Глава 11. Сандра выполнила свое обещание — сводила Залмана и к магаранскому психотерапевту, и к святой старушке

Сандра выполнила свое обещание - сводила Залмана и к магаранскому психотерапевту, и к святой старушке, которая жила в склеенной из картонных коробок лачуге на краю заброшенного огорода на острове Белас. Никакого толку. После этого Сандра надолго пропала. Только однажды позвонила и сказала, что Лидия закончила работу, дневник расшифрован и перепечатан, и она уже начала читать. Голос ее звучал злобно. Залман спросил, отчего она не в духе, а она вместо ответа бросила трубку.

Кажется, это называется - впасть в немилость. Именно так выразилась Ханелина: "Господин Ниртахо, люди говорят, вы впали в немилость?" Залман пожал плечами. Ему было все равно.

Потом Ханелину забрали в психушку, после того как она выскочила ночью на лестничную площадку и стала кричать, что у нее под кроватью сидит кто-то черный, и под шкафом тоже, и под ванной… Она перебудила весь подъезд, и ее увезли на "скорой".

Рассказывали, что свояк Ханелины, водитель трамвая, тоже спятил: когда он находился на маршруте, ему померещилось, что трамвай преследуют мерсмоновы твари - чтобы спастись от них, он погнал на полной скорости и въехал на остановке в другой трамвай. Оба вагона сошли с рельсов и опрокинулись, было много пострадавших, кого-то зашибло насмерть.

А все потому, что Ханелина с родней ездила на южное побережье Танары, когда там случился прорыв из Гиблой зоны. Даже если человек переживет эту жуть, он на всю жизнь останется напуганным. Везет тем, кто еще раньше свихнулся - им Лес по колено! Говоря так, соседи поглядывали на Залмана. Тот не понимал, какой реакции от него ожидают, и на всякий случай вежливо кивал.

В один прекрасный день во дворе появился дворцовый лимузин, и фрейлина сообщила, что Летняя госпожа приглашает господина Ниртахо на базу Клуба Авиаторов на горе Пирог.

В отличие от Рыдающей, невысокий и плоский Пирог находился вдали от береговых стен, и то, что выплескивалось при прорывах из гиблого болота, до его подножия не докатывалось, разве что медузники по ночам досаждали.

Над белым зданием базы реял ало-золотой стяг - это означало, что здесь находится сама Властительница. Залман и его сопровождающая подошли к группе фрейлин и кавалеров, наблюдавших за дельтапланом, который выписывал лихие виражи. Яркий аппарат выглядел необычно, и когда он снизился при очередной фигуре, Залман увидел, в чем дело: позади пилота сидят двое пассажиров, и размах крыла больше, чем у других машин.

Фрейлины ядовито перешептывались о том, что Летняя госпожа изволит катать свою новую фаворитку, которая только что не блюет от такой чести, потому что дико боится высоты, в ней нет ничего особенного, самая настоящая серая мышь, и никто не понимает, чем она приглянулась Летней госпоже…

Наконец тарахтящий, как мотоцикл, дельтаплан сел посреди зеленой лужайки. Пилотом оказалась Сандра, пассажирами - один из придворных и Лидия. Костюм Сандры был расшит галунами, летный шлем украшен драгоценными камнями, все это сверкало в лучах солнца, наполовину утонувшего в розовой облачной перине над западным горизонтом. Жестом приказав свите держаться на расстоянии, она смерила Залмана взглядом и процедила сквозь зубы:

- Сколько грязи ты на меня вылил в своем дневнике!

- Сандра, я не хотел… - от неожиданного обвинения Залман опешил. - Я не знаю, что там написано, все равно извини… Все, что там написано - неправда.

