Больше книг Вы можете скачать на ‑ FB2book.pw 7 page

‑ Гайяр! ‑ одновременно прикладывая пальчик к моим губам с беззвучной просьбой не шуметь.

Я опешил. Сказать сейчас, что я был потрясен, ‑ это ничего не сказать. За доли секунды в душе родились сразу несколько вопросов, но ни один из возможных ответов не объяснял ее шокирующего поступка. Выдала себя полностью?!! Или... что? Как понимать ее последние действия? Я в жизни не был так растерян.

Оля же, поняв по моему оборвавшемуся от потрясения дыханию, что сумела меня добудиться, быстро поднялась и, так же тихо двинувшись к выходу, прошелестела:

‑ Идем...

Ситуация зашкаливала степенью невероятности, но я меньше всего намерен был сопротивляться призыву своей женщины, поэтому стремительно и бесшумно вскочив с кровати, в три шага нагнал ее у двери. Оля, невероятно потрясшим меня своей естественностью жестом, переплела свои пальцы с моими и, развернувшись, тихо прикрыла за нами дверь в помещение, где все так же спали тарн и айкар. Потом, стеснительно потупившись в приглушенном освещении коридора под моим недоуменным взглядом, безмолвно потянула меня в сторону модуляционной. Захлопнув изнутри дверь, разъединила наши руки и так же молча скользнула к огромному иллюминатору, в который рассеянной пылью попадал небольшой отголосок света габаритных огней базы и светили звезды бесконечной Вселенной.

Несколько расстроенный потерей ощущения тепла ее руки, испытывая все более возрастающее непонимание, я на автомате щелкнул выключателем, зажигая свет ‑ ведь ей в темноте было не видно. Но Оля, вскинув ладони к лицу, неожиданно запротестовала:

‑ Нет, пожалуйста... выключи. Я со светом совсем не смогу... В темноте как‑то проще, не так... страшно.

Чувствуя, что эту ночь уже можно смело считать самой невероятной ночью в моей жизни, я подчинился, снова погружая нас в серую тьму. Лично мне так тоже больше нравилось ‑ пусть я и хорошо видел дейрану, но ее черты, приглушенные тенями, смотрелись несколько размыто, позволяя мне видеть в этой незнакомке мою Ольгу.

‑ Ты... не против? ‑ снова долетел ее шепот.

Не совсем поняв, к чему относился вопрос ‑ к свету или происходящему, все же уверенно ответил:

‑ Нет, ‑ понимая, что чем бы ни был вызван ее сегодняшний поступок, готов на любую цену.

Шагнув ближе, замер за ее спиной, молча ожидая пояснений. Оля не спешила, по ощущениям, собираясь с духом. Но я был готов ждать. Стоять вот так рядом в темноте безмолвной ночи было невероятно радостно. Душу переполняло восторженным томлением и непонятным теплом.

‑ Я не люблю тебя, скорее ненавижу, ‑ наконец прошептала она, вздрогнув.

Шагнув вперед, преодолел разделявшее нас расстояние и медленно скользнул ладонями по ее скрещенным на груди рукам, обнял за плечи и осторожно, но уверенно притянул к себе.

‑ Знаю, ‑ шепнул ей на ушко, ‑ обещаю не давить на тебя, не торопить. Прошу только попробовать. Я просто чувствую, знаю, что смогу изменить твое отношение. Просто поверь и больше не беги.

Мгновение Оля стояла, напряженно застыв, но потом, расслабившись, оперлась спиной о мою грудь. Я даже заурчал довольно, буквально ликуя от внутреннего восторга, ощущая ее в своих объятиях.

‑ Сомневаюсь, что получится ‑ говорю искренне, ‑ как‑то рассеянно прошептала дейрана. ‑ Слишком много всего между нами, слишком. И личное и общее отсутствие взаимопонимания между нашими расами.

‑ Справимся, не трусь. Постарайся довериться мне, хотя бы попытайся, ‑ я, наслаждаясь каждым мгновением, сунул нос в Олину гриву. Какое непривычное ощущение. ‑ Тебе нравятся длинные волосы?

‑ Нет. Неудобно, ‑ честно ответила она. ‑ А тебе?

