Предупреждение трагедии

То, что существа других цивилизаций тайно наблюдают за нами, – очевидно, фактов достаточно. Им, например, не безразлично, как далеко мы продвинулись в космических исследованиях. Чаще всего они появляются над военными объектами, над космодромами. Изредка они реально вмешиваются, когда создаются обстоятельства, угрожающие катастрофой жизни человека.

Вот недавний случай 2004 года. На Байконуре подготовили запуск космической станции. Но в системе корабля произошел самопроизвольный подрыв. Перенесли запуск станции с 9 октября на 11 октября 2004 года. Но, что удивительно – возможно, стихийность ситуации – не всегда случайность. Иногда она СОЗНАТЕЛЬНО может быть спровоцирована вмешательством НЛО. Предполагаю, что, создавая небольшие технические сбои, ОНИ предупреждают более серьезную опасность: возможный взрыв на станции и большие человеческие жертвы. ОНИ предупреждают трагедию, если могут это сделать и если могут достучаться до сознания человека.

Человек по натуре своей недальновиден и безответственен. В отличие от нас, ОНИ, упреждая наши несовершенные качества, проявляют находчивость в спасении людей и техники. Вот случай, которому я свидетель. На Алтае в 1992 году был спасен вертолет и группа туристов, которые могли разбиться.

Итак, рано утром к горе Белуха была организована экскурсия на вертолете. Желающих было много, и пилотам пришлось делать несколько ходок, отправляя к Белухе одну группу и потом забирая другую. Часть туристов разбрелась по горам, опоздала на свои рейсы, и, когда совершался последний рейс, пилот к своему ужасу обнаружил, что вместо положенных 25 на борту находится 62 человека! Оставить людей в горах на ночь было невозможно. Решили рискнуть – лететь.

...Почти за месяц до поездки на Алтай мне «показали» события, которые могут там произойти. Показали и крушение вертолета...

Как в замедленной съемке, набрав высоту, он вдруг стал медленно падать. Корпус покрылся тонкой паутинкой трещин, стал разваливаться на куски. Большой вертолет беспомощно махал лопастями и, рассыпаясь на части, падал. «Мыразобьемся? – удивилась я. – Зачем же тогда вы это показываете, да еще и приглашаете в эту поездку?»

Неожиданно вертолет замер в воздухе. Трещинки, которые расползлись по обшивке, срослись, прожилки исчезли. Вертолет, словно по мановению волшебной палочки, собрали по частям, восстановили и вернули в прежнее состояние. Как если бы ленту из кинофильма прокрутили обратно, вернув действие в самое начало. Зарисовки, по обычаю сделанные мною до поездки, имеют дату, которая предваряет события на месяц.

Не сразу открылся мне смысл видений. Только на Алтае, оказавшись с туристами в перегруженном вертолете, я вспомнила, что ОНИ еще месяц назад предусмотрели этот вариант и ИЗМЕНИЛИ ЕГО! Мы полетели, еле оторвавшись от земли, совершенно другим маршрутом, обогнув при этом опасную гору, за которую могли зацепиться. Пилот потом сказал: «Я ничего не понял, почему полетели именно так, ведь тот путь длиннее, и вертолет «ест» больше горючего. Конечно, горная местность здесь пониже, но почему вдруг полетели именно так – я НЕ ПОНЯЛ!»

Вечером я случайно разговорилась с водителем автобуса в нашей экспедиции и получила невероятное подтверждение своим «фантазиям». Водитель смотрел на вернувшихся с Белухи испуганными глазами и сам себе не верил, что мы вернулись живыми. «Мне накануне приснился сон, что вертолет с пассажирами на борту разобьется, – сказал он мне, заметив мой интерес к нему. – Я не поехал на экскурсию, предчувствуя недоброе. Когда сказали, что в горах остался вертолет, перегруженный пассажирами, я подумал, что сон сбудется, вертолет разобьется, и никто не вернется живым. Я боялся рассказать про сон, думал – не поверят».

Что же получается? Уже тогда, за месяц, было известно, что человеческое «авось» создаст прецедент для трагедии. Но ОНИ там, наверху, не только не остались равнодушными к этой возможной трагедии, но и изменили ситуацию, предотвратив трагедию. А также нам, землянам, преподали урок работы мыслью, показав, что фактически СОБЫТИЯ МОЖНО ИЗМЕНЯТЬ.