Глава 25.4

Я обращаю внимание на Соовайна с Эрейном, переговаривающихся тихими, едва слышными голосами, вероятно дожидающихся, когда я вынырну из глубин сознания и начну реагировать на происходящее вокруг.

Уйдя на внутренне совещание со вторым собой, на мой взгляд, я отнимаю у омег драгоценное время. От этого я начинаю чувствовать себя несколько дискомфортно. Но мои новые знакомые не подают вида, что что-то не так.
Как только мой взгляд становится более или менее осмысленным (все же слишком много информации сваливается на меня за чересчур короткий период времени), Соовайн открывает массивную деревянную дверь своего дома, и мы все заходим внутрь.

Вероятно, все жилые здания селения построены по одному типу: я снова оказываюсь в небольшой гостиной, отличимой от гостевого помещения Сориэля лишь иным расположением мебели и другой отделкой. На полу лежит мягкий ковер. Стены обиты более тонким, но, несомненно, ковровым покрытием - именно такое впечатление складывается у меня. Та же я обращаю внимание на наличие небольшого камина и длинного стеллажа с, расположенными на нем, различными книгами.

“Видимо Соовайн любит читать”.

Мягкий диван, два кресла и деревянный, прямоугольный, невысокий столик с закругленными краями - составляют интерьер помещения.

Напротив входной двери - арочный проход, через него виднеется начало лестницы, скорее всего ведущей на второй этаж.

-Пойдем, я покажу, отведенную для тебя, комнату, - обращается ко мне Соовайн.

-Разве фантомам необходим сон? - удивляюсь я.

Пожилой омега заходит в арочный проход и поднимается по весьма крутой лестнице, таким образом вынуждая меня следовать за собой. На ходу он отвечает:

-Когда в Элладе появились первые фантомы, наши ученые занялись изучением их появления и происхождения. В результате было выявлено: только благодаря тяжелому физическому состоянию тела вызванному какими-либо травмами или увечьями, несущими опасность для жизни происходит активирование гена Хранителей в дженуи. А теперь, чтобы было понятней, я должен рассказать тебе немного о магической природе Эллады и ее жителях. Как тебе должно быть известно, Хранителям подвластна пространственная магия. Мы не можем черпать энергию из стихий как жители Эранса. Суть нашей магии заключается в мгновенной материализации мыслей. К этому предрасположены не только наши тела, но и наш мир. Поэтому, не смотря на то, что частичка Хранителей в тебе только начинает пробуждаться, Эллада с легкостью выполняет любое твое желание, о котором ты даже можешь и не подозревать. Живой тому пример: ты выглядишь здесь так, как осознанно или не осознанно того хочешь.

Мне тут же вспоминается мое удивление, когда попав на корабль, я обнаружил себя полностью здоровым, вообще без каких-либо травм.

“Получается, я не ощущаю боли, выгляжу и чувствую себя полностью здоровым, потому что просто напросто этого хочу?

Если верить словам Соовайна, то именно так и есть. Но давай послушаем дальше. То, что он говорит, по-моему, очень важно”.

Я вновь концентрирую свое внимание на пожилом омеге.

-Дух очень плотно связан с телом. Все что отражается на тонком уровне, становится реальным на более плотном. То есть благодаря прибыванию дженуи в нашем мире, учитывая, что пострадавший желает быть здоровым, физическое тело восстанавливается за очень короткие сроки. Поэтому дженуи, несущие в своем генокоде больший процент частичек Хранителей, чем прочие представители прекрасного пола на Эрансе, имеют быструю ригенерацию тканей. Но есть одно «но»: поврежденные клетки дженуи замещаются клетками омеги, что происходит из-за активации спящих частичек Хранителей в дженуи. Таких особей на Эрансе крайне мало. Чаще всего они, или их отцы являются результатами научных экспериментов ученых Эранса, которые не смотря на предупреждения Эру и усилия наших альф, соединенных с магами, все равно настойчиво продолжают играть с природой, расшатывая равновесие. Все мы очень обеспокоены этим. Но я отошел от темы. Поскольку фантом и физическое тело имеют самую прямую взаимосвязь, то будучи активным в Элладе, клетки мозга твоего физического тела, находящегося на Эрансе продолжают свою деятельность. То есть, пока ты прибываешь здесь в виде фантома, физическое тело не получает необходимого отдыха. Для того, чтобы получить его, твоему духу нужно переместиться на еще более тонкие уровни. Я хочу сказать, для твоего полного выздоровления, которое происходит, несомненно, гораздо быстрее, пока ты в Элладе, необходимо питание и здоровый сон.