- Да все правда, - она с досадой усмехнулась. - До последнего слова. Я действительно была такая, как ты описал. Когда вся эта история началась, мне было восемь лет, а когда закончилась - одиннадцать, и я была кошмарным ребенком, хуже любого мерсмонова чудища, но ты мог бы изобразить меня поромантичней, как-нибудь приукрасить… Все-таки я была в тебя влюблена! Ладно, обида у меня уже прошла. Ты обязательно должен прокатиться со мной на дельтаплане. Когда лето закончится, мы приедем сюда втроем, и будем летать с утра до вечера, а потом отправимся в турне по всей Кордее, начало осени - прекрасное время для путешествий. Ты будешь за рулем, после твоего подвига во время прорыва на другого шофера я не согласна.

- Ты сказала - втроем? Нас ведь двое…

- Не смогу же я при моем ранге обойтись без секретаря-референта! Пусть я уже не буду Властительницей, я получу пожизненный титул гранд-советника, и мне полагается собственный штат. Но сначала я устрою себе отпуск, это будет потрясающий отпуск, вот увидишь… Залман, самое главное: теперь недолго осталось ждать, когда ты снова станешь самим собой. Есть у меня кое-кто на примете.

- Опять святой психотерапевт, который живет в домике из картонных коробок?

- Ты перепутал, психотерапевт принимал нас в офисе, а в домике была бабушка-отшельница. Этот, о ком я говорю, тоже отшельник, мы к нему завернем во время путешествия. Он наверняка сможет тебя вылечить, с полной гарантией. Идем.

Они пошли к ансамблю белоснежных построек, над которым развевался стяг Летней госпожи, за ними потянулись придворные. Залман бросил взгляд на юг, где виднелась похожая на понуро сидящую собаку Рыдающая гора, а дальше клубился туман над гиблым заболоченным краем. Сандра тоже посмотрела в ту сторону, прищурилась, словно что-то оценивая, и сказала:

- Я приказала разработать защитные костюмы для гражданского населения, на случай большого прорыва. Не такие тяжелые, как доспехи лесной пехоты, но достаточно надежные - от ядовитой слизи, от ножей кесу, от кровососов. Завтра привезут экспериментальные образцы, и все будут их примерять, ты тоже.

- Хорошо, - покорно согласился Залман.

От планов Сандры у него голова пошла кругом. Если она еще чуть-чуть добавит, он вообще перестанет соображать.

Ужин им подали в личные покои Властительницы, сменившей летный комбинезон на платье из вишневого бархата, с парчовым лифом и пышными рукавами. Громоздкий проигрыватель в черном лакированном корпусе, разрисованном райскими птицами, орал так, что они едва слышали друг друга, но Сандра не стала убавлять звук.

- До конца лета осталось всего ничего, - отпив вина, сообщила она хмуро. - Уже вовсю идут состязания между претендентами на Осенний трон. Лидирует Тиберт Вересмар из партии военных радикалов, ближайший соратник Вир Одис, отставной лесной пехотинец. В отставку его выпихнули генералы, для которых он был, как заноза в седалище. Если он победит, Зимней Властительницей вслед за ним, скорее всего, станет пламенная легионерша госпожа Одис. Я имею представление об их программе, они многое переиначат на свой лад. Объявят военное положение, повсюду введут казарменные порядки. Антисоциальными субъектами будут считаться не те, кто бьет и грабит прохожих в темных закоулках, а те, кто не хочет ходить строем. Уж лучше бы Никес, но он Вересмару по всем статьям проигрывает. Залман, я правда ничего не могу поделать. Если я начну любыми честными или нечестными способами противодействовать Вересмару, мне дадут по рукам. Меня уже… скажем так, предупредили. Радикалов поддерживает сильнейшая группировка Высших. Вот, кстати, чего я не понимаю: почему они Вир до сих пор не сделали Высшей, неужели она за столько-то лет не заслужила? - Сандра сцепила унизанные перстнями пальцы и, наклонившись вперед, продолжила: - Вересмар, Вир и компания спекулируют на опасности прорывов, но порождения Гиблой зоны никогда не проникали дальше пятидесятикилометровой полосы, не лезь туда - и все в порядке. А береговой охране надо поменьше пить, тогда лишних жертв не будет. Долгой Земле всегда хватало профессиональной армии, незачем ставить под ружье всех поголовно. У них такие планы, что гражданского населения вообще не останется. Будет элитная армия, просто армия, да еще аутсайдеры - те, кто не сумеет вписаться в эту систему. Вир всю жизнь об этом мечтала - и, похоже, скоро дорвется! Залман, это будет самый жестокий и в то же время самый унылый период в истории Долгой Земли. Ну, ничего… Когда ты опять станешь самим собой, мы с тобой вместе горы своротим.

