Нет. Я обнаружил правду самостоятельно. Ты была Хади тогда, но теперь - Хайди. Кем бы ты ни была, независимо от того, что ты, ты была там, когда Баден был убит

Утверждение. - И все же, ты из всех людей, держишь меня вот так?

Когда она выпалила вопрос, понимание осенило ее. Это было затишье перед бурей. Он просто показал ей наслаждение, что она могла иметь, но которого теперь навсегда лишится.

Она горько рассмеялась. Он не знал, что в жизни полной сожаления и боли, лишение ее чего-то было привычным. Этим, он ее не сломает. Не уничтожит ее. Независимо от того, что он сделает, она уже испытала худшее.

Амун развернул ее, прежде чем прервать контакт. Их взгляды встретились, черный огонь полыхал в его глазах, когда он смотрел на нее. Она задохнулась от поразившего ее еще одного понимания. Он не был бесстрастен, касаясь ее. Отнюдь нет. Морщины от напряжения показались у его глаз и рта. Его губы были туго сжаты поверх прямого белого жемчуга его зубов. Его дыхание было поверхностным и быстрым, его ноздри раздувались.

Стоп. Он хотел ее? Или он был просто зол?

Опухоль на его лице стала спадать, показывая грубую красоту, которая совершенно потрясла ее. Его кожа походила на самый богатый кофе, смешанный с небольшой ложкой сливок.

Эти великолепные черные глаза были обрамлены густым веером шелковистых ресниц, ресниц длиннее даже чем ее. У него был орлиный нос, королевский и гордый. Его скулы были остры, как граненое стекло. Губы, которые считались бы жестокими, если бы не их мягкий розовый цвет, блестящий с влажностью.

Его грудь была обнажена, изуродована четырьмя яркими полосами.

Следы ногтей, подумала она с дрожью. Его собственных? Ее? Его соски были маленькими и коричневыми бусинками. Канаты мышц обвивали торс мужчины, который оттачивал свои силы на поле боя, а не в спортзале.

На нем были тренировочные штаны, низко висевшие на его талии, обнажившие непокорные темные, упругие завитки на его паху. И когда она увидела, что закругленная головка его члена выступала над материалом с капелькой спермы показавшейся из щели , она сглотнула отдернув взгляд обратно на его лицо.

Он был спокойным, говорил Страйдер. И все же она никогда не видела человека, выглядевшего столь ожесточенным.