ГЛАВА 28. — Вот в этом и заключается разница между нами, Старк

- Вот в этом и заключается разница между нами, Старк. Ты хочешь с ними ужиться, а я - нет. Так что плевать я на них хотела, - сказала я, чувствуя, как остатки только что пережитого мною страха превращаются в слепое бешенство. - И знаешь что? С этого момента я больше знать тебя не желаю! Ты это видел?

- Что? Пересмешника?

- Нет! Мерзких пауков.

Старк растерянно заморгал.

- Там, на дереве, были пауки? Настоящие?

Я испустила долгий тяжелый вздох.

- Похоже, я уже сама не понимаю, что тут настоящее, а что нет.

Он перевел взгляд на мои руки, и я сейчас заметила, что они не только дрожат, но все еще светятся жаром огня. Глубоко вздохнув, я справилась с дрожью и уже более спокойно сказала:

- Спасибо тебе Огонь. Отпускаю тебя на свободу. Хотя, нет, постой! Сначала ты не мог бы чуть-чуть растопить этот лед?

Я показала светящимися руками на участок обледеневшей дорожки, отделявший меня от крыльца. В тот же миг кончики моих пальцев превратились в игрушечный огнемет, и веселое пламя лизнуло толстый слой льда, превратив его в холодную мокрую слякоть. Ладно, все лучше, чем гололедица!

- Спасибо, Огонь! - крикнула я, и руки мои сразу перестали светиться, а теплый воздух устремился обратно на юг.

Шлепая по хлюпающему холодному месиву, я добралась до Старка.

- Ну, что уставился? - грубо спросила я, заметив, что он не сводите меня глаз. - Я устала балансировать на льду, не хочу грохнуться и сломать себе позвоночник!

- Знаешь, ты и правда крутая, - Старк улыбнулся мне насмешливой улыбкой Плохого Мальчика, и не успела я глазом моргнуть, как он вдруг обнял меня и поцеловал.

Это не был жадный, грубый поцелуй, каким совсем недавно напугал меня Эрик. Поцелуй Старка был больше похож на робкий вопросительный знак, на который я ответила уверенным восклицательным.

Понимаю, что должна была взбеситься. Надо было оттолкнуть его, а не целовать (да еще с таким пылом!). Хотелось бы верить, что моя недостойная (грубо говоря - похотливая) реакция объяснялась стрессом и недавно пережитым страхом, от которого мне хотелось поскорее избавиться, а объятия Старка показались самым близким и доступным избавлением. Короче, я не несу полную ответственность за то, что целовалась со Старком прямо на ступенях манежа.

Но на самом деле это все неправда. Я целовалась со Старком не из-за стресса или страха, не из чувства благодарности и не в поисках спасения. Я целовалась с ним потому, что хотела целоваться. Он мне нравился. Очень нравился. Да, я все еще не знала, что мне с ним делать. Не знала, какое место он займет в моей жизни, особенно если учесть, что я стыдилась обнародовать свои чувства к нему. Страшно было даже подумать о том, как взбесятся мои друзья, когда узнают! Не говоря уже обо всех школьных девчонках-истуканчиках, которые…

Мысль о девчонках, которых Старк кусал - и не только кусал! - произвела эффект ледяного душа. Я мгновенно пришла в себя и положила конец поцелую. Потом с такой силой отпихнула Старка, что он отлетел от двери.

Вихрем влетев в манеж, я виновато огляделась но сторонам и с огромным облегчением поняла, что кроме нас двоих там больше никого нет.

На краю манежа была небольшая пристройка, типа каптерки. Там хранились луки, стрелы, мишени и прочее спортивное снаряжение. Мы со Старком влетели в эту пристройку, и я, захлопнув дверь, отпрянула от него на несколько шагов. Когда ничего не подозревающий Старк многозначительно посмотрел на меня и, улыбнувшись своей особенной сексуальной улыбкой, сделал шаг ко мне навстречу, я выставила вперед руку.