Она говорила, почти не разжимая губ, и Залман придвинулся ближе, чтобы разобрать ее слова. Со стороны могло показаться, что они любезничают, слушая низкий и страстный, с порочной хрипотцой, голос певицы.

- Не расстраивайся, но я думаю, что вылечить меня невозможно.

- Посмотрим. Ты еще прочитаешь свой дневник - не сейчас, немного позже.

- Я не буду его читать.

- Будешь. Это важно. Многое оказалось не так, как я думала. Помнишь, ты сказал, что Дэнис поступил нехорошо, отдав мне медальон, из-за которого могли казнить?

- Какой медальон?

- Медальон высочайшей защиты. Никакой опасности не было, Дэнис дал мне медальон, полученный от самого Властителя, имеющий законную силу, я ведь была такой сорви-головой - во что угодно могла вляпаться. А я ему даже спасибо не сказала, и теперь уже никогда не скажу.

Протянув руку, Сандра наконец-то убавила хриплую певицу.

- Ладно, пора спать. Имей в виду, завтра утром у нас тренировочный полет втроем - я, ты и Лидия.

- Сандра, зачем? - угнетенно пробормотал Залман.

Он чувствовал: что-то начинает расползаться по швам, и если оно совсем расползется - катастрофы не избежать.

Он и на следующее утро проснулся с дурным предчувствием. После завтрака всем раздали защитные костюмы: куртка и штаны из толстого, в несколько слоев, стеганого материала, высокие сапоги вроде болотных, шлем с прозрачным щитком, как у мотоциклистов. До обеда придворные по приказу Властительницы разгуливали в таком виде, чтобы оценить, насколько эти костюмы удобны. Залмана общая участь тоже не миновала. Сандра заставляла их бегать, приседать, фехтовать на дуэльных мечах и сама подавала пример. Иноземные туристы, высыпавшие из отеля, глазели на это с большим удовольствием.

Залман освоился в костюме за полчаса и все упражнения выполнял запросто. Лидия, которой Сандра уделяла особое внимание, двигалась, как и большинство девушек, неловко, фрейлины жаловались, что костюмы неудобны и сапоги тяжелые.

Только после обеда Сандра разрешила свите переодеться, натянула свой летный комбинезон и позвала Залмана с Лидией кататься на дельтаплане. Свист ветра, металлическая рама подрагивает, мотор оглушительно тарахтит, а внизу - травяные пустоши и развалины Танары, плавно изогнутая серая кайма береговой стены, бескрайний Лес, обезображенный белесым шрамом Гиблой зоны. Чтобы не было крена из-за разницы в весе, с той стороны, где сидела Лидия, раму дельтаплана утяжелили балластом. Покосившись на девушку, Залман заметил, что глаза ее закрыты. Неужели уснула? Наконец Сандра посадила машину.

- Ну, как? - спросила она, когда двигатель умолк.

- Страшно, - открыв глаза, призналась Лидия. - Ничего, я привыкну.

Казалось, они за это время подружились - насколько возможна дружба между Властительницей и тихой застенчивой девушкой.

- Я сверху кое-что заметила, сейчас к нам чертовы гости пожалуют, так что выкинь из головы все лишнее, вспоминай какие-нибудь шлягеры и речевки юных менеджеров.

Залман не понял, почему Сандра так говорит, а Лидия, видимо, поняла, потому что испуганно кивнула. Ободряюще подмигнув ей, Сандра направилась к придворным и техникам.

