ГЛАВА 6. Едва войдя в гостиную, я тут же бросилась к телефону и набрала Лилькин домашний номер

Едва войдя в гостиную, я тут же бросилась к телефону и набрала Лилькин домашний номер. Лилька не заставила себя ждать: моментально сняла трубку.

– Лилька, а ты что не в баре?

– Я сегодня еду в ночной клуб с соседкой. Еще рано, я только собираюсь. А ты что, хочешь составить нам компанию?

– Нет. Я сейчас на даче у Сергея.

– Он что, заехал за тобой на работу?

– Нет. Тут такое произошло… Лилька, я сама ничего не пойму.

Рассказав Лильке о том, что со мной случилось, я почувствовала, что мои нервы уже на пределе.

– Лилька, ты меня слушаешь?

– Ну конечно, слушаю, – задумчиво произнесла подруга.

– А почему ты тогда молчишь?

– А что я должна сказать? Я пребываю в шоке от того, что ты мне рассказала. Эта сумасшедшая тетенька с пистолетом… Если бы со мной произошло подобное, то я бы точно с ума сошла. Жуть: явиться в офис с пистолетом для того, чтобы узнать, едет муж с любовницей на курорт или нет! Нужно теперь криминальные новости внимательно смотреть.

– Зачем?

– Чтобы узнать, какая будет развязка.

– А какая будет развязка?

– Думаю, тетенька не остановится и обязательно воспользуется своим оружием. Только вот интересно, кого она вперед отправит на тот свет: любовницу или своего мужа?

– Ты уверена, что развязка будет именно такой?

– Конечно! Она же сумасшедшая, у нее психика нарушена. Только ненормальная может прийти в туристическую фирму и потребовать ксерокопии путевок, угрожая пистолетом. Ей повезло, что ты не сдала ее милиции. Хотя следовало бы. Возможно, тогда бы она не натворила бы больше никаких глупостей. Хотя знаешь, я бы тоже не стала лишний раз с милицией встречаться. Не верю я в то, что она меня бережет, хоть убей.

– Ты все же считаешь, что кто-то из этой троицы в Турцию не полетит, потому что он уже мертв?

– Я в этом даже не сомневаюсь, – заверила меня Лилька. – Послушай, а у нас ведь такая работа опасная. Нам молоко за вредность давать надо, да и не только молоко. Где это видано, чтобы вооруженные туристы в офис приходили! А ведь приходят же.

– У меня сегодня не день, а черт-те что: «День сплошных кошмаров» называется. Сначала эта сумасшедшая, затем на моих глазах чуть было не убили Сергея, а теперь я оказалась на этой даче…

– Послушай, Полинка, а ты уверена, что ты находишься на даче у Сергея? – как-то осторожно спросила меня Лилька.

– Ты хочешь сказать… – От Лилькиного вопроса на моей спине выступил холодный пот, и я на мгновение потеряла дар речи.

– Я вообще ничего не хочу сказать. Все то, что ты мне рассказала, очень даже странно. Может, тебя кто-то другой похитил, прикрываясь именем Сергея?

– Ты думаешь?

– А почему бы и нет!

– Лилька, ну разве так похищают? Хорошенькое похищение! При этом мне разрешают пользоваться телефоном, купаться в бассейне, есть фрукты и смотреть новые фильмы. Необыкновенное заточение, ничего не скажешь! Когда людей похищают, их кидают в грязные и холодные подвалы, а не помещают их в такие условия. Ты пойми, если я захочу, то я в любое время могу отсюда уйти. По идее, меня никто здесь не держит. Кроме меня, в этом доме никого нет.

– Ты действительно так оптимистично настроена или просто успокаиваешь саму себя?

– Скорее – второе. Ты понимаешь, со мной в жизни ничего подобного не происходило. Я даже не знаю, что мне делать: радоваться или плакать? С одной стороны, сегодня я чуть было не потеряла любимого человека, но он остался жив, и я надеюсь, что с ним все в порядке. Тем более завтра к восьми часам вечера он приедет сюда для того, чтобы встретиться со мной. Конечно, я могла бы радоваться еще и потому, что я знаю: завтра я увижу любимого, и уж лучше жить с этой мечтой, чем сидеть у себя дома, лить слезы и пребывать в неизвестности. Хотя, может, и радоваться-то нечему. Может, мне лучше заплакать? Кто даст мне гарантию, что это действительно дача Сергея? И еще…

– Что еще? – По голосу Лильки было нетрудно догадаться, что ее заметно насторожила прерванная на полуслове фраза. – Ну, что еще-то?

