Глава 25.6 5 page

*Хозяин, Урррлыка счастлив. Уррр уже два дня находится рядом с Хозяином. Уррр звал, но Хозяин молчал. Сейчас Уррр поможет Хозяину*.

“Нет, нет, нет! Скажи ему, чтобы даже не вздумал этого делать”.

Я откидываю одеяло и принимаю сидячее положение, спуская ноги на пол. Радость от мысли, что я не одинок, нужен, пусть даже только моему восьминогому другу, сумевшему меня найти, заполняет все мое существо. Во мне потихоньку начинает зреть надежда, что у меня все же есть шанс вырваться из этого ужасного места.

Второй “я”, не обращая внимания на эмоции полностью поглотившие меня, продолжает вещать:

“Посмотри на левый, верхний угол окна - там стоит камера видеонаблюдения. Это значит, как только Урлыка появится здесь, в палату тут же сбежится толпа одисов, что усугубит наше положение.

Куда еще хуже? Со мной и так обращаются как с вещью, подопытным кроликом...”

Тут же вспоминается монолог одного из целителей, упомянувшего факт произведенной попытки оплодотворить меня. Очередная волна всепоглощающего ужаса, прокатывается по телу.

“Мне нужно выбраться отсюда. Они оплодотворили меня. Я могу быть беременным.

Несомненно нам нужно попытаться сделать это. И ты прав, возможно, мы действительно находимся в положении. Но спонтанность только навредит. Нам необходим план действий. Ты знаешь, где мы территориально сейчас находимся?

Нет.

Вот именно. Взгляни за окно”.

Я поднимаюсь с кровати и выполняю повеление второго меня.

“Что ты там видишь?

Снег.

А теперь скажи мне: как ты собираешься бежать? Даже если нам удастся выбраться из здания незамеченными, как только мы окажемся на улице, в ту же секунду замерзнем. Так же нам неизвестно место нашего расположения. И даже, если предположить, что мы каким-то волшебным образом доберемся до какого-нибудь из районов Эранса, у нас нет денег. Далеко мы не уйдем.

Ты прав. Но в таком случае, что делать?

Во-первых, не позволить Урлыке обнаружить себя. Во-вторых, нам нужно каким-то образом связаться с Сшайсе. Он обещал вытащить нас отсюда.

Но как это сделать?

Останови Ура от попытки проникнуть в палату, а я подумаю”.

Как только я заканчиваю монолог, в следующую же секунду до меня доносится отчетливый шорох, раздающийся из небольшой ниши внизу, расположенной слева от окна внизу в стене.

Не сомневаясь, это мой питомец, боясь повторения ситуации произошедшей однажды в ванной Дэуса, я мысленно воплю, что есть мочи:

\Ур, остановись!\

Шорох тут же прекращается.

*Почему Хозяин не позволяет помочь? Разве Хозяину нравится это место?* - выказывает свое непонимание зверек.

Я подхожу к нише и опускаюсь на пол рядом с ней. Сквозь решетку четко просматриваются очертания пушистой фигурки Урлыки.

\Даже если тебе удастся вывести меня от сюда, оказавшись на улице, я замерзну\, - поясняю я.

*Урррлыка понял. Уррр должен достать шкуры, чтобы Хозяину было тепло. Уррр сейчас же этим займется*, - произносит питомец. Судя по удаляющемуся шороху, он тут же отправляется выполнять поставленную задачу.

“Спроси у него: каким образом он нашел нас в этом здании?”

\Ур, подожди. Можно я задам тебе несколько важных вопросов?\

Через пару минут я снова наблюдаю счастливую мордочку питомца сквозь решетку вентиляции.

*Урррлыка внимательно слушает*, - звучит в моей голове голос зверька.

\Каким образом ты меня нашел в этом здании?\

*По запаху. Не смотря на то, что запах Хозяина изменился, Уррр все равно смог определить, что запах принадлежит Хозяину*, - тут же звучит ответ.

“То что по запаху - это хорошо. Но более интересны причины изменения нашего запаха. Может, это связано с тем, что мы стали омегами, а, возможно, с тем, что Сшайсе стал нашим Парой. Ты же помнишь последнее наше совместное с ним времяпрепровождение?”

Перед глазами тут же встают яркие картины наших любовных игр с Харстом. Мое лицо начинает пылать огнем.

“Да, помню.

Нужно уточнить у Урлыки, как именно, по его мнению, мы сейчес пахнем... или кем. Это очень важно.

Думаешь, если я пахну моим новым Парой, то Урлыка сможет найти его?