Гости и правда вскоре пожаловали: пятнистая машина с нарисованными на дверцах факелами, из которой вышли Вир Одис и двое мужчин. Один рослый, с мужественной улыбкой и резко очерченным квадратным подбородком, его фотографии в последнее время часто мелькали в газетах. Другой невысокий, неброской наружности, но его взгляд моментами производил впечатление почти угнетающей силы и энергии. Все они были в форме инструкторов Пламенного Легиона.

Невысокий представил Сандре Тиберта Вересмара, претендента на Осенний трон.

Бронзовое от загара лицо Властительницы разгладилось и стало безмятежно-светским, как на глянцевой фотографии в журнале. Она открыто улыбнулась - словно для того, чтобы продемонстрировать свои жемчужные зубы, ответила что-то любезное и начала рассказывать о защитных костюмах, которыми предполагается снабдить гражданское население Танары. Кандидата в Осенние Властители эта идея восхитила, и он пообещал, в случае своего избрания, поддержать и довести разработку до конца. Потом спросил, нельзя ли ему прокатиться на дельтаплане. Улыбка Сандры стала еще шире: "Отчего же нельзя? Пожалуйста!" - и чуть погодя в воздух взмыли две машины. У Вересмара - оранжево-белое крыло, у Сандры - ало-золотое, она взяла тот дельтаплан, на котором обычно летала в одиночку.

Это было похоже на дуэль. Словно Сандра задалась целью всем показать, что Вересмар как дельтапланерист ей в подметки не годится. Боевые развороты, "горки", пике… Последним трюком они особенно увлеклись, и Вересмар, пытаясь превзойти Летнюю Властительницу, рисковал разбиться, да она и сама подвергалась опасности. Придворные следили за воздушным представлением, затаив дыхание. Лидия сцепила перед грудью тонкие белые пальцы, запрокинула голову и не шевелилась. Вир Одис сурово хмурилась. Напоследок Сандра вошла в такое крутое пике, что зрители ахнули - и второй раз ахнули, когда она из него вышла. Вересмар проделать то же самое не посмел.

Соперники посадили машины, и придворные разразились аплодисментами. У Сандры текла из носа кровь, к ней подскочила фрейлина с кружевным платочком. Вересмар, расстегнув пряжки ремней, подошел и поздравил Властительницу с победой: он восхищен ее отвагой и мастерством, и очень надеется на плодотворное сотрудничество с гранд-советником Янари после наступления осени.

- Вы не сомневаетесь в своей победе? - Сандра улыбнулась. - Однако сегодняшнюю дуэль вы проиграли…

Уверенная улыбка Вересмара на мгновение поблекла.

Прислужницы в шелковых платьях с набивными цветами - у одной ромашки, у другой одуванчики, у третьей анютины глазки - принесли прохладительные напитки и костюм, поскольку кандидат в Осенние Властители очень настойчиво просил показать ему экспериментальный образец.

К Сандре подошел невысокий инструктор пламенных легионеров, приехавший вместе с Вересмаром и Вир Одис, и Залман слышал, как он негромко сказал ей:

- Вы слишком увлекаетесь, моя Летняя госпожа.

- Что за беда, господин Андреас? - улыбнулась Сандра. - Обычное соперничество между уходящим летом и наступающей осенью, разве от нас не ждут именно этого?

- Вы рисковали собственной жизнью, чтобы спровоцировать Вересмара на пике, из которого он не смог бы выйти. Грубая уловка, Властительница. Вы растрачиваете свои силы впустую… так же, как растрачиваете казну на так называемые социальные нужды.

- Ну да, лучше б я отдала эти деньги Пламенному Легиону.

- Это было бы разумней, моя Летняя госпожа.

Господин Андреас слегка поклонился, сделал несколько шагов в сторону - и растаял в воздухе. Придворные словно бы не заметили ни этого чуда, ни того, что он разговаривал с верховной правительницей недопустимым тоном.

- Ты видела? Он исчез! - подойдя к злющей Сандре, прошептал Залман. - Странно, если человек вот так исчезает, правда?

