Quot;Звезда Смерти", сектор Н-1, палуба № 92

Ратуа не был религиозен – он никогда не поддерживал те или иные конфессии или догмы, хотя на протяжении всей своей жизни познакомился с более чем достаточным количеством таковых. Тем не менее, если в какой-то из этих религий существовал рай для воров, он не должен был слишком отличаться от этой боевой станции.

Поначалу он боялся, что придётся шнырять по дальним коридорам и закоулкам, держаться в тени, передвигаться по эксплуатационными туннелям и лестницам, чтобы не наткнуться на станционную охрану. Но он ходил мимо охраны уже десятки раз, в первые разы робко, потом волнуясь всё меньше и меньше, и в итоге обрёл уверенность в себе. В его сторону никто даже бровью не повёл. Никто не остановил его и не спросил, чем он занимается, никто не попросил предъявить документы, покуда он не подходил к помещениям и коридорам, отмеченным как зона с ограниченным доступом; короче, его вообще никто не замечал. Резюмировать всеобщее отношение к нему можно было следующим образом: если ты находишься на станции, значит, ты и должен здесь находиться, и пока не делаешь ничего подозрительного, ты свободен ходить, где тебе вздумается.

Ратуа был далёк от того, чтобы вести себя нагло и развязно, будто вся станция принадлежала ему, но теперь он ходил по ней с большей уверенностью, формируя у окружающих впечатление, будто он здесь на законных основаниях, и оттого становясь ещё более незаметным для охраны. Он прогуливался по закусочным и без зазрения совести брал там еду – документы для этого не требовались, еда была бесплатной. Он даже проник на склад, воспользовавшись своим умением стремительно срываться с места, и "позаимствовал" там одежду – комбинезон работника основного склада.

За первые дни он обнаружил несколько, по всей видимости, неиспользуемых мусоропроводов, где не обделённое умом существо могло бы укрепить полку и зажить так, что его не будет видно. Конечно, надо соблюдать осторожность, потому что кто-нибудь может открыть люк и выкинуть мусор прямо на твой импровизированный бивак, но подобное случилось лишь однажды. Впрочем, это доставило значительное неудобство и вынудило Ратуа искать более подходящие места для укрытия. Весомую роль в этом сыграло и подозрение (основанное на некоторых звуках и запахах), что на мусороперерабатывающих уровнях кто-то живёт. Кто-то очень большой.

После этого он отыскал несколько пустых или полупустых хранилищ, где можно было прятаться – для него проникнуть в такие места, когда никого нет рядом, было детской игрой. Там он мог спать, вообще ни о чём не беспокоясь.

Еда, кров, одежда – у него было всё необходимое. А найдя себе нору, он покопался в куче мусора и отыскал несколько вещей для обмена.

"Эй, солдат, тебе не нужна аккумуляторная батарея Д-9 в отличном состоянии? Или друзьям пригодится? У меня как раз есть одна и не хватает денег до получки. Стоит десять кредов, но тебе уступлю за семь..."

Через неделю у него уже был немалый запас товаров для обмена, спрятанный в контейнере на станции очистки воздуха, достаточно кредитов, чтобы покупать то, что он не мог получить даром или "позаимствовать", и связи с парочкой интендантов, приторговывавших на сером и чёрном рынке.

Неважно, где ты оказался – народ везде одинаковый. Были честные, нечестные, добрые, жадные – самые разнообразные, и если уделить каждому внимание, можно определить его характер и использовать его для собственной выгоды. Если он чему и научился во время жизни на планете-тюрьме, так это уделять внимание любым мелочам.

Ратуа сделал себе фальшивый опознавательный жетон, став Ти Рокссором[19], инспектором, в чьи задачи входило командовать гражданскими рабочими, устанавливающими контейнеры на станциях воздухоочистки, – и это обеспечило ему предлог часто там бывать. Не то, чтобы это было необходимо; однажды охранник видел, как он открыто вошёл в одно из мест, где обычно прятался – Ратуа только улыбнулся и кивнул ему, тот махнул в ответ и пошёл дальше по своим делам.

Невероятно. Ещё год, и он будет здесь хозяином...