Стремно как‑то… – Ксива, поежившись, подтянул автомат поближе. – Лучше б с берега отчаливали. Там, вроде и туман поменьше, и по железкам лазать не нужно

Берега заболочены. – Пояснил Шаман. – Там все дрянью какой‑то поросло. То ли водоросли, то ли еще чего… Отшельник сказал, лучше не связываться.

Снизу донесся окрик Фарида. Схватив трос, он призывно махал рукой из лодки.

Похоже, перебрались. – Шаман начал спускаться. – Ната, придержи «калаш». Съезжает, зараза.

Так уж получилось, что Нате пришлось забрать его автомат, а посему она была следующей. Глеб, топтавшийся рядом, не попал и на этот рейс. Потом оказалось, что Дым срочно нужен на том конце переправы с его ростом и силой. Что‑то они там не могли закрепить – мальчик так и не понял из корявых объяснений Фарида. С выпученными глазами Геннадий распластался по всей поверхности лодки, боясь пошевелиться. Примостившись кое‑как рядом, таджик налег на весла. Перегруженное суденышко снова исчезло в тумане.

Они остались втроем. Глеб настороженно поглядывал на Ксиву. У этого странного субчика настроение менялось по тридцать раз на дню. То он балагурил, то вдруг начинал ворчать. Мальчик так и не понял, как относиться к его выходкам, а посему инстинктивно подошел поближе к брату Ишкарию. По крайней мере, знаешь, чего от него ожидать…

Ну наконец‑то! – Завидев лодку, Ксива поспешно полез вниз. – Слышь, ты, слуга «Исхода», двигай за мной.

А я? – Глеб ухватился было за трос.

Э, пацан, ты чего? У него ж оружия нет. Погоди чуток.

Сектант, судорожно пыхтя, исчез за краем. Мальчик остался один. Осознание этого приходило постепенно, но как‑то неотвратимо. Подобно холоду, заползающему под приоткрытое одеяло. Вроде и мелочь, а мешает. Мешает настолько, что начинаешь ежиться и, в конце концов, просыпаешься, пытаясь укутаться потеплее.

Как ни пытался Глеб «укутаться потеплее», ничего не получалось. Страх вливался в сознание неумолимо, заполнял разум, несмотря на попытки мальчика отогнать позорное чувство. Казалось бы, чего бояться? Ну туман, ну дорога позади. Ни души вокруг. Тишь да гладь. Глеб вздрогнул. Порыв ветра разметал лоскуты белесой дымки, приоткрыв на миг одинокий странный силуэт, неподвижно стоявший на асфальте немного поодаль.

Судорожно рванув пистолеты, Глеб прицелился. Собственное дыхание громом отдавалось в ушах. Сердце ухало, гоняя адреналин по телу. В памяти услужливо всплыли жуткие фразы: «…стоит посреди дороги типчик какой‑то в балахоне до пят. Прямо посреди дороги встал столбом и не шелохнется. Под капюшоном не видать ни рожна. И молчит как рыба об лед… Присел немного, потом как сиганет на крышу! Через бортик перемахнул и был таков…».

Мальчик задрожал. Пальцы напряглись на курках, но разум вовремя подавил приступ паники. Мысли метались, как заведенные: «А вдруг показалось? Или нет? Ну уж дудки. Еще раз я не облажаюсь». Глеб водил пистолетами по сторонам, напряженно вглядываясь в пространство перед собой. Пусто…

Сзади донесся плеск весел. Мальчик попятился к кромке обрыва, затем судорожно убрал оружие и, схватившись за трос, перемахнул через край. Отталкиваясь ногами от ржавых балок, принялся спускаться. Шум воды как‑то сразу усилился. Голова снова закружилась. Аккуратно переступая по торчащей из стены арматуре, Глеб кинул быстрый взгляд вверх. Кромка была уже далеко и еле просматривалась в пелене тумана. То ли неровные края асфальта так причудливо нависали над обрывом, то ли предчувствия мальчика оказались верными, но, глянув вверх еще раз, он снова увидел ЭТО. Незнакомец в капюшоне, наклонившись над проломом, наблюдал за Глебом.

Мальчик судорожно всхлипнул. Трос выскользнул из ослабевших рук. Перед глазами, стремительно рванувшись вверх, замелькала изломанная поверхность бетонной стены. Удар. Брызги ледяной воды. Глеб открыл глаза. С боков нависали дутые борта лодки.