- Это был Высший, - тоже шепотом объяснила Сандра. - Один их тех, кому Мерсмон объявил войну не на жизнь, а на смерть, из-за чего и стал Темным Властителем. Они еще не то умеют. Он пытался прочитать мои мысли, но это невозможно - я еще в детстве запретила кому бы то ни было проникать в мой разум.

- Как запретила? - удивился Залман.

- Категорически. Об этом есть в твоем дневнике.

После исчезновения Высшего обстановка стала более непринужденной. Вересмар надел экспериментальный костюм, взял дуэльный меч и предложил всем желающим тренировочный поединок, один из кавалеров принял вызов. Сандра подозвала Лидию, державшуюся в сторонке от фрейлин.

- Ты последовала моему совету?

- Да, моя Летняя госпожа, у меня уже в голове звенит от менеджерских речевок. Думаю, он меня вообще не заметил.

- Они замечают все, - возразила Сандра.

К ним приближалась Вир Одис, и Сандра шагнула ей навстречу, словно заслоняя собой Залмана и Лидию.

- Прошу прощения, что вмешиваюсь не в свое дело, моя Летняя госпожа, но вы окружаете себя не достойными такой чести людьми.

В отличие от Высшего, Вир разговаривала с Властительницей почтительно, однако в ее интонации было что-то неприятное, старушечье, диссонирующее с обликом этой статной бритоголовой женщины с военной выправкой. Словно Ханелина по секрету рассказывает о том, что соседка с нижнего этажа у себя на кухне развела грязь.

- Объяснитесь, госпожа Одис, - кротко попросила Сандра.

Она была ниже ростом, и крупноватые черты ее лица были не так правильны и красивы, как у Вир Одис, и все же та рядом с ней проигрывала. Сандра походила на сосуд с темным игристым вином, а Вир - на сосуд с горьким лекарством, которое не проглотишь, не поморщившись.

- Еще раз извините, моя Летняя госпожа, но вы напрасно приблизили к себе эту девчонку, - указав на Лидию, все тем же характерным тоном Ханелины произнесла Вир Одис.

- Что вы имеете против моего библиотекаря?

- Ее прошлое, моя Летняя госпожа.

В отдалении на лужайке звенели мечи - это будущий Осенний Властитель демонстрировал придворным свое фехтовальное мастерство.

- То есть?

- Она была в прошлой жизни не тем, за кого себя выдает.

- То есть? - приподняв брови с преувеличенно заинтересованным видом, повторила Сандра.

- Она не по праву пользуется льготой на проезд в общественном транспорте. Она никогда не была активным участником антимерсмонианского движения.

- Тут я всецело полагаюсь на мнение врачей и психологов, которые занимаются проблемой МТ, госпожа Одис. Кроме того, по закону ни один человек не отвечает за свои действия, совершенные в прошлой жизни.

- Кое-какие либеральные законы давно пора пересмотреть, - осуждающую старческую интонацию сменила агрессивная, с нотками скрытого торжества.

- Это что же, часть вашей политической программы? - понимающе хмыкнула Сандра. - Н-да, веселая жизнь ожидает Долгую Землю…

Вир Одис поняла, что невзначай сказанула лишнее. Слегка сузив глаза, она заговорила другим тоном - решительным, полным сдержанного напора:

- Такие, как эта девушка, ненадежны, моя Летняя госпожа, это потенциальные предатели. Долгая Земля находится в состоянии войны, и ей нужны сильные люди - такие, как вы.

- Надо же, вы мне льстите… Только с кем это мы воюем - с примитивными племенами кесу?

- С темными силами, с Гиблой зоной, с Мерсмоном. Вы и сами это знаете.

- Мерсмона заблокировали в Гиблой зоне и превратили в пугало, это не реальная опасность, а всего лишь символ опасности. Ну, устраивает он эти свои прорывы в пятидесятикилометровом радиусе - очень страшно, не спорю, но если у тебя хватит ума до наступления сумерек убраться на шестьдесят километров от берега, тебе уже ничего не грозит. Ушлеп и то наносит нам больше ущерба, чем Мерсмон.

