- Нашелся? - с надеждою поглядел он на Анну Константиновну и ребят.

- Увы, - отвечала бабушка Димы и Маши.

- Где же он в таком случае? - округлились глаза у Сергея.

- Единственная надежда, что в больнице, - ответила Анна Константиновна.

- Нет этой надежды, - махнул рукою племянник Положенцева.

- Почему вы так уверены? - удивились остальные.

- Ваш дядя мог пойти на прогулку, - вмешался Дима, - по дороге ему сделалось плохо...

- Альберт Поликарпович обожает дальние прогулки, - вставила Анна Константиновна.

- Вот ему сделалось плохо с сердцем, - продолжал развивать свою мысль Димка. - Альберт Поликарпович упал прямо на дорогу. Мимо проезжали какие-нибудь добрые и отзывчивые люди. И они доставили вашего дядю в ближайшую больницу.

- А их у нас тут две, - уточнила Анна Константиновна. - Одна в Задорах, другая в Квакшине.

- В Задоры я заезжал, - с грустью произнес Сергей, - Там ни о каком Положенцеве слыхом не слыхивали.

- Но у нас еще остается Квакщино! - не теряла присутствия духа Анна Константиновна. - Надо срочно звонить туда! Димка! - повернулась она к внуку. - Сбегай к нам на дачу за моей записной книжкой.

- Сейчас! - понесся к калитке Димка.