Я очередной раз хмурюсь, пытаясь осмыслить только что услышанное и прикинуть, насколько сильным в конечном итоге будет мое преобразование.

“Какие именно увечья нанесли мне Гаюс с Айнином?”

Мне неприятно вспоминать о произошедшем со мной, хотя, к своему удивлению, у меня это происходит намного спокойнее, чем должно быть. С чем это связано? - Мне так же неизвестно. Возможно, такова защитная реакция моей нервной системы, а может, это из-за моего пребывания в другой реальности.

Тем временем второй “я” отвечает:

“Они нанесли нам чрезвычайно сильные увечья. У нас очень сильно повреждена матка, анус, клапан, открывающий доступ сперматозоидам в шейку матки. Так же пострадала мочеиспускательная система - нас лишили члена. Ко всему этому, насколько ты помнишь, мы остались еще и без руки”.

Машинально я трогаю себя за руку, успокаивая тем, что, если верить словам Соовайна, мое тело должно полностью восстановиться. Поскольку рука у моего фантома, присутствует, возможно, конечность и на физическом теле восстановится.
Далее мои мысли внезапно принимают другой оборот:

“Если мои даже не осознанные желания материализуются, тому живой пример здоровое тело и целая, не порванная, чистая одежда, то брачный наручник тоже должен быть. Разве нет?

Да, это хороший вопрос. Мне бы тоже хотелось получить ответ на него. Спроси у Соовайна”.

Подчиняясь второму себе, я обращаюсь к пожилому омеге:

-Соовайн, у меня есть Пара на Эрансе. У нас магический брак. В Элладе я появился в той одежде, в которой помню себя... Но почему на мне нет брачного наручника?

Поднявшись на второй этаж и пройдя по небольшому коридору, мы подходим к ближайшей двери расположенной справа от лестницы.

Пожилой омега останавливается и , задумавшись, трет переносицу.

-В момент, когда Эру открыл тебе дорогу в наш мир, наручник был на тебе? - интересуется он, после минутного молчания.

Очередной раз вспоминая отголоски адской боли, когда Гаюс лишал меня конечности, таким образом избавляя от брачного наручника, я начинаю понимать: если одежда, пусть и в разорванном виде, но все же была на мне, то наручника уже не было.

-Нет, - отведя взгляд тихо отвечаю я и добавляю, не зная зачем вообще делюсь с этим омегой подобного рода информацией: - Мне отрубили руку.

Соовайн качает головой, тихо прицокивая языком и переводит взгляд на мои руки.

-Твой фантом полностью цельный, поэтому твое физическое тело полностью восстановится.

Омега открывает дверь и мы оказываемся в небольшой спальне.

На окне - шторы из тонкого, практически невесомого материала. Рядом с окном - деревянный шкаф, напротив - кровать, с тумбочкой у изголовья, а справа от входной двери - небольшой диванчик.

Но я только скольжу по комнате взглядом, опять уходя в себя.

“Я не понимаю: одежда на мне была порвана, а на корабле - нет, может и наручник должен был появиться?

Одежда была, а наручник нет. Поскольку здесь материализуются все наши желания, то, вероятно, по этому одежда и стала такой, какой ты ее запомнил.

Но наручник я тоже помню.

Не стоит забывать: брачный наручник - магический артефакт. Возможно, он не может перемещаться из одного мира в другой.

Но если брачного наручника нет, то может быть и мой брак с Дэусом расторгнут?

Спроси”.

-Скажите, пожалуйста, Соовайн, а возможно ли расторгнуть магический брак, если с меня все же сняли наручник?

Омега улыбается и качает головой.

