Плато Наска, Перу

Воздушный шар летел в тысяче футов над пампой. Оранжево‑синий нейлон был виден издалека.

Майкл Гэбриэл управлял горелками, в которые подавался газ из баллонов с пропаном, уложенных на дно корзины. Лора стояла рядом, в противовес Юлиусу и его загадочному другу, которого археолог продолжал называть Баламом.

– Вот это и есть паук, Балам, он определенно из ранних, более совершенных рисунков. Видите нечто знакомое?

– Это не долина Хун‑Ахпу. Наша долина поросла густым лесом, в ней было множество ручьев, они сбегали с гор. Наша долина выходила к океану.

– Океан к западу отсюда. Я хотел бы двинуться на восток, к рисунку, на котором мы вас нашли. Вот шоссе Пан‑Американ, мы приближаемся к месту… Вот он. Видите эту спираль? Тут вы и лежали. Ничего не всплывает в памяти?

– Всплывает дерьмо в туалете, – рассмеялся Майкл. – А его мозг не сливной бачок, Юлиус.

Лора спрятала улыбку.

– Не обращай на них внимания, Балам. Сосредоточься на рисунке. Он связан с пророчеством о конце света?

Иммануэль Гэбриэл смотрел на спираль, и его поврежденный мозг пытался сопоставить образ с осколками воспоминаний.

– Ты видел это изображение раньше, Чилам Балам?

– Да.

– Не напрягайся. Закрой глаза, и образ сам придет к тебе.

Он зажмурился, на лице выступил пот.

Лора собралась заговорить. Юлиус сделал запрещающий знак.

День стал ночью. Ночь стала космосом. Разум его увидел круглый объект. Жидкий. Расходящиеся круги света.

Лора заметила, как задрожали его мускулы, передавая вибрацию корзине.

Ночь сменилась днем. Появилась пустыня с рисунком, но он смотрел не на спираль, а на круг, от центра которого уходила линия.

День стал ночью, звезды выстроились в линию – коричневую пыль поглощала дыра, окруженная разноцветными кругами… дыра, размером с Луну, парила в тысяче миль над южным полюсом Земли.

Пульс зачастил, кровь отхлынула от лица. Его парализовал страх, отчаянье заставило глаза распахнуться, когда монстр начал двигаться, заглатывая Антарктику.

– Нет… Господи, нет!

– Балам, что вы видели?

– Юлиус, хватит! Майкл, опускай шар.

– Тихо! Балам, скажите, что вы видели.

– Я видел Землю… исчезавшую в пустоте… в забвении.

– Как она исчезала? Что стало причиной?

– Спираль.

– Опишите мне ее.

– Холодная пустота. Ненасытный голод. Она исчезла.

– Что исчезло? Спираль?

– Земля. – Выражение его лица было безумным. Страх поглотил разум, и он схватился за край борта корзины, готовый выпрыгнуть…

– Нет. – Лора втиснулась между ним и бортом, ее синие глаза светились заботой. – Ты больше не Балам. Ты Сэм. Ты Сэм, и ты в безопасности. Скажи, как тебя зовут.

– Сэм.

– Сэм, а дальше?

– Сэм Аглер.

– Правильно. Ты Сэмюэль Аглер. Как ты сюда попал, Сэм?

– Через червоточину.

Юлиус и Майкл переглянулись с таким видом, словно сегодня для них вдруг настало Рождество.

Лора положила ладонь на затылок Сэма, прижала его лицо к своему, так, чтобы он мог видеть только ее глаза.

Сэм неуверенно поежился.

– Лилит?

– Не отвлекайся. Ты говорил о червоточине. Это она уничтожила Землю?

– Нет. Сингулярность. Ты же видела это, Лилит. Ты была там. Вот только…

– Что? Продолжай смотреть мне в глаза.

– Он отрубил тебе голову.

– Кто отрубил мне голову? Сэм, смотри мне в глаза и говори, кто отрубил мне голову.

– Вукуб‑Какиш.

* * *

Если бы нашему миру угрожали другие существа с другой планеты, мы бы тут же забыли обо всех разногласиях между нашими странами.

Президент Рональд Рейган

4 декабря 1985

На встрече в Женеве президент США высказал мысль о том, что, если Земле будет грозить вторжение инопланетян, Соединенные Штаты и Советский Союз объединятся для отражения этого нападения.

Президент Михаил Горбачев

6 февраля 1987

«Советская жизнь»