- Материального ущерба, - уточнила Вир. - Подумайте о том, моя Летняя госпожа, что будет, если Мерсмон однажды вырвется на свободу? Зло нельзя окончательно победить, его можно только побеждать раз за разом. Вы видели эту светящуюся слизь, эти черепа на паучьих ножках, эти деревья с внутренностями на ветвях?

- Видела. Довольно-таки по-дурацки все это выглядит.

- Это выглядит страшно, моя Летняя госпожа. Вот против чего мы собираемся вести войну, потому что, если Мерсмон вырвется из Гиблой зоны, такой станет вся Долгая Земля!

- И туристы к нам валом повалят…

- Только встречать их будет некому. Такие, как она, - Вир презрительно мотнула головой в сторону Лидии, - превратятся в зомби, а такие, как я или вы, будут с оружием в руках вести неравную войну.

- Такую уж неравную? В прошлый раз Мерсмон был побежден.

- С большим трудом, и то одержать над ним победу помогла случайность. Вернее, вовремя нанесенный удар по незащищенному месту, который он принял за случайность… - лицо Вир озарила злорадная ухмылка. - Это было устроено со знанием дела! Если б он понял, что это был направленный верной рукой удар, он пришел бы в ярость, и это придало бы ему сил, но его удалось провести.

- Пожалуйста, расскажите подробнее, госпожа Одис. Я ничего об этом не знаю.

- Это был для него хороший удар! Даже злые демоны способны любить, но даже с теми, кто им всего дороже, они будут обращаться отвратительно. В общем, кое-что случилось, как бы самоубийство, - она опять многозначительно ухмыльнулась, - и Мерсмон, не зная всей правды, начал себя обвинять. Можно сказать, что он обрушил свое зло не вовне, а внутрь, на самого себя. А тут еще к нему пришел человек, который те же обвинения высказал вслух, швырнул ему в лицо. Это не было срежессировано теми силами, которые нанесли Мерсмону удар, но произошло своевременно, и этим воспользовались. Парень в общем-то недалекий, что на уме, то и на языке, неуправляемый вдобавок. Слово за слово, у них дошло до драки, и Мерсмон из своего собеседника чуть душу не вышиб. Тот сам напросился, у него никогда не хватало ума понять, что такое субординация. Мерсмону после этой расправы стало не легче, а еще гадостней, тут-то ему и нанесли второй удар - это была уже чистейшая магия. Его сокрушили в тот момент, когда он занимался мысленным самоистязанием. Неизвестно, справились бы с ним или нет, если б он защищался, используя всю свою силу, но его одолели с помощью хорошо просчитанной комбинации, это было умно!

- В общем, интриги, совсем как у моих придворных.

Ирония в голосе Властительницы заставила Вир Одис сменить тон на холодновато-наставительный:

- Я рассказала вам, как Высшие победили зло, угрожавшее всей Долгой Земле. Сейчас это зло сковано и заперто в Гиблой зоне, но если кто-нибудь выпустит его на свободу - неизвестно, что будет… Этого надо бояться. Я надеюсь, моя Летняя госпожа, я не зря все это вам рассказала.

По-военному, на мужской манер, поклонившись Властительнице, она повернулась и пошла к своему товарищу, который беседовал с придворными кавалерами возле машины с факелами на дверцах.

- Спасибо тебе, Вир, - прошептала Сандра. - Господи, какая же ты дура…

Ее глаза цвета темного шоколада блестели так, словно она получила неслыханный подарок.

- Лидия, ты слышала, что она рассказала о Мерсмоне?

- Нет… - тихонько, подавленным голосом отозвалась Лидия. - Простите, моя Летняя госпожа, я не слушала. Я в это время думала о своем прошлом.

- Жаль. Это было интересно.

- А я слушал, - вмешался Залман. - Она ничего не сказала про меня, про поединок и про разрубленный перстень с рубином, в который ты веришь.

