Манхэттен, Нью‑Йорк. Ли Нельсон сидела за столом с чашкой подогретого в микроволновой печи кофе

09:03

Ли Нельсон сидела за столом с чашкой подогретого в микроволновой печи кофе. Четверг. Утро. Сегодня никаких замечаний от начальства. Ей пришлось пройти четыре квартала, и теперь Ли сидела в помещении, не снимая пальто.

«Холодно – тридцать градусов… на ветру все сорок… А они еще собираются сегодня начать реконструкцию автостоянки для персонала».

Открыв лэптоп, женщина вошла в интернет, проверила свою электронную почту и удалила спам. Глаза задержались на теме сообщения «Поиск пропавших людей», и Ли кликнула по нему.

«Доктор Нельсон!

Спасибо, что обратились к нам за информацией о Беатрисе Шеперд, 30–38 лет, имеющей дочь 14–16 лет. Мы провели поиски в базах данных 5 названных вами штатов, а именно, в Нью‑Йорке, Нью‑Джерси, Коннектикуте, Массачусетсе и Пенсильвании.

Найдено два человека, чьи данные соответствуют запросу:

1) миссис Беатриса Шеперд , проживающая на Манхэттене, город Нью‑Йорк;

2) миссис Беатриса Шеперд , проживающая в Вайнленде, штат Нью‑Джерси.

Также мы нашли 4 миссис Б. Шеперд в штате Нью‑Йорк, 1 миссис Б. Шеперд в Нью‑Джерси, 6 миссис Б. Шеперд в Массачусетсе и 14 миссис Б. Шеперд в Пенсильвании.

Для более детальной информации предлагаем обратиться в нашу детективную службу (Уровень 2). Наш гонорар составит $ 195.95».

Взгляд женщины остановился на миссис Шеперд с Манхэттена. Она кликнула курсором по ссылке.

«Шеперд, Беатриса. 201 Вест‑Темз‑стрит, Бэттери‑парк, Нью‑Йорк.

Дочь Карен (возраст неизвестен).

Телефон: (212) 798–08–47 (недавно зарегистрирован).

Семейное положение: Замужем (живет отдельно).

Щелкните по карте».

Ли Нельсон распечатала полученную информацию, посмотрела на часы и, тихо выругавшись, схватила планшет с зажимом для бумаг. Она на десять минут опоздала к началу утреннего обхода.

Одобрительный свист и крики она услышала еще из фойе. Женщина перешла с шага на бег, когда ворвалась в двустворчатые двери палаты № 27.

Ветераны «болели», лежа на кроватях. Те, у кого были руки, сжимали банкноты. Безруким оставалось только кричать. В центре представления стоял Алекс Стивен Тиммер, бывший морской пехотинец. Вместо левой ноги у него был протез. Он стоял, балансируя на правой ноге, его руки с бейсбольной битой были заведены далеко за правое плечо. Поднос, на котором подавали еду, лежал у его ног, заменяя основную базу. Матрац, прислоненный к двери ванной комнаты, стал на время бэк‑стопом. Алюминиевое подкладное судно, привязанное к матрацу, символизировало зону страйка. Один мяч уже угодил в него.

С противоположного края прохода между кроватями, за шестьдесят футов от Алекса Тиммера, стоял Патрик Шеперд. В правой руке он сжимал бейсбольный мяч.

– Что, черт побери, тут происходит?! – закричала доктор Нельсон. – Здесь больничная палата, а не стадион «Янки».

Мужчины смолкли. Шеп отвернулся.

Мастер‑сержант Рокки Трет со своей койки обратился к разгневанной женщине:

– Тиммер играл за университетскую бейсбольную команду «Ураганы Майами». Он клянется, что в мировой серии университетских команд его показатель отбитых мячей был ноль целых триста семьдесят девять тысячных. Парень говорит, что Шеп не сможет его уделать, когда он в хорошей форме. Мы побились об заклад кто кого.

– Да ладно вам, доктор! Еще две подачи – и мы узнаем кто кого.

– Да! Да! Да! – закричали мужчины.

Алекс Тиммер кивнул головой.

– Еще две подачи, док! Это дело чести.

– Еще две подачи! Еще две подачи! Еще две подачи!

– Довольно!

Ли Нельсон огляделась по сторонам, соизмеряя энтузиазм ее пациентов и риск потерять работу.

– Две подачи, а затем все за собой уберете.

Мужчины одобрительно загалдели. Женщина подошла к Патрику.

– Ты сможешь бросать одной рукой? А вдруг потеряешь равновесие?

– Со мной все будет тип‑топ. Я немного практиковался в спортзале.

Ли оглянулась и посмотрела на Триммера.

– Он, по крайней мере, точно может отбивать. Надеюсь, ты с ним справишься, не разгромив все здесь.

Шеп криво улыбнулся.

– Душитель! Душитель! Душитель!

– Две подачи.

Ли Нельсон присела за столик дежурной медсестры возле Аманды Грегори.

Пожав плечами, медсестра сказала врачу:

– Могло быть и хуже. По крайней мере, они не думают о войне.

Алекс Тиммер указал на Шепа битой в манере Малыша Рута.[26]

– Ну, давай, горячая голова. Бей прямо в зону страйка.

Шеп развернулся, удобнее взялся за мяч, используя верхнюю часть бедра в качестве противовеса. Не имея возможности удержать равновесие при полном повороте, он должен был кидать напрямую, а не закручивать мяч. Шеп стал в устойчивую позу, не обращая внимания на биту, и сосредоточил все внимание на цели. Левая нога взметнулась вверх, колено коснулось груди, а затем нога пошла вперед в широком шаге. Одновременно правая рука запустила мяч. Белая молния прочертила воздух вдоль прохода за секунду до того, как бита, сделав неуклюжий замах, просвистела снизу вверх мимо мяча. Вот уже два мяча лежали в подкладном судне.

Вторая подача.

Ветераны неистовствовали. Деньги переходили из рук в руки. У кого‑то уже не выдерживали нервы, и бэттер оказался в их числе.

– Еще один удар, Шеперд! Еще один быстрый мяч! Ты хорош, но все равно этот мяч я уж наверняка отобью!

Шеп взял мячик у одного из ветеранов и принял другую позу. Его лицо оставалось бесстрастным, как у профессионального игрока в покер.

Ничего не изменилось – ни скорость подачи, ни угол поворота руки, только захват мяча был другим. Белый тазер пролетел мимо ряда стальных спинок коек, а затем вдруг резко снизился и проскочил на добрых десять дюймов ниже рассекающей воздух биты Алекса Тиммера. Бэттер вложил такую колоссальную силу в удар, что сила инерции развернула одноногого на 360 градусов. Бита из ясеня раздробила протез, и тот разлетелся на металлические осколки. Тиммер упал на пол и взвыл от боли, когда металлический обломок вонзился ему в левую ягодицу.

Все крики смолкли. Доктор Нельсон поднялась из‑за стола бледная, как ее больничный халат.

– Черт тебя возьми, Шеперд! Я ждал эту ногу восемь месяцев! Целых восемь месяцев! И что мне теперь делать?!

Шеп пожал плечами.

– Тебе повезет в следующий раз, горячая голова.

Мужчины кричали и хохотали. Одноногий ветеран поднялся с линолеума и запрыгал к однорукому обидчику с явным намерением затеять драку. Потрясенная доктор Нельсон стояла на месте и наблюдала, как к ней на выручку спешат санитары.

В кармане ее халата завибрировал пейджер. Вытащив его, женщина прочла:

ПРИЕХАЛИ БОЛЬШИЕ ШИШКИ.