-Магические браки не просто так заключаются. Подобным союзам благоволит Эру. Твой Пара и ты всегда будете частями единого целого. Брачный наручник, как и брачная татуировка - лишь являются показателями вашей связи и позволяют одису всегда знать в порядке ли его Пара, потому как Эранс более тяжелый мир и там не могут проявляться многие способности, данные нам Эру.

-То есть в Элладе альфа знает, что происходит с его омегой? - снова не понимаю я.

-Не совсем так. Омега, сочетаясь браком с альфой метит его, благодаря чему появляется брачная татуировка. Брачный наручник нужен дженуи потому как он не может поставить метку, - спокойно объясняет Соовайн.

-Почему? - удивляюсь я.

-Скоро ты об этом узнаешь, - загадочно отвечает старичок и переводит тему: - Располагайся. В шкафу ты найдешь необходимые вещи. У нас не принято столь броско одеваться.

Перед моими глазами тут же встают хлопчатобумажные рубашки и штаны, в которых ходят все жители Эллады. И только на мне и Сшайсе другие вещи, благодаря чему, мы весьма сильно выделяемся из общей массы.

Соовайн уже хочет выйти, но я останавливаю его очередным вопросом:

-Вы сказали, что при восстановлении моего физического тела клетки дженуи замещаются на клетки омеги. Я стану одним из вас?

Старичок с легкой полуулыбкой отвечает:

-Ты никогда не сможешь стать полноценным Хранителем, но инициируешься ли ты в омегу? Все зависит от того, насколько сильно повреждена репродуктивная система у твоего физического тела. Исходя из того, что я смею наблюдать, скорее всего она имеет весьма сильные повреждения, иначе ты бы не реагировал так бурно на присутствие Сшайсе.

Я отвожу взгляд, чувствуя, как меня пронзает озноб.

“Похоже мои страхи сбываются”.

Факт того, что я постепенно перерождаюсь в омегу вызывает у меня ужас.

Вероятно считав эмоции, хорошо отразившиеся на моем лице, Соовайн пытается меня успокоить:

-Не нужно бояться перерождения. Быть омегой достаточно приятно. А самое главное, ты сможешь порадовать своих альф сильным потомством, потому как в ином случае, это было бы невозможно, - и предвосхищая, готовый сорваться с моих уст мой следующий вопрос, он тут же продолжает: - Ты никогда не замечал, что разные виды живых существ не могут произвести потомство?

Я утвердительно киваю.

-Так и тут. Будучи дженуи, ты не смог бы выносить и дать ребенку жизнь, потому как твой нынешний и будущий Пары - альфы. Они отличаются от одисов генетическим кодом, поэтому ни один дженуи не может родить ребенку Сшайсе или Дэусу. Но став омегой, ты сможешь исполнить свой первоочередной долг: подарить своим Парам здоровых малышей. Ты, Дэус и Сшайсе одного вида. Разница лишь в том, что у них с самого рождения ген Хранителей активен. В тебе же, судя по всему, он только начинает просыпаться. Ваш союз уже благословлен Эру.

“Откуда ему известно имя моего Пары? По-моему я не называл имен. Или называл? И вообще откуда у него столь обширные знания? Не думаю, что каждый омега Эллады владеет подобного рода информацией.

Хорошо подмечено”.

-Откуда Вы знаете как зовут моего Пару? - выказываю я свое полнейшее недоумение и ярко выраженное удивление.

-Мой сын - Сейн Джи связан с твоим первым Парой - Дэусом д'е Море, - отвечает Соовайн и предвосхищая мой следующий вопрос, проговаривает: - А теперь я оставлю тебя. Переодевайся и спускайся. Картину можешь повесить на удобное для тебя место, - с этими словами он выходит из спальни, мягко притворяя за собой дверь.

Я остаюсь один прибывая в шоковом состоянии, из которого, с того момента, как ступил на берег Эллады, так и не выходил.

Некоторое время я смотрю на дверь, пытаясь очередной раз осмыслить и переварить только что услышанное.