– Еще мне тут страшно оставаться одной. А вдруг меня сюда привезли для того, чтобы убить? Я лягу спать, а ночью в дом зайдет убийца и меня задушит. Да и вообще, мало ли что в этом чужом доме со мной ночью может произойти.

– Если бы тебя хотели убить, то это обязательно сделали бы раньше. Сама посуди, зачем такой роскошный дом пачкать, если по дороге в него твои похитители проезжали столько подходящих мест. – Лилька немного задумалась, но тут же добавила: – Полина, а может, тебе стоит домой поехать? Зачем судьбу-то испытывать? Приедешь домой и точно так же наешься фруктов, насмотришься хороших фильмов, вместо бассейна посидишь в своей ванне. Ты же любишь валяться в ванной с душистой пенкой! По крайней мере, дома ты будешь в безопасности. А завтра, когда страсти улягутся, ты позвонишь Сергею и скажешь, что ты ждешь его к восьми часам вечера, но только у себя дома. Сама рассказывала, как тебя просто убивало это выражение: «Сергей велел».

– Лилька, а если Сергей решил меня спрятать, потому что моей жизни и в самом деле угрожает опасность?

– А ты, в отличие от него, ничем противозаконным не занимаешься, почему она должна тебе угрожать?

– Мне кажется, что если девушка является любовницей мужчины, связанного с преступным миром, то для того, чтобы ее жизни угрожала опасность, ей необязательно заниматься чем-то криминальным. Вполне достаточно того, что в чем-то замешан ее возлюбленный.

– Тоже верно.

– Ты знаешь, я все-таки здесь останусь, потому что после всего, что произошло, у меня нет твердой уверенности в том, что опасность не будет подстерегать меня в собственной квартире.

– Значит, делай как Сергей велел.

Мне показалось, что этой фразой Лилька сознательно хотела меня поддеть, и я тут же решила расставить все на свои места, сделав ей замечание.

– Лилька, ты прекрасно знаешь, что я мужиков никогда не слушалась и слушаться не буду, поэтому что-то приказать мне невозможно. Если я решила остаться в этом доме, то это только мое решение.

– Да оставайся, пожалуйста. Ты что, на меня обиделась?

– Нет. Просто мне и так тяжело, да еще ты меня подкалываешь.

– Полина, а ты мне для чего позвонила? Попросить совета? Так вот я тебе и посоветовала бросать эту непонятную дачу и уносить ноги домой.

– Мне твой совет не совсем по душе. Я хотела, чтобы ты знала, где я и что со мной.

– Так как я могу знать, где ты, если ты сама не знаешь, где находишься? Ты хоть сама знаешь, за сколько километров от Москвы находится эта дача и в каком направлении?

– Нет.

– Так вот и я про то же. Ты же лежала на заднем сиденье автомобиля и не имела представления, куда тебя везут и по какой дороге.

– Я всегда могу спросить у соседей, где я нахожусь.

– Да, только Сергей не велел выходить тебе за территорию дома и общаться с соседями.

– Да что ты заладила: «Сергей велел» или «Не велел»? Сначала эти похитители, потом ты… Я вот сейчас все события в голове прокручиваю и прихожу к мысли, что только люди Сергея могли привезти меня на эту дачу. Если бы это были те, кто стрелял в Сергея из того злосчастного «жигуленка», то они бы уже давно отправили меня на тот свет как свидетельницу преступления, и дело с концом.

Случайно мой взгляд упал на предмет, лежащий на подоконнике. Я невольно вздрогнула и, попросив подругу немного подождать, подошла к окну.

