Глава третья. Не зли бабу – не получишь промеж рогов

Не зли бабу – не получишь промеж рогов

Свод семейных правил бесов

Дальше прогулка по Старому городу напомнило мне путешествие во времени. Словно мы переместились век этак, в восемнадцатый, с его двухэтажными резными особняками с башенками и нищими покосившимися хижинами.

Злость почти прошла. Позабыв обо всем, я шагала рядом с Баргой, с любопытством разглядывая привычные и в тоже время совершенно необычные дома. Оставшуюся часть города мы прошли тихо и достаточно быстро. Правда, время от времени до нас доносились непонятные грохочущие звуки. Меня они вначале пугали, но Барга посоветовал не нервничать, напомнив, что на мне ТАКИЕ доспехи.

Идти в новых доспехах оказалось куда приятнее. По сравнению с кожаными, они были удобными и практически ничего не весили.

Велия шел впереди, время от времени сотворяя яркие светящиеся шары, разгоняющие густую темноту. К слову сказать, тьма слегка разбавлялась непонятными бликами и сполохами, идущими словно бы из‑под земли.

Вдруг он остановился. Обернувшись к нам, он выразительно приложил палец к губам, махнул рукой, подзывая, и указал посохом вниз. Все сгрудились возле него, что‑то заинтересованно рассматривая.

Попрыгав за спинами, я, цапнув за шиворот мелкорослого беса, бесцеремонно выдернула его из этой «стенки». Распихивая столпившихся локтями, под утонченный бесовский мат пролезла вперед… и опешила, увидев спуск вниз, очень похожий на канализационный колодец. Даже крышка на нем лежала точь‑в‑точь такая же, какие я привыкла видеть на колодцах своего мира, только раза в три больше, и даже прикрыта она была не полностью, поджидая таких вот случайных прохожих, как мы. Снизу доносились непонятные гулкие звуки, словно сотни солдат маршировали по листовому железу коваными сапогами.

– Инте‑ре‑сненько! – протянула я, посматривая на люк. – Что это там еще за строевая подготовка?

– Ой, а может, мы туда не полезем, а? – испуганно заблеял Ларинтен, вцепившись в руку гнома.

– Перестань позорить мои седины! Ты мне друг или где? Еще раз что‑нибудь подобное вякнешь, и ты туда не полезешь, а полетишь, – гневно блеснул глазами Лендин. – Я тебя туда первым скину. Сечешь?

Колдун, кинув взгляд на эльфа, только виновато развел руками.

– Рад бы туда не лезть, но другого пути нет. Вход статуя запечатала! Забыл? – Ларинтен грустно кивнул, а Велия продолжил. – Мы должны прочесать эти подземелья в поисках других Великих. Найти оружие для Тайны, посетить ясновидящего Старого города и выйти в подлунный мир к землям Эльфийского союза. Это, друзья, наше ближайшее будущее, но прежде чем лезть вниз, нам надо хорошенько подготовиться. Объявляю привал.

Он оглянулся, заметил неподалеку от колодца широкую корягу и подошел к ней, снимая с плеча мешок.

С удобством расположившись на бревне, Барга сноровисто достал из мешка еще чуть теплые лепешки, нарезанное ломтиками подкопченное нежнейшее мясо, и, сделав бутерброды, рассовал их нам в руки. Все, с аппетитом оголодавших носорогов, накинулись на еду. Вскоре ему пришлось повторить угощение. Когда мы наелись, Лендин раздал всем по яблоку и достал довольно объемный жбан с элем, но Велия решительно его остановил.

– Вот доберемся до Винлейна, тогда на здоровье! – заявил он, одобрительно глядя, как Лендин с тяжким вздохом упаковывает бутыль обратно в мешок.

Через некоторое время, когда мы отдохнули и абсолютно перестали обращать внимание на тревожные звуки, колдун решил провести совет. А точнее высказать умные мысли на предмет происходящего.

– Как вы понимаете, нам нужно быть предельно осторожными. Другого спуска нет, а этот хорошо охраняется. В общем, я тут кое‑что придумал, – колдун нас оглядел, и торжественно произнес. – Заклинание «Бесплотной личины».