Меня невероятно страшит не сам факт того, что мой пробуждающийся ген Хранителей сделает меня еще более отличимым от дженуи, а пугает течка, по словам Старейшины, происходящая у каждого омеги с регулярностью один раз в менсум, да еще и длится от трех до четырех дней. Как только я начинаю представлять, что нечто подобное и меня ожидает, мне становится невероятно страшно.

“Да, учитывая, что наша репродуктивная система пострадала более всего, нам нужно подстраховаться и как можно больше узнать о течке, беременности и извлечении ребенка на свет. Может они и детей из омег извлекают как-то по своему?”

Я повожу плечами.

“Но к этому вопросу можно вернуться чуть позже. Мне вот что интересно: общается ли Сейн Джи со своим папой-омегой? Если да, то можно ли нам передать послание Дэусу? И вообще, мне крайне интересно, что происходит с физическом телом Хранителя, когда он связывает себя с магом из нашего мира. Ведь на текущий момент тело Сейн Джи - дом нашего Пары”.

Я громко вздыхаю и плюхаюсь на кровать, которая оказывается на удивление мягкой. У меня продолжает голова идти кругом от обилия свалившейся на меня информации.

“Возьми себя в руки. Сейчас не время предаваться саможалению. Давай вешай картину, переодевайся и спускайся вниз. Нам необходимо получить как можно больше информации”.

Глава 25.5 Предвычитка: OnnuaBelar

Очередной раз прислушавшись ко второму себе, я с трудом заглушаю рой вопросов, громко жужжащих в моей голове и приводящих в смятение душу.

Я скольжу взглядом по стенам, в поисках гвоздика или крючка, на который бы смог повесить понравившуюся мне картину. Но ни того не другого не обнаруживается.

“И как мне прикрепить ее к стене?”

Еще некоторое время, пребывая в полном замешательстве, я стою на одном месте, пытаясь решить эту задачу.

“Нужно было спросить у Соовайна. Может у них это делается как-то иначе?

Давай рассуждать логически”.

На мой взгляд - рассуждай, не рассуждай, ни гвоздиков, ни крючочков - нет.

Тем временем второй «я» продолжает озвучивать свои мысли:

“Надеюсь, ты обратил внимание: когда Сориэль снял картину со своей стены на ней не было ничего - она была абсолютно гладкой, как будто на ней никогда не висело чего-либо. А теперь подумай вот о чем: Эллада может выполнять любые даже неосознанные желания. Поэтому смею предположить: нам нужно просто захотеть, чтобы картина оказалась прикрепленной к стене”.

С одной стороны предложение второго меня звучит жутко нелогично. С другой - можно ли назвать мое появление в этом мире логичным?

С момента, как я самым невероятнейшим образом оказался на корабле в виде телесного фантома, без единой даже самой малой царапины, в одежде, выглядевшей именно так, как я запомнил ее на себе, все происходящее со мной невозможно ни объяснить ни обосновать. И раз второй «я», являющийся в нашей небольшой команде намного большим логиком и аналитиком, чем я, предлагает попробовать решить возникшую проблему именно таким образом, то, вероятно, это самый оптимальный вариант.

Еще раз скользнув взглядом по стенам отведенной для меня спальни, прикидывая в каком бы конкретно месте картина смотрелась лучше всего, я разуваюсь и забираюсь на, как оказывается, пусть и не большую, но чрезвычайно мягкую кровать. Встав на колени, я прикладываю картину к стене. Зажмурившись, я представляю, как она украшает своим присутствием комнату.

Простояв таким образом какое-то время, я открываю глаза и, задержав дыхание, медленно отстраняюсь, переставая поддерживать картину руками за резную, покрытую лаком раму.

К моему удивлению, и в некоторой степени неверию, она продолжает быть прикрепленной к стене, словно приклеенная.

Некоторое время я моргаю, боясь, что увиденное лишь плот моего, очередной раз разыгравшегося, воображения, но ничего не меняется.

“Волшебство!

Не вижу никакого волшебства: Эллада очередной раз выполнила наше желание. Ничего более. Вероятно, таков этот мир. Я не понимаю каким образом это происходит, не знаю законов, но все это не отменяет мгновенную материализацию наших мыслей и желаний. Поэтому будь осторожен, здесь все имеет свойство выполняться. А теперь хватить говорить о том, что и так очевидно. Переодевайся и спускайся”.