Наконец-то ты прекратил паниковать и начал мыслить”.

Я снова обращаю свое внимание на питомца.

\Ур, опиши, пожалуйста, мне мой запах. Как ты его можешь охарактеризовать?\

*Я чую на Хозяине запах двуногого самца*, - сообщает зверек.

\Ты сможешь найти этого человека по запаху?\

*Это сложно, но Уррр постарается. Урррлыка может идти выполнять задание?*

“Задержи его. Мы должны каким-то образом передать Сшайсе послание. Он же не знает о том, что Урлыка - наш питомец”.

\Подожди Ур\, - прошу я и снова ухожу в себя.

“Каким образом сообщить Сшайсе об этом?

Хороший вопрос. Нам необходима бумага и какой-то предмет, которым можно писать или рисовать. Но вот как его добыть?”

Я так же задумываюсь, как и второй “я”. Я понимаю, с учетом того, что для целителей я всего лишь подопытный кролик, (я это отлично успел на себе ощутить), мне едва ли дадут бумагу и какой-либо предмет, которым можно писать или рисовать...

“Прядь волос.

Что?

Дай Урлыке прядь своих волос. Будем надеяться, Сшайсе правильно поймет наше послание.

Но чем ее отрезать?

Идиот, ничего не нужно резать. Неужели ты думаешь, нам дадут какой-нибудь режущий предмет?

Но они отследят по видоекамаре, что я рву на себе волосы.

Учитывая направление камеры и угол наклона, предположительно нас сейчас видят лишь на половиную. Скорее всего ниша является слепым пятном. Но если я ошибаюсь, то приготовься изображать истерику.

Истерику?”

С этим не должно возникнуть проблем, потому как я совсем близок к этому состоянию.

“Не могу точно сказать насколько прав Третий, но у нас все равно нет другого выхода”.

Прислушиваясь к своим двум “я”, соглашаясь с их предложениями и доводами, надеясь, что редко появляющийся голос прав, сделав глубокий вздох, я зажмуриваю глаза, в ожидании боли и, взяв себя за волосы, резко дергаю, вырывая клок. С трудом сдержав уже готовый вырваться из моих уст крик боли, до крови прокусив губу, через решетку я сую Урлыке прядь выдранных волос.

\Передай это тому человеку, которым я пахну. Он мой друг\, - прошу я питомца.

*Шерсть? Хозяин очень умный. Друг Хозяина точно поймет кому принадлежит шерсть*, - произносит Урлыка. - *Теперь Уррр может идти?*

\Да Урлыка. Будь осторожен. Не попадись. И возвращайся, пожалуйста, поскорее\.

*Уррр всегда осторожен. Урррлыка будет спешить*, - слышу я радостный голос питомца, за чем следкет едва слышный, удаляющийся шорох, издаваемый, отправившимся на поиски Сшайсе, зверьком.

Я еще некоторое время продолжаю сидеть на месте, чувствуя, как во мне ярким заревом начинает пылать надежда. Она словно яркий луч солнца разгоняет успевшую проникнуть в мою душу тьму безысходности.

Глава 27.2 *не бечено*

Только я собираюсь подняться, как замечаю: к стеклянным дверям подходят два огромных одиса в масках. На них, запомнившаяся мне зеленая форма. В след за ними входит средних лет мужчина. Поскольку его рост низок, а по телосложению он худощав, я делаю вывод: он дженуи. Его волосы аккуратно подстрижены и зачесаны назад. На нем белый халат. Скорее всего он - один из целителей, работающих здесь.

Вспоминания о беспардонном обращении со мной мгновенно встают перед глазами. Не смотря на мое понимание, что место моего расположения в палате ничего не изменит, машинально я все равно отползаю к самой нише и забиваюсь в нее, стараясь отсрочить неизбежное.

Мной снова овладевает ужас.

“Что со мной собираются делать?

Сейчас узнаем”.

Словно затравленный зверь я смотрю на громил, напоминающих телохранителей моего бывшего Пары.

Пока одис в зеленом ставит поднос на небольшой прикроватный столик, целитель с другим мужчиной, направляются в мою сторону и останавливаются в паре метров от меня.

-Сэр, мне его вытащить от туда? - вопросительно басит одис.

-Нет. Оставьте нас одних, - голос целителя оказывается на удивление приятным и мелодичным.

-Но... - пытается возразить мужчина.

-Неужели Вы думаете, что этот напуганный мальчик может причинить мне какой-либо вред? Оставьте нас одних, - слегка повысив голос, более жестким тоном повторяется дженуи.

