Альянс может быть весьма щедрым! – Старший судорожно подбирал слова. – Любая плата, Отшельник! Все, что захочешь

Сталкер остановился. Словно в страшном сне, медленно поднял руку…

– Я беру его. – Палец остановился, показывая прямо на Глеба…

Мальчик впал в ступор. Ужас прокатился по телу колючим ознобом. Во рту пересохло. Не в силах отвести взгляд от жуткого пальца, Глеб будто сквозь вату услышал, как перешептываются технари с главой станции. Нестор эмоционально жестикулировал руками, а его восклицания становились все громче, пока мальчик не услышал отчетливое:

Да как у вас вообще язык поворачивается такое предлагать!

Глеб облегченно выдохнул.

Десять кило свинины за пацана! Где такое видано?! – Никонор посмотрел в сторону обомлевшего Глеба и поспешно отвел глаза. – Вес на вес. И баста!

Дальнейшие события Глеб помнил плохо. Все было словно в тумане. Слезы жгли глаза… слезы обиды и страха. Словно в немом кино, перед взором мальчика проносились фрагменты один нелепее другого… Старик Палыч с негодованием мечется по платформе между Нестором и технарем, грозно выговаривая то одному, то другому. Девочка Ната ревет у матери на руках, испуганно глядя на Глеба. Никонор, потупившись, обсуждает с технарями детали сделки… А потом над мальчиком нависла фигура сталкера:

Ты все слышал, парень. Сожители твои – дерьмо, воздух – дерьмо, да и работа твоя, наслышан – тоже одно сплошное дерьмо. Здесь нечего ловить. Пошли.

Глеб утер слезы драным рукавом, в последний раз окинул взглядом своды родной Московской и поплелся за Отшельником, всем сердцем чувствуя, что возврата к прежней жизни уже не будет.

ГЛАВА 2

«ЭКСТЕРНАТ»

Миновав патруль, путники шагнули в черный зев тоннеля. Уютный сумрак станции остался позади. Отшельник щелкнул фонариком, и мрак прорезал яркий луч света. Глеб невольно сощурился – свет был гораздо ярче, чем лампочки Московской. Сталкер уверенно зашагал по шпалам. Глеб семенил следом, с опаской рассматривая попадавшие в круг света детали обстановки: сочащиеся влагой тюбинги, заплесневевшие жгуты кабелей и ржавую арматуру потрескавшихся стен. Путники брели в полном молчании, однако тишина была обманчивой. Сквозь мерный стук капель и если слышное завывание туннельного сквозняка иногда доносились отдаленные звуки, природу которых Глеб не мог определить. Ему стало жутко. Впервые мальчик очутился в тоннеле, и это ощущение было не из приятных.

Впереди показался низкий боковой штрек со ступеньками, уходящими куда‑то во мрак. Глебу захотелось как можно быстрее проскочить это место, но, как назло, сталкер вел паренька именно туда. Ступеньки закончились неожиданно быстро. Пройдя по узкому коридору несколько метров, путники вышли в тесную каморку, заваленную всяким хламом. Раскидав ветошь и мотки проводов по сторонам, Отшельник вытащил из песка массивную скобу и потянул. Лязгнула створка открывающегося люка. Короткий спуск по вертикальной шахте закончился еще одним коридором, конец которого терялся где‑то впереди.