Я слезаю с кровати и направляюсь к шкафу.

Открыв дверцу я обнаруживаю несколько пар широких штанов и таких же рубах-распашонок. На них нет ни пуговиц не заклепок. В пояс вдета веревочка. Предположительно с ее помощью данный вид одеяния держится на теле. Длина штанины так же регулируется точно таким же образом. Нечто подобное я обнаруживаю и на манжетах в рубашке-распашонке. Повертев огромные мешковитые одеяния, я прихожу к выводу, что жителям этого мира совершенно не знакомо такое понятие как размер.

Если фасон мне не нравится, то цвета, наоборот, радуют мой глаз. Аккуратно висящая на деревянных плечиках комплектами одежда, буквально пестрит цветным разнообразием. Я обнаруживаю желтые, ярко-красные, небесно голубые, светло-зеленые, темно-зеленые, совсем белые, бежевые, фиолетывые, бирюзовые костюмы. Из-за этого я некоторое время стою, не в силах решить какой именно комплект выбрать.
В итоге, мой взгляд останавливается на небесно-голубом костюме, весьма подходящем, как считает второй «я», под цвет моих глаз.

Так же на полочках я обращаю внимание на белого цвета нижнее белье, сшитое из совершенно другой, невероятно приятной на ощупь, ткани.

На другой полке размещаются обычные прямоугольные лоскуты - из тончайшего хлопка.

Некоторое время я их рассматриваю, пытаясь понять их назначение. В итоге, вместе со вторым собой, прихожу к выводу: об этом лучше спросить у Соовайна.

Быстро раздевшись, я облачаюсь в чистую одежду. Нижнее белье замечательно повторяет очертания моей фигуры. А вот штаны и рубашка-распашонка, наоборот, хорошо ее скрывают. От этого, сам того не желая, я испытываю легкое разочарование, потому как у меня уже не будет возможности подефилировать перед Сшайсе в красивой, облегающей одежде, подчеркивающей все стратегически важные для соблазнения места.

Отследив эту не прошенную мысль, я сильно краснею и начинаю ругать себя, за подобные, как мне кажется, совершенно недопустимые мысли.
Естественно, процесс самобичевания в достаточно резкой и язвительной форме прерывает второй «я» и велит не тратить время и спускаться вниз.

Аккуратно повесив свою одежду на спинку кровати (какого-либо другого места для нее я не нашел), я выхожу из отведенной для меня спальни и спускаюсь вниз.

В гостиной, устроившись в кресле с книжкой в руках, меня ожидает Соовайн. Эрейна я не обнаруживаю.

“Видимо ушел по каким-то важным делам”.

Как только я вхожу в помещение, пожилой омега отвлекается от чтения и некоторое время рассматривает меня. С каждым мгновением его лицо становится все более довольным.

-Теперь ты совершенно не отличим от жителей Эллады, - заявляет он.

“Тем больше разница между мной и дженуи Эранса”.

От этих мыслей я чувствую легкую грусть.

Соовайн же поднимается.

-Пойдем, поможешь готовить обед, - с этими словами он направляется к выходу.

С ярко выраженным недоумением, я следую за старичком.

“Наверное, пойдем в магазин за продуктами”, - предполагаю я и тут же вспоминаю: до сих пор мной не было замечено ни одного магазина. Зато, около каждого дома размещен сад, где выращиваются определенные виды культур.

“Значит, не в магазин, а в сад за овощами”, - строю я очередное предположение и оказываюсь не прав.

Как только мы выходим на крыльцо, подперев дверь палкой, что так же вызывает во мне полнейшее недоумение в совокупе с удивлением, старичок берет корзину с овощами и направляется к калитке.

-Мм... Соовайн, скажите, а куда мы напраляемся? - выйдя из легкого ступора и догнав пожилого омегу, спрашиваю я.

-Готовить обед, - кратко отвечает он и, очередной раз предвосхищая вопрос, так и норовящий сорваться с моих уст, тут же поясняет: - В Элладе все жители селения обедают вместе. Каждый омега примерно за полтора часа до наступления трапезы, взяв определенные продукты, которые должен принести...