К моему облегчению громилы покидают палату.

После, подойдя к противоположной от меня стене, целитель нажимает на одну из многочисленных кнопок на, появившейся от его прикосновения, панели.

Если бы не жуткое напряжение, в котором снова оказываюсь благодаря появлению сотрудников лаборатории, то, наверняка, я бы заинтересовался этой, не виданной мною ранее, технологией.

Тем временем, прямо из потолка, недалеко от меня появляется свет и, тут же, прямо из воздуха материализуется стул. Если бы не предшествующие этому действия целителя, я бы решил, это дело рук Хранителя.

Увиденное на мгновение прогоняет панику, занявшую центральное место в моем сознании.

-Невероятно правда? - мягким, несколько певучим голосом, обращается ко мне мужчина. - Это новая технология. Наука не стоит на месте. Через десяток лет подобным будем оснащен каждый дом, каждая квартира. И наше вынужденное сотрудничество с Хранителями подойдет к концу, - прежде, чем задать вопрос, он выдерживает небольшую паузу. - Ты ведь слышал о них, о Хранителях?

Я молчу, продолжая сидеть на прежнем месте без какого-либо движения, не понимая: чем именно этому человеку и, вероятно, не только ему, не угодили Хранители?

Вопрос целителя заставляет меня вновь напрячься и съежиться.

-Думаю, мы начали не с того. Может, для начала познакомимся? - не спуская с меня внимательного взгляда, все тем же доброжелательно-мягким тоном предлагает целитель.

“Почему он хочет познакомиться со мной?

Мне тоже очень интересен ответ на этот вопрос.

Ему что-то от нас нужно”.

-Мое имя - Элли Лой. Можешь называть меня просто Элли, - игнорируя мое молчание представляется целитель. - Как тебя зовут? Ведь, наверняка, у тебя есть имя?

Я теряюсь. Поведение этого мужчины и других целителей сильно разнится. Это выбивает из под ног почву, пробуждая надежду, что, возможно, не все так плохо, как я полагал изначально.

Не ведись, но сотрудничай. Нам нужно собрать как можно больше информации об этом месте.

Какой информации?

Любой. Видеокамеры, датчики, план здания, место расположение. Чтобы выбраться отсюда нам пригодится любая, даже самая незначительная информация”.

Прислушиваясь к третьему себе, я тихим, дрожащим от эмоционального напряжения голосом, произношу:

-Аэль Доуэлле.

-Очень приятно. Ты позволишь называть тебя по имени?

Я согласно киваю.

-Ты знаешь, где ты находишься? - звучит следующий вопрос.

Я колеблюсь, размышляя, говорить правду или сделать вид, что не имею ни малейшего понятия о том, где оказался.

Ты опоздал для того, чтобы выказать свою полнейшую неосведомленность. Говори правду. Это нам не должно навредить”.

Снова подчиняясь третьему себе, я делаю едва заметный кивок головой.

-Ты знаешь кто ты?

Не смотря на то, что интонация голоса Лоя мягкая и располагающая, я чувствую себя, словно нахожусь на допросе. Это мне приходится не по душе. Снова я начинаю ощущать себя запертой в клетку подопытной зверушкой.

Ответь ему: тебе известно только то, что мы отличимы от других. Посмотрим на его реакцию”.

Я практически слово в слово повторяю фразу за третьим собой.

-Как ты считаешь, в чем именно заключается твое отличие от прочих дженуи? - следует очередной вопрос целителя.

Расскажи про репродуктивную систему. Они все равно были свидетелями нашей первой течки. Нет смысла утаивать эту информацию”.

Я делаю небольшую паузу, дабы собираться с мыслями и тихо отвечаю:

-Я знаю лишь то, что моя репродуктивная система иная. Раз в месяц, в течении нескольких дней, из меня выделяется... жидкость.

-Как ты к этому относишься?

Я пожимаю плечами и, прислушиваясь к внутреннему голосу третьего себя, честно смотря в глаза целителя, выдаю ложь за правду:

-Привык, - и, опять же выдаю кусочек известной мне информации по совету внутреннего голоса: - Мой папа рассказал мне о моем происхождении.

-Твой папа... он жив? - на этот раз в голосе целителя я улавливаю едва заметное напряжение.

-Нет.

-Соболезную.

Я опускаю взгляд, давая понять насколько для меня тяжела эта тема. И на этот раз мне не приходится играть, поскольку это действительно так.

