Мамины байки: как я не стала музыкантом. В музыкальную школу я попала достаточно поздно

В музыкальную школу я попала достаточно поздно. Мы вместе с твоей тетей, моей сестрой, учились у одной и той же преподавательницы.

А потом переехали в другой город. Твою тетю, как более музыкально одаренную, отдали в школу‑лицей при музыкальном училище. Меня отправили в обыкновенную музыкалку. Я с завистью смотрела, как сестра уже играет концерт Вивальди ля минор – мне это казалось недостижимым. Ведь у сестры была, наверное, лучшая преподавательница по скрипке в городе. Ну по крайней мере одна из лучших.

Через год меня перевели в ту же школу, и так случилось, что я попала к этой же преподавательнице. Позже я спросила, какое впечатление на нее произвела. Она сказала что‑то вроде: «Это был ужас». Не в том смысле, что я была ужасно бездарным ребенком. Просто ребенком, очень плохо обученным. И она взялась исправлять педагогические ошибки моих предыдущих наставников.

На это ушло несколько лет. После окончания общеобразовательной и музыкальной школ (это произошло одновременно) передо мной встал выбор: куда дальше пойти учиться? И я после недолгих раздумий решила: в музыкальное училище.

Не буду рассказывать об истинных причинах этого решения. Их я поняла гораздо позже. Но одна была такова: моя преподаватель поверила в меня как в музыканта, а я поверила в нее, в то, что она сможет меня научить быть настоящим музыкантом.

И еще четыре года я потратила на освоение этой профессии. Я действительно многому тогда научилась – благодаря преподавательнице. И я признательна ей за терпение и веру. Для меня это было важно. Правда, в итоге я так и не смогла справиться со страхом сцены, в результате чего после трех неудачных попыток поступить в консерваторию сдалась.

Сейчас я не жалею о том, что не поступила. Наверное, это было для меня своеобразной удачей. Я уверена, что музыка – все‑таки не мое призвание.

А историю эту я рассказала для того, чтобы проиллюстрировать вышеприведенную мысль: хороший учитель – не панацея, если дело не твое.

Но вернемся к мысли, что наличие хорошего учителя облегчает поиск призвания.

В связи с этим хочу посоветовать книгу Евгения Гришковца. Вернее, даже не книгу, а рассказ «Дарвин» из сборника «Следы на мне»[3]. В нем Гришковец описывает свой опыт выбора вуза. И о том, как он встретил человека, который однозначно определил его выбор в пользу филологического факультета, а в дальнейшем стал его научным руководителем.

Мне очень нравится этот фрагмент из книги:

Он, улыбаясь, немного беспомощно ждал вопроса.

– А на журналистов у вас учат? – раздался молодой мужской голос.

Это был не мой голос, а, стало быть, это был голос того парня в солнцезащитных очках.

– На журналистов? – переспросил Дарвин. – Нет. На журналистов у нас не учат.

Повисла пауза. (Надо сказать, что тогда в Кемеровском госуниверситете, действительно, не было отделения журналистики, как и факультета психологии, социального, спортивного и других. Теперь есть.)

– Даже не знаю, что тут сказать, – продолжил Дарвин. – Журналистику здесь не изучают. Здесь изучают фундаментальные науки. А науки «журналистика» я не знаю. Наука ли это? Боюсь, мы ничем вам полезны быть не сможем. Вам надо поинтересоваться вашим вопросом в другом месте и, скорее всего, в другом городе. Журналистика?.. – он задумался. – Мне горько вам это говорить, мужчины у нас в дефиците, но, скорее всего, вам не стоит к нам поступать. Мы тут книжки читать будем, а журналисты же сами пишут. Вам нужно туда, где учат писать. А мы тут читаем. Вам это еще и помешать может.

– Как это? – раздался тот же голос, но с вызовом.

– Да, может помешать, – медленно ответил Дарвин. – Вот станете вы тут с нами читать книги, да и засомневаетесь, а надо ли писать самому. А журналисты сомневаться не должны. Им это вредно. Извините.

Вот так‑то. Наверное, я мало книг прочитала, раз все‑таки взялась писать свою! Кстати, остальные истории из этого сборника тоже очень советую.

Твоя мама