Барга крякнул и, вырвав зубами крышку, с жадностью припал к маленькой, пузатой, сделанной из темно‑зеленого стекла бутылке.

Велия, кинув на него быстрый взгляд, продолжил.

– Это заклятие на время превратит всех в призраков. Никто нас не увидит и не почувствует, но… всего один звук, – колдун выразительно посмотрел на меня, – и заклинание спадет, предоставив нас на растерзание взбешенной нечисти.

Я равнодушно хмыкнула и, скользнув по магу презрительным взглядом, насмешливо произнесла.

– Хилое заклинание. А у тебя в арсенале есть понадежнее?

Велия прожег меня взглядом.

– А тебе я лично кляп засуну! Потому что не доверяю безмозглым, болтливым женщинам!

– Фу, как грубо! А я не доверяю наглым, самовлюбленным типам вроде тебя! Так что, парниша, сам кушай свой кляп! Меня, достаточно, просто попросить! И вообще, очень надо с тобой разговаривать! Все!

Я жестом показала, что закрываю рот на молнию. Колдун едва заметно шевельнул губами, прищелкнул пальцами и с ехидством посмотрел мне в глаза. Все, последовав его примеру, тоже уставились на меня с едва скрываемыми усмешками.

«Ну и что тут такого смешного», – хотела сказать я, но получилось только жалобное мычание. – «Ну ладно, гад! Сам напросился, наконец‑то я выскажу тебе все, что думаю!»

Я, минут пять старательно мычала жуткие ругательства и проклятия в адрес этого пакостного колдуна. В конце концов, он смутился[4]и, оглядев веселящийся народ, снова что‑то прошептал.

– …,чтоб тебя подкинуло и разорвало, чтоб у тебя…, ой!

Я осеклась, сообразив, что могу, и даже очень громко выражать мысли. Интересно, а что я такого сказала, чтобы так ржать?

– Велия! Вот уморил!! Ха‑ха! – прохихикал Лендин. – Старина, что ж ты так опростоволосился? Нужно было с нее заговор немоты снимать, когда бы она мычать устала, а лучше, когда бы мы вышли из Старого города! И вообще, зачем ты с этой буйной связался? Она ведь на тебя столько проклятий навешает, никакие амулеты не помогут. А вдруг, правда, чего случиться, а?! Ты хоть оберег поставь!

Колдун так мрачно на меня покосился, что я побоялась сгореть заживо от одного только его взгляда. Нет, ну может, я что‑нибудь не то ляпнула, но он же сам заявил, что я тупая и болтливая? Вот вам и пожалуйста! Чего хотели – то и получили!

Ответив ему милой улыбкой, я пожала плечами. Мол, бывает, но, то ли еще будет!

– Повеселились, и хватит! – прервал всеобщее веселье Барга, внимательно посмотрев на Велию. – Ну, какой план?

Тот мигом сосредоточился.

– Значит так! Я открываю крышку, навожу на всех заклятие «личины». После чего мы становимся невидимы и общаемся мыслеформами. Поэтому, кое‑кому, даже думать вредно! Опасно для общего здоровья, – он, нахмурившись, снова покосился на меня и продолжил. – Первым пойдет Глисс.

Все посмотрели на заураска, чьи контуры едва виднелись около костра.

– Пригрелся! – с пониманием покивал ему эльф.

– С‑спать чего‑то хочетс‑ся! – прошипел тот.

– Это точно! – сладко зевнул сидевший неподалеку Ферес.

– Ну‑ка, дайте, я кое‑что попробую! – перебрался к нам поближе Барга.

Пропев коротенькое заклинание, оканчивающееся словом, очень похожим на «Херсон», он по очереди щелкнул всех по лбу.

– Ну вот, а еще меня буйной называли. – Потирая лоб, недовольно буркнула я, с удивлением прислушиваясь к новым ощущениям.

Во всем теле появилась удивительная легкость. Глаза широко раскрылись, из мозгов выветрился туман усталости. Хотелось бежать, петь, смеяться, перебить гору всевозможных монстров. Оглядев спутников, я с удивлением подметила, что их тоже раздирают подобные чувства.

– Круто! – довольно выдала я, и с надеждой поинтересовалась у Барги. – А ты меня так научишь?

– Ну, как учиться будешь! – усмехнулся целитель.