Лой поднимается со стула и подходит к окну.

-Ты когда-нибудь видел снег, ощущал морозный воздух на своей коже?

Я отрицательно качаю головой.

-А хотел бы?

Я согласно киваю, узрев в этом шанс выйти на улицу и, таким образом, хотя бы чуть-чуть, ознакомиться с планом здания, попытаться понять мое непосредственное место расположение в нем.

-Если ты будешь продолжать вести себя так же хорошо как сейчас, неукоснительно выполнять все рекомендации целителей, то, возможно, вскоре у тебя появится такая возможность, - произносит Лой снова поворачиваясь ко мне лицом. - А теперь тебе нужно поесть и отдохнуть. Ты так же можешь ознакомиться с той панелью на стене. Думаю это занятие немного развлечет тебя.

С этими словами мужчина выходит из палаты, оставляя меня на едине со своими мыслями.

***

Еще некоторый период времени после того, как Лой покидает палату, я продолжаю сидеть забившись в нишу, ожидая появления сотрудников лаборатории. Но никто не приходит. Поэтому, привлеченный ароматным запахом еды, а так же немного успокоенный тем, что меня вроде бы оставили в покое, я выползаю из своего укрытия и выхожу на середину комнаты. Я скольжу по ней внимательным взглядом, слушая монолог внезапно вышедшего на первый план третьего меня.

Он рассказывает о всевозможных датчиках, расположенных в помещении. Их оказывается невероятное количество. Так же он сообщает мне, что выяснить их назначение нам крайне необходимо.

“Каким образом это сделать?”

Второй “я” обещает поразмыслить об этом.

Пока мои внутренние голоса обсуждают различные варианты плана подготовки к побегу, продолжая слушать их дискуссию, но заняв в ней пассивную позицию, я первым делом подхожу к столику и, устроившись на краю кровати, съедаю принесенную одисом еду, акцентируя свое внимание на затупленных столовых приборах. Это вызывает во мне удивление и непонимание.

“Какой смысл нарочно делать нож тупым, а вилку не острой?

Чтобы мы не смогли причинить себе вред.

Зачем мне это делать?

Очень хороший вопрос. Пока я тоже не вижу в этом смысла и крайне опасаюсь его появления.

Что ты хочешь этим сказать?

Сейчас я выстраиваю только предположения. Пока нас оставили в покое и, наверняка, наблюдают за нашими действиями. Но вот когда начнутся тесты...”

Еда застревает в горле. Я с трудом проглатываю ее, чуть не подавившись.

“Не стоит так эмоционально реагировать на наши слова. Резкая смена настроения может показаться странной”.

Опустив голову и по максимуму, насколько позволяет расположение кровати, я отворачиваюсь от видеокамеры, и уже без какого-либо аппетита заканчиваю есть, молясь про себя, чтобы Урлыка как можно скорее вернулся с какими-нибудь новостями от Сшайсе.

“Выполнит ли мой новый Пара свое обещание?

Даже если он намерен сдержать данное нам слово, это совершенно не повод сидеть сложа руки”.

Второй “я” как всегда оказывается прав. Горький опыт полученный благодаря предательству Дэуса, поверившему в какие-то небылицы обо мне, доказывает лишь один бесспорный факт - полагаться я могу только на себя.

К моменту как я расправляюсь с едой, второй и третий “я” придумывают, на мой взгляд, неплохой способ определения функциональности датчиков. По их мнению, мне нужно воспользоваться предоставленным целителем шансом самостоятельно ознакомиться с панелью, размещенной в стене.

Естественно я подчиняюсь совету внутренних голосов. Во-первых, это действительно мне кажется чрезвычайно важным; во-вторых, мне очень интересно: как же все таки работает эта панель и какие еще предметы мебели я могу с помощью нее вызвать, а в-третьих, безделье позволяет дурным мыслям проникать в мое сознание, вызывая крайне негативные эмоции. Другими словами, если я не займу себя чем-нибудь, то окажусь на пороге сумасшествия.

Подойдя к месту, где предположительно должна располагаться невидимая глазу панель, я повторяю действия целителя: провожу рукой около стены и это срабатывает. В стене появляются светящиеся значки.

Где-то должны быть сенсоры. Внимательно осмотри стену”.

Я выполняю распоряжение третьего меня. Через некоторое время, когда я уже совсем отчаиваюсь их обнаружить, наконец, замечаю едва видимый человеческому глазу легкий блеск, исходящий из стыка плит на стене.

Это плохо.

Что плохо и почему?