Вересмар и Вир Одис опять направились к ним, чтобы попрощаться с Властительницей, как того требовал этикет. Когда автомобиль с эмблемами Пламенного Легиона уехал, служанки в платьях с цветочным рисунком вынесли на лужайку столики и плетеные стулья, расставили фрукты, сладости, вино. Сандра позвала за свой столик Залмана и Лидию. Срок ее правления подходил к концу, и церемониал соблюдался уже не так строго, как раньше. Они сидели втроем в расстегнутых на груди летных комбинезонах, а на площадке между нарядными белыми постройками и оцинкованными ангарами придворные затеяли танцы, к ним присоединились иноземные туристы и авиаторы из Клуба. Квартет музыкантов устроился на открытой террасе отеля - деревянной, недавно покрашенной в белый цвет и уже успевшей облупиться.

- Ты умеешь танцевать? - спросила Властительница у Лидии.

- Нет, - грустно ответила Лидия. - Этому нас в супермаркете не учили.

Залман взял из вазы шоколадную фигурку и повернулся к Сандре:

- Ты прочитала этот дневник, и теперь-то ты понимаешь, что жизнь не похожа на сказку? Там должно быть написано, что у меня с Мерсмоном не было никакого соперничества из-за придуманной Эфры.

- Ну конечно, не было… - согласилась Сандра.

- Вот, наконец-то ты рассуждаешь здраво!

- …ведь Эфра была фиктивной женой Мерсмона. Никакой там безумной любви - это был брак по расчету, сделка двух отпетых циников. Они разыгрывали спектакль перед широкой общественностью, а на самом деле никто никого не ревновал. Мерсмон был крайне заинтересован в ее добровольном сотрудничестве и ни в чем ей не отказывал. По условиям своего контракта Эфра имела право на личную жизнь, и когда у вас началось, Темный Властитель не возражал, лишь бы вы не выставляли эту связь напоказ. Его это очень даже устраивало: он не хотел, чтобы Эфра в него влюбилась, а когда появился ты, эта опасность отпала. И расстались они мирно. Эфра была от тебя беременна, и Мерсмон ее отпустил - его уже загнали в последний раз в Кесуан, и он больше не нуждался в ней, а ты хотел отвезти ее в безопасное место. Вы отправились через Лес к архипелагу, но дальше вам не повезло. Вышло так, что вы попали в норы суслагов с ядовитыми испарениями, ты пытался спасти Эфру, но у нее случился выкидыш, - сейчас Сандра говорила об Эфре с сочувствием, никаких "сучек" и оскорбительных эпитетов. - Поблизости находились Высшие, и ты надеялся, что вам помогут, но они до этого не снизошли. У Вир их наплевательское отношение к неприятностям простых смертных всегда вызывало щенячий восторг! Вы попросили о помощи, и вас послали подальше. Даже Темный Властитель, отпустивший вас домой с припасами и снаряжением, проявил больше гуманности, чем эти вершители судеб мира. Ты все-таки добежал до выхода и вынес Эфру наружу, но к тому моменту она уже умерла у тебя на руках - потеря крови, и сердце не выдержало. Когда ты потом появился в Танхале, ты собирался рассчитаться за нее с Высшими. То-то меня удивляло, что ты говорил "они", а имени Мерсмона вообще не называл. Не было никакой казни.

Сандра продолжала что-то рассказывать, но Залман не слушал. Как будто на небо наползла холодная тень, хотя солнце продолжало ярко светить, и музыканты играли, и придворные танцевали, и в сияющей небесной синеве покачивалось удерживаемое канатами ярко раскрашенное гигантское яйцо.

Все по-прежнему, но исчезла та дремотная безмятежность, к которой Залман привык настолько, что считал ее единственно возможным состоянием. Ему было… больно? Теперь он понимал, что его повторяющийся сон о земляных коридорах не мог закончиться хорошо, потому что оказался правдой, а любое реальное событие имеет только одну концовку, без вариантов.

Стена, отделяющая сновидения от яви, дала трещину, и оттуда тянуло холодом.

"Ты бодрствуешь, когда спишь, а когда просыпаешься - засыпаешь по-настоящему".

От кого он слышал эти слова?