‑ Мне без разницы, ‑ ответив, понял, что тоже был честен. Мне, в самом деле, было неважно, какой длины у дейраны будут волосы.

‑ Мы о какой‑то ерунде говорим, ‑ недовольно фыркнула Оля, ‑ я хотела иначе. Думала выяснить все серьезно.

‑ Сразу все?! ‑ непроизвольно улыбнулся я. ‑ Давай попробуем постепенно? Сразу у нас как‑то не выходит.

И, не удержавшись, я потерся носом о ее шейку. Но Оля, недовольно передернувшись, прошептала:

‑ Прекрати, мне неприятно! Что еще за нежности с врагом?!

Глубокомысленно хмыкнув, отстранился, но тут же, не удержавшись, подул ей на шею. Оля опять дернулась, при этом хихикнув:

‑ Щекотно. Кожа все еще болезненно чувствительная.

Помолчав немного, решил соответствовать этой странной линии поведения, выбранной Олей ‑ словно бы два случайных незнакомца, столкнувшихся на миг на перекрестке судьбы, чтобы потом разойтись навечно, а оттого совершенно откровенные и раскованно бесстрашные и ничего друг другу не объясняющие, как и ничем друг другу не обязанные.

‑ Долго болело?

Оля тоже ненадолго замолчала, прежде чем порывисто прошептать:

‑ До сих пор...

Судорожно выдохнув, ощутил, как от испытываемых эмоций выстрелили, расправляясь, крылья. Неосознанно поверх своих рук обхватил ими дейрану, защищая, приятно холодя. Очень хотелось сказать: 'Глупышка!', но я промолчал.

‑ Ой, ‑ Оля тут же ладошкой провела по внутренней поверхности крыла, заставив меня заурчать снова, ‑ я потрогаю, да?

‑ Крылья врага? ‑ усмехнулся я ей в макушку. ‑ Что еще за нежности?

Теперь хмыкнула Оля. И снова замолчала, уставившись на звездную даль. Я тоже молчал, тихонько баюкая дейрану в объятьях. Тишина не мешала, было очень комфортно рядом с ней и как‑то... правильно. Простоял бы так жизнь.

‑ Мы неверно как‑то ведем себя. Я думала переубедить тебя, уговорить оставить в покое..., ‑ нерешительно протянула Оля.

‑ Врешь, ‑ тут же подловил ее и сразу предложил. ‑ Раз и так все неверно ‑ можно, я тебя поцелую?

‑ Не стоит, ‑ возразила она, разворачиваясь ко мне лицом в кольце моих рук и крыльев, ‑ поцелуй с врагом ‑ это как‑то уж слишком...

‑ Думаешь? ‑ я еле ощутимой дорожкой поцелуев скользнул по ее чувствительной шее, подбородку, ища своими губами ее рот. ‑ Все равно ведь ненавидишь, а так будет лишний повод ненавидеть сильнее ...

Целовались мы долго, с чувством, с полной самоотдачей, глубиной, с наслаждением, ‑ причем, явно обоюдным. И при этом оба помнили о ситуации, не забываясь ни на миг. Невероятно будоражащий опыт. Ну, Оля и ‑ организатор душевных комбинаций, просто талант.

‑ Понравилось? ‑ первым делом спросил девушку, как только мы, оторвавшись друг от друга, отдышались.

‑ Завтра скажу, ‑ блеснула хитрым взглядом дорогих моему сердцу глаз дейрана.

‑ Ловлю на слове, ‑ усмехнулся я.

И мы, медленно отступив друг от друга, не сговариваясь, двинулись к выходу. Проводив Олю до двери ее спального помещения, вернулся в свое.

Рухнув на кровать, поймал себя на ощущении блуждающей на лице счастливой улыбки и чувстве неописуемого счастья. Да уж, действительно сон устроила, сказку на ночь подарила, затейница! Все же бесстрашная она у меня. И хитрющая! Последняя мысль как‑то резко заставила собраться, возвращая в реальность ‑ и что это было? И зачем??! Так ва‑банк пойти... неспроста это. Но сколько ни думал, пришел только к одному выводу ‑ меня определенно и очень успешно мотивировали! Осталось понять, на что...

Вздохнув, закрыл глаза ‑ надо спать. Полночи позади, а завтра день сложный ‑ первый боевой вылет!