- Нет. Стой, где стоишь, а я останусь тут. Нам нужно поговорить, и лучше сделать это на стоянии.

- Потому, что ты теряешь голову рядом со мной?

- Что ты себе вообразил? Ничего я не теряю и голова всегда при мне! Просто я не девочка-истуканчик, понял?

- Чего?

- Так я называю девчонок, которых ты кусаешь, а потом промываешь им мозги, так что они хором распевают: «Ах, этот милашка Старк! Он такой классный! Ой, держите меня семеро! ». Меня это бесит, понял? Кстати, если ты когда-нибудь попытаешься проделать этот трюк со мной, я призову все пять стихий и так намылю тебе загривок, что мало не покажется. Я серьезно говорю, Старк.

- Я никогда ничего такого с тобой не сделаю, хотя был бы не прочь попробовать тебя на вкус. Честное слово! - Голос его снова стал сексуальным, и он сделал ко мне маленький шажок.

- Нет! Я тебя очень прошу не приближаться.

- Ладно, ладно, как скажешь. Чего ты из трусов выпрыгиваешь?

Я нахмурилась.

- Вот, что, Старк. Ни из каких трусов я не выпрыгиваю. Но неужели ты не замечаешь, что кругом творится? Дом Ночи полностью попал под власть Калоны. Неферет превратилась в нечто похлеще любого демона. Мне и моим друзьям угрожает опасность. У меня голова идет кругом от всего этого, поэтому я просто не могу сеье позволить себе запасть на парня, который нападает девчонок и промывает им мозги!

- Значит, ты на меня запала?

- Да, черт возьми! Послушай, Старк, я не хочу тебе врать. У меня есть парень-вампир и еще один парень - человек, с которым я Запечатлена. Как сказала бы бабушка, моя бальная карточка уже заполнена, мест нет.

- Твоего парня-вампира я беру на себя, - заявил Старк, машинально потянувшись к висевшему у него за спиной луку.

- Черт, нет! Ты не возьмешь его на себя! - теряя терпение, заорала я. - Выброси эту мысль из головы раз и навсегда! Лук - это не ответ на все вопросы, Старк. Это твое последнее средство, и ты не должен использовать его против человека или вампира. Раньше ты об этом знал.

Его лицо окаменело.

- Ты знаешь, что со мной произошло. Я не собираюсь извиняться за то, что стало моей второй натурой.

- Твоей натурой? О чем ты говоришь, Старк? Угрожать убийством - это твоя натура? Или быть бабником и насильником?

- Я - это я! - крикнул Старк и ударил себя кулаком в грудь. - Теперь я такой .

- Выслушай меня внимательно, Старк, потому что я не буду повторять дважды. Пойми ты, наконец! У всех нас есть дурные стороны, и каждый из нас сам выбирает - потакать им или бороться с ними!

- Это не то же самое…

- Заткнись и выслушай меня! - Гнев душил меня, я просто не могла с собой совладать. - Каждый из нас особенный, и для каждого его жизнь - «это не то же самое»! Некоторым приходится бороться лишь со своим желанием проспать первые уроки и не вытаскивать задницу из теплой постели по звонку будильника. Мы с тобой можем им только позавидовать. Перед другими стоят вопросы посложнее - например, ложиться ли в клинику реабилитации и попытаться избавиться от наркозависимости или махнуть рукой и продолжать травить себя. Твоя борьба еще труднее - тебе предстоит сражаться за свою человечность, победить тьму и не превратиться в чудовище. Но у тебя все равно ocтается выбор. И сделать его можешь только ты.

Некоторое время мы просто стояли и смотрели друг на друга. Я не знала, что еще сказать. Я не могла сделать выбор за Старка, и еще вдруг поняла, что не должна больше встречаться с ним тайком. Если он не хочет стать парнем, которым я смогу гордиться перед друзьями, то совершенно неважно, каким чудесным он может быть наедине со мной. И он должен это знать.