На подоконнике лежала барсетка Сергея, та самая, которую я подарила ему на день рождения и с которой он походил совсем недолго, а потом почему-то убрал ее в шкаф. Купил себе новый портфель и сказал, что с ним ему удобнее ходить, так как он более вместительный и больше подходит ему по стилю. Открыв барсетку, я убедилась, что она пуста. Не выпуская свою находку из рук, я вернулась к телефону.

– Лилька, можно не переживать. Я на даче Сергея.

– А откуда у тебя появилась такая уверенность?

– На подоконнике лежала его барсетка, она у меня сейчас в руках. Я дарила ему ее на день рождения.

– Полинка, да ты что, совсем головой тронулась? Даришь на день рождение мужикам барсетки?! – тут же пристыдила меня подруга.

– А что, нельзя, что ли?

– Нежелательно. Это не ты мужикам подарки делать должна, а они тебе. Не думала я, что ты еще и на мужиков тратишься. Ты что, миллионерша?

– Лилька, ты же прекрасно знаешь, сколько я зарабатываю.

– По нынешним меркам – не так уж и много.

– Я что, не могу любимому мужчине на день рождения подарок, что ли, сделать?!

– А ты уверена, что это барсетка Сергея? – недоверчиво спросила Лилька. – Может, это просто похожая барсетка, и все. Может, в ней лежат какие-нибудь документы, по которым можно определить, кто ее хозяин?

– Никаких документов там нет. Сергей же с этой барсеткой не ходит. Естественно, он из нее все вытащил. И все же мне кажется, что это именно мой подарок. У меня прямо чутье какое-то.

– Полина, будь осторожна. Извини, мне уже в ночной клуб пора. Такая неделя была тяжелая, что очень хочется отдохнуть, расслабиться и позволить себе маленькое ночное приключение.

– Ты хочешь сказать, что нам пора заканчивать разговор?

– Полинка, ты же знаешь, что я готова болтать с тобой до самого утра, но мне уже пора выходить из дома. Если я буду тебе нужна, то звони мне на мобильный телефон.

– Желаю тебе приятного отдыха и, как ты говоришь, маленького ночного приключения.

– И сексуального тоже, – добавила Лилька.

– Лиля, ты неисправима. Тебе мужчиной нужно было родиться. Я же сказала, что желаю тебе ночного приключения.

– А ночное – не обязательно сексуальное? Так пожелай мне встретить интересного, обаятельного и щедрого мужчину с хорошей эрекцией.

– Лилька, стыда в тебе нет!

– Чего нет – того нет, но ты знаешь, я от этого как-то не страдаю, – честно призналась Лилька и пошла собираться в ночной клуб.

Положив телефонную трубку, я уже более придирчиво осмотрела барсетку и, придя к выводу, что она, несомненно, принадлежит Сергею, принялась исследовать дом. Теперь я уже не сомневалась, что это именно его дом, потому что мне стало казаться, что дом пропах ЕГО запахом и что повсюду ощущается незримое присутствие Сергея. Дом был роскошным, удобным и просто уютным. Я ходила из одной комнаты в другую и, обнаружив отличный бар, который располагался на кухне, стала изучать его содержимое, понимая, что мне сейчас просто жизненно необходимо что-нибудь выпить. Я должна привести в порядок воспаленные нервы, унять дрожь в коленях, настроить себя на нужный лад, ведь завтра я увижу Сергея. Он обязательно развеет все мои сомнения и объяснит, что случилось. Ведь сегодня наша с ним встреча была такой короткой… Одному богу известно, как мне хотелось его успокоить, поддержать, броситься ему на шею, но рядом стояла жена, которая имела намного больше прав находиться рядом со своим мужем в трудную минуту.

