Джон и Нелли Матинсоны: синхронное осознавание. Молодые Джон и Нелли все время спорили о сексуальности и подвергали сомнению привычные представления об этом

Молодые Джон и Нелли все время спорили о сексуальности и подвергали сомнению привычные представления об этом. Джон родился в ирландской католической семье и боролся с чувством вины за мастурбацию. В школе он злился на монахинь, которые заставляли его думать о “пролитой сперме” как о грязном и греховном деянии. Нелли росла в Новой Англии в семье атеистов, которых не особенно заботило, каким образом надо заниматься любовью.

Запрещенные чувства разжигали страсть Джона, в то время как Нелли в моменты близости вела себя более рационально. “Сегодня ночью у меня не было оргазма, – могла сказать Нелли своему мужу. – Ну и что, ничего страшного!” Но Джон знал, что занятия любовью без оргазма не вызывают у Нелли энтузиазма, а когда она достигает пика наслаждения, оргазм очищает ее кожу, раскрывает поры, горло и возможно даже душу. В такие моменты она просто пылает.

Джон и Нелли много говорили на эту тему. Они обнаружили, что Джон часами, а иногда даже днями, мечтает об этом, прежде чем подойти к Нелли. В отличие от своего мужа, Нелли никогда не предавалась сексуальным фантазиям. Она была поражена признанием Джона и попросила его поделиться с ней своими фантазиями. Тогда он стал рассказывать Нелли о своих сексуальных образах даже по телефону, отрывая ее от работы и нашептывая ей свои фантазии. Такие разговоры возбуждали ее задолго до встречи с ним.

Через несколько недель Нелли стала сама звонить Джону, чтобы сказать ему, как она “вдыхает аромат его мужских рук”. Сексуальная энергия супругов нарастала, и они продолжали практиковаться, сообщая друг другу, когда они хотят заниматься любовью. Часто они ждали неделями, прежде чем подойти друг к другу. В этот период они могли испытывать блаженство даже от простого прикосновения.

Они не просто открыли для себя возможность делиться образами и фантазиями, которые возбуждали их обоих, вместе они получили некую яркую сексуальную энергию, которая неизбежно покидала их, когда они получали удовлетворение после любви. С тех пор Нелли уже не считала, что оргазм не имеет для нее значения, а Джон больше не чувствовал себя “гадким мальчишкой”, когда чувствовал силу своего возбуждения и удовлетворения.

В начале своего супружества они рисковали создать стереотипные семейные отношения: неуверенный муж, который просит у жены любви, как одолжения, и жена, уступающая ему по доброте душевной, но без всякого удовольствия. Растущее осознавание сексуальных фантазий привело их к ожиданию взаимного возбуждения. Вместе они обнаружили в себе искусство синхронности в сексуальном притяжении и энергии либидо. Они нашли множество способов удовлетворения друг друга, и не только в постели.