- То, что случилось сегодня ночью, больше не повторится. Я так не хочу.

Мой гнев улегся, и голос прозвучал спокойно и грустно.

- Как ты можешь такое говорить, когда только что призналась, что любишь меня?

- В этом все и дело, Старк. Я не смогу быть с тобой, если мне придется скрывать от всех, что мы вместе.

- Это все из-за твоего парня-вампира?

- Это все из-за тебя. Да, с Эриком я тоже должна считаться. Я дорожу им и не хочу причинить ему боль, но было бы глупо остаться с ним и тосковать о тебе или о ком-то еще, например, о моем человеческом парне. Короче, я останусь с тем, кого люблю. И не Эрик мешает мне быть с тобой.

- А я тебе правда небезразличен?

- Правда. Но честное слово, я не буду твоей девушкой, если мне придется стыдиться тебя перед друзьями. Нельзя быть хорошим со мной и плохим со всеми вокруг. Ты такой, каким бываешь большую часть времени. Я вижу, что в тебе и сейчас остается что-то хорошее, но рано или поздно тьма проглотит последние остатки твоей человечности, а я не хочу, чтобы это все происходило на моих глазах.

Он отвел глаза в сторону.

- Я знал, что ты так чувствуешь, но не думал, что мне будет так больно это услышать. Не знаю, смогу ли я сделать правильный выбор. Когда я рядом с тобой, мне кажется, что смогу. Ты такая сильная, такая хорошая.

Я тяжело вздохнула.

- Не такая уж я хорошая. Если бы ты только знал, сколько раз я бывала неправа и сколько ошибок наделала! Самое печальное, что я и сейчас их делаю. Постоянно. А прошлой ночью это ты был сильным, а вовсе не я.

Он снова заглянул мне в глаза.

- Ты хорошая. Я это чувствую. Ты хорошая внутри, в сердце, а это самое главное.

- Надеюсь. Вернее, стараюсь быть такой

- Тогда окажи мне одну услугу, пожалуйста, - выдохнул Старк и, прежде чем я успела его остановить, преодолел несколько разделявших нас шагов. - Ты еще не завершила свое Превращение, но даже Сыны Эреба называют тебя жрицей. - Неожиданно Старк упал передо мной на одно колено и, глядя мне в лицо, прижал к груди сжатый кулак.

- Ч-что ты делаешь?

- Присягаю тебе. На протяжении столетий воители делали так - вверяли себя, свое сердце, тело и душу своей Верховной жрице, давая клятву защищать ее до последней капли крови. Я еще недолетка, но думаю, меня тоже можно считать воителем.

- Я тоже еще недолетка, так что мы с тобой равны. - Голос мой задрожал, и я часто-часто хлопала ресницами, смаргивая слезы.

- Принимаешь мою клятву, госпожа моя?

- Старк, ты хоть понимаешь, что делаешь?

Я знала, что такое клятва воителя. Давая такой обет, воин порой до конца своих дней служил Верховной жрице, потому что разорвать такую клятву зачастую еще сложнее, чем Запечатление.

- Да. Я сделал выбор. Правильный выбор. Я выбрал добро, а не зло, свет, а не тьму. Я выбрал человечность. Ты принимаешь мою клятву, госпожа? - повторил он.

- Да, Старк. Принимаю. Именем Никс я призываю тебя на службу Богине и мне, ибо, служа мне, ты служишь ей.

Воздух вокруг нас замерцал, а затем ниоткуда возникла ослепительная вспышка света. С громким криком Старк рухнул к моим ногам и затих. Я бросилась на колени рядом с ним, схватила за плечи и попыталась перевернуть, чтобы понять, что случилось.

- Старк! Что с тобой? Ты…

С громким радостным воплем он поднял голову и посмотрел на меня. По его щекам лились слезы, но он не утирал их, а только улыбался от счастья. Я заморгала, не сразу сообразив, что вижу перед собой.