-Определенные продукты? - перебиваю я, не понимая.

-Мы договариваемся, что и кто должен принести, - терпеливо отвечает Соовайн, не выказывая совершенно никакого недовольства по поводу того, что я его перебил. - Так вот, взяв определенные продукты, омега направляется в Обеденную. Это самое большое здание нашего селения. Там не только обедают, ужинают и завтракают, но и проводят различные мероприятия. Собравшись все вместе мы готовим еду. Как только процесс завершается, кто-нибудь звонит в колокол (его ты тоже увидишь) и в Обеденную приходят альфы с детьми. Мы принимаем пищу вместе, поскольку считаем, что совместные обеденные трапезы объединяют.

-Альфы приводят детей? - не прекращаю удивляться я.

На Эрансе ребенком занимается дженуи. Одисы, несомненно любят своих детей и проводят с ними время, но все равно, воспитание и здоровье ребенка - это прямая обязанность папы-дженуи. Поэтому тот факт, что альфа сам лично приводит детей, таким образом беря часть обязанностей омеги на себя, меня очень поражает и даже в какой-то степени приводит в восторг.

-Конечно. Как ты знаешь, семейные союзы в Элладе по большинству своему тройственные. Поэтому, пока дети маленькие, один из альф всегда находится рядом с омегой и сыновьями, чтобы оказать любую помощь, особенно в тот период, когда омега находится в положении, - вновь спокойно отвечает Соовайн.

“Мне определенно нравится этот мир”.

-Скажите, пожалуйста, а каким образом дети появляются на свет? - решаю задать я тревожащий меня вопрос, решив, что для него самое подходящее время.

-Омега рожает, - с толикой удивления и не понимания отвечает старичок.

-Это как? - в моем голосе определенно присутствуют нотки паника и страха.

Еще в школе, увлекаясь историей, я читал: до войны, когда вместо дженуи были женщины, дети появлялись иным способ: их не извлекали с помощью операции. Женщины рожали, то есть ребенок самостоятельно покидал утробу матери. Но их организмы были для этого предрасположены.
Сейчас же ситуация иная: дженуи не может рожать, потому как ткани ануса для этого не предназначены - ребенок просто напросто разорвет родителя. Именно поэтому, оперируя, детей и извлекают из дженуи.

-Разве ребенок не травмирует омегу при появлении на свет? - конкретизирую я свой вопрос, видя нескрываемое недоумение на лице Соовайна, не знающего каким образом на Эрансе появляются дети. Поэтому тороплюсь пояснить: - У нас для извлечения плода делают операции.

-Операции? - восклицает пожилой омега и, немного задумавшись, активно кивает, бормоча себе под нос: - Хотя это понятно. Дженуи созданы искусственным путем. Видимо еще и по этому разница между нашими расами столь значительна, - сделав такой вывод, он вновь обращается ко мне: - У нас - рожают. Дело в том, что ткани ануса омеги, впрочем как и мышцы, весьма эластичны. Поэтому - нет - процесс родов не травматичен, хотя, восстановительный период, конечно, имеет место быть.

“Это что же получается? Если я стану омегой, мне тоже придется рожать?”

Эта мысль пугает меня до дрожи в коленях, поэтому я тут же ее озвучиваю.

-Конечно, - подтверждает Соовайн. - И хотя это весьма болезненный процесс, тебе не о чем волноваться. Твой организм изменится. Уже начал меняться. Это чувствую не только я, но и все, с кем тебе довелось общаться. Ребенок своим появлением не сможет нанести тебе травм, поскольку твой организм будет приспособлен для этого. Тем более появляясь на свет таким образом, твои малыши будут более сильными. Для них это первое испытание - самостоятельно выйти на свет, - и усмехнувшись он тихо добавляет: - Или скорее выползти. Думаю, это более верное определение. Это их закаляет. Первым появляется более сильный ребенок, тем самым помогая слабому.

Знание о том, что процесс родов делает ребенка, или скорее детей, сильнее несколько успокаивает меня.

“Если мои малыши будут более сильными, прокладывая самостоятельно путь... наружу, то ради этого стоит перетерпеть любую боль.