Налив себе бокал джина с тоником, я сделала несколько глотков и посмотрела на висящий на крючке женский фартук и стоящие неподалеку женские тапочки. Смешно, но даже на предметы женского туалета я смотрела с нескрываемой ревностью и ничего не могла с собой поделать. Увы, но алкоголь не смог меня успокоить должным образом. С каждым глотком я все больше и больше приходила к мысли о том, что успокоить меня могут только крепкие объятия Сергея. Теперь все мои подозрения подтвердились, и я уже не сомневалась в том, что Сергей принадлежит к преступному миру и занимается не самыми благовидными делами. И как меня угораздило влюбиться в подобного принца, который сделал из меня преданную рабыню и приучил меня довольствоваться теми крохами, которые он мне давал? В этот момент мне почему-то вспомнились слова Сергея, который называл меня ветреной, непредсказуемой и постоянно ускользающей женщиной. При этом он театрально взмахивал руками и наигранно спрашивал сам себя о том, как же его угораздило в меня влюбиться? Сергей хорошо знал все мои больные места, и если он считал, что я сделала что-то не так или чем-то его обидела, то он начинал рассказывать мне о своей жене и дочери, доставляя мне тем самым нестерпимую боль.

Зайдя в спальню, я, пошатываясь, подошла к кровати и увидела большую подарочную коробку, перевязанную ярким бантом.

– Что это???

От неожиданности я моментально протрезвела и взяла в руки открытку, лежащую рядом с коробкой.

– Не понимаю…

«Милая Полина. Надеюсь, что тебе понравится моя дача и ты хорошо проведешь здесь время. Мне бы очень хотелось, чтобы к моему приезду ты надела этот комплект роскошного нижнего белья своей любимой фирмы и эти потрясающие туфли на шпильках. Не сомневайся, все размеры твои. Ты же знаешь, что я никогда не ошибаюсь. Заранее представляю, как ты будешь в этом выглядеть, ведь ты же у меня просто красавица! Надеюсь, что тебе понравится мой подарок и ты встретишь меня в этом белье и туфлях. До встречи. Твой Сергей».

– Ничего не понимаю!

Перечитав эту открытку несколько раз, я ощутила, как учащенно забилось мое сердце, и почувствовала, что дурман, в котором я находилась некоторое время назад, тут же испарился, не оставив и следа.

– Надо же, как бывает, – я и сама не заметила, как стала размышлять вслух. – И когда Сергей успел это написать? Он ночевал у меня, а потом узнал, что у него похитили дочь. Ушел не попрощавшись. Весь день не давал о себе знать, не отвечал на мои звонки, а один раз на звонок ответила его жена. Вечером в Сергея стреляли, и он чудом остался жив… И все же он когда-то сюда приезжал, положил подарок и написал открытку. Значит, он заранее знал, что сюда приедет и что я буду здесь? Все как-то не склеивается между собой. Ладно, завтра Сергей приедет и сам все объяснит. И все же это так мило и так красиво с его стороны… Сергей, как никто другой, умеет дарить мне праздник.

Больше всего в душу мне запали последние слова, написанные в открытке: «Твой Сергей». Конечно, я не строила особых иллюзий и прекрасно понимала, что Сергей совсем не мой, но тем не менее мне было приятно, что он так написал. И все же я свято верила в то, что жена Сергея не сможет любить его так, как люблю его я. Распечатав красиво упакованную коробку, я достала из нее восхитительное белье своей любимой фирмы, а также туфли на высоченных шпильках и радостно закричала от восторга.

– Это же просто шикарно! Да и размер мой. Даже размер туфель угадал! Эх, Сережка, с каждым днем ты удивляешь меня все больше и больше. Если бы ты знал, как сильно я тебя люблю. Если бы знал… Я обязательно завтра же скажу тебе об этом. Господи, только бы побыстрее наступило завтра! Как же много мне нужно тебе сказать. Как много… Я больше не могу и не хочу держать все в себе.

Сложив подаренные вещи обратно в коробку, я спустилась на цокольный этаж и голышом искупалась в бассейне. Странно, но в этом роскошном доме, кроме тапочек и фартука, женских вещей больше не было. Создавалось впечатление, что жена Сергея не была вхожа в этом дом или появлялась здесь крайне редко.

Выпив еще бокал все того же джина с тоником, я почувствовала, что совершенно запуталась в своих мыслях и чувствах, а подойдя к окну, отметила, что на улице уже темно и обратной дороги из этого дома мне уже нет. Этой ночью я долго не могла уснуть и постоянно прислушивалась к звукам, которые, как мне казалось, раздавались в доме. И все же я наконец устала от изматывающей бессонницы, устала от самой себя, устала от непонятных звуков в доме и смогла уснуть.