Контур полумесяца на лбу Старка полностью заполнился цветом, и с двух сторон от него появились изображения двух стрел, сплошь покрытых странными знаками и символами. На его бледной коже ослепительно сияла алая татуировка.

- Старк! - я протянула руку и бережно коснулась его Метки взрослого вампира - второго красного вампира в истории. - Какая красота!

- Я Превратился, да?

Я закивала и расплакалась, не стыдясь своих слез. А потом снова очутилась в его объятиях, и мы целовались, и наши слезы смешивались, и мы смеялись, плакали и обнимали друг друга.

Громкий звонок, провозгласивший окончание пятой пары, заставил нас отскочить друг от друга. Старк помог мне подняться и, улыбаясь, вытер слезы с моих щек. Реальность прорвала хрупкий кокон моего счастья, и я вспомнила обо всем, что должно следовать за Превращением.

- Старк, когда недолетка Превращается в вампира, он должен пройти особый ритуал.

- Что за ритуал?

- О нем знают только вампиры, - я задумалась, и вдруг меня осенило. - Иди к Дракону Ланкфорду, он тебе все объяснит!

- Это учитель фехтования?

- Да. Он на нашей стороне. Скажи, что я тебя послала. Скажи, что ты воин на моей службе. Он знает, что делать.

- Ладно, я пошел.

- Но постарайся, чтобы никто не видел, что ты Превратился. - Я сама не знала, почему это показалось мне таким важным, но внутренним голос подсказал, что это Превращение нужно держать в тайне. Оглядевшись по сторонам, я нашла бейсболку и натянула ее на голову Старка. Потом сняла с вешалки полотенце и намотала его ему на шею. - Опусти козырек пониже, - попросила я. - Не волнуйся, твой вид никому не покажется странным. Сейчас дождь, снег и все такое. Беги скорее!

- А ты? - спросил Старк.

- Мне надо отсюда выбраться. Дракон и его жена на нашей стороне, и мне кажется, что Ленобия тоже. Так что беги и поскорее возвращайся!

- Зои, ты меня не жди. Выбирайся поскорее и спрячься где-нибудь подальше.

- Я без тебя не уйду!

За мной тут никто не следит, я могу входить и выходить, когда захочу. Не волнуйся, я тебя разыщу. Даже когда тело мое вдали от тебя, мое сердце всегда с тобой. Я ведь твой воитель, не забыла?

Я улыбнулась и дотронулась до его щеки.

- Никогда не забуду. Я твоя Верховная жрица, и ты принес мне клятву верности. Это значит, что я тоже отдала тебе свое сердце.

- Тогда нам обоим лучше беречь себя. Без сердца жить будет непросто. Я пробовал. Это ужасно, - прошептал он.

- Все закончилось, - тихо сказала я.

- И больше не повторится, - согласился он.

Старк поцеловал меня так нежно, что у меня перехватило дыхание. Потом отступил на шаг назад, прижал к сердцу сжатый кулак и церемонно мне поклонился.

- До встречи, моя госпожа.

- Будь осторожен, - попросила я.

- Буду. А если не получится быть осторожным - буду быстрым, - Старк в последний раз улыбнулся мне и выскочил за дверь.

Оставшись одна, я закрыла глаза, прижала к сердцу кулак и склонила голову.

- Никс, - зашептала я. - Я не соврала ему. Я отдала ему свое сердце. Не знаю, что будет дальше, но я прошу тебя сберечь моего воина и благодарю за то, что ты дала ему силы сделать правильный выбор.

После этого Никс не появилась рядом со мной, да я этого и не ждала. Зато почувствовала, как воздух вокруг меня на миг застыл в загадочном молчании, и этого было достаточно. Я знала, что Богиня не оставит Старка.

«Защити его… укрепи его… и, пожалуйста, подскажи, что же мне с ним делать?»

Прозвенел звонок на шестую пару.

- Ладно, Зои! - со вздохом сказала я себе. - Идем-ка отсюда.