Мы еще не переродились в омегу, не забеременели, а он уже переживает.

Но это же неизбежно.

Вот когда нам действительно предстоит пройти через этот... процесс, тогда и будем волноваться. А сейчас узнай подробнее про течку. Как она происходит? И мне интересно, для чего все же предназначены те куски ткани?”

Очередной раз внимая совету второго меня, а так же решая выкинуть мысли из головы о предстоящей перспективе ужасающих меня родов, я меняю тему:

-Соовайн, расскажите, пожалуйста... - потупив взгляд и покраснев до кончиков ушей, я тихо заканчиваю фразу: - как проходит течка. Что чувствует омега в этот период?

Старичок, окинув меня внимательным взглядом, очередной раз дает подробный, развернутый ответ:

-Как тебе известно, течка происходит у каждого омеги один раз в менсум и длится примерно 3 или 4 дня. Сопровождается это физиологическое явление тем, что из ануса начинает выделяться достаточно вязкая, несколько мутная субстанция. Она издает притягательный запах для Пар омеги. В этот период каждый омега пользуется прокладками - это те полоски ткани, которые ты, наверняка, обнаружил на полочке в шкафчике. В этот период омеги наиболее чувствительны абсолютно ко всему: начиная с прикосновений (их кожа становится невероятно чувствительной) и кончая эмоциональным состоянием - омегу очень легко ранить. Зная это, альфы наиболее внимательны к своему Паре. В их присутствии омега начинает испытывать весьма сильное возбуждение, что, опять же, обусловлено заложенным в нас природой инстинктом продолжения рода. Когда альф рядом нет, что бывает крайне редко, то возбуждение с легкостью контролируется. Хотя, несомненно, в этот период омега делает все возможное и невозможное, чтобы как можно дольше остаться со своими Парами наедине. Но если у омеги дети, которые требуют внимания, то альфы покидаю своего Пару днем, дабы он мог сохранять ясность сознания и уделять внимание малышам и возвращаются ночью для того, чтобы любить и ласкать Пару. В дневное время на помощь течному омеге всегда приходит кто-нибудь из соседей - омег селения: ведь управиться с двумя малышами, особенно, если это альфы - очень не просто. Дело в том, что альфа практически с самого рождения начинает интуитивно пользоваться пространственной магией. Омега же, пока может производить потомство, то есть пока течки приходят регулярно раз в менсум, не может пользоваться магией: весь магический потенциал направлен на формирование новой жизни. Беременность и роды очень сильно сжигают накопленную магию. В данном случае природа все предусмотрела: она не позволяет напрасный расход резервов. Когда омега не может давать потомство, то есть его течки прекращаются, блок спадает. Впрочем, до полового созревания юные омеги наравне с альфами познают секреты владения пространственной магией.

-Значит, когда я не смогу приносить потомство, то тоже смогу пользоваться магией Хранителей? - с надеждой в голосе спрашиваю я.

-Ты в детстве мог ею управлять? Или бывали случаи каких-нибудь спонтанных, неконтролируемых выбросов? - вместо ответа интересуется Соовайн.

Я отрицательно качаю головой.

-Не знаю почему, но, к моему сожалению, эта способность в тебе полностью заблокирована, причем, скорее всего искусственно.

“То что искусственно - и так понятно”.

Мне становится необычайно грустно. Одновременно с этим чувством во мне пробуждается яркая ненависть перемешанная со злобой на магов-ученых из клана Витаэ, которые, благодаря экспериментам, навсегда лишили меня возможности хотя бы раз воспользоваться магией, почувствовать, что это такое.

Мы отомстим”.

Я чуть не подскакиваю от нового, раздавшегося у меня в голове, голоса.

“Это что еще такое?

Это тоже ты, такой же как и я, только немного иной. Только благодаря ему мы живы.

Третий «я»?

По счету получается так. Но на самом деле это неважно. Он - это тоже ты, как и я. Мы оба являемся частью тебя.

Наверное я схожу с ума... или уже сошел...”

В этот момент мы останавливается перед большим, деревянным, одноэтажным зданием с большими квадратными окнами.